Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ОСОБЕННОСТИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ШКОЛЬНИКОВ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Захкиева Р.С.-А. 1 Губарева Л.И. 2
1 ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет»
2 ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»
У чеченских школьников в 8–10 лет выявлены достоверно более низкие ростовые показатели по сравнению со ставропольскими сверстниками. Показатели окружности грудной клетки у чеченских детей выше, чем у ставропольских в 7–8 лет у мальчиков и в 7–10 лет у девочек. Значимые различия выявлены по физиометрическим показателям: у чеченских детей более высокие показатели ЧСС, систолического давления и более низкие показатели силы правой кисти в 7–10 лет, жизненной емкости легких – в 8, 10 лет (р < 0,05); на 1 год раньше у них проявляются половые различия. Показатели уровня тревожности у школьников Чеченской республики ниже, чем у школьников Ставропольского края. Кроме того, у чеченских мальчиков выявлены более высокие показатели адекватности самооценки при более низких показателях школьной мотивации и большем количестве ошибок на дифференцировку. Выявленные нами различия психосоматического развития диктуют необходимость создания региональных стандартов и систематического мониторинга за состоянием физического и психического развития детей Чеченской республики.
школьники
психосоматическое развитие
центральная нервная система (ЦНС)
мотивация
тревожность
адекватность самооценки
1. Арский Ю.М., Данилов-Данильян В.И., Залиханов М.Ч., Кондратьев К.Я., Котляков В.М., Лосев К.С. Экологические проблемы: Что происходит, кто виноват и что делать? – М.: МНЭПУ. – 1997. – 330 c.
2. Губарева, Л.И. Экологический стресс: монография. – СПб.: Лань-Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001. – 448 с.
3. Зеленина Л.В. Медико-экологическая оценка состояния здоровья детей восточной зоны Оренбуржья: автореф. дис. ... канд. мед. наук. – Оренбург, 1996. – 23 с.
4. Козлов В.И., Фарбер Д.А. Основные теоретические предпосылки изучения физиологии развития ребенка // Биологический возрастная периодизация. – М., 1977. – С. 5.
5. Рудьева Д.Г. Физиологическая адаптация и психосоматическое развитие школьников в условиях внедрения здоровьесберегающих технологий: автореф. дис. … канд. биол. наук: 19.00.02. – Ставрополь, 2006. – 21 с.
6. Попова С.П. психосоматические особенности детей и подростков 7-13 лет, проживающих в условиях сочетанного воздействия отцовской депривации и химического загрязнения окружающей среды: автореф. дис. … канд. биол. наук: 19.00.02. – Ставрополь, 2011. – 24 с.
7. Popova S.P., Achverdova O.A., Gubareva L.I. Psychosomatic development of the schoolchildren, living in the conditions of combined chemical pollution influences of environment and fatherly deprivation // International Journal of Psychophysiology. – Budapest, 2010. – Р. 341.

Здоровье – одна из несомненных ценностей человека. Показатели здоровья являются наиболее объективными и надежными критериями благоприятного или неблагоприятного влияния факторов внешней среды, в том числе и обучения на рост и развитие организма. Их знание позволяет обосновать профилактические мероприятия по охране и укреплению здоровья. Ситуация со здоровьем детей и школьников в Чеченской республике, как и в целом в России, продолжает оставаться одним из приоритетных направлений в области образования. Серьезную озабоченность в России вызывает рост числа детей с ослабленным соматическим и психоневрологическим здоровьем [1, 2, 3, 6, 7].

Представление об адаптивном характере индивидуального развития привело к необходимости пересмотра понятия возрастной нормы как совокупности среднестатистических морфологических и физиологических параметров. Было высказано положение, согласно которому возрастную норму следует рассматривать как биологический оптимум функционирования живой системы, обеспечивающий адаптивное реагирование на факторы внешней среды [4].

С учетом вышеизложенного целью настоящего исследования было изучение особенностей психосоматического развития и адаптационных возможностей городских и сельских школьников 7–10 лет Чеченской республики.

Материалы и методы исследования

Проведено комплексное поперечно-продольное обследование 720 школьников (370 мальчиков и 350 девочек) сельских и городских школ, не отягощенных генетической патологией, в возрасте 7–10 лет, обучающихся в общеобразовательных школах Чеченской республики (ЧР) в течение 2010–2012 учебных лет.

У детей определяли показатели физического (масса и длина тела, весо-ростовой индекс, окружность (ОГК) и экскурсия (ЭГК) грудной клетки), физиологического (жизненная емкость легких – ЖЕЛ, частота сердечных сокращений – ЧСС, величина артериального давления, сила мышц кисти рук) и психического, ментального (уровень тревожности – УТ, адекватность самооценки, школьная мотивация, успеваемость учащихся) развития, а также степень адаптации (длительность индивидуальной минуты (ИМ) и функциональное состояние центральной нервной системы).

Обследование проводили с учетом циркасептального, циркадианного и сезонного биоритмов. Полученные данные подвергались вариационно-статистической обработке на компьютере с использованием статистического пакета анализа данных в Microsoft Excel-2006.

Результаты исследований и их обсуждение

Сопоставление показателей соматического развития чеченских школьников со школьниками Ставропольского края (СК) (рис. 1) выявило, что полученные нами данные значимо отличаются от региональных стандартов детей 7–10 лет СК [6]: выявлены достоверно более низкие ростовые показатели в 8 лет у городских мальчиков ЧР, а в 10 лет как у городских, так и у сельских (р < 0,05–0,001) мальчиков по сравнению со ставропольскими мальчиками. У девочек ЧР более низкие показатели длины тела, по сравнению со ставропольскими школьницами, были выявлены в 8 лет у городских, а в 9 и 10 лет как у городских, так и у сельских школьниц (р < 0,01).

pic_79.wmf

pic_80.wmf

Рис. 1. Возрастная динамика длины и массы тела детей 7–10 лет Чеченской республики и Ставропольского края. * – р < 0,05 – достоверность различий между чеченскими и ставропольскими детьми

Масса тела (рис. 1) у чеченских школьников также была снижена по сравнению со ставропольскими школьниками в 8 лет у сельских и городских мальчиков, а в 9–10 лет у городских мальчиков (р < 0,05). У девочек достоверное снижение массы тела по сравнению со ставропольскими школьницами наблюдали преимущественно при проживании в городской местности (в 8–10 лет). При проживании в сельской местности снижение массы тела наблюдали значительно позже – в 10 лет.

В пользу более грацильных тотальных размеров и массы тела у чеченских детей по сравнению со ставропольскими школьниками 7–10 лет свидетельствуют и показатели весоростового индекса, достоверное снижение которого отмечали в 8 лет у городских и сельских мальчиков, а в 9–10 лет только у городских мальчиков, а также в 8 и 10 лет у сельских девочек и 8–10 лет у городских девочек (р < 0,05–0,01).

Таким образом, выявленная нами возрастная динамика показателей соматического развития школьников 7–10 лет ЧР отличается от таковых у школьников СК [5]. Максимальную величину прироста массы и длины тела у ставропольских школьников регистрировали с 7 до 8 и с 9 до 10 лет, минимальную – с 8 до 9 лет, а у чеченских школьников максимальную величину прироста массы и длины тела наблюдали с 8 до 10 лет. Возраст с 7 до 8 лет у чеченских детей характеризуется торможением ростовых процессов, что дает основание считать его критическим периодом адаптации к учебным нагрузкам.

Сопоставление показателей ОГК у учащихся начальных классов ЧР и СК выявило, что в 7–8 лет чеченские мальчики имеют большие размеры ОГК, чем ставропольские (р < 0,05), в дальнейшем различия нивелируются. Чеченские девочки сохраняют достоверно более высокие показатели ОГК по сравнению со ставропольскими школьницами на протяжении всего препубертатного периода онтогенеза. Более выраженные различия наблюдаются в городской среде обитания. Кроме того, у чеченских школьников раньше, чем у ставропольских, проявляются половые различия.

Сопоставление показателей ЭГК у учащихся городских школ ЧР и СК [6] выявило, что школьники г. Ставрополя, как мальчики, так и девочки, имеют большие размеры ЭГК, чем школьники г. Грозного (р < 0,05–0,001), что, во-первых свидетельствует в пользу более грацильного телосложения чеченских детей, а во-вторых, дают основание полагать, что иные климатические условия проживания формируют другие механизмы адаптации к условиям окружающей среды. И это может стать целью дальнейших исследований.

Сопоставление величин ЖЕЛ у чеченских детей и ставропольских сверстников показало, что в 8 лет у чеченских мальчиков и девочек ЖЕЛ выше, чем у ставропольских: 1630 ± 23 и 1498 ± 49 мл соответственно у мальчиков и 1562 ± 21 и 1425 ± 36 мл у девочек (р<0,05). В 9 лет сохраняется тенденция к увеличению ЖЕЛ у чеченских детей, а к 10 годам показатели ЖЕЛ у чеченских школьников становятся ниже по сравнению со школьниками СК (р < 0,05). Таким образом, возраст 9 и 10 лет является критическим для развития альвеолярного аппарата чеченских детей и функциональных возможностей респираторной системы.

Анализ значений ЧСС чеченских школьников в сопоставлении их со значениями ЧСС ставропольских школьников показало, что у чеченских детей в 7–10 лет ЧСС достоверно выше (р < 0,05), чем у ставропольских, как у мальчиков, так и у девочек [5] (рис. 2). Наиболее значимые различия выявлены в 8 лет. Полученные данные дают основание предполагать либо отставание в развитии регуляторных механизмов сердечного ритма, либо преобладание симпатических влияний на ритм работы сердца у чеченских детей. И в том, и в другом случае появляется необходимость иметь региональные стандарты развития сердечно-сосудистой системы.

В пользу этого свидетельствует и факт более высоких величин систолического давлении (СД) у чеченских мальчиков и девочек по сравнению со ставропольскими. Достоверно значимые различия у школьников ЧР и СК выявлены в 8–9 лет: в 8 лет регистрировали достоверно выражение повышение показателей СД у девочек, а в 9 лет как у девочек, так и у мальчиков (р < 0,05). Сопоставление величин пульсового давления (ПД) у чеченских и ставропольских школьников [5] выявило в период адаптации к школе – в 7 лет у сельских школьников, а также в 10 лет у городских школьников снижение ПД (р < 0,05) наряду с повышением ЧСС, более выраженное у мальчиков, что косвенно указывает на уменьшение силы сердечных сокращений и соответственно ударного объема крови и менее экономном режиме работы сердца.

Сопоставление показателей силы правой кисти у чеченских и ставропольских школьников 7–10 лет выявило достоверное более высокие показатели силы правой кисти у ставропольских мальчиков и девочек (р < 0,05), что также подчеркивает необходимость создания региональных стандартов физического развития.

Сопоставление результатов хронорефлексометрии с имеющимися данными по СК выявило более высокую скорость зрительно-моторной реакции у городских девочек ЧР при поступлении в школу (р < 0,05), в остальные исследуемые сроки достоверно выраженных отличий по показателям подвижности центральной нервной системы у мальчиков и девочек не выявлено. В то же время в 8 лет чеченские мальчики допускают большее количество ошибок на дифференцировку, чем ставропольские сверстники (р < 0,05), что указывает на снижение способности дифференцировать раздражители из внешней среды и диктует необходимость мониторинга развития центральной нервной системы.

Сопоставление показателей УТ у чеченских и ставропольских школьников (рис. 2) выявило достоверно более низкие показатели УТ у сельских мальчиков ЧР в 8–10 лет, у городских мальчиков – в 7–9 лет по сравнению со ставропольскими сверстниками (р < 0,05). Это дает основание полагать, что в психическом развитии городские мальчики ЧР опережают сельских мальчиков СК на 1 год. У чеченских девочек, обучающихся в сельской школе, УТ в 7 лет был выше, чем у ставропольских школьниц, а в 8–10 лет – ниже (р < 0,05). У городских девочек ЧР достоверное снижение УТ по сравнению со ставропольскими сверстницами отмечали только в 8 и 9 лет (р < 0,05), что допустимо расценивать как показатель более высокой резистентности психики к условиям окружающей среды у чеченских девочек по сравнению со ставропольскими в препубертатном периоде онтогенеза.

pic_81.wmf

pic_82.wmf

Рис. 2. Возрастная динамика частоты сердечных сокращений (ЧСС) и уровня тревожности у детей Чеченской республики и Ставропольского края. * – р < 0,05 – достоверность различий между чеченскими и ставропольскими детьми

Сопоставление величин ШМ у чеченских и ставропольских школьников выявило достоверно более низкие показатели ШМ у чеченских мальчиков по сравнению со ставропольскими мальчиками в 8–10 лет (р < 0,05), что диктует необходимость систематического мониторинга школьной мотивации и создания условий для поддержания ее высокого уровня.

В целом результаты исследования дали нам основание для разработки региональных стандартов соматического и психического развития с учетом места проживания детского населения (город, село), поскольку среда обитания в значительной мере определяет фенотипические проявления генотипа.

Кроме того, полученные нами данные диктуют необходимость учета региональных особенностей психосоматического развития при построении учебно-воспитательного процесса в начальной школе.

Заключение

Сопоставление интегральных показателей физического развития – массы и длины тела у учащихся начальных классов Чеченской республики и Ставропольского края выявило достоверно более низкие ростовые показатели у чеченских школьников в 8–10 лет по сравнению со ставропольскими сверстниками. Показатели окружности грудной клетки у чеченских детей выше, чем у ставропольских в 7–8 лет у мальчиков и в 7–10 лет у девочек.

Достоверно значимые различия выявлены по физиометрическим показателям: у чеченских детей более высокие показатели ЧСС, систолического давления и более низкие показатели силы правой кисти в 7–10 лет, жизненной емкости легких – в 8, 10 лет; на 1 год раньше у них проявляются половые различия.

Достоверно выраженные отличия выявлены и по показателям психического развития: у школьников Чеченской республики показатели уровня тревожности ниже, чем у школьников Ставропольского края. Кроме того, у чеченских мальчиков выявлены более высокие показатели АСО при более низких показателях ШМ и большем количестве ошибок на дифференцировку.

Выявленные нами различия психосоматического развития обусловливают создание региональных стандартов и диктуют необходимость систематического мониторинга за состоянием физического и психического развития детей Чеченской республики.

Рецензенты:

Джандарова Т.И., д.б.н., проректор по учебной работе института живых систем, профессор кафедры анатомии и физиологии, ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», Министерства образования и науки РФ, г. Ставрополь;

Колодийчук Е.В., д.м.н., профессор кафедры клинической фармакологии, аллергологии и иммунологии с курсом ПДО Ставропольского государственного медицинского университета, Министерства здравоохранения РФ, г. Ставрополь.

Работа поступила в редакцию 17.01.2014.


Библиографическая ссылка

Захкиева Р.С.-А., Губарева Л.И. ОСОБЕННОСТИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ШКОЛЬНИКОВ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 11-9. – С. 1861-1865;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33471 (дата обращения: 18.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074