Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

ДИСРЕГУЛЯЦИЯ NO/cGMP/cADPr/Ca2+-СИГНАЛЬНОГО ПУТИ В СОСУДАХ И МИОКАРДЕ СПОНТАННО ГИПЕРТЕНЗИВНЫХ КРЫС

Андреева Л.А. 1 Накипова О.В. 1 Сергеев А.И. 1 Аверин А.С. 1, 3 Лобанов А.В. 2 Рыков В.А. 2 Чемерис Н.К. 1 Гришина Е.В. 3 Мурашев А.Н. 2 Дынник В.В. 3
1 ФГБУН «Российской академии наук Институт биофизики клетки РАН»
2 ФГБУН «Российской академии наук филиал Института биоорганической химии имени академиков М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова»
3 ФГБУН «Российской академии наук Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН»
Цель. В сравнительных экспериментах исследовать влияние фенилэфрина (РЕ) и ацетилхолина (Ach) на сократительные свойства аорты крыс в условиях гипертензии (ГТ). Материалы и методы. Использованы здоровые крысы линии WKY (8-10 недель и 10 месяцев) и спонтанно-гипертензивные крысы SHR (возраст 10 месяцев, артериальное давление AD > 200 mmHg) с недостаточностью сердца; стандартные методы регистрации AD и методы регистрации силы сокращений образцов аорты и папиллярных мышц миокарда. Результаты. Показано, что у крыс SHR, с недостаточностью сердца, регистрируемой как отсутствие «эффекта паузы» и изменения зависимости силы сокращений(F) от частоты стимуляции (f), отсутствует расслабляющий эффект Achна сокращение сосудов, вызываемое РЕ. Введение донора NO-SNP или ингибитора ADP-рибозилциклазы (или CD38) – никотинамида (NAM) обеспечивает полное сокращение сосудов в этих условиях. Прием многокомпонентного состава «Хелпер-1» улучшает характеристики «эффекта паузы» в папиллярных мышцах без улучшения сократительных свойств образцов аорты(F(f)). Выводы. Дисрегуляция автокаталитического Са2+/NOS/NO/sGS/cGMP/PKG/CD38/cADPr/RyR/Ca2 + -сигнального пути в эндотелии и миоцитах сосудов может быть одним из основных факторов дисфункции эндотелия и гипертензии сосудов.
дисрегуляция
Са2+-сигнальные пути
NO
гипертензия
папиллярная мышца
аорта
1. Bers D. Kluwer Acad. Publ. 2001.452 р.
2. Edwards G., Félétou M., Weston A.H. Pflugers Arch. 2010. Vol. 459. no. 6. рр. 863–79.
3. Jacob R., Merritt J.E., Hallam T.J., Rink T.J. Nature. Vol. 335. no. 6185. рр. 40–5.
4. Kannan M.S., Prakash Y.S., Brenner T., Mickelson J.R., Sieck G.C. Am J Physiol. 1997. Vol. 272. no. 4. рр. 659–64.
5. Kushnir A., Shan J., Betzenhauser M.J., Reiken S., Marks A.R. ProcNatlAcadSci U S A. 2010. Vol. 107. no. 22. рр. 10274–9.
6. Lefer D.J., Lynch C.D., Lapinski K.C., Hutchins P.M. Microvasc Res. 1990. Vol. 39. no.2. рр. 129–39.
7. Lehnart S.E., Maier L.S., Hasenfuss G. Heart Fail Rev. 2009. Vol. 14. no. 4. рр. 213–24.
8. Marshall I.J., Wolfe CD, McKevitt C. BMJ. 2012. Vol. 345. рр. 3953.
9. Mattera G.G., Vanoli E, Martinez V., Luciani M., Falco T., Borsini F. ActaPhysiol (Oxf). 2011. Vol. 202. no. 2. рр. 141–9.
10. Nakipova O.V., Zakharova N.M., Andreeva L.A., Chumaeva N.N. Averin A.S. Kosarskii L.S., Anufriev A.I. Lewinski D.V., Kockskamper J., Pieske BJ. Cryobiology, 2007, Vol. 55. no. 3. рр. 173–181.
11. Nilsson H., Aalkjaer C. MolInterv. 2003. Vol. 3. no. 2. рр. 79–89.
12. Ozawa T. Mol Med Rep. 2010. Vol. 3. no. 2. P. 199–204.
13. Pieske B., Maier L.S., Bers D.M., Hasenfuss G. Circ Res. 1999. Vol. 85. no. 1. рр. 38–46.
14. Turovsky E.A., Turovskaya M.V., Dolgacheva L.P., Zinchenko V.P., Dynnik V.V. PlosOne. 2013. http://dx.plos.org/10.1371/journal.pone.0063483.
15. Woodman O.L., Wongsawatkul O., Sobey C.G. Clin Exp Pharmacol Physiol. 2000. Vol. 27. no. 1. рр. 34–40.

Гипертензия (ГТ) сосудов является одним из основных риск-факторов развития сердечно-сосудистых и почечных заболеваний. Несмотря на существенный прогресс в понимании патофизиологических механизмов этого явления и широкого арсенала средств коррекции ГТ, основные молекулярные механизмы ГТ изучены недостаточно. ГТ характеризуется величинами диастолического/систолического артериального давления выше 90/140 мм. Hg. К числу фактов, способствующих усилению ГТ, относят ожирение, алкоголь, стрессы, солевую диету и др. [8].

Развитие ГТ чаще всего связывают с усилением вазоконстрикции сосудов [2] и с увеличением входа Са2+ в гладкомышечные клетки через различные каналы, в присутствии агонистов – норадреналина (NE, α -адренорецепторы), ангиотензинаII, эндотелина-1 и др. и (или) с дисфункцией эндотелия и недостаточной продукцией ими факторов релаксации мышечных клеток сосудов – NO, H2O2, CO и производных арахидоновой кислоты (АА) при действии ацетилхолина (Ach), брадикинина, NE (β – адренорецепторы) и др. [15].

Одним из важных показателей «нормального» состояния сосудистой системы является ритмическая активность сосудов, регистрируемая как Са2+ колебания и волныв изолированных клетках гладких мышц [4] и эндотелия [3]; колебания силы сокращений сосудистых препаратов (препараты мышечных клеток и эндотелия сосудов) invitro [6], ритмические сокращения и волны, возникающие в сосудах invivo (регистрируемые с использованием методов лазерного или ультразвукового сканирования) [11]. Наличие таких автономных (эндогенных) периодических ритмов обычно связывают с наличием генератора колебаний в PLC/IP3/IP3-рецептор (IP3R)/Ca2+-сигнальном пути клеток [6,11], реже – в системе Са2+ сигнализации с участием NO/cGMP/cADPr [4]. В условиях ГТ наблюдаемое ритмическое разнообразие утрачивается [6,11], поэтому анализ механизмов генерации периодических режимов в таких системах может быть важным инструментом при анализе механизмов дисрегуляции различных Са2+-сигнальных систем мышечных клеток и эндотелия и дисфункции сосудистой системы при ГТ. В качестве модели ГТ нами взяты спонтанно-гипертензивные крысы (SHR) линии Вистар-Киото (WKY).Ниже приведены результаты начального этапа сравнительных исследований сосудистых образцов и папиллярных мышц миокарда здоровых животных и животных с ГТ.

Материалы и методы исследования

В экспериментах использовали здоровых крыс линии WKY в возрасте 2–3 месяца и 10 месяцев, а также крыс с ГТ SHR в возрасте 10 месяцев. Показателями ГТ у животных SHRсчитали: устойчивое наличие высокого артериального давления в интервале 200–230 mmHg, регистрируемого с помощью прибора NicoleitML-105 с капсулой Марра.

Половина животных из группы SHR (6 животных) получала с питьевой водой многокомпонентный состав гепатопротектора – БАД «Хелпер-1» («Х-1») из расчета 1,5 г/1 кг веса в день в течение 4 недель. Перед декапитацией животных использовали эфирный наркоз, затем быстро извлекали сердце и препараты аорты и помещали в аэрированные растворы Тироде. Исследования сократимости миокарда проводились на папиллярных мышцах (ПМ) правого желудочка сердца при температуре 30 ± 1 °С.

Выделение папиллярных мышц (ПМ), стимуляцию и измерение амплитуды сокращения в изометрическом режиме проводили по ранее описанной методике [10]. Механическая активность мышц регистрировалась с помощью механотрона 6Х-2М и автоматизированной установки на основе РС и плат АЦП-ЦАП (L-Сard 154 и L-Card E14-440). Исследование механических свойств сосудистой системы проводили на кольцевых сегментах (длина 3–3,5 мм) грудной аорты по описанной ранее методике. Состав раствора Тироде для колец аорты (в моль/литр): Na + 150,0; K + 4,0; Mg2 + 1.0; Cа2 + 2,0; HCO3– 12,0; HPO4– 1,8; Сl– 148,4; глюкоза 11,0; pH = 7,4). Регистрацию силы изометрического сокращения проводили с помощью механотрона 6Х2М на ПК и Linerecorder TZ 4221 (Чехия) при температуре раствора 20 °С. В работе использовались реагенты (в т.ч. агонисты и ингибиторы) TOCRIS bioscience.

Результаты исследования и их обсуждение

Сравнительное исследование на папиллярных мышцах. Большинство патологий сердца сопряжено с перегрузкой клеток по кальцию. Саркоплазматический ретикулум (СР) является одной из ключевых структур кардиомиоцитов, отвечающих за внутриклеточный гомеостаз Са2 + и сократительный резерв [1, 9].

Для оценки роли СР в регуляции сократительной активности миокарда крыс использовался эффект потенциации паузой («эффект паузы»), который описан в методике. Во время интервала покоя внеклеточный Са2+ продолжает поступать в клетку и аккумулироваться в СР, в результате чего при первом после паузы сокращении в цитоплазму (а не в саркоплазму) высвобождается значительно большее количество кальция, чем при ритмическом сокращении. «Эффект паузы» выражен в миокарде с хорошо развитым СР. В миокарде с ослабленной функцией СР (при патологических состояниях) – эффект потенциации паузой значительно снижен [1, 9].

На рис. 1, а приведен пример регистрации «эффекта паузы» в сердце здоровой крысы WKY – имеет место позитивное влияние длительности паузы t (с) на амплитуду силы сокращений первого после паузы ответа (F1). «Эффект паузы» полностью подавляется рианодином – блокатором Са2+-каналов саркоплазматического ретикулума (СР) (рис. 1, б). Таким образом, амплитуда (F1) первого сокращения после паузы определяется емкостью кальциевого пула СР сердечной клетки. Из данных, представленных на рис. 1, в, г видно, что эффект паузы практически отсутствует у крыс SHR, что свидетельствует о нарушении функционирования системы поддержания Са2+ гомеостаза на уровне CP. Эти данные согласуются с результатами других авторов [13]. Судя по предварительным данным, после проведенного приема «Х-1» величина «эффекта паузы»изменяется у крыс SHR и становится подобной характеристике, регистрируемой у здоровых животных (рис. 1, в), что может свидетельствовать о нормализации процессов регуляции кальциевого гомеостаза на уровне СР у крыс SHR.

аpic_54_1.tifб
вpic_54_2.tifг

Рис. 1. Эффект паузы как качественный показатель содержания Са2+ в саркоплазматическом ретикулуме: А – типичный пример регистрации «эффекта паузы» в сердце крысы WKY (10 месяцев) на частоте стимуляции 1,0 Гц; Б – подавление эффекта паузы рианодином. Сокращения восстанавливаются только при повышении концентрации Са2+ в составе перфузирующего раствора до 5,4 мМ; В, Г – сравнительная картина эффекта паузы в ПМ крысы WKY (В) и SHR (Г). * – достоверность отличия потенцирующего эффекта паузы от его величины при длительности паузы 2 с (p < 0,05)

Сила сокращений F(f), развиваемая полосками папиллярных мышц крыс SHR, в 3–4 раза ниже силы сокращений, развиваемых здоровыми животными. Ниспадающие кривые зависимости силы F от частоты стимуляции f – F(f) наблюдаются у здоровых животных при низких частотах стимуляции и при увеличении f может иметь место рост силы F с увеличением частоты стимуляции f (не показано). Обычно такой рост F при физиологических частотах стимуляции связан с ростом Са2+i в миокардиоцитах объясняется активацией выброса Са2+ из рианодинового рецептора (RyR) при его фосфорилировании CaMKII [5]. В условиях гипертрофии и недостаточности миокарда [1, 9, 7] избыточное фосфорилирование RyR с участием PKA или CaMK II [12] может переводить канал в полуоткрытое состояние с ростом уровня Саi в покое (в диастоле) с нарушением формы характерных для здоровых животных зависимостей F(f). У крыс SHR форма зависимости F(f) существенно меняется. При малых частотах стимуляции f сила сокращений F почти не зависит от f, а при физиологических частотах стимуляции (f > 1 гЦ) сила сокращений F незначительно уменьшается с ростом f (не показано). У крыс SHR, принимавших «Х-1», кривая зависимости F(f) имеет отрицательный наклон, однако рост силы сокращений при больших частотах стимуляции не восстанавливается (не показано). Учитывая положительные изменения эффекта паузы, можно говорить лишь о частичном улучшении сократительных функций миокарда при введении препарата «Х-1». В состав «Х-1» входят: L-карнитин, который может улучшать сократительную функцию мышц и снижать окислительный стресс при диабете 2 типа, а также L-аргинин – источник синтеза NO.

Сравнительные исследования на препаратах аорты. На рис. 2 представлены данные записей силы сокращений (сила F) образцов кольца аорты здоровых животных WKY в возрасте 3 месяца (рис. 2, а) и 10 месяцев (рис. 2, б, в), а также крыс SHR, получавших чистую питьевую воду (рис. 2, г) и воду, содержащую состав «Х-1» (рис. 2, е).

а pic_55.tif б  pic_56.tif
в pic_58.tif г pic_57.tif
д pic_59.tif

Рис. 2. Влияние PE и Ach на сокращение колец аорты здоровых крыс WKY в возрасте 3 месяцев (а) и 10 месяцев (б, в) и крыс SHR, не принимавших (г) и принимавших (Д) многокомпонентный состав «Х-1». Пояснение в тексте

Из рис. 2, а видно, что сокращение кольца аорты, вызванное PE, сопряжено с ритмическими изменениями величины F (с периодом 1–5 с). Аппликация Ach приводит к полному расслаблению образцов аорты с последующей генерацией медленных (период более 30 с) колебаний силы сокращений F высокой амплитуды. Генерация быстрых колебаний F обычно наблюдается в различных типах сосудов при аппликации NE, Ach и др. и объясняется наличием генератора колебаний в Са2+-сигнальной системе с участием PLC/IP3/IP3 рецептора [6, 11]. Медленные колебания F большой амплитуды (рис. 2, а) зарегистрированы впервые. У здоровых животных в возрасте 10 месяцев (рис. 2, б) наблюдаются только быстрые колебания F как при действии PE, так и при отмывке Ach. Cам по себе Ach, вызывающий эффективное расслабление колец аорты, не приводит к генерации колебаний F в этих условиях. У животных этого возраста (так же как и у молодых животных) введение ингибитора NO-синтаз (NOS) – L-NAME приводит к подавлению расслабляющего эффекта Аch. Считается, что Ach может вызывать расслабление сосудов, обеспечивая генерацию факторов релаксации – NO, H2O2, а также производных АА [15]. Слабое увеличение силы сокращений F при последовательных добавках Ach может быть связано в этих условиях с малым вкладом метаболитов АА в расслабляющий эффект Ach, поскольку последующие добавки донора NOSNP приводят к полному расслаблению колец аорты (Рис. 1В). Считается, что NO в этих условиях активирует PKG по цепочке NO/cGMP/PKG, обеспечивая активацию K+-каналов, гиперполяризацию и расслабление миоцитов [15].

Ранее нами было показано[14], что автокаталитический Са2+-сигнальный путь:

Ca2+/NOS/NO/sGC/cGMP/PKG/CD38/cADPr/RyR/Ca2+ (1)

играет важную роль в регуляции уровней Са2+, NO и активности PKG и RyR в адипоцитах и может быть источником Ca2+ и NO колебаний и волн в этих и других типах клеток.

По нашему мнению, активация PKG в цепочке (1) должна также способствовать расслаблению миоцитов за счет уменьшения уровня Са2+i при активации SERCA и PMCA, с одновременным ингибированием различных Са2+-каналов с участием PKG, как это имеет место в адипоцитах [14].

В препаратах аорты, выделенных из животных с ГТ (крысы SHR), добавки Achне приводят к расслаблению колец аорты, вызванных PE (рис. 2, г), подобно тому, как это имеет место у контрольных животных при введении блокатора NOSL-NAME (рис. 2, в). Последующее введение донора NOSNP приводит к полному расслаблению колец (рис. 2, г), что свидетельствует о дисфункции автокаталитического Ca2+/NO-сигнального пути эндотелия (1), связанной с низкой активностью еNOS [15] или с низким уровнем Са2+ (активатора eNOS) в эндотелиальных клетках. Введение в этих условиях вместо SNP, продукта ADP рибозилциклазы (или CD38) – никотинамида (NAM, рис. 1, г) также приводят полному расслаблению миоцитов аорты. Ингибируя ADP рибозилциклазу, NAM приводит к уменьшению концентрации продукта этой реакции c ADP ribose в миоцитах, являющегося активатором RyR. Это приводит в свою очередь к полному блокированию сигнальной цепочки (1), к подавлению выброса Са22+ из RyR-зависимых Са22+ депо и к расслаблению миоцитов. Последующие добавки донора NOSNP усиливают расслабляющий эффект NAM (рис. 2, г), по-видимому, за счет накопления c GMP и активации PKG. В отличие от клеток сердечной мышцы прием состава «Х-1» не приводит к улучшению сократительных функций миоцитов аорты или к снятию дисфункции эндотелия у крыс SHR (рис. 2, д).

Заключение

Неспособность Ach обеспечивать расслабление препаратов аорты крыс SHR может быть связана с дисфункцией Са2+/NOS/NO/sGS/cGMP/PKG/CD38/cADPr/RyR/Ca2+-сигнального пути клеток эндотелия и миоцитов аорты.

Работа выполнена при финансовой поддержке Президиума РАН (ФНМ, проект № 01201256033); грант РФФИ № 13-04-01234-а.

Рецензенты:

Асланиди К.Б., д.ф.-м.н., ведущий научный сотрудник, Лаборатория биофизики внутриклеточной регуляции, Учреждения Российской академии наук Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН, г. Пущино;

Маевский Е.И., д.м.н., профессор, зам. директора Учреждения Российской академии наук Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН, г. Пущино.

Работа поступила в редакцию 03.06.2013.


Библиографическая ссылка

Андреева Л.А., Накипова О.В., Сергеев А.И., Аверин А.С., Аверин А.С., Лобанов А.В., Рыков В.А., Чемерис Н.К., Гришина Е.В., Мурашев А.Н., Дынник В.В. ДИСРЕГУЛЯЦИЯ NO/cGMP/cADPr/Ca2+-СИГНАЛЬНОГО ПУТИ В СОСУДАХ И МИОКАРДЕ СПОНТАННО ГИПЕРТЕНЗИВНЫХ КРЫС // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 6-6. – С. 1397-1401;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=31748 (дата обращения: 04.06.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074