Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ЭТИОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И КЛИНИКО-ЛАБОРАТОРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОНОНУКЛЕОЗОПОДОБНОГО СИНДРОМА У ДЕТЕЙ

Крамарь Л.В. 1 Карпухина О.А. 1 Арова А.А. 1
1 ГБОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России», Волгоград
В статье содержатся результаты собственных наблюдений за 211 детьми с мононуклеозоподобным синдромом. Этот синдром включал следующие симптомы: лихорадку, лимфаденопатию, ангину, гепатит, иногда – сыпь. Описаны клинические и дифференциально-диагностические признаки данного заболевания, а так – же изучены особенности его течения. Показано, что мононуклеозоподобный синдром является полиэтиологическим состоянием. В 49,1% случаев он вызывается вирусом Эпштейн-Барр, в 6,2% – цитомегаловирусом, в 5,4% – сочетанным протеканием этих заболеваний, в 34,2% – респираторными вирусами (гриппа, парагриппа, аденовирусами). В 5,1% случаев этиологию заболевания установить не удалось. Длительность и тяжесть течения мононуклеозоподобного синдрома напрямую зависят от типа возбудителя, возраста и состояния иммунитета больного.
мононуклеозоподобный синдром
инфекционный мононуклеоз
Эпштейн-Барр вирусная инфекция
цитомегаловирусная инфекция
дети
1. Арова А.А., Крамарь Л.В., Карпухина О.А. «Клинические маски» инфекционного мононуклеоза, пути терапевтической коррекции // Волгоградский научно-медицинский журнал. – 2011. – №2. – С. 26–31.
2. Крамарь Л.В., Арова А.А., Карпухина О.А. Клинико-иммунологические характеристики мононуклеозоподобного синдрома у детей // Вестник Волгоградского государственного медицинского университета. – 2012. – №1(41). – С.72–74.
3. Особенности функционального состояния печени при различных вариантах Эпштейна-Барр вирусной инфекции у детей / С.А. Хмилевская, И.А. Зайцева, Е.В. Михайлова // Инфекционные болезни. – 2010. – Т.8, №2 – С. 30–35.
4. Mossman K.L., Ashkar A.A. Herpesviruses and the innate immune response // Viral Immunol. – 2005. – Vol.18, № 2. – P. 267–281.
5. Randall R.E., Goodbourn S. Interferons and viruses: an interplay between induction, signalling, antiviral responses and virus countermeasures // J. Gen. Virol. – 2008. – Vol.89. – P. 41–47.

Наиболее характерной чертой современной инфекционной патологии является стремительный рост хронических форм, в дальнейшем способствующих развитию соматических заболеваний. Как правило, их развитие связано со слабопатогенными, «медленными» инфекционными агентами с атипичными биологическими свойствами, обладающими множественной лекарственной устойчивостью на фоне выраженных нарушений иммунной системы макроорганизма. Помимо этого, для современных вирусов характерно постоянное мутирование генов, выработка иммунотоксинов, тропизм к клеткам нервной и иммунной систем, одновременное поражение различных органов и тканей [5].

Герпесвирусы, наряду с ретровирусами, вирусами гепатитов В, С, D, ВИЧ, полиомиелита и ЕСНО, кори, краснухи, некоторых форм гриппа, аденовирусами, относятся к возбудителям медленных вирусных инфекций человека, для которых характерны продолжительный инкубационный период, высокая контагиозность, убиквитарность, медленно прогрессирующий характер течения, полиморфизм клинических проявлений, резистентность к проводимой антивирусной терапии и высокая вероятность летального исхода [2].

Совокупность лимфаденопатии, гепатоспленомегалии, поражения носо- и ротоглотки, изменений белой крови в виде лимфоцитоза с появлением атипичных мононуклеаров представляют собой классический мононуклеозный синдром и характерны для манифестной формы Эпштейн-Барр вирусной инфекции [1]. Неполный симптомокомплекс называется мононуклеозоподобным синдромом (МНПС) и наиболее часто встречается при цитомегаловирусной, аденовирусной, острых респираторных вирусных инфекциях, псевдотуберкулезе, хламидиозе, ВИЧ-инфекции и других заболеваниях [2, 4].

Целью работы явилось изучение этиологических, клинических и дифференциально-диагностических особенностей мононуклеозоподобного синдрома у детей при различных инфекционных заболеваниях.

Материалы и методы исследования

Под нашим наблюдением находилось 211 детей с мононуклеозоподобным синдромом в возрасте от 1 до 15 лет, проходивших стационарное лечение в Волгоградской областной детской клинической инфекционной больнице.

Всем больным проводилось комплексное обследование, которое включало в себя общие анализы крови и мочи, биохимические тесты (АЛТ, АСТ, коэффициент де Ритиса, тимоловые пробы), УЗИ органов брюшной полости.

Верификацию возбудителя осуществляли с помощью серологических (ИФА крови на выявление специфических антител IgM и IgG) и молекулярно-генетических (ПЦР) методов иссле- дования.

Статистическую обработку полученных результатов проводили на персональном компьютере Intel Pentium Dual-Core inside с использованием пакета прикладных программ «Microsoft Exel 2007».

Результаты исследования и их обсуждение

Для изучения особенностей течения МНПС в зависимости от пола и возраста все больные были распределены на группы: от 1 года до 3 лет, от 4 до 6, от 7 до 10 и от 11 до 15 лет (табл. 1).

Таблица 1

Структура мононуклеозоподобного синдрома в зависимости от пола и возраста детей

Критерий

ИМ - ЭБВ

N = 104

ЦМВ

N = 13

ЭБВ + ЦМВ

N = 12

ИМ неуточненной

этиологии N = 11

ОРЗ с МНПС

N = 71

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Пол: женский

41

39,0

3

23,0

5

41,7

3

27,3

27

38,0

Мужской

63

61,0

10

76,9

7

58,3

8

72,7

44

62,0

Возраст:

1-3 года

 

28

 

27,0

 

9

 

69,2

 

7

 

58,3

 

7

 

63,6

 

42

 

59,2

4-6 лет

48

46,0

1

7,7

4

33,3

3

27,3

22

31,0

7-10 лет

20

19,0

3

23,0

-

-

1

9,1

5

7,0

11-15 лет

8

8,0

-

-

1

8,3

-

-

2

2,8

Оценка полученных данных показала, что наиболее часто мононуклеозоподобный синдром регистрировался в младшей возрастной группе - от 1 года до 3 лет (44,0%), дети дошкольного возраста составляли 37,0%. Значительно реже МНПС выявляли в популяции школьников - 13,8 и 5,2% 7-10 и 11-15 лет соответственно.

Анализируя принадлежность детей к определенному полу, было выявлено, что у мальчиков, по сравнению с девочками, мононуклеозоподобный синдром встречался вдвое чаще (62,6 и 37,4% зарегистрированных случаев).

При изучении этиологической структуры МНПС было установлено, что больных инфекционным мононуклеозом, вызванным Эпштейн-Барр вирусом (ЭБВ) было - 104 (49,1%), с ИМ неуточненной этиологии - 11 (5,1%), с цитомегаловирусной инфекцией (ЦМВ) - 13 (6,2%), с микст-инфекцией, обусловленной одновременным инфицированием ЭБВ и ЦМВ - 12 (5,4%), с ОРВИ, сопровождавшейся мононуклеозоподобным синдромом - 71 (34,2%) человек (рис. 1).

Этиология острых респираторных вирусных инфекций была весьма разнообразной. Чаще всего это были вирусы гриппа А и В, парагриппа, аденовирусы.

Клиника МНПС характеризовалась полиморфизмом симптоматики и во многом зависела от этиологии инфекционного заболевания. Частота встречаемости симптомов при различных состояниях представлена в табл. 2.

 

Рис. 1. Этиологическая структура мононуклеозоподобного синдрома,%.

Анализ данных табл. 2 свидетельствует о том, что практически у всех больных с инфекционным мононуклеозом, цитомегаловирусной инфекцией и ОРВИ отмечался общеинфекционный синдром в виде лихорадки, слабости, снижения активности. Часто регистрировался синдром тонзиллита, который проявлялся гиперемией зева, зернистостью задней стенки глотки, увеличением небных миндалин. Признаки лакунарной ангины в виде гнойных налетов на миндалинах отмечались в 84,6% случаев при инфекционном мононуклеозе Эпштейн-Барр вирусной этиологии, в 76,9% при ЦМВ - инфекции, в 83,3% при микст-инфекции ЭБВ + ЦМВ, в 63,6% при инфекционном мононуклеозе неуточненной этиологии и в 67,6% при ОРВИ.

Катаральный синдром у больных острыми респираторными инфекциями был выявлен в 45,1% случаев и проявлялся в затрудненном носового дыхании, умеренном отделяемом из носа. У детей с инфекционным мононуклеозом и ЦМВ-инфекцией он отмечался в 76,9 и в 46,2% соответственно и выражался заложенностью носа и появлением храпа во сне.

Лимфаденопатия, клинически проявляющаяся увеличением размеров лимфатических узлов, была установлена у 94,2% больных инфекционным мононуклеозом ЭБВ-этиологии, у 69,2% пациентов с ЦМВ-инфекцией, у 100% - с микст инфекцией (ЭБВ + ЦМВ) и у 81,7% - с ОРВИ. При инфекционном мононуклеозе, особенно смешанной этиологии, чаще регистрировалась генерализованная лимфаденопатия, а размер лимфатических узлов достигал 2,5-3 см в диаметре. Для ОРВИ характерным было увеличение только регионарных лимфоузлов (подчелюстных), при этом их размеры не превышали 1 см, в среднем составляя 0,6 ± 0,2 см ( при ИМ - 2,1 ± 0,2 см, р < 0,05).

Таблица 2

Частота встречаемости отдельных симптомов мононуклеозоподобного синдрома

Симптом

ИМ - ЭБВ

N = 104

ЦМВ

N = 13

ЭБВ + ЦМВ

N = 12

ИМ неуточненной этиологии N = 11

ОРЗ с МНПС

N = 71

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Абс.

%

Лихорадка

98

94,2

13

100

12

100

11

100

69

97,2

Тонзиллит

88

84,6

10

76,9

10

83,3

7

63,6

48

67,6

Заложенность носа

80

76,9

6

46,2

9

75,0

7

63,6

32

45,1

Лимфаденопатия

98

94,2

9

69,2

12

100

8

72,7

58

81,7

Гепатомегалия

81

77,9

8

61,5

12

100

9

81,8

27

38,0

Спленомегалия

34

32,7

2

15,4

5

41,7

4

36,4

7

9,9

Пастозность лица

48

46,0

3

23,1

4

33,3

2

18,2

17

23,9

Сыпь

18

17,3

4

30,8

0

0

2

18,2

11

15,5

Симптомы гепато- и спленомегалии обнаруживались в 77,9 и 32,7% при Эпштейн-Барр вирусной инфекции. При ЦМВИ увеличение печени определялось в 61,5% случаев, а селезенки - в 15,4%. В 100% случаев гепатолиенальный синдром регистрировался в группе детей с микст инфекцией, а при ОРВИ только в 38,0% случаев. В среднем, при герпетических инфекциях, край печени выступал из-под реберной дуги по среднеключичной линии на 1,7 ± 0,2 см, селезенки - на 1,8 ± 0,2 см.

Диагноз острого гепатита на основании клинических и лабораторных данных был установлен у 22,3% детей с МНПС. Основными проявлениями вовлечения в патологический процесс печеночной ткани, помимо гепатомегалии, были снижение или отсутствие аппетита (82,9%), боли в правом подреберье (28,0%), субиктеричность склер или желтушность кожных покровов (1,2%), структурные изменения при УЗИ (65,0%) (рис. 2).

Лабораторно диагноз гепатита подтверждали повышением уровня печеночных ферментов, изменением коэффициента де Ритиса и тимоловой пробы и данных УЗИ. В табл. 3 приводятся основные биохимические показатели крови у участников исследования.

Рис. 2. Частота встречаемости симптомов гепатита при МНПС

Из ее данных следует, что увеличение АСТ наблюдалось у 156 (74,0%) детей с МНПС, ее среднее значение составило 60,1 ± 0,5 Ед/л. Наиболее высокие цифры аспартатаминотрансферазы (75,34 ± 0,6) были зарегистрированы у детей с инфекционным мононуклеозом Эпштейн-Барр вирусной этиологии.

Повышение уровня активности АЛТ выявлялось реже и было зафиксировано только у 83 детей (39,3%) и в среднем составило 58,9 ± 0,3 Ед/л. Тимоловая проба в большинстве случаев не превышала верхней границы нормы (7 ЕД), ее среднее значение было - 5,1 Ед.

Таблица 3

Биохимические показатели крови детей с острым гепатитом при МНПС

Заболевание

Показатели

АЛТ

N = 83

(М ± m), (Ед/л)

АСТ

N = 156

(М ± m), (Ед/л)

Коэффициент де Ритиса

Тимоловая проба (Ед)

ИМ-ЭБМ

75,34 ± 0,6

78,07 ± 0,3

1,03

6,34

ЦМВ

37,74 ± 0,4

45,10 ± 0,4

1,2

4,16

ЦМВ+ЭБВ

56,68 ± 0,5

50,81 ± 0,2

0,89

5,5

Неуточненный ИМ

72,13 ± 0,7

56,40 ± 0,3

0,78

6,0

ОРЗ с МНПС

58,84 ± 0,3

64,21 ± 0,2

1,1

3,5

Среднее значение

60,1 ± 0,5

58,9 ± 0,3

0,98

5,1

При анализе показателей периферической крови было выявлено, что лейкоцитоз был максимально выражен (12,4·109 г/л) у детей с микст инфекцией - ЭБВ и ЦМВ (табл. 4).

Атипичные мононуклеары встречались в крови у большинства детей, участвовавших в исследовании, но чаще (до 96,0%) у больных с герпетическими инфекциями и с мононуклеозом неуточненной этиологии.

Таблица 4

Основные показатели гемограммы у больных с МНПС

Заболевание

Показатели

лейкоциты (·109 г/л)

лимфоциты,%

моноциты,%

атипичные мононуклеары,%

СОЭ, мм/час

ИМ - ЭБМ

12,05

46,82

8,16

13

12,45

ЦМВ

8,21

53,69

5,23

6,75

13,69

ЦМВ + ЭБВ

12,14

47,16

8,33

11,6

14,75

ИМ неуточ. этиологии

10,92

49,54

7,18

14,14

15,18

ОРЗ с МНПС

9,03

39,85

8,07

3,1

15,31

Их уровень колебался в широких пределах (от 1,0 до 68,0%), составляя в среднем 9,7 ± 6,5%.

Ускорение СОЭ было отмечено у 178 детей (84,4%), наиболее высокие ее цифры отмечались у больных ОРЗ с МНПС.

Выводы

  1. Мононуклеозоподобный синдром является полиэтиологическим состоянием и выявляется при острых инфекциях, обу­словленных различными вирусами, обладающими тропностью ко многим органам, в том числе и к органам иммунной системы.
  2. Особенности течения мононуклеозоподобного синдрома напрямую зависят от этиологии заболевания и возраста больных, что отражается на тяжести течения болезни, выраженности изменений гематологических показателей и биохимических сдвигов.

Рецензенты:

  • Иоанниди Е.А., д.м.н., профессор, заведующая кафедрой инфекционных болезней с эпидемиологией и тропической медициной ВолгГМУ, ГУЗ «Волгоградская областная клиническая инфекционная больница № 1», г. Волгоград;
  • Ледяев М.Я., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой детских болезней ВолгГМУ, МУЗ «Детская клиническая больница № 8», г. Волгоград.

Работа поступила в редакцию 06.06.2012.


Библиографическая ссылка

Крамарь Л.В., Карпухина О.А., Арова А.А. ЭТИОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И КЛИНИКО-ЛАБОРАТОРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МОНОНУКЛЕОЗОПОДОБНОГО СИНДРОМА У ДЕТЕЙ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 7-1. – С. 92-95;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=30046 (дата обращения: 17.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074