Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

НАРАЩЕНИЕ МОРФЕМ ПРИ АФФИКСАЛЬНОМ СЛОВООБРАЗОВАНИИ В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ

Абдуллина Г.Р. 1
1 Стерлитамакский филиал ФГБОУ ВПО «Башкирский государственный университет»
Явление наращения морфем в башкирском языке особенно продуктивно при аффиксальном словообразовании. При аффиксации наблюдается как наращение исходной основы, так и наращение словообразовательного аффикса. Наращение основы выполняет фонологическую и морфонологическую функции. Наращение аффиксальных морфем приводит к появлению их новых вариантов. Традиционно наращению подвергается финальная часть основы. Вставочными элементами чаще выступают согласные и гласные фонемы, также встречаются и фонемные комплексы. Появление той или иной конкретной фонемы на морфемном шве зависит от фонемного состава производящей основы, то есть обусловливается законом сингармонизма. Интерфонемы в языке функционируют только в том случае, если они необходимы для создания более благоприятных условий при сочетании морфем. Наращение морфем при аффиксальном словообразовании в башкирском языке является сложным и неоднозначным явлением. Это объясняется трудностью определения того, к какой морфеме (основе или аффиксу) относятся дополнительные фонемы. Критерием различения является употребление вставочной фонемы или комплекса фонем в многочисленных производных с одним и тем же аффиксом (в данном случае сегмент принадлежит аффиксу) или употребление формы или сегмента в различных производных с различными аффиксами от одной и той же исходной основы (в этом случае сегмент является частью исходной основы).
башкирский язык
аффиксальное словообразование
морфонологические явления
наращение морфем
аффиксация
1. Абдуллина Г.Р. Башкирский язык. Морфонология. – Уфа: Гилем, 2004. – 128 с.
2. Ишбаев К.Љ. Башќорт теленеҐ ўЈЎьяўалышы. – Ѓфњ: РФА Љилми ЈЎљге, СДПИ, 1994. –284 б.
3. Ишбаев К.Љ., Абдуллина Г.Р., Ишкилдина З.К. Башќорт теленеҐ морфемикаўы, ўЈЎьяўалышы ўљм морфонологияўы. – Ѓфњ: Љилем, 2006. – 178 б.
4. Ишбердин Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка. – М.: Наука, 1986. – 152 с.
5. Юлдашев А.А. Сведения по фономорфологии // Грамматика современного башкирского литературного языка. – М.: Наука, 1981. – С. 79–87.

Посредством наращения морфем (в лингвистике встречаются также термины «наращение основы», «вставка асемантической фонемы», «интерфиксация», «вставка фонем между морфемами») устраняются нехарактерные для структуры башкирских слов сочетания фонем и труднопроизносимые повторы однотипных морфем. Морфонологическим средством, употребляющимся для соединения морфем в слове при аффиксации, редупликации и аббревиации, выступают отдельные вставочные фонемы и комплексы фонем. Характерной чертой этих соединительных элементов является то, что они ни лексическим, ни грамматическим, ни словообразовательным значениями не обладают [3]. Появление той или иной конкретной фонемы / комплекса фонем / на морфемном шве зависит в большинстве случаев от фонемного состава производящей основы [5].

Цель исследования – охарактеризовать явление наращения морфем при аффиксальном словообразовании в башкирском языке.

Материал и методы исследования

Материалом для исследования послужили труды Г.Р. Абдуллиной, О.С. Ахмановой, Н.З. Башировой, Ф.А. Джалилова, М.З. Закиева, Е.А. Земской, К.Г. Ишбаева, В.Б. Касевич, Е.С. Кубряковой, В.В. Лопатина, Н.Х. Ольмесова, И.П. Павлова, М.В. Панова, А.А. Реформатского, Т. Садыкова, Д.А. Салиховой, Т.Х. Смаилова, С.М. Толстой, Н.С. Трубецкого, И.С. Улуханова, А.А. Юлдашева и др. Источники исследования включают существующие лингвистические словари башкирского языка, произведения башкирской художественной и публицистической литературы, образцы устного народного творчества, периодическую печать, живой разговорный язык с его диалектами, картотеку автора, составленную в результате систематических наблюдений над непринужденной речью носителей говоров, преимущественно представителей старшего поколения.

В ходе исследования был использован теоретический анализ лингвистической литературы; применялись описательный, сравнительно-исторический и сопоставительный методы; частично были задействованы методы морфемного анализа, элементы этимологического анализа.

Результаты исследования и их обсуждение

При аффиксации наблюдается как наращение исходной основы, так и наращение словообразовательного аффикса. Начнем обзор с явления наращения исходной основы при аффиксальном словообразовании. При аффиксации наращению подвергается финальная часть основы. «Строительным материалом» для наращения исходной основы традиционно служат согласные фонемы, также встречаются и гласные интерфонемы.

При образовании глаголов звукоподражания по модели «звукоподражательное слово + -ылда/-елдљ» происходит наращение исходной основы на фонемы [к], [г], [ќ], [ћ]. В данном случае наращивание зависит от гласной или конечной согласной основы: если основа оканчивается на гласную переднего ряда, то к ней присоединяются согласные [к], [г]; если гласная основы относится к заднему ряду, то прибавляются фонемы [ќ], [ћ]. К основам с исходом на глухой согласный подставляются согласные [к], [ќ], за звонкими согласными следуют [г], [ћ]: ќар «подражание крику вороны» – ќарќылда- «каркать /о вороне и т.п./» [Ø-ќ], кет «подражание звуку мелкого заливистого смеха» – кеткелдљ – «смеяться мелким заливистым смехом» [Ø-к], сॠ«подражание звуку удара о железо» – сफ़ылда – «звенеть, издавать звук» [Ø-ћ], деҐ «подражание тонкому звону, звяканью» – деҐгелдљ – «звякать, тренкать» [Ø-г].

Вызывает интерес то, что данное морфонологическое преобразование распространяется не на все дериваты, образованные по данной модели. После звукоподражательных корней, оканчивающихся на эти же самые фонемы [к], [г], [ќ], [ћ], вставочные фонемы не появляются: таќ «подражание глухому стуку» – таќылда – «стучать», тек «подражание звуку резкого удара, стуку по твердому предмету или тиканью часов» – текелдљ- «стучать, тикать», ќаќ «подр. га-га-га» – ќаќылда- «гоготать».

Указанный факт служит подтверждением тому, что интерфонемы в языке функционируют только в том случае, если они необходимы для создания более благоприятных условий при сочетании морфем.

В современном башкирском языке встречаются примеры, которые, на первый взгляд, можно отнести к явлению наращения морфем. Так, в глаголах, образованных от прилагательных оло «старший, старый, пожилой» – олоћай – «стареть, становиться пожилым», ўары «желтый; грусть, тоска» – ўарћай – «желтеть; горевать, тосковать», между корнем и аффиксом появляется фонема [ћ].

Как известно, в башкирском языке глаголообразующего аффикса -ћай не существует, и потому очевидно, что [ћ] в составе аффикса рассматриваться не может. Для сравнения приведем примеры: Ўур «большой» – Ўурай – «увеличиваться, расти, взрослеть», матур «красивый, хороший» – матурлан – «становиться красивым, хорошеть».

С одной стороны, естественно, по правилам современной башкирской орфографии появление фонемы [ћ] на стыке морфем можно было бы объяснить стремлением избежать слияния двух гласных /ўарыай, олоай и т.д./. Но, как известно, эти слова перешли в башкирский язык из древнетюркского языка, и в языке-источнике они звучали как ўарыћ / сарыг и олоћ /олуг.

Выходит, случаи «вставки – возвращения» определенных элементов (в данном случае – элемента -ћ) в составе слов в современном башкирском языке объясняются историческими изменениями в словах в процессе развития языка. Вследствие этого вышеприведенные примеры случаями чистого наращения морфем назвать трудно.

Появление интерфонемы [н] на морфемном шве наблюдается при образовании наречий от различных основ посредством аффикса -са/-сљ: бары «что есть, имеется» – барынса «сколько имеется, по возможности», ћљЎљте «/его/ привычка; обычаи, нравы» – ћљЎљтенсљ «как всегда, как обычно», тейеше «/что/ должно, обязано» – тейешенсљ «как следует, подобающим образом», кљрљге /»что/ нужно» – кљрљгенсљ «в достаточной мере, сколько нужно; как следует».

Как видно из примеров, вставочная фонема появляется при образовании наречий от существительных и модальных слов с аффиксами принадлежности.

При присоединении к иноязычным словам, оканчивающимся на сочетания согласных [мл], [нг], [нк], [рв], [ск], словообразовательных аффиксов -ла, -лаш, -лы, -ўыЎ, -лыќ, -сы между основой и аффиксом образуется морфонема [Ø-ы]: штамп – штампыла- «штамповать», дифтонг – дифтонгылаш – «дифтонгизироваться», шланг – шлангылы (насос) «шланговый (насос)», бланк – бланкылыќ (ќаћыЎ) «(бумага) на один бланк», банк – банкыўыЎ (илдљр) «(страны) без банка», нерв – нервылы (кеше) «нервный (человек)», пропуск – пропускылы (эшсе) «(рабочий) с пропуском».

Интерфонемы [о], [њ], [ы] появляются при образовании названий стран и государств по модели «этноним с исходом на согласный + аффиксоид -стан»: башќорт «башкир» – Башќортостан «Башкортостан», ўинд «индеец» – Ћиндостан «Индия», тњрњк «турок» – Тњркњстан «Туркестан», Јзбљк «узбек» – Џзбљкстан «Узбекистан».

Вставочные фонемы наблюдаются и в следующих названиях стран: даћ /др.-тюрк. тау/ «гора» – Даћстан «Дагестан», пак /перс. таЎа, саф/ «чистый» – Пакистан «Пакистан».

При присоеднинении к русским топонимам, оканчивающимся на -вск, -дск, -йск, -льск, -мск, -нск, -рск, аффикса -Ўар (в результате чего образуются имена, обозначающие группы людей, живущих на данной территории) между основой и аффиксом вставляется фонема [и]: Хабаровск – хабаровскиЎар «хабаровчане», Петрозаводск – петрозаводскиЎар «петрозаводчане», Тобольск – тобольскиЎар «тобольчане», Томск – томскиЎар «томичи», Омск – омскиЎар «омичи», Ульяновск – ульяновскиЎар «ульяновцы», Минск – минскиЎар «минчане», Курск – курскиЎар «куряне», Североморск – североморскиЎар «североморцы».

В морфематической структуре некоторых производных арабских прилагательных с суффиксом -и наблюдается интерфонема [v]: тљрбиљ «воспитание» – тљрбиљЈи /љҐгљмљ/ «воспитательная /беседа/», фљлсљфљ «философия» – фљлсљфљЈи /уйЎар/ «философские /мысли/», донъя «мир, Вселенная» – донъяуи /эштљр/ «земные /дела/», мљћљнљ «значение, смысл» – мљћљнљЈи /планда/ «в смысловом плане».

Наращение основы на -а/т/ имеет место в именах прилагательных, образованных на базе интернациональных слов посредством суффикса -ик: морфемный /анализ/ – морфема-т-ик / анализ/, фонематический /характер/ – фонема-т-ик /характер/.

Наращение словообразовательного аффикса. Аффиксы -уыќ/-Јек и -уыс/-Јес наращиваются на согласную фонему [v], которая в башкирском языке графически передается буквами «у» и »Ј»: гњрњлдљ- «шуметь, гудеть» – гњрњлдљЈек «ручеек, ручей», тљтелдљ- «лепетать /о ребенке/» – тљтелдљЈек «зоол. курганник, сарыч степной», бљйлљ- «завязывать, связывать» – бљйлљЈес «послелог», елпе- «махать» – елпеЈес «веер».

Следует отметить, что -уыќ/-Јек и -уыс/-Јес являются не просто вариантами аффиксов -ыќ/-ек и -ыс/-ес, а самостоятельными аффиксами. Данную точку зрения можно обосновать тем, что с их помощью образуется серия однотипных дериватов; и дериваты, оформленные указанными аффиксами, в свою очередь образуют самостоятельные лексико-семантические группы, которые характеризуются однотипными оттенками значений.

Аффикс -уыќ/-Јек образовался от аффикса -ыќ/-ек. В современном башкирском языке он участвует в образовании имен существительных и прилагательных от глагольных основ, оканчивающихся на гласный звук. Но в отличие от аффикса -ыќ/-ек, который присоединяется к глаголам любой лексико-семантической группы, производящими основами для аффикса -уыќ/-Јек традиционно служат глаголы, обозначающие какой-либо звук: ћыж «подражание хриплому звуку» – ћыжылдауыќ /кеше/ «с хриплым голосом /человек/», кетер «подражание звуку дробления чего-либо, хруста при разгрызании /например, сахара/» – кетерлљЈек «хрустящий, хрусткий».

При сопоставлении значений производных слов, образованных посредством аффиксов -уыќ/-Јек и -ыќ/-ек, очевидно, что они различаются передаваемыми оттенками.

В башкирском языке имеет место наращение словообразовательного аффикса и в том случае, когда производящая основа оканчивается на согласный, а словообразовательный аффикс состоит только из согласной фонемы. Рассуждая о роли вставочных гласных фонем, Э.Ф. Ишбердин отмечает, что «аффиксальный гласный употреблялся либо перед аффиксом-консонантом, либо после него, устраняя конечное стечение согласных, и это не влияло на семантическое содержание слова» [4: 52–53].

В качестве интерфонем употребляются традиционно узкие гласные [ы], [э], [о], [њ]; иногда в роли вставочных фонем используются и широкие гласные [а], [љ]. Появление той или иной конкретной фонемы на морфемном шве зависит от фонемного состава производящей основы, то есть обусловливается законом сингармонизма. Данное явление наблюдается в следующих случаях [1: 47; 2: 208]:

а) при образовании имен существительных со значением названия процесса от глаголов посредством словообразовательных аффиксов -с, -н, -ќ/-к, -м, -ш: йыуан- «утешаться кем-чем» – йыуаныс «утешение, отрада», бел- «знать, узнавать кого-что» – белеш «знакомый, знакомец /русский по отношению к башкирам/», ўњйњн – «радоваться» – ўњйњнњс «радость», ур – «жать» – ураќ «серп, жатва» и т.д.;

б) при образовании имен прилагательных со значением результата действия и эмоциональных признаков по типу «глагольная основа с исходом на согласный + словообразующие аффиксы -с, -ш, -м, -ќ, -к»: ашыќ- «торопиться, спешить» – ашыћыс «скорый, неотложный», ет- «хватать, быть достаточным» – етеш «обеспеченный», боЎ – «ломать» – боЎоќ «испорченный, неисправный»;

в) при образовании глаголов состояния от именных основ на согласные присоединением словообразовательных аффиксов -к/-ќ, -л, -р, -т: юл «дорога» – юлыќ- «попасться навстречу, встретиться», кЈЎ «глаз» – кЈЎек – «подвергаться сглазу», бай «богатый, состоятельный» – байыт- «обогащать», буЎ «светло-серый» – буЎар – «сереть, становиться серым», ќот «душа» – ќотол – «спасаться, освобождаться», њҐ «берлога» – њҐњл – «рыть /нору, углубление/»;

г) при образовании наречий времени присоединением к именным основам словообразующего аффикса -н: яЎ «весна» – яЎын «весной», ќыш «зима» – ќышын «зимой», књЎ «осень» – књЎњн «осенью», кис «вечер» – кисен «вечером».

В вышеприведенных примерах вставка гласной фонемы осуществлялась перед аффиксами-консонантами. Далее рассмотрим случаи наращения морфем после аффиксов-консонантов:

а) при присоединении к глагольной основе с исходом на согласный словообразующих аффиксов -м, -г, -ћ, -к, -ќ, в результате чего образуются имена существительные со значениями результата действия, а также со значением орудия: баџ «вставать, шагать» – баџма «мостик, мостки, леса», ойот- «заквашивать» – ойотќо «закваска», књл- «смеяться» – књлкњ «смех»;

б) при присоединении к именным основам словообразующего аффикса -с, в результате чего образуются имена существительные со значением деятеля: ўаќ «пост» – ўаќсы «часовой, защитник», итек «сапог» – итексе «сапожник», борћо «горн» – борћосо «горнист».

По фонемному составу присоединяемый к аффиксу сегмент может быть представлен не только единичными фонемами, но и комплексом фонем. Этот сегмент имеет вид -ыл-, -ел-: мыр «подражание мурлыканью кошки» – мырылда – «мурлыкать», сљр «подражание визгу» – сљрелдљ – «визжать, пищать».

Глаголообразующий аффикс -ылда/-елдљ формировался на базе аффикса -да/-дљ и ныне является самостоятельным подтипом внутри модели «звукоподражательное слово + -да/-дљ». Аффикс -ылда/-елдљ, вызывающий наращение некоторых исходных основ на согласные [к], [г], [ќ], [ћ] (ќытќылда-, сњҐкњлдљ-, дफ़ылда-, 뚥гелдљ-), не влияет на конечные согласные основы [ќ], [к] и не вызывает чередований [ќ-ћ], [к-г]. Тем не менее перед -ылда/-елдљ это не наблюдается. Причиной данного явления, видимо, является то, что первоначально сегмент -ыл/-ел принадлежал основе. По истечении времени сегмент перешел к аффиксу, что привело к изменению морфемной границы.

Заключение

Наращение морфем при аффиксальном словообразовании в башкирском языке является сложным и неоднозначным явлением. Это объясняется трудностью определения того, к какой морфеме (основе или аффиксу)относятся дополнительные фонемы. Критерием различения является: употребление вставочной фонемы или комплекса фонем в многочисленных производных с одним и тем же аффиксом (в данном случае сегмент принадлежит аффиксу) или употребление формы или сегмента в различных производных с различными аффиксами от одной и той же исходной основы (в этом случае сегмент является частью исходной основы).

Наращение основы выполняет фонологическую (устраняет хиатус) и морфонологическую (маркирует типы исходных основ)функции. Наращение аффикса служит, как правило, обозначению типов исходных основ, так как разные аффиксы, наращенные на одинаковые формы, присоединяются к исходным основам одинаковой структуры. Наращение аффиксальных морфем приводит к появлению их новых вариантов, а в дальнейшем – новых самостоятельных аффиксов.

Рецензенты:

Саляхова З.И., д.фил.н., декан факультета башкирской филологии, СФ БашГУ, г. Стерлитамак;

Ишбаев К.Г., д.фил.н., профессор кафедры башкирского языка, Стерлитамакский филиал Башкирского государственного университета, г. Стерлитамак.

Работа поступила в редакцию 07.05.2014.


Библиографическая ссылка

Абдуллина Г.Р. НАРАЩЕНИЕ МОРФЕМ ПРИ АФФИКСАЛЬНОМ СЛОВООБРАЗОВАНИИ В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 6-7. – С. 1535-1538;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34375 (дата обращения: 16.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074