Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

МЕХАНИЗМ КОНСТРУИРОВАНИЯ БУДУЩЕГО: ОЩУЩЕНИЕ, ИДЕЯ, КОНЦЕПТ

Налетова А.И. 1
1 ГОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет»
В работе исследован процесс конструирования будущего как принцип деятельности человека в условиях нестабильности. Философский подход в исследовании природы взаимодействия человека и будущего позволил выделить механизм конструирования будущего, который может выступать в качестве общего принципа широкого круга методик проектирования и планирования. В этих условиях механизм конструирования будущего выступает как некая общая, единая технология, позволяющая не только определить спектр вариантов, но и построить желаемый образ будущего – концепт. Методологическим основанием исследования стали идеи Уайтхеда, опирающиеся на процессуальность мира. Механизм конструирования будущего может быть представлен как последовательный переход от ощущения будущего через формирование идеи к концепту. Результатом данного процесса является целостный образ будущего, в котором представлена проекция человека как субъекта, окружающего его мира, а также их взаимосвязи.
конструирование будущего
человек и будущее
концепт будущего
механизм конструирования
этапы конструирования
1. Уайтхед А.Н. Приключения идей / Альфред Норт Уайтхед; перевод с англ. Л.Б. Тумановой; [примеч. С.С. Неретиной] / Науч. ред. С.С. Неретина. Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФРАН, 2009. – 383 c.
2. Bloch E. The Principle of Hope. Cambridge, MIT Press, 1995. – 234 р.
3. Bloch E. The spirit of Utopia. – Stanford, Stanford University Press, 2000. – 298 р.
4. Heidegger M. Bremen and Freiburg Lectures: Insight Into That Which Is and Basic Principles of Thinking. – Bloomington, Indiana University Press, 2012. – 198 p.
5. Heidegger M. On time and being. – London, University of Chicago Press, 2002. – 84 р.
6. Lyotard J-F. The Postmodern Condition. – Manchester, Manchester University Press, 1984. – 110 p.
7. McHenry L.. Extension and the Theory of the Physical Universe. – Handbook of Whiteheadian Process Thought, 2008. – № 1. – Р. 291–302.
8. Sherburn D.W. A Key to Whitehead’s: Process and Reality. – Chicago, University of Chicago Press, 1981. – 263 р.
9. Whitehead A.N. Adventures of ideas. – London, Collier-Macmillan, 1967. – 307 p.
10. Whitehead A.N. Process and Reality. An Essay in Cosmology. – Cambridge, Cambridge University Press, 1979. – 208 p.
11. Whitehead’s Lecture Notes. European Studies in Process Thought. James Bradley, Andre Cloots, Helmut Maaben, Michel Weber. Available at: http://whiteheadresearch.org/research/lecture-notes/index.shtml (accessed 12 December 2013)
12. Whitrow G.J. The Natural Philosophy of Time. – Oxford, Clarendon Press, 1980. – 399 p.
13. William C. An Interpretation of Whitehead’s Metaphysics. – New Haven, Yale University Press, 1959. – 418 р.
14. Light and shade (2012) Available at: http://www.nationalgallery.org.uk/paintings/learn-about-art/paintings-in-depth/mysterious-virgin/*/viewPage/4, (accessed 16 December 2013).

Что значит будущее для каждого из нас? Какие тайны, возможности для каждого из нас скрыты в нем? Каждый день мы задаем себе вопрос: что будет завтра? Мы не можем сказать определенно, что произойдет через год. Но мы можем точно сказать, что жизнь не заканчивается на сегодняшнем моменте и будущее неизбежно. Будущее обладает высокой значимостью для человека. В разные времена человек пытался заглянуть в будущее, иногда с опаской, иногда с надеждой, осознавая его неизбежность.

С середины 19 века, ознаменовавшейся технологическими и научными открытиями, появлением эволюционной теории Дарвина («Происхождение видов», 1859), усилением веры в человеческие способности (развитие идей трансгуманизма), в поле зрения науки, философии, культуры все чаще попадают вызовы будущего. Технологический прогресс, увеличивший темпы изменений в человеческой жизни, поставил вопрос о перспективе человеческих возможностей. В эпоху «проб» и «экспериментов», революций, бунтов, смен форм правления и других мировых тенденций возникает переломный момент и в истории человечества и всех сфер его деятельности. Настает период, когда размышления о будущем становятся центральным звеном во многих направлениях человеческой жизни. Мысль о будущем прослеживалась в литературе (научная фантастика – романы Ж. Верна, рассказы Г. Уэллса, Р. Брэдбери), искусстве (футуризм и модернизм – Джакомбо Бала, Умберто Боччони, Марио Сирони), архитектуре (авангардизм – И. Габо, А. Певзнер, Антонио Сант’Элиа), менеджменте (планирование, проектирование – Сэмюэль Хабер, Тейлор, Дональд Стабил). Человек, всматриваясь в будущее, видит в нем возможность – возможность развития, последующих технологических прорывов и как следствие – самореализации и покорения природы.

Однако подобное позитивное настроение не свойственно для современной ситуации. Описывая современное общество, Ж.-Ф. Лиотар выделяет его основные характеристики. Сегодня нет стремления изменить мир как всеобщей идеи, громких лозунгов, глобального взгляда на судьбу человечества. Все меньше амбициозных, сильных и властных лидеров общества [6, с. 14]. В современном обществе каждый предоставлен сам себе. Общество постмодерна Лиотар представляет в образе хаотичного броуновского движения. Отсутствует общая единая система, идеология. Решаются задачи повседневности, практичности, но не стратегии. Возможно, все это является следствием разочарования в событиях прошлого и предпосылкой к ощущению неопределенности будущего. С течением времени темпы развития мира ускоряются, увеличивается уровень энтропии, рефлексия современного общества и появление новых технологий, совершение открытий асинхронны, что усиливает неопределенность будущего. Современная жизнь бурлит инновационными открытиями, технологическими прорывами. Темпы развития и внедрения инноваций ускоряются, человеческая рефлексия уже не идет параллельно с технологиями. Повсюду мы наблюдаем технологический прорыв, внедрение и диффузию инноваций. Скорость развития инновационной технологической среды порождает сложность предвидения, определенности в будущем. Мы не успеваем проанализировать влияние на общественную жизнь только что внедренной разработки, как уже появляется новая.

Сегодня будущее предстоит перед нами как нечто неопределенное, лишенное конкретики, образа. Будущее многовариантно. Широкий спектр развития событий с равной долей вероятности их свершения может восприниматься как высокая степень неопределенности, нестабильности. Отсюда возникает одна из особенностей человека постмодерна – взгляд в будущее с релятивистской позиции «всё возможно». В таких условиях человек теряет интенцию к предвидению будущего. Появляется ощущение страха и угрозы будущего. За период от начала до конца 20 века произошла трансформация человеческого ощущения будущего – от предвосхищения будущего к ощущению неопределенности, потери, угрозы. И сегодня человек оцепенело смотрит на будущее, предпочитая жить настоящим.

В этих условиях общество особенно остро нуждается в стабильности. Это заставляет его вести поиск универсалий, являющихся особо ценными и необходимыми сущностями в современном мире вещей. Нужна некая, с трудом поддающаяся определению способность к обобщению частных случаев и понимания того, как полученные обобщения работают в применении к самым различным обстоятельствам. Эта сила рефлексии по сути своей относится к философии: это взгляд на общество с точки зрения всеобщего.

В исследовании ведется поиск общего принципа построения будущего в условиях нестабильности и неопределенности, анализируется позиция современного человека, а также современные научные взгляды на проблему будущего. Историко-философский анализ позиций проблемы будущего показал возможность классифицировать основные идеи на 2 типа: будущее неопределенно (индетерменизм) и будущее предопределено. Детерминизм будущего наиболее характерен для работ до середины XIX века. Современный взгляд на поставленную проблему обращается к индетерминизму, тем самым, подтверждая активную роль человека в процессе взаимодействия с будущим: человек может не только предвидеть и прогнозировать будущее, но и создавать его.

Предметом исследования является взаимосвязь человека и будущего как субъекта и объекта. Цель исследования может быть охарактеризована как поиск и выявление философской позиции, позволяющей описать общий принцип (механизм) конструирования будущего.

Принципы и методы исследования

Будущее неразрывно связано с понятием времени. Человек, оглядываясь на свою жизнь, запоминает в большей степени не конкретные часы, а события, эмоции, которые произошли с ним: «При утверждении, что время соотносительно, мы не обязательно подразумеваем, что оно зависит только от материальных событий. Оно может зависеть также от психических событий» [12, с. 54]. Задумываясь о том, что будет, человек представляет себе определенный образ, который может быть помещен в конкретные временные характеристики – день, месяц год, а может существовать без них. Тем самым, когда мы говорим о будущем, то подразумеваем некоторые желаемые, устойчивые состояния – образы. В своих исследованиях мы будем опираться не только на образы, но и на ощущения, которые вызывает этот образ. Совокупность идеи (образа) и чувств, ощущений выступает единым целым в процессе представления будущего. Для обозначения единого состояния образа и ощущений воспользуемся термином «концепт» – некое понимание идеи на уровне ментальности и интуиции. Под концептом мы будем понимать некий целостный образ, включающий сущность и смысл вещи, эмоциональный контекст, чувствование или ощущение факта: всматриваясь в картину художника, мы видим каждый штрих и каждый отдельный оттенок, но лишь отойдя назад, мы наблюдаем целостный образ, идею, пробуждающие в нас эмоции и переживания.

Предполагается, что для формирования концепта нужна рефлексия, сравнимая с творческим усилием. Прогнозирования с его количественной и качественной оценкой будет недостаточно, т.к. оно позволяет сформулировать систему альтернатив будущего, моделировать тенденции, «продолжить» процессы настоящего в будущее. Но оно не дает того единственного варианта – конечного образа, имманетного событиям настоящего. Это следующий уровень, на котором происходит построение – концепта с использованием фактов реальности. Поэтому наиболее оптимальным, на наш взгляд, здесь будет применение термина «конструирование». Речь пойдет о создании, построении образа как целостной картины фактов и явлений. Конструктивистская позиция позволяет рассматривать процессуальность объекта. Актуальность такого подхода в том, что в конструировании будущего уходим от «знания что» и принимаем «знание как». Позиция конструктивизма позволяет взглянуть на мир вещей в их взаимодействии и изменчивости. Это будет мир, в котором процесс создания чашки чая столь же важен – и приятен, – как и собственно чашка чая. И для того, чтобы понять «как», необходимо описать последовательность этапов конструирования будущего, что дает возможность пролить свет на природу трудностей «управления» процессами, ориентированными на будущее.

Конструировать концепт «будущее» значит «строить» желаемый (ощущения) образ (идея) будущего в условиях неопределенности и на основе выделенных при помощи прогностики, коммуникации фактов настоящего. При этом важно соотношение субъективных познавательных возможностей и тенденций внешней среды, осознание того, что действие не всегда приводит к ожидаемому результату.

Несмотря на то, что в исследовании применяется термин «конструирование», постараемся не углубляться в конструктивизм как в философское направление. Конструктивизм предполагает эпистемологическую позицию, что требует исследования и сравнительного анализа теорий познания (начиная с Аристотеля), что в данном ключе приводит к вопросу «познаваемо ли будущее?». Вставая на сторону конструктивизма, мы отвечаем на вопрос, что, конструируя будущее, человек его познает. Однако речь идет не о познании будущего, мы конструируем образ будущего, который может либо реализоваться, либо нет. Нас интересует вопрос процесса формирования образа будущего с позиции его построения. Вопрос, познаем ли мы таким образом будущее, пока оставим. Возможно, механизм конструирования будущего помогает познать себя, т.к. результатом этого конструирования является концепт – идейное и чувственное единство. Но и не это является центром наших рассуждений, нам важно исследовать процесс и выделить его основные этапы перехода. Поэтому ограничимся заимствованием из конструктивизма термина «конструирование» с его процессуальностью и способностью к синтезу, объединению отдельных элементов. Отсюда возникает необходимость анализа существующих философских размышлений, касаемых процесса представления образа будущего.

Рассматриваемый предмет исследования – взаимосвязь человека и будущего – видится возможным исследовать, применив субъект-объектный подход. Это позволяет сформировать некоторые принципы исследования:

1) занимая пассивную позицию наблюдателя, единственным возможным типом взаимосвязи человека и будущего становится прогнозирование или предвидение;

2) выступая в роли актора, человек формирует, создает свое будущее, отсюда тип взаимосвязи – конструирование.

Исторический анализ философской мысли об исследуемом предмете показал, что конструирование как творческая активная позиция человека возможно в условиях индетерминизма будущего. Таким образом, основными принципами исследования являются следующие условия. Во-первых, способность адаптации к быстро меняющейся внешней среде невозможно реализовать посредством только прогнозирования и предвидения, для достижения стабильного развития необходимо конструирование желаемого будущего. В данном процессе прогнозирование и предвидение могут играть роль промежуточных этапов. Во-вторых, конструирование будущего возможно в условиях индетерминизма будущего. В-третьих, процесс конструирования должен основываться на событиях настоящего, дабы избежать создания утопии.

Проводимое исследование опирается на историко-философский, аналитический и сравнительный методы. Историко-философский анализ позволяет классифицировать имеющиеся позиции философской мысли о проблеме взаимодействия человека и будущего на детерминистические подходы, доминирующие в работах философов до середины 19 века, и индетерминистические взгляды, проявляющиеся в работах философов с середины 19 века. Историко-философский и сравнительный методы позволили определить основные условия действия принципа конструирования будущего. Сравнительный анализ концепций конструирования будущего способствовал определению метафизики А. Уайтхеда в качестве философской основы, описывающей общий принцип конструирования будущего.

Результаты исследования и их обсуждение

На сегодняшний день существует широкий спектр философских концепций и позиций, посвященных проблеме человека и будущего. Однако в большинстве работ не столько рассматривается процесс построения образа будущего, сколько делается попытка прогнозирования или предвидения будущего (например, такие философские направления, как трансгуманизм, альтернативистика, глобалистика и т.д.). Проводимое исследование посвящено в большей степени процессуальному подходу в изучении проблемы человека и будущего.

Одни из таких размышлений мы находим в философии М. Хайдеггера. В своей работе «Вещь» он пишет: «Человек оцепенело смотрит на то, что может наступить после взрыва атомной бомбы. Человек не видит того, что давно наступило, совершившись как нечто такое, что уже лишь в качестве своего последнего извержения извергает из себя атомную бомбу с ее взрывом». Будущее закладывается в настоящем. Это настоящее, актуальное для будущего, есть замысел, который по своей сути предопределил будущие события. Будущее не становится настоящим только лишь объективной реализации замысла в действительности. Оно уже было создано задолго до этого факта. Проблема в том, что современный человек не осознает последствий своего замысла. Да, здесь мы можем говорить об объективной определенности будущего, но определено ли оно в сознании человека? Будущее становится объективным продолжением настоящего, человек не включает себя в этот процесс. Таким образом, мы создаем свое будущее неосознанно.

Одна из концепций, рассматривающих процесс перехода от прошлого через настоящее в будущее, описана в работе Э. Блоха «Принципы надежды». По мнению автора, все в этом мире имеет диалектико-материалистическую новизну. Все меняется, реальность никогда до конца не определена. Переходы от прошлого к настоящему и от настоящего к будущему происходят посредством действительного. В силу своей до конца не определенности действительное по отношению к будущему трансформируется в возможное, подразделяемое на объективно возможное (многовариантность, все то, что не исключено наукой и другим знанием) и реально возможное (единственный вариант-факт). Пока действительное до конца не определено, реально возможное не может противопоставляться объективно возможному. Объективно возможное не может быть исключено. Объективно возможное с его многовариантностью и широким спектром событий дает право на существование утопии. Любопытно то, что в рассуждениях о будущем Блох использует термин утопия – образ будущего с пессимистическим оттенком. Аргументацией к данной позиции может послужить то, что «пессимизм, которому свойствен реализм, все же не до такой степени беспомощен перед неудачами и катастрофами, перед ужасными возможностями, которые коренились и продолжают корениться именно в капиталистическом развитии». Он предлагает изменить смысл употребляемого термина: «конкретная» утопия подразумевает опору, схватывание реальных возможностей исторического процесса и их выражение в различной форме. Конкретная утопия опосредована Реально-Возможным и выражает его. Это такое утопическое, предвосхищающее мышление, которое отказывается от готово-застывших проектов будущего и скорее указывает направление движения, связанное с достижением действительно Нового (Novum) [2, c. 180].

Методологическими основаниями предлагаемого исследования послужили идеи А. Уайтхеда, связанные с интерпретацией времени как процесса становления. Существует несколько причин выбора идей Уайтхеда как методологического основания.

Во-первых, в основе философской мысли А. Уайтхеда лежит процессуальность вещей («all things flow») [10, с. 240]. Процессуальность (flux) вещей, окружающих нас, должна стать центром рассуждений. Следуя идеям Уайтхеда, в мире нет завершенных процессов. Стремясь к завершенности, мир вещей находится в постоянном изменении. Происходит некий поиск «себя завершенного» или идеального. Все меняется и все в процессе. Мир незавершен и несовершенен (imperfection). Даже в самом названии книги Уайтхеда – «Приключение идей» – прослеживается изменчивость, процессуальность, развитие мира вещей и природы. Слово «приключение» несет в себе романтический оттенок, связанно с природой нового, не предполагающее конкретной цели, но находящееся всегда в процессе, всегда в движении. В своих работах Уайтхед рассматривает шаги, которые приводят к формированию мировоззрения. Природа вещей предполагает смену упадка и роста, явления прошлого становятся базисом последующих.

Во-вторых, Уайтхед в своих рассуждениях рассматривает человека современного, говоря о нем, как о человеке, заботящемся только о настоящем: «Мы игнорируем будущее жизни и Земли, мы игнорируем будущее человечества…мы игнорируем большинство деталей нашей завтрашней жизни». Описывается та среда, в которой человек нуждается в осознании последствий в будущем происходящих в настоящем событий. В эпохе каждой цивилизации мы находим общие закономерности существования общества, которые Уайтхед называет шаблонами. Эти устоявшиеся правила в современной жизни теряют свою актуальность, т.к. скорость изменений не позволяет вырабатывать универсалии, применимые в разных сферах и в течение длительного периода. Таким образом, Уайтхед ставит вопрос о необходимости универсалий – шаблонов – для современного общества.

В-третьих, в своих работах Уайтхед использует концептуальный подход (смысловая эссенция реальности, идея, основанная на реальности). Процесс по Уайтхеду выражается в переходности от одного этапа к другому. В ходе процесса происходит «концептуальное схватывание», сравнимое с формированием мировоззрения, целостного существования, идеи и глубины вещи. Акт «схватывания» включает в себя также аффективную тональность, эмоциональное окрашивание формирующегося опыта. Т.е. речь идет не только о субъектно-объектной форме, но и о внутренних переживаниях, переплетение количественных и качественных характеристик.

В своих рассуждениях мы исходим из того, что, несмотря на неопределенность будущего, его истоки заложены в настоящем: будущее имманентно событиям прошлого и настоящего. Мы не можем отходить от одного из описанных выше принципов – построение на основе событий настоящей реальности. В процессе конструирования концепта будущего важно выделение фактов настоящего, что, по мнению Уайтхеда, невозможно в рамках способностей одного человека. Это, в первую очередь, коллективная работа, коллективная оценка настоящего и будущего [1, c. 131].

В работе «Прошлое, настоящее, будущее» Уайтхед простраивает связь сначала между прошлым и настоящим, затем между настоящим и будущим. Последовательность перехода от настоящего к будущему Уайтхед рассматривает как переход от восприятия к ожиданию. Понятие воспроизведения подразумевает цикличность и повторяемость событий. Если не предпринимать ментальных усилий, а именно внесения новых идей, то в процессе перехода от воспроизведения к ожиданию концептуальные чувствования остаются лишь объективным продолжением самих себя. Уайтхед называет это «царством молчаливого согласия» [1, c. 242] – инертное подчинение законам природы. Ментальные усилия привносят в процесс воспроизведения новое, другое, что и заставляет его меняться. Это выталкивает его на новый уровень – ожидание или удовлетворение, на котором происходит «концептуальное схватывание» или «концептуальное чувствование». На последнем этапе происходит конечное суждение, имеющее свою актуальность в настоящем.

В своих рассуждениях Уайтхед представляет предвидение как совокупность законов (наука) и выделения соответствующих фактов. Для предвидения необходим определенный тип ментальности, который Уайтхед называет пониманием. И для успешного предвидения необходимо полное понимание функционирования человеческого общества. Как уже говорилось выше, это не результат индивидуального мышления, это коллективный продукт. Если мы не будем представлять свое будущее, то ощущения неопределенности и страха сохранятся.

Выводы

Описанный в работе «Прошлое, настоящее и будущее» процесс «концептуального схватывания» попытаемся дополнить и представить как процесс конструирования концепта будущего.

Первый этап характеризуется цикличностью и повторяемостью событий. Осознавая факт изменчивости среды, мы понимаем, что регулярно повторяющийся процесс не может существовать в динамичном мире долгое время. Неизбежность будущего требует трансформации процесса. Объективное продолжение процесса превращает личность в стороннего наблюдателя. Потеря функции управления при всегда присутствующем ощущении неизбежности будущего может формировать отношение к будущему как к угрозе. Это естественным образом исключает возможность конструирования будущего. Изменение процесса возможно на ментальном уровне. Уже этот факт говорит нам о возможности построения желаемого будущего. На первом этапе мы можем говорить об ощущении будущего, его неизбежности. Здесь еще нет конкретной идеи, образа, есть только ощущение нового, другого. На данном этапе происходит имплицитное знакомство: интуитивное, на уровне предыдущего опыта, определение возможности или вероятности, предварительное отождествление. Как такового образа будущего еще нет, но есть ощущение возможности его детерминации.

Ментальное изменение может быть рассмотрено как интенция личности к изменению. На втором этапе происходит сбор фактов, группировка идей или событий, имманетных будущему т.е. тех событий, которые являются источником для будущего. «Будущее принадлежит к сущности настоящего факта, и оно не имеет иной актуальности, кроме актуальности настоящего факта. Но конкретная связь будущего с настоящим фактом уже реализована в природе настоящего факта» [1, c. 243]. На данном этапе мы можем выделить место прогностике, как инструменту выделения имманентных будущему событий. Здесь кроется главное отличие прогнозирования от конструирования будущего. Прогностика позволяет сформировать спектр предполагаемых событий, порождает многовариантность, из которой в дальнейшем выстраивается концепт. Но на этом второй этап не заканчивается. Необходима формулировка идеи – та сущность процесса, которая погружается в мир фактов. Второй этап по отношению к первому представляет собой подготовку «строительного материала» и «схемы», по которой в дальнейшем будет построен концепт.

На третьем этапе происходит комплексное построение и сбор в единую концепцию выделенных на втором этапе фактов. Ключевое значение третьего этапа – погружение идеи в сформированную систему имманентных событий, определение ее роли и места. Третий этап представляет собой единый концепт – совокупность имманентных событий, идей и чувствования единой картины, образа будущего.

Итак, процесс конструирования будущего мы можем описать как последовательную смену трех этапов – от ощущения будущего через идею к концепту.

Представим процесс конструирования будущего как процесс творения великого художественного шедевра. Изначально художник имеет только общую идею или единый образ картины или рисунка (первый этап). Затем на бумаге схематически создается образ, формируется эскиз (второй этап), который в последующем приобретает цветовую гамму и законченный образ (третий этап). В процессе воссоздания образа художник следует определенным правилам – расстановка теней, цвета объектов (солнце желтое, небо голубое и т. д.), вырабатывает свою технику – эти правила выступают теми закономерностями, по которым ощущения переходят в идею, а затем в единый образ. Леонардо да Винчи перед написанием своей знаменитой работы «Портрет госпожи Лизы дель Джокондо» («Мона Лиза») хотел создать живое лицо живого человека и так воспроизвести черты и выражение этого лица, чтобы ими был раскрыт до конца внутренний мир человека. Леонардо трудился над ней несколько лет, добиваясь того, чтобы в картине не осталось ни одного резкого мазка, ни одного угловатого контура; и хотя края предметов в ней ясно ощутимы, все они растворяются в тончайших переходах от полутеней к полусветам. Одухотворенность лица достигнута благодаря технике Сфумато. Сфумато – это едва уловимая дымка, окутывающая лицо и фигуру, смягчающая контуры и тени. Леонардо рекомендовал для этой цели помещать между источником света и телами, как он выражается, «некий род тумана» [14, с. 1]. Эта техника является отличительной чертой, особенностью всех работ великого художника. Это его правило, позволяющее достигать не только конкретного образа, но и тех ощущений и чувств, которых вызывает картина.

Этот пример позволяет раскрыть сущность описанного выше механизма конструирования будущего. Мы можем говорить о некой общей закономерности или метатехнологии, позволяющей не только определить спектр вариантов развития событий, но и выработать единый концепт – тот желаемый вариант, исключающий другие альтернативы. Без ментального усилия – внесением новизны – мы плывем по течению. Да, все меняется, но без мысли над процессом, без представления будущего мы теряем контроль и возможность построения желаемого будущего. Переход от ощущения будущего к его концепту через сбор и синтез фактов, возможно, снизит уровень ощущения неопределенности, или даже изменит человеческое отношение к будущему от будущего-угрозы к будущему-возможности.

Рецензенты:

Лукьянова Н.А., д.ф.н., доцент, заведующая кафедрой социологии, психологии и права Томского политехнического университета, г. Томск;

Колодий Н.А., д.ф.н., профессор, заведующая кафедрой культурологии и социальной коммуникации Томского политехнического университета, г. Томск.

Работа поступила в редакцию 11.04.2014.


Библиографическая ссылка

Налетова А.И. МЕХАНИЗМ КОНСТРУИРОВАНИЯ БУДУЩЕГО: ОЩУЩЕНИЕ, ИДЕЯ, КОНЦЕПТ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 6-2. – С. 424-429;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34178 (дата обращения: 13.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074