Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

В ПОИСКЕ ТОЧКИ РАВНОВЕСИЯ МЕЖДУ КОНТИНЕНТОМ И ОКЕАНОМ: АНАЛИЗ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ КИТАЯ

Яо Ван 1
1 Научно-исследовательский институт публичной дипломатии ШОС при Шанхайском университете
Усиление США в районе морей, омывающих Китай с востока, увеличило геополитическую угрозу для КНР. В то же время США, используя некоторые страны Тихоокеанского бассейна, сформировали систему союзнических и потенциально союзнических отношений, а в стратегическом плане стали соперником Китая. Наблюдавшийся в последнее время рост этого соперничества обострил напряженную ситуацию в данном регионе и усилил чувство обеспокоенности в Китае. Эта угроза проявляется в трех аспектах: контроль за территориями, контроль за морскими путями и вторжение иностранных государств во внутреннюю политику КНР под предлогом борьбы за права человека. В настоящей статье сопоставлена ситуация в области стратегической безопасности на северо-западе Китая и в восточных прибрежных областях; проанализированы возможные сценарии стратегического развития на востоке и западе КНР; рассмотрена возможность формирования стратегического тыла в зоне северо-западных территорий КНР и сопредельных стран в условиях актуальной угрозы с востока.
ответственная крупная страна
геополитическая среда Китая
геополитическая угроза
1. Белая книга: Национальная оборона Китая (Чжунго гофан байпишу).
2. Лоу Яолян. Геополитика и стратегия национальной обороны Китая (Диюань чжэнчжи юй Чжунго гофан чжаньлюэ). – Тяньцзинь, 2002.
3. Лу Бинъянь. От материка к океану: стратегический курс китайской геополитики (Цун далу дао хайян: Чжунго диюань чжэнчжи дэ чжаньлюэ цюйсян) // Тайпинъян сюэбао. – 2009. – № 5. – С. 67.
4. Лю Цзинбо. Стратегия национальной безопасности Китая в начале 21 века (21 шицзи чу Чжунго гоцзя аньцюань чжаньлюэ). – Пекин, 2002. – С. 73.
5. Мировое сообщество признало, что Китай добился успехов в области прав человека (Чжунго жэньцюань цзиньбу ши со гун жэнь) // Жэньминь жибао. – 29 января 2012 г.
6. Пэймани Хуман. Алчные взоры, направленные на Центральную Азию (Хуши Чжунъя). [Пер. Ван Чжэньси]. – Пекин, 2002.
7. Су Бэйхай. Историческая география западного края (Сиюй лиши дили). Урумчи, 1998.
8. Су Яньжун. Исследование развития национальной обороны и армии в новый период (Синь шици гофан хэ цзюньдуй цзяньшэ яньцзю). – Пекин, 2005.
9. У Чуньгуан. Соперничество на Тихом океане: современные вопросы стратегии Китая на море (Тайпинъян шан дэ цзяолян: дандай Чжунго дэ хайян чжаньлюэ вэньти). – Пекин, 1998.
10. Фань Чжипин. Геополитическая культура Центральной Азии (Чжунъя дэ диюань чжэнчжи вэньхуа). – Урумчи, 2003.
11. Чжан Вэньму. Анализ интересов национальной безопасности Китая на мировой геополитической арене (Шицзе диюань чжэнчжи чжун дэ Чжунго гоцзя аньцзаюнь лии фэньси). – Цзинань, 2004.
12. Bumiller Elisabeth and Shanker, Thom. Obama Puts His Stamp on Strategy for a Leaner Military // New York Times, 05.01.2012.

5 января 2012 года президент США Барак Обама заявил: «Мы будем укреплять присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Это заявление можно рассматривать как проявление политики сдерживания, вызванное обеспокоенностью по поводу усиления Китая. Поведение США будет способствовать дальнейшим спорам о территориальном суверенитете между странами региона [12]. Согласно белой книге «Мирное развитие Китая», «в области национальной обороны Китай придерживается политики оборонительного характера», т.е. рассматривает ее как средство обеспечения уважения к суверенитету и территориальной целостности КНР со стороны других стран.

На наш взгляд, существуют три угрозы, вызванные блокадой Китая в Азиатско-тихоокеанском регионе со стороны США.

Первая угроза – территориального характера. В начале Холодной войны США создали в Азиатско-Тихоокеанском регионе первую оборонительную цепь, направленную против распространения коммунизма, которая начиналась с Японских островов, проходила через острова Сенкаку (кит. Дяоюйтай) и Тайвань и доходила до Филиппин, Индонезии, Малайзии и Малаккского пролива. Холодная война завершилась, но первая оборонительная цепь по-прежнему действует, осуществляя блокадную функцию против Китая. В последние годы между этими странами и территориями, с одной стороны, и Китаем, с другой, разгорелись споры по поводу целого ряда территориальных вопросов, включая Тайваньский вопрос, спор между Китаем и Японией по поводу островов Сенкаку, споры об островах в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Ситуация в Южно-Китайском море еще более сложная: здесь Китай одновременно ведет территориальные споры с Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией, Индонезией и Брунеем. В некоторых морских районах территориальные споры ведутся сразу между тремя государствами: Китаем, Вьетнамом и Филиппинами; Китаем, Малайзией и Вьетнамом; Китаем, Филиппинами и Малайзией. В то же время Вьетнам занял 20 принадлежащих Китаю островов в Южно-Китайском море, Филиппины заняли 9 принадлежащих Китаю островов, незаконно объявив в 1978 г. о том, что острова Каляан принадлежат Филиппинам, а в 2009 г. – вновь незаконно объявив о том, что Филиппинам принадлежат острова Хуанъянь; Малайзия заняла 3 принадлежащих Китаю острова, при этом рифы Наньань и Цзэнмуаньша включены в административную систему [5]. При этом соперниками Китая в территориальных спорах выступают страны-союзницы США. В настоящее время эти споры находятся в мертвой точке, однако в любое время они могут привести к конфликту, и усиление военного присутствия США может быть воспринято этими странами и территориями как событие, которое склонит чашу весов в их пользу. В то же время эти меры могут послужить предлогом для последовательного вторжения в регион американских вооруженных сил. Разумеется, усиление военного присутствия США также связано и с борьбой за ресурсы, прежде всего, за ресурсы океана.

Вторая угроза – контроль за морскими путями. Именно по морю Китай осуществляет импорт и экспорт товаров, и, что еще важнее, перевозку стратегических ресурсов, прежде всего, топливных. Однако США имеет господство в Тихом океане, и мощное военное присутствие США в Тихом океане воспринимается в Китае как контроль за жизненными артериями китайской экономики со стороны внешней силы. В настоящее время Китай впервые за свою историю пребывает в состоянии перехода от самодостаточной «интравертной» экономической модели к «экстравертной» экономической модели, опирающейся на морские пути, т.е. к экономической модели океанской торговли. Китай уже накопил достаточные силы для выхода на океанские пространства [4].

Третья угроза – вторжение в область прав человека. Официальная позиция Китая: сфера внутренней политики не должна подвергаться вторжению. В то же время позиция западных стран состоит в том, что права человека превыше суверенитета. Это можно толковать и как общечеловеческие устремления стран Запада, связанные с их моральной позицией. Но за «мягкой силой» западной риторики усматривается военная сила, которая и выступает здесь в качестве основного стратегического намерения. Политизация темы прав человека подразумевает принятие логики, утверждаемой как правительствами, так и неправительственными организациями западных стран. Отправная точка этой логики – противопоставление прав человека и Китая; априорно принимается утверждение, что ситуация в области прав человека в Китае постоянно ухудшается. И далее из этой посылки на основании различных слухов, догадок и прямого вымысла изыскиваются доказательства того, что «правительство Китая нарушает права человека», и в конечном счете достигается цель искажения образа Китая на международной арене [6].

Угроза войны главным образом сосредоточена в западной части Тихого океана, и сегодня Китай развивает авианосный флот в надежде с его помощью успешно защитить морские границы и наиболее развитые в экономическом отношении прибрежные провинции. Усиление США в Азиатско-Тихоокеанском регионе также представляет стратегическую угрозу для наиболее развитых в экономическом отношении регионов Китая.

Северо-западные материковые регионы: иной стратегический расклад

Китай – большая страна с протяженным стратегическим пространством, однако следует помнить об опасности войны на два фронта. С точки зрения стратегических просторов северо-западные приграничные районы Китая можно разделить на две части: с одной стороны, китайская провинция Синьцзян, с другой – пять центрально-азиатских стран и Россия.

После завершения холодной войны и изменения геополитического расклада центрально-азиатские республики пришли к независимости, и протяженность прямых границ между Китаем и Россией существенно сократилась. Монголия на протяжении длительного времени сохраняет роль буфера между Китаем и Россией. Стратегический накал на западе Китая существенно снизился. В отличие морских территорий на востоке, где постоянно существуют споры о суверенитете, на западе Китай уже пришел со своими соседями к единому мнению по практически всем территориальным вопросам.

Запад Китая также сталкивается с некоторыми проблемами, в частности, в Синьцзяне источником волнений остаются терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм. Однако в отличие от восточных регионов Синьцзян – это территория, давно управляемая центральным правительством, которое проводит в Восточном Китае антитеррористические мероприятия, пользуясь явным превосходством в военной силе. Можно сказать, что оно в целом контролирует ситуацию, и в настоящее время не существует внешней силы, которая бы могла вторгнуться в Синьцзян. Однако в восточных приморских районах все соперники Китая по территориальным спорам обладают собственными политическими образованиями, и США могут под благовидным предлогом вторгнуться в этот регион.

В то же время в отличие от стран, приверженных западной идеологии, соседние Китаю страны чаще сталкиваются с вызовом цветных революций.

Восток и запад Китая принадлежат к разным системам международного сотрудничества. Запад – это Шанхайская организация сотрудничества, восток – это АСЕАН и американско-японский альянс. В то же время, для того чтобы сейчас можно было непосредственно обеспечить Китаю надежный стратегический тыл, следует учитывать следующие обстоятельства. Противоречивый и неравный характер стратегического паритета двух регионов. Хотя восточные приморские и западные пограничные районы Китая пребывают в разном положении, ошибочная политика может привести к возникновению угрозы в пространстве стратегических интересов КНР.

Если внешние силы на западе и востоке объединятся для совместных действий, для Китая это будет означать войну на два фронта. Здесь существуют два варианта. В первом случае западу и востоку Китая будут угрожать две разных страны или группировки. С такими ситуациями Китаю уже приходилось сталкиваться: например, после прихода к власти Коммунистической партии на протяжении некоторого времени Китай одновременно был враждебно настроен в отношении как США, так и Советского Союза, что создало негативную обстановку для развития Китая. Впоследствии Китай перешел к модели отношений большого треугольника: Китай – США – СССР. Во втором случае и запад, и восток будут окружены близкими друг к другу странами или группировками. Китай стремится предотвратить возникновение обоих вариантов.

В настоящее время вероятность возникновения двух названных раскладов невелика. За пределами западных регионов КНР американские военные по сути были обузданы. США отозвали войска из Афганистана, хотя по-прежнему пользуются там определенным влиянием. В то же время центрально-азиатские страны в ближайшее время не будут вступать в НАТО или аналогичные организации под эгидой США. Хотя в Киргизии и существует военная база, однако ее реальный потенциал относительно невелик, равно как и угроза, которую она представляет для Китая. Вместе с тем Центральная Азия по-прежнему относится к пространству бывшего СССР, и Россия постоянно предпринимает попытки интеграции на пространстве СНГ. В то же время, Россия стремится вытеснить американских военных из Центральной Азии, в связи с чем вероятность формирования кольца окружения невелика.

Одновременно с усилением американских инвестиций в Азиатско-Тихоокеанский регион Китай будет постепенно усиливать сотрудничество с соседними континентальными странами на западе. Поэтому Китай, с одной стороны, сам будет усиливать сотрудничество с центрально-азиатскими странами и поддерживать благоприятные отношения политического сотрудничества, а с другой – будет совместно с Россией ограничивать влияние США, развивая сотрудничество в рамках ШОС, устраняя влияние США и укрепляя институциональное строительство. Это позволит, с одной стороны, выразить благорасположение в адрес западных соседей посредством соответствующих механизмов, а с другой – предотвратить возможную экономическую блокаду восточных приморских районов. В настоящее время сотрудничество с центрально-азиатскими странами в области энергоресурсов уже позволило Китаю укрепить свои позиции как крупной державы-импортера энергоресурсов, а также усилить возможности по противостоянию различным рискам в этой области.

Что касается военной угрозы, то если в пределах Китая одновременно проявятся конфликты на востоке и западе, то это создаст угрозу для стабильности всей страны. Поэтому центральное правительство прикладывает усилия к тому, чтобы преодолеть конфликты, усилить социальные инвестиции в те западные регионы, где проявляются конфликты на национальной почве, а также укрепить границы и смягчить национальные противоречия, обеспечив более высокий уровень благосостояния на местах. Что еще важнее, правительство стремится этими мерами поддержать стабильность и укрепить правопорядок, а на более глубинном уровне – укрепить чувство общей государственной идентичности среди различных национальных меньшинств.

В ближайшие несколько лет фактор нестабильности в Синьцзяне не удастся устранить, хотя он и не причинит существенных беспокойств. Земли на западе не отличаются плодородием, но там есть обильные ресурсы, что создает возможности для комплементарного развития с востоком. Поэтому запад – это помощник востока в деле развития. Китай будет продолжать усиливать инвестиции на запад, в том числе всемерно сокращать разрыв между западом и востоком в экономической области и создавать благоприятные условия для того, чтобы запад смог стать помощником востока.

На протяжении некоторого времени в будущем Китай и Россия будут испытывать на себе давление со стороны США, что послужит основой для развития сотрудничества между ними в политической сфере, включая занятие ими аналогичных вопросов по ряду ключевых для всего мира вопросов.

Угроза для востока отнюдь не обязательно связана с одновременной войной на несколько фронтов, а скорее – с возможностью формирования «бутылочного горлышка» в области энергоресурсов и экономики. В этом случае северо-запад станет стратегическим тылом Китая, а запад рассматривается также как стратегический тыл, но в долгосрочной перспективе. И если на востоке возникнут стратегические неприятности, то можно будет отступить в стратегическое пространство тыла. И хотя в ближайшее время такой стратегический расклад не сможет принести выгоды, он оказывает определенное психологическое воздействие на китайцев и создает дополнительную стратегическую опору в связи с ситуацией в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В то же время запад ограничен в плане стратегической координации в океане. Ограниченность ШОС проявляется в том, что этот союз не является военным, и уровень политической интеграции ее участников невысок. Ее формальное значение в сфере военного сотрудничества существенно выше реально исполняемой ею роли.

Поскольку угроза, с которой приходится сталкиваться в восточных регионах, не так велика, в настоящее время Китай по-прежнему нуждается в том, чтобы продолжать укреплять связи с Западом. Китай не намерен бросать вызов позиции США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и, как сказал заместитель председателя КНР Си Цзиньпин, «просторы Тихого океана достаточны для того, чтобы вместить и Китай, и США». В то же время Китай будет укреплять экономические связи с соседями на востоке и, невзирая на существующие противоречия, поддерживать многоуровневые связи ради обеспечения регионального сотрудничества.

Рецензенты:

Албакова Ф.Ю., д.ф.н., профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва;

Капицын В.М., д.пол.н., профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, г. Москва.

Работа поступила в редакцию 01.02.2013.


Библиографическая ссылка

Яо Ван В ПОИСКЕ ТОЧКИ РАВНОВЕСИЯ МЕЖДУ КОНТИНЕНТОМ И ОКЕАНОМ: АНАЛИЗ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ КИТАЯ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 4-3. – С. 743-746;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=31269 (дата обращения: 21.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074