Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

PHARMACOLOGICAL CORRECTION OF METABOLIC DISTURBANCES AT THE IDIOPATHIC HYPERTENSIA

Gavriljuk E.V. 1 Suslova J.I. 1 Bystrova N.A. 1 Mihin V.P. 1 Garkovaya E.G. 2
1 Kursk State Medical University
2 National Aviation University
Метаболические нарушения являются причиной развития иммунных нарушений, приводящих к еще большим сдвигам в антиоксидантной системе защиты организма. В настоящее время в лечении пациентов с гипертонической болезнью требуется использование дополнительных средств фармакокоррекции, направленных не только на нивелирование метаболических расстройств, но и иммунных нарушений. Целью исследования явилось определение характера нарушений метаболического статуса у пациентов с эссенциальной артериальной гипертензией и оценка эффективности использования мексикора и галавита. В работе представлены данные об изменениях показателей метаболического статуса на системном уровне у пациентов с эссенциальной артериальной гипертензией. Установлена недостаточность коррекции нарушений стандартной терапией метаболических нарушений в крови у пациентов с эссенциальной артериальной гипертензией. Определена необходимость включения в стандартную терапию пациентов с эссенциальной артериальной гипертензией мексикора и галавита.
Metabolic disturbances are at the bottom of development of the immune disturbances leading to disturbances to antioxidatic system of protection of an organism. Now in treatment of patients with an idiopathic hypertensia use of additional agents pharmacological correction referred not only on depression of metabolic disorders, but also immune disturbances is required. A research objective was definition of character of disturbances of the metabolic status at patients with an essential arterial hypertensia and an estimation of antioxidatic efficiency of use of mexicor and galavit. In work the data about changes of indicators of the metabolic status at system level at patients with an essential arterial hypertensia is presented. Insufficiency of correction of disturbances by standard therapy of metabolic disturbances in a blood at patients with an essential arterial hypertensia is established. Necessity including in standard therapy of patients with an essential arterial hypertensia by mexicor and galavit is defined.
essential arterial hypertensia
the metabolic status
mexicor
galavit
erythrocytes
1. Gavriljuk V.P., Konoplja A.I., Kostin S.V. Narushenija immunnogo statusa i perekisnogo okislenija lipidov pri razlitom appendikuljarnom peritonite u detej. Kurskij nauchno-prakticheskij vestnik «Chelovek i ego zdorove», 2010, no. 1, pp. 34–39.
2. Gavriljuk E.V., Konoplja A.I., Mihin V.P. Immunnye i oksidantnye narushenija u bolnyh ostrym infarktom miokarda i ih korrekcija meksikorom. Kurskij nauchno-prakticheskij vestnik «Chelovek i ego zdorove», 2008, no. 4, pp. 54–60.
3. Borodulin V.B., Shevchenko O.V., Bychkov E.N. i dr. Znachenie geneticheskih mutacij v razvitii metabolicheskih narushenij u pacientov s arterialnoj gipertenziej. Saratovskij nauchno-medicinskij zhurnal, 2012, Vol. 8, no. 3, pp. 751–756.
4. Mansimova O.V., Gavriljuk E.V., Mihin V.P., Konoplja E.N. Immunnye i oksidantnye narushenija i izmenenija strukturno-funkcionalnyh svojstv jeritrocitov u bolnyh s ostrym koronarnym sindromom. Kurskij nauchno-prakticheskij vestnik «Chelovek i ego zdorove», 2011, no. 4, pp. 130–135.
5. Pjohova K.A., Mihin V.P., Gavriljuk E.V., Konoplja A.I. Immunometabolicheskie narushenija pri gipertonicheskoj bolezni razlichnoj stepeni tjazhesti. Vestnik novyh medicinskih tehnologij. 2012, vol. XIX, no. 1, pp. 172–173.
6. Budjakov S.V., Konoplja, A.I., Gavriljuk V. P. i dr. Ispolzovanie immunomoduljatorov v kompleksnom lechenii vospalitelnyh zabolevanij verhnecheljustnyh pazuh. Immunologija, 2009, no. 4, pp. 213–217.
7. Konoplja A.I., Seregin S.P., Shestakov S.G., Shatohin M.N. Ispolzovanie polioksidonija v kompleksnom lechenii hronicheskogo prostatita. Immunologija, 2002, no 6, рp. 382.
8. Drozdova G.A., Rumjanceva E.G., Miheev M.S., Mustjaca V.F. Klinicheskie pokazateli i belkovyj spektr krovi pri arterialnoj vazorenalnoj gipertenzii v jeksperimente. Vestnik Rossijskogo universiteta druzhby narodov. Serija: Medicina, 2003, no. 2, pp. 12–18.
9. Teodorovich O.V., Shatohin M.N., Konoplja A.I. i dr. Korrekcija mestnyh immunometabolicheskih narushenij pri adenome predstatel’noj zhelezy v sochetanii s hronicheskim prostatitom. Urologija, 2010, no. 5, pp. 22–26.
10. Lakin G.F. Biometrija. Moscow, Vysshaja shkola, 1980. 243 p.
11. Loktionov A.L., Konoplja A.I., Nazarenko D.P., Pehov D.A. Primenenie immunokorrektorov v kompleksnoj terapii ostrogo pankreatita. Vestnik novyh medicinskih tehnologij, 2007. T. XIV, no. 2, pp. 50–52.
12. Rujatkina L.A., Bondareva Z.G., Antonov A.R. Okislitelnyj metabolizm polimorfnojadernyh lejkocitov pri formirovanii serdechno-sosudistogo metabolicheskogo sindroma u muzhchin. Rossijskij kardiologicheskij zhurnal, 2005, no. 4, pp. 36–41.
13. Terentev V.P., Bagmet A.D., Lukjanchikov M.K. Izmenenija metabolizma oksida azota u bolnyh arterialnoj gipertenziej i saharnym diabetom, Sovremennye naukoemkie tehnologii, 2006, no. 2, pp. 98–99.
14. Shabalin A.R., Shatohina E.A., Konoplja A.I. Vlijanie kompleksnoj terapii na pokazateli immunnogo statusa i kliniku urogenital’nogo gerpesa. Vestnik dermatologii i venerologii, 2004, no. 2, рp. 42.
15. Pjohova K.A., Bystrova N.A., Suslova E.V. Gavriljuk Jeffektivnost standartnoj farmakoterapii v uslovijah gipertonicheskoj bolezni razlichnoj stepeni tjazhesti. Sovremennye problemy nauki i obrazovanija, 2012, no. 6, pp. 241–241.

Изучение генетических полиморфизмов открывает большие перспективы в более глубоком понимании механизмов возникновения и прогрессирования эссенциальной артериальной гипертензии (ЭАГ) [3]. К патофизиологическим факторам развития ЭАГ принадлежат: гиперактивность симпатоадреналовой системы в ответ на физический и эмоциональный стресс, гиперсекреция гуморальных медиаторов, которые задерживают экскрецию ионов натрия; длительное повышенное потребление соли, увеличение активности ренин-агиотензин-альдостероновой системы; дефект синтеза вазодилататоров; изменение функционирования калликреин-кининовой системы, нарушение функции резистивных артерий мышечного типа и фильтрационной функции почек, сахарный диабет, резистентность к инсулину и ожирение [3, 12]. Единение патогенеза ЭАГ, сахарного диабета, атеросклероза, ожирения и метаболического синдрома станет более ясным, если к биохимическим параметрам данных состояний добавить молекулярно-генетические маркеры основных метаболических процессов и изучить их в комплексе [13].

Кардиоваскулярные и метаболические расстройства объединены в метаболический синдром на основе их общего проявления. Исследования последних лет свидетельствуют, что метаболический синдром является прогрессирующим состоянием, поскольку суммирование основных компонентов кластера приводит к нарастанию базальной и постнагрузочной гиперинсулинемии с изменением структуры инсулинового ответа [3, 5, 8, 12]. Срыв компенсаторных возможностей поджелудочной железы определяет появление гипергликемии, завершающей формирование «полной» клинической картины метаболического синдрома. Доказана тесная связь гиперинсулинемии с инициированием и ускорением атерогенеза [3, 13, 15].

Высокая атерогенность метаболического синдрома акцентирует принципиальную роль механизмов повреждения эндотелия, определяющих дестабилизацию атеросклеротической бляшки. К ключевым механизмам оксидативного стресса, приводящим к дисфункции эндотелия, относится активация окислительного метаболизма полиморфноядерных лейкоцитов как одного из главных источников реактивных метаболитов кислорода в сосудистом русле [4, 5].

Кроме этого, нельзя забывать, что метаболические нарушения являются причиной развития иммунных нарушений, приводящих к еще большим сдвигам в антиоксидантной системе защиты организма [1, 2, 6, 7]. Все вышеизложенное требует использования в лечении пациентов с ЭАГ дополнительных средств фармакоррекции, направленных не только на нивелирование метаболических расстройств, но и иммунных нарушений [6, 7, 9, 11, 14].

Цель исследования ‒ олпределение характера нарушений метаболического статуса на системном уровне у пациентов с ЭАГ и оценка эффективности использования мексикора и галавита.

Материал и методы исследования

На базе ОБУЗ «Курская городская клиническая больница скорой медицинской помощи» под постоянным наблюдением находилось 62 пациента с верифицированным, согласно рекомендациям ВОЗ/МОГ (1999), диагнозом гипертоническая болезнь II стадии, основанном на данных комплекса клинико-инструментальных методов обследования. Ведущим критерием включения в исследование больных ЭАГ было наличие у них стойкой ночной гипертензии и «non-dipper» типа суточной кривой по результатам двойного суточного мониторирования артериального давления для исключения влияния случайных факторов на профиль артериального давления. Все больные находились на безнитратной диете.

Группу контроля составили 18 здоровых доноров (8 женщин и 10 мужчин), средний возраст которых составил 39,3 ± 2,5 лет. Критерии включения пациентов в исследование: мужчины и женщины в возрасте 30–50 лет; эссенциальная артериальная гипертензия II стадии с анамнезом заболевания 5 лет и более.

Лабораторные методы исследования крови проводились по общепринятым методикам при поступлении больных в стационар и при выписке. При оценке гемограмм за основу брались физиологические нормы, соответствующие международной системе единиц (СИ) в клинических исследованиях. Выраженность перекисного окисления липидов в крови оценивали по содержанию малонового диальдегида (МДА) и ацилгидроперекисей (АГП). Кроме этого, определяли активность каталазы (Кат), супероксиддисмутазы (СОД) и общую антиокислительную активность (ОАА) сыворотки крови. В плазме крови определяли уровень стабильных метаболитов оксида азота (СМNO), α2-макроглобулина (α2-МГ), α1-антитрипсина (α1-АТ), С-реактивного белка (СРБ) и церулоплазмина (ЦП). Внутри эритроцитов определяли концентрацию МДА, АГП, СМNO, активность Кат, СОД и ОАА.

Всем пациентам проводилась стандартная терапия, включающая иАПФ (эналаприл) и диуретик (гидрохлоротиазид), тогда как 15 пациентов дополнительно получали мексикор (400 мг/сут внутрь 1 мес.), а 17 больных – мексикор и галавит (75 мг/сут подъязычно 10 дней).

Статистическую обработку результатов исследования проводили, используя непараметрические методы [10].

Результаты исследования и их обсуждение

У пациентов с ЭАГ на момент поступления в стационар в плазме крови выявлено повышение концентрации продуктов перекисного окисления липидов (МДА и АГП), СМNO, СРБ, ингибиторов протеаз (α1-АТ и α2-МГ), снижение концентрации ЦП и факторов антиоксидантной защиты (ОАА, СОД, каталаза) (табл. 1).

Использование стандартного комплексного лечения у данной категории пациентов позволило к моменту выписки из стационара нормализовать концентрацию ЦП, СРБ, корригировать, но не до уровня нормы, уровень МДА, α2-МГ и активность каталазы, повысить концентрацию α1-АТ и активность СОД (табл. 1).

Применение дополнительно у пациентов с ЭАГ мексикора дополнительно нормализует концентрацию продуктов перекисного окисления липидов, повышает активность каталазы, ОАА, концентрацию ЦП и снижает уровень антипротеаз (табл. 1).

Назначение больным ЭАГ дополнительно к стандартной фармакотерапии мексикора и галавита позволило, в отличие от предыдущих групп больных, нормализовать активность каталазы, ОАА сыворотки крови, стабильных метаболитов NO, α2-МГ и α1-АТ (табл. 1).

При поступлении в клинику у пациентов с ЭАГ внутри эритроцитов выявлено повышение концентрации МДА, АГП, активности СОД и снижение ОАА и уровня СМNO (табл. 2).

У данной категории пациентов после использования комплексного стандартного лечения к моменту выписки из стационара внутри эритроцитов нормализовалась ОАА, концентрация АГП, снижалось содержание стабильных метаболитов оксида азота (табл. 2).

Применение дополнительно у пациентов с ЭАГ мексикора по сравнению со стандартной фармакотерапией снижает активность СОД и концентрацию МДА, но не до уровня нормы, тогда как назначение больным ЭАГ мексикора и галавита позволило нормализовать активность СОД и повысить концентрацию СМNO (табл. 2).

Таблица 1

Метаболический статус на системном уровне у пациентов с эссенциальной артериальной гипертензией на фоне проводимого лечения (M ± m)

Показатели

1

2

3

4

5

Здоровые

Пациенты с ЭАГ

До лечения

Стандартное лечение

Стандартное лечение + мексикор

Стандартное лечение + мексикор + галавит

МДА, мкмоль/л

3,1 ± 0,22

5,9 ± 0,22*1

4,5 ± 0,26*1,2

2,8 ± 0,21*2,3

3,06 ± 0,22*2,3

АГП, усл. ед.

0,25 ± 0,03

0,51 ± 0,04*1

0,45 ± 0,07*1

0,23 ± 0,03*2,3

0,24 ± 0,07*2,3

Каталаза, мккат/л

18,9 ± 1,01

12,7 ± 0,58*1

13,5 ± 0,48*1,2

15,8 ± 0,75*1-3

19,6 ± 2,05*2-4

СОД, усл. ед.

16,98нтки ± 0,3

14,2 ± 0,51*1

17,3 ± 1,2*1,2

18,0 ± 0,58*2

17,4 ± 1,7*2

ОАА, %

40,3 ± 0,78

32,8 ± 0,61*1

33,6 ± 0,5*1

37,1 ± 0,75*1-3

41,2 ± 0,54*2-4

Церулоплазмин, мг/дл

27,3 ± 1,83

18,2 ± 0,87*1

33,3 ± 2,08*2

40,3 ± 3,91*1-3

31,8 ± 4,2*1,2,4

СМNO, мкмоль/л

2,7 ± 0,19

3,5 ± 0,27*1

3,8 ± 0,15*1

3,3 ± 0,34*1,2

2,8 ± 0,17*2-4

α1-АТ, г/л

1,2 ± 0,12

1,5 ± 0,06*1

2,2 ± 0,12*1,2

1,8 ± 0,1*1-3

1,3 ± 0,1*2-4

α2-МГ, г/л

1,9 ± 0,13

2,3 ± 0,16*1

1,6 ± 0,11*1,2

1,3 ± 0,12*1-3

2,0 ± 0,09*3,4

СРБ, мг/дл

2,3 ± 0,12

5,9 ± 0,36*1

2,0 ± 0,16*2

2,1 ± 0,17*2

2,2 ± 0,24*2

Примечание: здесь и далее (табл. 2–4) звездочкой отмечены достоверные отличия средних арифметических (p < 0,05); цифры рядом со звездочкой – по отношению к показателям какой группы даны эти различия.

Таблица 2

Метаболический статус внутри эритроцитов у пациентов с эссенциальной артериальной гипертензией на фоне проводимого лечения (M ± m)

Показатели

1

2

3

4

5

Здоровые

Пациенты с ЭАГ

До лечения

Стандартное лечение

Стандартное лечение + мексикор

Стандартное лечение + мексикор + галавит

МДА, мкмоль/л

0,6 ± 0,05

1,6 ± 0,1*1

1,0 ± 0,09*1,2

0,8 ± 0,1*1-3

0,8 ± 0,09*1-3

АГП, усл. ед.

0,11 ± 0,03

0,31 ± 0,04*1

0,14 ± 0,01*2

0,15 ± 0,02*2

0,17 ± 0,08*2

ОАА, %

28,0 ± 1,1

22,1 ± 0,7*1

26,0 ± 1,1*2

25,3 ± 1,6*2

26,7 ± 1,8*2

СОД, усл. ед.

18,6 ± 1,7

29,6 ± 1,7*1

28,0 ± 1,1*1

24,0 ± 1,1*1-3

19,5 ± 1,1*2-4

Кат, мккат/л

24,0 ± 2,4

22,0 ± 1,06

23,6 ± 2,4

22,6 ± 1,7

25,8 ± 2,6

СМNO, мкмоль/л

6,0 ± 0,3

5,1 ± 0,4*1

2,4 ± 0,1*1,2

2,1 ± 0,1*1,2

4,0 ± 0,1*1-4

Заключение

Таким образом, у больных ЭАГ в плазме крови и внутри эритроцитов выявлены изменения в метаболическом статусе, что в свою очередь, безусловно, сказывается и на функциональной активности клеток органов и тканей. Но при этом есть некоторые различия: так у пациентов с ЭАГ в плазме крови при поступлении в клинику выявлено повышение уровня стабильных метаболитов оксида азота, тогда как внутри эритроцитов концентрация их ниже контрольных значений, что свидетельствует об усилении образования оксида азота за счет гибели клеток эндотелия [3, 5, 12].

Повышенная концентрация продуктов перекисного окисления липидов, снижение активности каталазы и повышение уровня протеолитических ферментов в плазме крови свидетельствует об активации гранулоцитов. При этом одной из главных мишеней для полиморфноядерных лейкоцитов является эндотелий сосудов. Активированные гранулоциты участвуют в ангиогенезе через механизм прилипания к эндотелию посредством селектинов, исходным материалом для синтеза которых является арахидоновая кислота [3, 12]. Принимая во внимание полученные нами данные, можно предположить, что в ремоделировании сосудов при ЭАГ участвуют многие механизмы, но в первую очередь метаболические нарушения [13].

Рецензенты:

Снимщикова И.А., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой иммунологии и специализированных клинических дисциплин, ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет», г. Орел;

Афанасьев Ю.И., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой внутренних болезней № 1, ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород.

Работа поступила в редакцию 09.10.2013.