Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ПРОИЗВОДСТВЕННОМ СЕКТОРЕ

Зуев В.Е. 1
1 Международный банк экономического сотрудничества (МБЭС), Москва
В статье рассматриваются современные процессы инновационного развития российской экономики в условиях нарастания потока изменений рыночной среды. Рассмотрены вопросы регулирующей роли государства. Представлены результаты анализа деятельности национального хозяйства в условиях построения социально-ориентированной рыночной экономики на основе преимущественно либеральных подходов к реформированию экономики. Проведена оценка методов управления изменениями с точки зрения проблем сопротивления внутренней среды предприятия, акцентируется внимание на роли субъективного фактора и роли информационных технологий. Подчеркнута роль интеграционных процессов в формировании тенденций изменения инновационной составляющей в системе управления организацией. В качестве результатов выделены детерминанты современного рыночного хозяйства, определяющие перспективы совершенствования системы управления организацией.
инновационный менеджмент
инновационное развитие
интеграционные процессы
система управления организацией
стратегический менеджмент
стратегическое управление
человеческий капитал
1. Бендиков М.А. Некоторые направления повышения эффективности российских высоких технологий//Менеджмент в России и за рубежом. - 2000. - № 5.
2. Губайдуллина Ф. Прямые иностранные инвестиции, деятельность ТНК и глобализация // Мировая экономика и международные отношения. - 2003. - № 2. - С. 44.
3. Дак Д.Д. Монстр перемен. Причины успеха и провала организационных преобразований. - 2-е изд. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. - С. 11-12.
4. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. - М.: ГУ - ВШЭ, 2000. - С. 56.
5. Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года. Утв. Распоряжением Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 08.08.2009).
6. Кочетов Э.Г. Посткризисный мир: опорные тенденции глобальных перемен и Россия - интеллектуальные геоэкономические заделы: доклад подготовлен на базе текста выступления на заседании Рабочей геоэкономической группы ГД ФС РФ, 19.06.09 г.
7. Мейер К., Дэвис С. Живая организация: пер. с англ. - М.: Изд-во «Добрая книга», 2007. - С. 164.
8. Новосельский В.И. Развитие экономики с учетом влияния глобализации и научно-технического прогресса // Промышленность России. - 2000. - №9.
9. Талеб Нассим Николас. О секретах устойчивости. По следам «Черного лебедя»: пер. с англ. - М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2012.
10. Шевченко И.В., Александрова Е.Н., Мовчан В.Н. Стратегические направления политики стимулирования экономического роста в России // Экономика развития региона: проблемы, поиски, перспективы: ежегодник. - Вып. 6. - Волгоград, 2005. - 702 с.
11. Bank for International Settlements - BIS Quarterly Review, August 1996-September 2011 - http://www.bis.org.
12. International Monetary Fund - World Economic Outlook: September 2011 Edition - http://www.imf.org.

Стремительный рост российской экономики, предшествующий текущему мировому финансовому кризису, носил нестабильный характер и опирался в основном на конъюнктурные факторы. Значительное увеличение прибыли, высокий уровень доходности экономики в целом, в том числе, образовавшийся за счет сбора налогов от экспортных отраслей, профицит бюджета, привели к накоплению денежной массы, которая, в свою очередь, не была вложена ни в социальную сферу, ни в развитие высоких технологий, ни в инновационное развитие России. Расширение финансовых потоков, в том числе за счет притока иностранных инвестиций, усилило положительную динамику основных российских макроэкономических показателей.

Вышеперечисленные факты участвуют в формировании современной модели российской рыночной экономики, которая опирается на ряд «врожденных» в экономику факторов: значительное преобладание добывающих отраслей, отсутствие конкурентоспособности у большинства обрабатывающих отраслей, низкая эффективность сельского хозяйства, привычка к социальному иждивенчеству. Таким образом, можно отметить основную особенность эффективности российской модели экономики - сильная регулирующая роль государства [9].

Анализ результатов деятельности национального хозяйства показывает, что попытки построения социально-ориентированной рыночной экономики на основе преимущественно либеральных подходов к реформированию экономики, в условиях отсутствия полноценной институциональной среды, не обеспечивают качественного изменения характера роста. Очевидно, что в современных российских условиях отсутствует научно обоснованная и проработанная система методов и инструментов стимулирования экономического роста. Все вышесказанное определяет актуальность выбранной темы исследования и требует совершенствования концептуальных основ государственного управления стратегией инновационного развития России.

На современном этапе развития российской экономики в государственной политике сохраняются элементы разных подходов к достижению высоких темпов экономического роста: либерального (административная, налоговая, бюджетная реформы) и дирижистского (формирование механизмов частногосударственного партнерства, прямое участие государства в выработке и реализации конкретных инструментов экономической политики, таких как особые экономические зоны, концессии, инвестиционный фонд и другие). Однако следует отметить, что в России постепенно происходит смена приоритетов национального развития. Количественные ориентиры экономического роста (удвоение ВВП) сменяются задачей качественных изменений процессов развития, трансформацией его механизмов и изменения структурных приоритетов. В этих условиях инструменты обеспечения высоких темпов роста предусматривают совершенствование институциональных условий экономического развития, активизацию роли государства в экономической системе, формирование частногосударственного партнерства, обеспечение макроэкономической стабильности в целом.

Анализ современной стратегии стимулирования роста позволил автору выявить некоторые ограничения ее реализации на практике. Это, прежде всего, недостаточно глубоко и системно проработанные «угрозы и риски», связанные с кризисом основного и человеческого капитала. Данное ограничение, частично, обусловлено отсутствием эффективных практических инструментов, направленных на преодоление сырьевой и энергетической ориентации российской экономики, а также мер, способствующих развитию национальной инновационной системы и активизации инвестиционного процесса [7]. Тенденции развития и влияния научно-технического прогресса свидетельствуют об актуальности интеграции стратегического и инновационного управления [1]. Причина интеграции обусловливается зависимостью результатов реализации стратегии от возможных инструментов достижения поставленных целей. Во главе каждого стратегического плана ставится приоритетная задача по разработке и освоению новых процессных технологий и выведению продуктовой инновации. Такое взаимопроникновение стратегического и инновационного управления неизбежно приведет к тому, что в будущем оба вида менеджмента полностью интегрируются, несмотря на то, что один из них, стратегический, на сегодняшний день относится к общему управлению, а другой, инновационный, к функциональному. Такой вывод основан на том, что сегодня инновации все больше и больше определяют направления развития микроэкономических субъектов экономического взаимодействия.

Анализ инновационных и инвестиционных процессов в России сегодня демонстрирует их низкую эффективность, во многом связанную с ослаблением инициирующей и координирующей роли государства в разработке и реализации приоритетных направлений научно-технического развития. Одновременно, сильное влияние на снижение эффективности оказывает известная отдаленность научных исследований от разработок, необходимых для решения производственных задач. Данный факт неразрывно связан с отсутствием действенных механизмов стимулирования инновационного процесса и недостаточным финансированием технологических разработок, в том числе со стороны крупного бизнеса.

Перспективы формирования институциональной среды инновационного развития обозначены в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, в рамках которой с целью создания национальной инновационной системы предполагается ряд мероприятий, в том числе: развитие инновационной инфраструктуры; поддержка инновационного бизнеса и расширение спроса на инновации в экономике; эффективная интеграция в глобальную инновационную систему; развитие российского научно-образовательного потенциала и повышение его эффективности; формирование новой инновационной культуры в обществе и повышение статуса инноватора; реализация системы технологических и научно-исследовательских инициатив (проектов), обеспечивающих прорывные позиции России в научно-технологической конкуренции на мировых рынках [5].

Таким образом, основные приоритеты государственного стимулирования экономического роста в рамках «постиндустриального прорыва» России, должны находиться, в том числе, в плоскости активизации роли государства в экономике, роста инвестиций в основной и человеческий капитал, модернизации и диверсификации структуры экономики, научно-технического развития, формирования эффективной инновационной системы, обеспечения реализации интересов всех участников инновационного процесса (как государства, так и инвесторов, потребителей и производителей научной «продукции») [10].

Что касается эволюции теоретических взглядов на систему управления отдельно взятого предприятия или организации, то во главе угла находится способность организации адаптироваться к изменяющимся условиям, которая зависит от эффективности взаимодействия персонала при решении общей задачи развития организации.

Наличие механизмов адаптации организаций к изменениям среды является одним из основных факторов их эффективного развития. Поэтому динамичность процессов, происходящих в рыночной среде, обусловливает необходимость трансформации системы управления. Задачи трансформации характеризуются и связаны с факторами негативного влияния на хозяйственную деятельность организации. Фактически, результативность деятельности по повышению эффективности управления связана с адекватностью оценок текущего положения предприятия, тенденций развития и правильности выбора методов адаптации. Собственный потенциал предприятия является лимитирующим фактором, определяющим возможность практической реализации теоретически безупречного решения. Вся совокупность факторов давления экзогенной среды на состояние и потенциал развития эндогенной среды определяют сложность процессов трансформации систем управления организацией.

При этом, говоря о ясности процессов в экзогенной среде, стоит отметить, что например катаклизмы, потрясшие всю мировую экономику в 2008 - 2009 гг., не связаны с созидательной деятельностью, обеспечивающей материальные, физиологические или культурные потребности человека. Финансовые рынки перестали отражать реальную информацию о спросе и предложении, а также об инвестиционных потребностях реального сектора экономики. Деривативы стали спекулятивной надстройкой финансового рынка, позволяющей реализовывать рискованные экономические модели, основанные на математических законах (рисунок).

Объем рынка деривативов в сравнении с мировым ВВП [11;12]

Необходимо отметить еще один «внешний» негативный фактор - отвлечение кредитных потоков на спекулятивный рынок абсентеистских активов и перераспределение части ресурсов организаций на спекулятивные финансовые рынки, приводящие к ограничению возможностей организаций совершать финансовые и производственные маневры в случае необходимости таковых, что негативно отражается на их финансовой устойчивости.

Процессы укрупнения производственных структур давно перешли в разряд устойчивых тенденций современной экономики. Понимание побудительных мотивов интеграции и ее последствий - основа, которая позволяет выявить противоречия между интересами общества и рыночных структур, уточнить требования к методам воздействия государства на корпоративный сектор. Глобализация экономики требует присутствия на мировом рынке транснациональных игроков.

Лидирующие позиции на глобальном рынке неразрывно связаны с уровнем развития наукоемкого сектора. Динамика инновационного развития во многом определяется готовностью принять инновации: «...технологическая инновация не есть изолированное событие. Она отражает данное состояние знания; конкретную институциональную среду; наличие некоторой квалификации, необходимой, чтобы описать технологическую проблему и решить ее; экономическую ментальность, чтобы сделать применение выгодным; наконец, сеть производителей и пользователей, которые могут кумулятивно обмениваться опытом, учась путем использования и созидания» [4].

Транснациональные корпорации определяют научно-технический прогресс в мировом масштабе и структурные сдвиги в мировой экономике. Поэтому «в перспективе в мировой экономике будут еще более явно господствовать олигополистические структуры, так что уже сейчас можно говорить о разделении труда не столько между странами, сколько между транснациональными корпорациями» [2]. Именно поэтому вопрос о роли государства в экономике не имеет национальных границ и требует скоординированных действий государств во время всемирного экономического кризиса.

Управление процессами организационных изменений - это, прежде всего, управление человеческим капиталом и реальная оценка собственного потенциала в контексте существующей бизнес среды, а также тенденций ее изменения. Проблемы, лимитирующие и эффективность текущих дел, и возможность развития в перспективе, связаны с состоянием внутренней среды и с ее реакцией на изменения. При этом для понимания, что и как изменить, необходимо оценивать и изменения внешней среды, а также их влияние на организацию, что в совокупности с осознанием особенностей и эффективности элементов собственной структуры и системы управления, с учетом оценики управления в целом и оппортунистического потенциала элементов структуры в частности, может позволить преодолеть сопротивление переменам.

«Слияние компаний, реорганизация и прочие преобразования всегда затрагивают интересы людей, а это неизбежно сопряжено с явным (или, что хуже, неявным) проявлением чувств и задетого самолюбия. Ирония, а иногда и трагедия ситуации в том, что руководители преобразуемых компаний нередко игнорируют человеческий фактор как таковой. < ... > Организационные изменения могут иметь успех только в том случае, если эмоциональным и поведенческим аспектам уделяется внимания не меньше, чем производственным» [3].

Cентенция об оснащении бизнеса всем необходимым для восприятия изменений и немедленной, точной и адекватной реакции на них обосновывается в научных работах именно с той точки зрения, что «способность воспринимать и реагиро- вать - принципиальная характеристика всего живого. Возможности информационных технологий достигли той же точки, когда мы можем наделить этим, без преувеличения, жизненно необходимым качеством многие объекты обычного мира» [7]. Что же касается изменения внутренней структуры управления и системы коммуникаций, то информационные технологии могут не только подкрепить удачные решения, но и усугубить негативные последствия неудачных решений.

Характерной чертой крупных структур является инерционность и неспособность к быстрой адаптации к изменениям. В то же время именно корпорации определяют современные рыночные конфигурации власти, влияния и взаимодействия. Парадокс заключается в том, что «инициаторы всяческих укрупнений и слияний обычно ставят во главу угла «эффект масштаба», суть которого в том, что чем крупнее корпорация, тем экономнее, а следовательно, эффективнее она функционирует. Эта идея внедрилась в коллективное сознание, хотя она не подкрепляется никакими фактами; собственно говоря, факты как раз говорят об обратном» [9].

На практике также широко применяются и принципы децентрализации, когда расширяется круг делегируемых полномочий и права структурных единиц. Речь идет не о противопоставлении интеграции и децентрализации, а о том, что в рамках одной структуры используются, казалось бы, диаметрально противоположные принципы управления. С этой точки зрения можно рассматривать и процессы разукрупнения компаний - как изменения, повышающие управляемость бизнеса.

Резюмируя вышеизложенное, можно выделить детерминанты современного рыночного хозяйства, которые определяют перспективы совершенствования системы управления организацией:

  • интеграция стратегического и инновационного менеджмента обусловливается зависимостью результатов реализации стратегии от возможных инструментов достижения поставленных целей по разработке и освоению новых процессных технологий и выведению продуктовой инновации;
  • глобализация предопределила рост рыночной мощи корпораций, так как мировой рынок требует глобального присутствия;
  • интеграционная специфика требует повышения оперативности управления, гарантий точного и своевременного выполнения функций всех иерархических звеньев;
  • динамично изменяющаяся рыночная среда требует гибкости и адаптивности системы управления, которая зависит от того, насколько реализуем потенциал персонала;

Рецензенты:

  • Колоколов В.А., д.э.н., профессор, декан инженерно-экономического факультета ФБГОУ ВПО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова», г. Москва.
  • Юсим В.Н., д.э.н., профессор кафедры экономики и организации производства ФБГОУ ВПО «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова», г. Москва.

Работа поступила в редакцию 15.02.2012.


Библиографическая ссылка

Зуев В.Е. ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ В ПРОИЗВОДСТВЕННОМ СЕКТОРЕ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 3-3. – С. 682-686;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=29783 (дата обращения: 16.07.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252