Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

THE SITUATION IN THE NORTH WEST FRONTIER PROVINCE (NWFP) OF PAKISTAN AND PAK – AFGHAN RELATIONS (1950–1960)

Panichkin Y.N. 1 Musaev F.A. 1
1 Ryazan Agrotechnological State University P.A. Kostychev
В 1947 г. в результате национально-освободительного движения в Британской Индии возникли два суверенных государства – Индия и Пакистан. Сторонникам единой Индии пришлось согласиться на раздел бывшей колонии на основе принципа религиозного коммунализма. Провинции с преимущественно индусским населением вошли в доминион Индийский Союз (с 1950 г. – Республика Индия), а с преимущественно мусульманским населением – в Пакистан. Серьезные противоречия сложились у Пакистана с Афганистаном, чему были причины, лежавшие в историческом прошлом региона. Камнем преткновения здесь стала Северо-Западная пограничная провинция (СЗПП), которая при разделе бывшей британской колонии вошла в состав Пакистана. Провинция состоит из административных округов и полосы «свободных пуштунских племён». Эти территории были присоединены к Британской Индии в 1893 году по Соглашению между Британской Империей и афганским эмиром Хабибуллой Ханом. Граница между Британской Индией и Афганистаном была установлена вдоль т.н.«Линии Дюранда». После Первой мировой войны в Британской Индии возникло Национальное движение за деколонизацию. В СЗПП в то же время была создана организация «Божьи слуги» (по пуштунски «Худаи хидматгаран»), которая была частью Индийского национального конгресса (ИНК), британские власти называли их «краснорубашечниками». Партией, боровшейся за создание государства индийских мусульман, была Всеиндийская мусульманская лига. Во время деколонизации Индии борьба за федеративную Индию в СЗПП не имела успеха и провинциальное правительство возглавил лидер провинциальной организации Лиги Хан Абдул Кайюм Хан. После этого когрессисты начали борьбу за «Свободный Пуштунистан». Правящие круги Афганистана, желая получить выход к Аравийскому морю, поддержали эту борьбу, но территории восточных пуштунов вошли в состав Пакистана. После этого руководитель пуштунских националистов Хан Абдул Гаффар Хан начал борьбу за объединение всех пуштунских территорий в Пакистане в единую провинцию. Но эта борьба была уже не борьбой сепаратистов. После создания Пакистана афганские правящие круги заявили о непризнании «Линии Дюранда» как границы между Афганистаном и Пакистаном. Афганские власти стали поддерживать движение «За Свободный Пуштунистан» в полосе «свободных пуштунских племён» на территории Пакистана, которую возглавил один из авторитетных руководителей людей племён Факир из Ипи, с середины 30-х гг. боровшийся на территории племён против британского колониализма. Этот факт стал причиной глубоких противоречий между этими двумя странами. Реальной причиной афганского непризнания границы по «Линии Дюранда» было их стремление выйти к Аравийскому морю.
In 1947 as the result of national liberation movement in the British India were created two independent states – India and Pakistan. Supporters of the United India had been agreed for partition of the former colony on the principle of the religious communalism. Provinces with mainly hindus population entered the Dominion Indian Union (from 1950 – The Republic of India) and with mainly muslim population entered Pakistan. Serious contradiction had been arisen between Pakistan and Afghanistan and the reasons of them were in the historical past. The main reason of the contradictions was North West Frontier province (NWFP) which entered Pakistan during the partition of India. It includes administered regions and the Belt of Free tribes. These territories had been entered the British India in 1893 with the Agreement between British Empire and Afghan emir Habibullah Khan. The frontier between British India and Afghanistan was created along «the Durand Line». After the First World War in the British India had been created the National Movement for decolonization. In the NWFP at this time was created the organization «Gods servants» (in Pakhtu – «Khudai Khidmatgaran»), which was a part of the Indian National Congress (INC). The party whish struggled for the state of Indian muslims was The All Indian Muslim League. The British Powers called them «Red Shirts». During the decolonization of India the struggle for federal India had not success in NWFP and the Provincial Government formed the leader of provincial League Khan Abdul Kayum Khan. Congressists of the NWFP had began the struggle for «Free Pakhtunistan». The ruling circles of Afghanistan who wanted to have the way to the Arab Sea supported this struggle but the territories of east pakhtoons were entered the Pakistan. After this the leader of pakhtoon nationalists Khan Abdul Ghaffar Khan had began the struggle for unification of all pakhtoon territories in Pakistan into united province. It was already not separatist struggle. But after the foundation of Pakistan Afghanistan ruling circles stated that now east pakhtoon territories had not be belonged Pakistan. Afghan parliament stated about unacknoledgement of «the Durand Line» as the border between Afghanistan and Pakistan. Afghan powers begun to support movement for “the Free Pakhtunistan in the belt of free pakhtoon tribes at the territory of Pakistan. The leader of this movement was one of the most prestige leaders of tribesmen Fakir from Ipi who from 1930 was fighting against the British colonialism at the Belt of tribes. This fact was the reason of deep contradictions between these countries. The real reason of Afghan unacknoledgment of «the Durand Line» was their aspiration to have the way to Arab Sea.
Pakistan
Afghanistan
Pakhtunistan
Mslim League
Pakhtuns
One Unit
Contradictions
Tribes
the National Movement
the Durand Line
1. Belokrenickij V.Ya., Moskalenko V.N., Shaumyan T.L. Yuzhnaya Aziya v mirovoj politike. M. 2003. 366 р.
2. Belokrenickij V.Ya., Moskalenko V.N. Istoriya Pakistana. XXvek. M. 2008. 568 р.
3. Gankovskij Yu.V., Gordon-Polonskaya L.R. Istoriya Pakistana. M. 1961. 270 c.
4. Korgun V.G. Istoriya Afganistana. XX vek. M. 2004. 526 р.
5. Pleshov O.V. Islam, islamizm i nominal’naya demokratiya v Pakistane.M. 2003. 526 р.
6. Ponomaryov Yu.A. Istoriya Musul’manskoj ligi Pakistana. M. 1982. 301 р.
7. Rajkov A.V. Fakir iz Ipi – borec za svobodu Vaziristana // Vostok. 1995. no. 3. pp. 83–92.
8. Shumov S.A., Andreev A.R. Istoriya Afganistana. Dokumental’noe issledovanie. M. 2002. 236 р.
9. Spain J.W. The Pathan Border Land. Columbia University. 1963 243 р.
10. Afghanistan. Past, Present & Future. Islamabad, Pakistan. 1997. 509 p.
11. Altaf Choudry This Subcontinent. Silhet. Bangladesh. 1975. 80 p.
12. Ayub Khan Mohammad. Speeches and Statements. Karachi. 1960. 163 p.
13. Ayub Khan Mohammad. Pakistan Today. Text of the Adress of the R. Inst. of Intern. Affears. London. Karachi. 1966. 20 p.
14. Ayub Khan Mohammad.Towards a New Political System.Inaugural Speech Karachi. 1966. 20 p.
15. Azmat Hayat Khan. The Durand Line. Its Geo-Strategic Importance. University of Peshawar. Pakistan. 2005. 341 p.
16. Ghaus Abdul Samad The Fall of Afghanistan.New York 1988 507 p.
17. Gupta A.K. Nord West Frontier Province. Legislature and Freedom Struggle. 1937–1947. New Delhi. 1976. 239 p.
18. Mohammad Yousaf & Mark Adkin. The Bear Trap. Afganistan`s Untold Story. Lahore 1992. 243 p.
19. PR.S. Iftikhar Hussain. Some Major Pakhtoon Tribes Along the Pak- Afghan Border. Peshawar. Pakistan. 2005. 308 p.
20. Sumit Chakravartty. Datline Kabul. An Eye- Winess Report on Afghanistan Today. New Delhi. 1983. 104 p.

Обстановка в Северо-Западной пограничной провинции, ныне носящей название Хайбер Пуштунхва, в 1950–1960 гг. оставалась сложной, противоречивой. Противоречия между различными политическими силами провинции носили явно антогонистический характер. Они тайно и явно подогревались политикой правящих кругов соседнего Афганистана, не желавших мириться с тем, что при деколонизации Британской Индии территории восточных пуштунов вошли в состав Пакистана.

Предметом исследования является история международных отношений, тема исследования – отношения между Пакистаном и Афганистаном, метод исследования – сравнительно-исторический.

Цель исследования: изучить обстановку в СЗПП в данный исторический период, борьбу политических сил за власть в провинции, политику правящих кругов Пакистана и Афганистана в связи с движением за «Свободный Пуштунистан» в полосе «свободных пуштунских племён» в СЗПП и пуштунским национальным движением в Пакистане.

Материалы и методы исследования

Материалами исследования являются произведения отечественных и зарубежных авторов, пресса Пакистана и Афганистана, пресса СССР.

Результаты исследования и их обсуждение

В январе 1950 г. Факир из Ипи был провозглашён «Президентом Пуштунистана». Руководящими органами т.н. «Пуштунистана» стали «президент», под руководством которого находилось несколько департаментов, и т.н. «Национальная Ассамблея», состоявшая из южной, центральной и северной секций. В ведении т.н. «президента» находилось небольшое издательство, выпускавшее газету на языке пушту. Он потребовал удаления с пуштунской территории должностных лиц, которых уже направило пакистанское правительство и обратился в ООН с просьбой признать «новое государство». Однако только небольшая часть людей племён и их вождей поддержала провозглашение «независимого Пуштунистана». Большинство же из них предпочло оставаться в составе Пакистана, а уж население административных округов СЗПП явно не воспринимало эту идею.

До конца своих дней (он умер в 1960 г.) Факир продолжал борьбу за «Пуштунистан» [Райков, 1995, с. 83–82]. Политика Афганистана в вопросе «Пуштунистана» не менялась, а обстановка в самом Пакистане и, в частности, в СЗПП менялась и очень сильно. Абдул Кайюм Хан сделал всё, чтобы разгромить Худаи Хидматгар. Когда же это ему удалось, брожение охватило провинциальное отделение Мусульманской лиги. Там наступила анархия. Бывшие противники Абдул Гаффар Хана Заминджан Хан, Арбаб Абдул Гафур, Пир Манки Шериф оставили Мусульманскую лигу. Во время правления Абдул Кайюм Хана (1947–1953 гг.) были достигнуты определённые успехи в экономике. Был открыт Пешаварский университет. Однако его политический режим запятнал себя репрессиями и способствовал развалу политической системы. После того как Арбаб Абдул Гафур и Заминджан Хан присоединились к Абдул Гаффар Хану, Абдул Кайюм Хану пришлось покинуть СЗПП. Но с политической арены он не ушёл. В 1953–1954 гг. он был министром промышленности в центральном правительстве Пакистана, а в 1957 г. стал президентом Мусульманской лиги. После правления М. Айюб Хана Абдул Кайюм Хан вернулся к политической деятельности. В марте 1969 г. он стал организатором и лидером Мусульманской лиги им. М.А. Джинны (с января 1970 г. – Всепакистанская мусульманская лига). В 1972–1977 гг. он был министром внутренних дел Пакистана. Незадолго до падения режима З.А. Бхутто он вышел в отставку.

Во время же его правления в СЗПП политическая обстановка там стремительно развивалась, несмотря на все попытки Абдул Кайюм Хана держать её под контролем. Так, после выхода из Мусульманской лиги видного политического деятеля Пакистана Мауланы Бхашани и создания им оппозиционной «Авами Муслим Лиг» («Народная Мусульманская Лига») в СЗПП возникло отделение этой партии, которое возглавил Пир Сахиб Манки Шериф. В конце 1950 г. был создан «Всепакистанский союз защиты гражданских свобод». Он, как представитель СЗПП, стал его председателем. Наследницей конгрессистов этой провинции стала «Авами Парти» («Народная партия» или «Партия Народа»).

Противоречия же между Пакистаном и Афганистаном продолжали обостряться. 16 октября 1950 г. премьер-министр Пакистана Лиакат Али Хан был убит сторонником партии реакционеров-религиозников «Джамаат-и ислами» афганцем Акбар Ханом [Ганковский, Гордон-Полонская, 1961, с. 128 ].

В апреле 1954 г. в СЗПП на всепартийной конференции оппозиционных партий было принято решение создать «Объединённый Фронт». Его задачей была провозглашена борьба за роспуск непредставительной Законодательной Ассамблеи провинции, сформированной при Абдул Кайюм Хане, и отставку местного правительства Мусульманской лиги. 30 мая 1954 г. центральное правительство сместило правительство «Объединённого Фронта» в Восточном Пакистане. Вслед за этим начались репрессии. В СЗПП был отдан под суд вице-председатель отделения «Авами Лиг» Арбаб Сикандар Халил. Однако репрессии не дали желаемого результата. На выборах в Законодательную Ассамблею в округе Мардан, несмотря на открытую поддержку правительственных чиновников, кандидаты Мусульманской лиги потерпели поражение. Победу одержали представители «Авами Лиг» . что явилось, как указал глава провинциального филиала этой партии Пир Манки Шериф, выражением недоверия местному правительству – правительству Мусульманской лиги. Национальное движение пуштунов усилилось. Весной 1954 г. Абдул Гаффар Хан выступил с проектом создания провинции «Пуштунистан», включающей все территории западной части страны,населённые пуштунами [Ганковский, Гордон-Полонская, 1961, с. 128].

Обстановка в Пакистане менялась, а отношение афганских правящих кругов к т.н. «проблеме Пуштунистана» продолжало оставаться прежним. В декабре 1954 г. тогдашний вице-президент США Р. Никсон посетил с двухдневным визитом Кабул. Во время переговоров с руководством Афганистана он обещал оказать стране экономическую помощь, но настаивал на том,, чтобы Афганистан снял свои требования в вопросе о «Пуштунистане». Никсон считал эти требования безосновательными и наносящими ущерб отношениям Афганистана с Пакистаном. Однако афганские правящие круги выразили разочарование, как они считали, непониманием американцами столь важного фактора их внешней политики. Подписание в том же году договора между США и Пакистаном об оказании военной помощи Пакистану правительство Афганистана расценило как угрозу миру и безопасности в регионе. Активизация военно-политических усилий США и Великобритании, поддержка этими странами позиции Пакистана относительно вопроса о «Пуштунистане» вызвало негативную реакцию афганских правящих кругов. Летом 1954 г. правительство М. Дауда объявило о прекращении действия англо-афганского договора 1921 года. Летом того же года состоялась джирга (собрание) представителей части пуштунских племён, проживающих по обе стороны границы. Была выражена полная поддержка афганскому правительству. При этом оно вновь подтвердило свою готовность решать «проблему Пуштунистана» мирным путём [Коргун, 2004, с. 306–307].

Напряжённые отношения между двумя странами ещё более усилились после того, как правительство Пакистана решило претворить в жизнь план создания единой провинции (one unit) Западный Пакистан. 22 ноября 1954 г. премьер-министр Пакистана Мухаммад Али в своей речи по радио заявил о решении провести в жизнь план объединения всех провинций западной части страны в единую провинцию. Главный министр СЗПП Сардар Абдур Рашид приветствовал это решение. 27 марта 1955 г., несмотря на активное сопротивление политических сил, создавших фронт противодействия объединению и поддержанных рядом провинциальных организаций Мусульманской лиги (Белуджистанской и СЗПП) указом генерал-губернатора Гулам Мухаммада была создана провинция Западный Пакистан. Ранее созданные провинции распускались и вместо них новая провинция (one unit) была разделена на области (divisions). Центром провинции стал город Лахор, а главой правительства – бывший конгрессист брат Абдул Гаффар Хана Хан Сахиб, занимавший, в отличие от него, менее радикальные позиции и быстро встроившийся в политическую систему Пакистана (в 1958 г. в Лахоре он пал жертвой политическго убийства) [Пономарёв, 1982, с. 207].Правительство Афганистана выступило в связи с такой реорганизацией с официальным протестом, во многих городах прошли митинги и демонстрации против действий властей Пакистана. При этом им было выдвинуто обвинение в стремлении подавить национальное движение пуштунов. Ответная реакция правительства Пакистана не заставила себя долго ждать. В мае 1955 г. были приостановлены политические и торговые отношения с Афганистаном, закрыты все афганские консульства и торгпредства, запрещён транзит товаров для Афганистана через территорию Пакистана. Пакистанское правительство потребовало от правительства Афганистана прекращения поддержки пуштунского национального движения. По существу, Пакистаном была предпринята экономическая блокада Афганистана, что заставило последний обратиться за помощью в транзите товаров к СССР. И хотя при посредничестве Египта, Саудовской Аравии, Ирана и Турции Пакистан вскоре снял все ограничения на внешнеторговые операции Афганистана, отношения между двумя странами не улучшились. В ноябре 1955 г. состоялось заседание высшего органа власти Афганистана – Лоя Джирги – обсуждавшей вопрос сформирования в Пакистане провинции Западный Пакистан, последствия этого факта для зарубежных пуштунов. Она единогласно одобрила курс афганского правительства в вопросе «Пуштунистана» и потребовала от пакистанских властей предоставления пуштунам права на самоопределение [Коргун, 2004, с. 308].

В декабре 1955 г. состоялся визит в Афганистан Первого секретаря Президиума ЦК КПСС Н.С. Хрущёва и Председателя Совета министров СССР Н.А. Булганина. На переговорах с афганским руководством решались вопросы советско-афганских отношений. При этом советские руководители поддержали позицию Афганистана по вопросу о «Пуштунистане».

Пакистано-афганский конфликт был урегулирован, но отношения между странами снова не улучшились. По настоянию Пакистана блок СЕАТО в 1956 г. признал «Линию Дюранда» в качестве границы между Пакистаном и Афганистаном, что было болезненно воспринято в Кабуле. Приход к власти в 1958 г. генерала Мухаммада Айюб Хана ещё более осложнил отношения между соседями. Визит министра иностранных дел Мухаммада Наима в Пакистан улучшений не принёс. Правительство Пакистана заняло ещё более жёсткую позицию в отношении «Пуштунистана». В течение всей второй половины 50-х гг. на границе между двумя странами в районе Баджаура не прекращались вооружённые столкновения, временами с использованием пакистанской стороной авиации [Коргун, 2004, с. 308]. Правящие круги Пакистана стремились в любых контактах с афганским руководством избежать обсуждения вопроса о «Пуштунистане». Для решения общих вопросов они призывали к «исламскому братству», к «мусульманской солидарности». В целом можно отметить, что в региональной внешней политике Пакистана в 1954–1962 гг. наиболее видное место занимало афганское направление [Белокреницкий, Москаленко, Шаумян, 2003, с. 86]. Став президентом, М. Айюб Хан предупредил афганское правительство, что его требование «Пуштунистана» будет ему дорого стоить, если оно будет в этом упорствовать. Но это только усилило пропаганду и агитацию со стороны Афганистана в полосе племён [Spain, 1963, p. 101–103].

В августе 1961 г. Пакистан закрыл свои консульства в Джелалабаде и Кандагаре и потребовал закрытия афганских консульств и торговых представительств в Пакистане. В ответ Кабул заморозил свои дипломатические отношения с Пакистаном и закрыл границу, что заставило его самого использовать транзит товаров через СССР и Иран и также создало проблему с сезонной миграцией кочевников через «Линию Дюранда». Пакистан заявил, что разрешит миграцию при наличии у кочевников заграничного паспорта и пакистанской визы [Ghaus, 1988, p. 89]. Афганскому правительству пришлось размещать их в тёплых районах на юге и востоке страны [Коргун, 2004, с. 310–323]. Попытки примирить обе стороны, предпринятые в октябре 1961 г. президентом США Дж. Кеннеди и весной 1962 г. шахом Ирана Мухаммадом Реза Пехлеви, окончились неудачей, т.к. обе стороны заняли бескомпромиссные позиции [Коргун, 2004, с. 310–323].

Несмотря на поддержку СССР в вопросе «Пуштунистана», Афганистану не удалось достичь какого-либо в этом отношении прогресса. Становилось очевидным, что проблема «Пуштунистана» «перегрелась» и необходимо возобновить дипломатические отношения, открыть границу, разработать новый курс в отношениях с Пакистаном, что и явилось одной из причин ухода Мухаммада Дауда в отставку с поста премьер-министра в мае 1963 г. [Коргун, 2004, с. 310–323 ].

Результаты данного исследования могут быть применены студентами исторических факультетов вузов при изучении истории стран Азии и Африки в Новейшее время.

Выводы

Подводя итог, можно отметить, что акцент в вопросе «Пуштунистана» со стороны правящих кругов Афганистана в отношениях с Пакистаном был их грубейшей политической ошибкой. Согласно всем международным обычаям и законам это явилось ни чем иным, как вмешательством во внутренние дела суверенного Пакистана. Можно, конечно, посочувствовать афганцам в том, что народ пуштунов оказался разделённым, но это сложилось исторически. И, конечно же, пуштуны Пакистана, численность которых не уступает численности пуштунского населения Афганистане, а по ряду данных превышает её, в своём большинстве не хотели вступать в конфликт. Одно дело бороться против британского колониализма, опасаться быть присоединёнными к Индии из-за боязни оказаться в положении ниже низшей касты, бороться за автономию СЗПП в составе Пакистана, а другое дело выступать против того государства, за создание которого и присоединение к которому они сами же голосовали. Создание единой провинции Западный Пакистан и ликвидация провинций, ранее созданных по этно-лингвистическому принципу, явилось ошибкой, которую пришлось исправлять после ухода М. Айюб Хана от власти. СЗПП, как и другие провинции, была восстановлена. Однако афганским правящим кругам надо было смотреть вперёд, а не назад. Будь у них добрососедские отношения с Пакистаном, от этого их страна только бы выиграла. Что же касается политики руководителей Пакистана в этом вопросе, то она была вполне обоснована. С точки зрения Пакистана борьба за независимый «Пуштунистан» являлась только лишь проявлением сепаратизма, стремлением к расколу страны, а вмешательство Афганистана в эту борьбу, поддержка её, сепаратистская и антипакистанская агитация (тем более, на его территории) являлись ни чем иным, как вмешательством в его внутренние дела, что и вызвало со стороны Пакистана адекватную реакцию.

Рецензенты:

Минаев А.И., д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории «Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина», г. Рязань;

Эрлихсон И.М., д.и.н., доцент кафедры всеобщей истории «Рязанский государственный университет им. С.А. Есенина», г. Рязань.

Работа поступила в редакцию 11.03.2013.