Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

THE XIX – EARLY XX CENTURY EVOLUTION OF SCIENTIFIC VIEWS ON CAUSES OF THE NATURAL TREELESSNESS OF STEPPES

Grosheva О.А. 1
1 Institute of Steppe of the Urals Branch of RAS
Исследована история развития научных взглядов на причины естественного безлесья степей в трудах отечественных ученых. Проанализированы основные идеи сторонников теории вторичного безлесья степей, а также геоморфологической, геоботанической, климатической и ландшафтоведческой теорий. Отмечено, что в начале XIX века среди ученых явно преобладал взгляд на естественное безлесье степей как вторичное явление. Впервые на вторичный характер естественного безлесья степей указал П.С. Паллас. Формирование в конце XIX столетия географической школы В.В. Докучаева приводит к активизации исследований степной зоны. Именно для этого времени характерны длительные научные дискуссии и появление новых теорий о причинах естественного безлесья степей, природном и антропогенном соотношении между лесом и степью, наличии переходной полосы, стимулировавшие развитие отечественной ботаники и почвоведения. В разработке этих вопросов участвовали многие выдающиеся исследователи степной зоны: В.В. Докучаев, А.Н. Краснов, Г.И. Танфильев, Г.Н. Высоцкий и другие.
The development history of the scientific view on the causes of natural treelessness of steppes is studied throughout works by domestic scientists. The main ideas by adherents of the secondary treelessness theory, as well as by adherents of geomorphologic, geobotanic, climatic and landscape theories are analysed. The evident prevalence of secondary treelessness of steppes idea amid early XIX century scientists is noted. The secondary nature of the observed treelessness of steppes is for the first time noted by P.S. Pallas. The forming of the V.V. Dokuchaev’s geographical school of thought in the late XIX century activates researches into the steppe zone. It is just the period that is characterized by long term scientific discussions and by new theories on causes of natural treelessness of steppes, on natural and anthropogenic proportion of forest and steppe, on transition belt, which inspired domestic botany and soil science. These issues are developed with participation by many of outstanding steppe zone researchers: V.V. Dokuchaev, A.N. Krasnov, G.I. Tanfiliev, G.N. Vysotskiy, ets.
natural treelessness of steppes
scientific theory
ecological crisis
steppe nature use optimization
1. Alekhin V.V. Central Chernozem steppe. Voronezh: publishing house of the «Commune», 1934. 96 p.
2. Beketov A.N. The climate of European Russia. Russian journal. 1859. XIX, no. 3, Vol. 4. pp. 375–403; 674–690.
3. Veselovsky K.S. About the climate of Russia. SPb., 1857. pp. 396.
4. Vysotsky G.N. Steppes of European Russia. The Complete encyclopedia of Russian agriculture and the contacting of Sciences. SPb., 1905. Vol. IX.: Salt – shade tolerance of tree species. pp. 397–443.
5. Dokuchaev V.V. Our steppes before and now. SPb., 1892. 128 p.; М., 1953. 84 p.
6. Krasnov A.N. Grass steppes of the Northern hemisphere. M., 1894. 387 p.
7. Middendorf A.E. The Essays Fergana valley. SPb., 1882. 60 p.
8. Milkov F.N. The Natural zones of the USSR. M.: Thought, 1977. 293 p.
9. Pallas P.S. Journey through various provinces of the Russian Empire. SPb., 1809. 657 p.
10. Pachoskiy I.K. Description of the vegetation of Kherson province. Kherson, 1917. Vol. II. 336 p.
11. Tanfilev G.I. The Prehistoric steppes of European Russia. Geography. 1896. Vol. 3. pp. 72–92.
12. Chibilyov A.A. Steppes of Northern Eurasia (ecological and geographical essay and bibliography). Yekaterinburg: Ural branch of the Russian Academy of Sciences, 1998. 192 p.
13. Chibilyov A.A., Grosheva O.A. The legacy of naturalists living in the 18-20th centuries – as the basis for development of steppe science schools. Arid Ecosystems. 2010. no. 4. pp. 49–58.
14. Eversmann E.A. Natural history of the Orenburg region. P. 1. Orenburg, 1840. 99 p.
15. Guldenstadt J.-A. Reisen durch Russland und im kaukasischen Gebierge. Herausgegeben von P. Pallas. Vol. 1. St. Retersb, 1787.

Вопрос о причинах естественного безлесья степей всегда был одним из основных в отечественной науке, сохранив свою актуальность и до настоящего времени. Подводя итоги развития научных идей и взглядов выдающихся степеведов по этой проблеме, можно выделить несколько основных направлений, которые сформировались в XIX – начале XX вв.

Начало научных споров отечественных исследователей о причинах естественного безлесья степей относится к XVIII веку. На рубеже XVIII и XIX столетий на фоне усиленной колонизации южной степи этот вопрос стал предметом активного обсуждения. В начале XIX века среди ученых явно преобладал взгляд на естественное безлесье степей как вторичное явление. Впервые на вторичный характер естественного безлесья степей указал П.С. Паллас [9]. Ученый считал, что морское происхождение чернозема относится только к южным степям, а в северных степях является наследием «лесного прошлого». Эти леса, по мнению И.А. Гюльденштедта, были истреблены кочевниками в процессе военных действий или с помощью палов [15]. Наблюдения первых исследователей и их выводы о роли человека в обезлесении степных ландшафтов обобщил И.У. Палимпсестов. Он пришел к выводу, что в прошлом южнорусские степи были покрыты лесами и здесь были благоприятные климатические и почвенные условия для лесовосстановления.

Выступая против принятой в то время морской теории возникновения чернозема, Э.А. Эверсманн [14] одним из первых говорит о его наземно-растительном происхождении. Ученый, характеризуя экологические особенности растительности степи, отмечает взаимозависимость растительности и почв. Он подчеркивает ведущую роль растений в образовании черноземных степей: «море заливало все нынешние степи, … возникли обширные илистые степи, кои в течение веков, а может быть, тысячелетий, от ежегодно умирающей и возобновляющейся растительности покрылись слоем тука, или чернозема» [14, с. 52]. Э.А. Эверсманн выделяет главные причины безлесья приуральских степей: «сухость климата» и «недостаток воды» [13].

Известный географ и ботаник, профессор Петербургского университета А.Н. Бекетов, впервые выделивший степь как особую физико-географическую область, состоящую из нескольких климатических поясов, исследуя вопросы естественного безлесья степей, приходит к выводу, что данное явление вызвано климатическими и доисторическими причинами [2].

А.Ф. Миддендорф [7], первым применивший сравнительный метод для характеристики степной зоны, сравнивая степной тип ландшафта с тундровым, отметил при этом, что естественное безлесье степей обусловлено недостатком влаги, а в тундре – недостатком тепла. До А.Ф. Миддендорфа на зависимость природных особенностей степной зоны от климата обратил внимание К.С. Веселовский [3], не употребляя, однако, термина «степной тип».

В конце XIX века в результате массовой вырубки лесов и хищнического использования земель в черноземной полосе Европейской России проявляются «крайности степного климата» – жесточайшие суховеи и бури, черные зимы, когда вместе со снегом с полей сносилась и почва. Засухи стали обычным делом. В десятках губерний России люди умирали от голода, скот погибал от недостатка кормов и разваливались многие тысячи крестьянских хозяйств, на фоне развития эрозионных процессов происходило резкое снижение плодородия степных почв. Жестокая засуха 1891 года, охватившая почти всю черноземную полосу Европейской России, стала отправной точкой для начала активизации экспедиционных исследований и разработки научных предложений по восстановлению и оптимизации степей.

Возникновение в конце XIX столетия географической школы В.В. Докучаева, ставшей господствующей в отечественной географии, приводит к значительному подъёму теоретических и практических исследований степной зоны на качественно новый уровень. Именно для этого времени характерны длительные научные дискуссии и появление новых теорий о причинах естественного безлесья степей, природном и антропогенном соотношении между лесом и степью, наличии переходной полосы, стимулировавшие развитие отечественной ботаники и почвоведения. В разработке этих вопросов участвовали многие выдающиеся исследователи степной зоны: В.В. Докучаев, А.Н. Краснов, Г.И. Танфильев, Г.Н. Высоцкий и другие. Характерной чертой научных идей и гипотез этого периода, связанных с решением проблемы безлесья степей, является их направленность на реализацию практических задач в сельском хозяйстве, создание полезащитных лесополос и охране природы степи.

Одним из первых всесторонне охарактеризовавшим особенности степей в историческом и экологическом аспектах и выполнившим системный анализ экологического кризиса степной зоны был В.В. Докучаев. В работе «Наши степи прежде и теперь» (1892) ученый делает вывод, что засухи – результат «неразумной эксплуатации и расхищения природных богатств русской земли», подчеркивая, что причина ухудшения черноземов заключается в повсеместном истреблении лесов, сплошной распашке почвенного покрова, в неправильной обработке почв. Сельское хозяйство в степях, отмечает В.В. Докучаев [5], имело характер «азартной биржевой игры», а высокое природное плодородие черноземных почв вследствие этого непрерывно истощалось. Происходило развитие оврагов, смыв почв, ухудшение режима рек и климата черноземной полосы. Неизбежным результатом всего этого, по словам ученого, явились более суровые зимы и знойные сухие лета на юге России.

В.В. Докучаев [5] пишет о необходимости регулирования стока больших и малых рек, закрепления оврагов при помощи лесных посадок, плетней и изгородей, запрета распашки крутых склонов, облесения песков, бугров и других неудобных земель, устройства прудов для задержания снеговых и дождевых вод. Таким образом, ученым был предложен план оптимизации степного природопользования, предусматривающий, наряду с внедрением травопольной системы земледелия, строительством прудов и водоемов, развитие полезащитных лесонасаждений. После вышедшей в 1892 г. книги В.В. Докучаева «Наши степи прежде и теперь» лес в степи стал рассматриваться не только в качестве возможного топлива и строительного материала, но и как одно из средств борьбы с засухами и неурожаями.

Развивая дискуссию о причинах естественного безлесья степей, сторонник оригинальной геоморфологической теории ботаник и географ А.Н. Краснов в монографии «Травяные степи северного полушария» [6] показал определяющую роль развития рельефа в смене ландшафта. Ученый сравнивает между собой безлесные травянистые степи всего северного полушария, включая не только степи Евразии, но и прерии Северной Америки, посещенные им в 1890 году. Согласно представлениям А.Н. Краснова, произрастанию лесов в степях препятствует не климат, а равнинность рельефа, обуславливающая недостаточный дренаж местности. Он утверждал, что климат не служит причиной безлесья степей, а лишь определяет состав их флоры. Безлесные травянистые участки встречаются всюду, в самых различных климатических поясах, где есть равнинные, не дренированные пространства. Учитывая зависимость размещения леса и степи от геоморфологических условий, А.Н. Краснов историю развития лесостепных и степных ландшафтов тесно связывает с эволюцией рельефа. Многие послеледниковые изменения в ландшафте степей он справедливо объясняет не изменениями климата, а усилением дренажа вследствие развития овражно-балочной сети.

За монографию «Травяные степи северного полушария» А.Н. Краснову в 1894 году была присуждена ученая степень доктора географии. Он был первым доктором географии в России, получившим эту ученую степень на основании публичной защиты диссертации.

Сторонник геоботанической теории Г.И. Танфильев [11] главной причиной естественного безлесья степных ландшафтов считал химические свойства лёссовых почв. Насыщенные легкорастворимыми солями, отмечал ученый, почвы степей более благоприятны для степной растительности. Однако на песках, по склонам оврагов, вершинам водоразделов, обедненных легкорастворимыми солями, перевес в борьбе оказывается на стороне лесных формаций.

Малоудовлетворительные результаты искусственного лесоразведения в степях Г.И. Танфильев объясняет неудачным выбором мест с неподходящими условиями рельефа и почв. В таких местах деревья, когда их корни достигают соленосного слоя, начинают обнаруживать признаки угнетенного роста. Основной причиной угнетенного роста многих искусственных лесных насаждений в степи ученый считает малую выщелоченность грунтов. Г.И. Танфильев доказывает, что лес обнаруживает склонность к расширению своих пределов за счет соседней степи. У лесных опушек вдоль южных окраин лесной зоны больше задерживается снега, таяние которого способствует постепенному выщелачиванию почвы, что и создает благоприятные условия для постепенного надвигания леса на степь.

Г.И. Танфильев сделал попытку указать, какие участки в степной зоне наиболее благоприятны для лесоразведения:

1. Места, бывшие прежде под лесом.

2. Северная часть черноземной полосы.

3. Места, примыкающие к естественным лесам, если только почва здесь не солонцевата.

4. Водоразделы.

5. Заросли степных кустарников.

Лучшими древесными породами и кустарниками для степного лесонасаждения ученый считает породы, произрастающие в степи на более засоленных местах и по опушкам степных лесов.

Теория Г.И. Танфильева, объясняющая естественное безлесье степей, главным образом, насыщенностью лёссовых почв известью, подвергалась критике последующими исследователями. Г.И. Танфильев, в свою очередь, критиковал взгляды С.И. Коржинского на взаимоотношения между степью и лесом, оспаривая его мнение, что лес мощнее степных ландшафтов и поэтому он наступает на степь. Ученый утверждал, что применительно к ботанической географии нельзя говорить о борьбе за существование без связи с внешними условиями.

Практически все вышеназванные теории о естественном безлесье степной зоны, будучи односторонними, как нельзя лучше дополняли друг друга. В дальнейшем, в процессе накопления фактического материала и его обобщения, появлялись более достоверные идеи. Если раньше большинством гипотез роль климата в распределении почв и растительности отрицалась, то в более поздних работах ему уделяется больше внимания.

Известный ботаник и географ Г.Н. Высоцкий [4], высказывая мысль, что естественное безлесье степей в первую очередь обусловлено неблагоприятным для лесной растительности климатом, вместе с тем, в отличие от большинства своих современников, избежал присущей им односторонности. Он показал, что при решении данного вопроса нужно основываться на общегеографических, зональных факторах, и указывал на необходимость учета совместного действия всех причин естественного безлесья степей. Г.Н. Высоцкий обращал внимание на сухость степного климата, солонцеватость степных грунтов, которая в свою очередь обусловлена сухостью климата, равнинным рельефом, затрудняющим дренаж. Важным препятствием для леса, по мнению ученого, является также более приспособленная к особенностям степной природы травянистая степная растительность. Но вместе с тем, отмечает ученый, различные элементы рельефа, грунта, дренажа усложняют общую картину и нередко способствуют распространению леса. Таким образом, при решении данного вопроса Г.Н. Высоцкий показал, что сочетание основных элементов степного ландшафта в целом неблагоприятно для сплошной лесной растительности. Главную роль при этом играет недостаток почвенно-грунтовой влаги, что обусловлено как сухостью климата, засоленностью, так и высокой влагоемкостью степных грунтов, а также некоторыми особенностями рельефа. Георгий Николаевич внес существенный вклад в степное лесоразведение, обосновал древесно-кустарниковый тип степных лесонасаждений, показал ценность дуба для создания лесных насаждений в степи.

Достаточно своеобразно проблема взаимоотношения леса и степи отражена в работах И.К. Пачоского [10]. Он, проводя наблюдения в южных степях Херсонской губернии, на заповедных участках в имении Ф.Э. Фальц-Фейна, развивает гипотезу о стадиальном развитии растительного покрова (стадия пустынной растительности – степной – лесной), которая подтверждается им и при описании лесостепи. И.К. Пачоский считает, что в силу особенностей степного и растительного сообществ смена степи лесом есть процесс неизбежный. Допуская ошибочность своих утверждений, ученый тем не менее предлагает их для общего обсуждения, повышая интерес к возникшей дискуссии, тем самым способствуя разработке более правильных научных идей.

Не соглашаясь со многими взглядами на причины естественного безлесья степей, академик В.Р. Вильямс вместе с тем отмечает огромную значимость этих теорий в деле изучения степных ландшафтов: «Докучаев, Костычев, Измаильский, Коржинский, Пачоский, Танфильев, Келлер, Высоцкий – вот те богатыри, которые исколесили степную полосу, труженики, которые в течение более полустолетия плели канву далекого и близкого прошлого этой полосы в целях построения лучшего ее будущего. Пришел новый человек. Он возьмет труды этих ученых, разберется в них критически и все заслуживающее внимания, все ценное положит в основу своего дела» [5, с. 22].

Заключение

Анализ основных научных теорий о причинах естественного безлесья степной зоны XIX – начала XX века дает возможность сделать вывод, что ни одна из них, взятая в отдельности, не позволяет в полной мере раскрыть действительные причины этого явления. Наиболее оптимальной для решения данного вопроса является ландшафтоведческая теория, учитывающая влияние на безлесье степей всех элементов ландшафтного комплекса, которая получила наибольшее развитие в работах В.В. Алёхина [1], Е.М. Лавренко, Ф.Н. Милькова [8], А.Г. Исаченко, А.А. Чибилёва [12] и других ученых XX столетия.

Рецензенты:

Петрищев В.П., д.г.н., зав. лабораторией геоэкологии и ландшафтного планирования, ФГБУН «Институт степи» Уральского отделения Российской академии наук, г. Оренбург;

Левыкин С.В., д.г.н., зав. лабораторией агроэкологии и землеустройства, ФГБУН «Институт степи» Уральского отделения Российской академии наук, г. Оренбург.

Работа поступила в редакцию 28.10.2014.