Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

РЕАБИЛИТАЦИОННОЕ ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ БАКТЕРИАЛЬНЫМ ПРОСТАТИТОМ

Старокожко Л.Е. 1 Чеботарев В.В. 1 Крашенинников В.Л. 1 Деревянко Т.И. 1
1 ГБОУ ВПО «Ставропольский государственный медицинский университет» МЗ РФ
В статье представлена сравнительная оценка различных методов терапии 120 больных хроническим бактериальным простатитом. Отмечены наиболее эффективные методики реабилитационного лечения данной категории лиц. Установлено, что наибольшая эффективность была достигнута в двух основных группах, пациентам которых назначали ректальные свечи с густым экстрактом корня солодки, разработанные авторами. При сравнении результатов лечения первой и второй основных групп выявлено, что включение в комплекс терапии общих минеральных ванн слабоуглекислых сульфатно-карбонатных оказывало более выраженное влияние на эффективность терапии, что подтверждалось объективными исследованиями – ультразвуковое сканирование простаты, показатели лейкоцитов в соке простаты, его pH, динамикой показателей половых гормонов, данными сперматограммы. В группе сравнения пациентам, которым не назначали ректальные свечи, эффективность терапии оказалась по указанным показателям ниже, в сравнении с основными группами. Ректальные свечи «Суппэксол» можно назначать и в монотерапии в связи с выраженным их противовоспалительным эффектом.
простатит
ректальные свечи
лечение
минеральные ванны
1. Асхаков М.С. Инфекционные уретриты и простатиты: современные методы лечения / М.С. Асхаков, В.В. Чеботарев // LAMBERT Academic Publishing. – 2012. – 175 с.
2. Ткачук В.Н. Хронический простатит. – М.: Медицина для всех, 2006. – 112 с.
3. Бережинская В.В. К фармакологии препаратов корня солодки голой / В.В. Бережинская с соавт. // Фармакол. и токсикол. – 1964. – С. 2–6.
4. Бондарев А.Н. Солодка (обзор) / А.Н. Бондарев, Ф.С. Зарудий, И.А. Русаков // Хим. фарм. журнал. – 1995. – Т. 29. – № 10. – С. 33–39.
5. Гундорова Л.В. Новое в лечении хронического простатита // Русский медицинский журнал. – 2003. – № 6. – С. 372–374.
6. Муравьев И.А. К оценке индукции интерферона препаратами солодки голой / И.А. Муравьев, Л.Е. Старокожко // 2 Междунар. симпоз. по реабилитации иммунной системы: тез. докл. – Дагомыс, 1990. – С. 263.
7. Гущин Б.Л. Применение α1-адреноблокаторов при лечении хронического простатита / Б.Л. Гущин, А.Г. Мартов // Урология. – 2003. – № 3. – С. 62–66.
8. Степанова Э.Ф. Состояние исследований и перспективы использования травы солодки голой (обзор) / Э.Ф. Степанова, А.М. Сампиев // Хим.-фарм. журн. – 1997. – Т. 31. – № 10. – С. 39–43.
9. Carion G.C. Plain-fosse. Correlation between radiography, ultasonography, computed tomography and patalogic findings in prostatic disease / G. Carion, P. Voong-Nganq, S. Merran et al. // Urology, 1985. – Vol. 26. – № 6. – Р. 599–602.
10. Krieger J.N. Prokaryotic DNA sequences in patients with chronic idiopathic prostatitis / J.N. Krieger, D.E. Riley, M.C. Roberts et al. // J Clin Microbiol, 1996. – Vol. 34. – Р. 3120–3128.
11. Krieger J.N. Epidemiology of prostatitis / J.N. Krieger, Wen Shaun, Lee Huey et al. // Int. J. Antimicrob. Agents Suppl. – 2008. – № 31. – Р. 104–107.

Хронический бактериальный простатит (ХБП) занимает наибольший удельный вес среди других причин поражения простаты [1, 2]. Предлагаемые методы и средства терапии направлены как на ликвидацию причиннозависимого инфекционного агента, так и устранение хронического воспалительного процесса [9, 10, 11]. С этой целью назначают препараты, проникающие в предстательную железу (фторхинолоны, макролиды, тетрациклины).

Указанная терапия приводит к определенному успеху в ближайшие сроки, но не обеспечивает стойкой реабилитации больных, что определяет поиски включения в реабилитационный комплекс естественных курортных факторов и фитотерапевтических.

Наше внимание привлек густой экстракт корня солодки (ГЭКС) [3, 4]. Известно, что он обладает антибактериальным, иммуномодулирующим, вазоактивным и антиоксидантным свойствами, изменяет характер продукции тестостерона, не влияя на уровень цАМФ и концентрацию прогестерона. ГЭКС подавляет превращение андростендиола в тестостерон, снижая активность 17 b-гидрооксистерон-дегидрогеназы и тестостерон-5 α-редуктазы [5, 6]. Кроме этого, он, повышая текучесть клеточных мембран, может оказывать не только выраженное общее, но и местное воздействие, в частности при трансректальном способе введения, которое приобретает все большую популярность [7, 8].

Цель исследования – разработать прописи ректальных свечей с густым экстрактом корня солодки и оценить их эффективность в комплексном реабилитационном лечении больных ХБП в условиях курорта.

Материалы и методы исследования

Под наблюдением находилось 120 мужчин, которые были разделены на 3 группы. Первую основную группу (ОГ-1) составили 20 больных, которым назначали ректальные свечи с ГЭКС по одной 2 раза в день в течение 10 дней. Второй основной группе (ОГ-2) наблюдаемых из 60 пациентов ректальные свечи с ГЭКС + общие минеральные ванны со слабо-углекислой сульфатно-гидрокарбонатной кальциево-натриевой водой температуры 36-37 °С, продолжительностью 12–15 мин, в количестве 8 процедур. Группа сравнения (ГС) состояла из 40 мужчин с ХБП, которые принимали общие минеральные ванны. Общим для пациентов трех групп был прием внутрь минеральной воды Славяновского источника по 200 мл внутрь за 30 мин до еды и массаж предстательной железы № 8.

При разработке прописи свечей с ГЭКС удалось найти композицию с гидрофильной основой (ПЭГ-6000 и полиэтиленгликольстеаратом), которая отвечает всем требованиям и стандартам XI и XII Государственной фармакопеи. Указанные суппозитории обеспечивают и высокий уровень биодоступности глюкокортикостероидов (ГК).

Изучали в динамике основные симптомы заболевания, состояние предстательной железы при пальпаторном исследовании и ультразвуковом сканировании, показатели сока простаты, pH, сперматограммы, гормональный спектр.

Математическую обработку полученных данных проводили с использованием стандартных пакетов прикладных программ Statistica 7,0 и SPSS 16.0 for Windows. Использовали непараметрический критерий Уилкоксона и критерий Манна – Уитни.

Результаты исследования и их обсуждение

Под влиянием проведенного лечения отмечалась положительная динамика основных симптомов заболевания.

Успешным оказались все варианты проводимой терапии, однако лишь комплексное курортное лечение в комбинации с ректальными суппозиториями и массажем простаты обладало наиболее выраженным обезболивающим действием. Так, если до лечебного воздействия в ОГ-2 боли отмечали 77,0 ± 6 % пациентов, то по его завершению аналогичные жалобы не регистрировались (0 ± 0 %), Р < 0,001. В ОГ-1 – у 98,0 ± 9 % и 23,0 ± 2 %, Р < 0,001 соответственно; в ГС – у 85,0 ± 6 % и 50,0 ± 8, Р < 0,01 соответственно.

Существенное позитивное влияние на половую функцию установлено в ОГ-2 (57,0 ± 7 % – 25,0 ± 6 %), Р < 0,001 и в ОГ-1 (95,0 ± 5 % – 55,0 ± 11 %), Р < 0,001. Пациенты ГС не замечали благоприятных изменений (65,0 ± 8 % и 63,0 ± 8 % соответственно, Р > 0,8). Динамика дизурических нарушений также была более предпочтительна в ОГ-2 – 63,0 ± 6 % и 10,0 ± 0,4 %; Р < 0,001. Однако она оказалась положительной и в ОГ-1 (55,0 ± 12 % – 15,0 ± 8 %, Р < 0,01), и в ГС-1 (85,0 ± 6 % – 63,0 ± 8 %, Р < 0,05 соответственно).

Весьма показательны сведения о динамике основных типов половых нарушений. Так, если преждевременную эякуляцию значительно реже отмечали после окончания лечения лица из ОГ-1 – 75,0 ± 10 % – 20,0 ± 9 %, Р < 0,001 и ОГ-2 – 43,0 ± 7 % и 25 ± 6 %, Р < 0,05 соответственно, то в ГС она существенно не менялась (65,0 ± 8 % – 63,0 ± 8 %, Р > 0,8). Неполноценную эрекцию ранее отмечали лишь наблюдаемые ОГ-1, причем в процессе лечения она стала значительно реже: 95,0 ± 5 % и 55,0 ± 11 %, Р < 0,01. Половое влечение восстанавливалось более выраженно у больных ОГ-2 (57,0 ± 7 % – 25 ± 6 %, Р < 0,001) и ГС (58,0 ± 8 % – 35,0 ± 8 %, Р < 0,05), при 30,0 ± 11 и 15 ± 8 %, Р > 0,2, что, очевидно, связано с определенным влиянием естественных природных факторов в курортном лечебном комплексе.

Во всех группах исследования, хотя и в разной степени, уменьшалась асимметрия конфигурации железы (Р < 0,02 – Р < 0,001). Причем этот показатель изменялся более выраженно в группах с курортным лечебным комплексом: ГС – 93,0 ± 4 % – 20,0 ± 6 %, Р < 0,001 и ОГ-2 – 90,0 ± 4 % – 0 ± 0 %, Р < 0,001 соответственно. Контуры простаты и бороздка становились более четкими во всех группах исследований (Р < 0,001), а болезненность при пальпаторном давлении более динамично снижалась у пациентов ОГ-1 и ОГ-2: в ОГ-1 – 90,0 ± 7 % и 5,0 ± 5 %, (Р < 0,001); в ОГ-2 – 97,0 ± 2 и 12 ± 4 %, (Р < 0,001), в ГС – 95,0 ± 4 % и 58,0 ± 8 %, Р < 0,001 соответственно. Для получения более полной характеристики изменения морфологической картины простаты под влиянием лечения нами проведен статистический анализ полученных в результате УЗИП данных.

В группе ОГ-1 отмечалась выраженная тенденция к восстановлению нормальных размеров простаты. Если продольный размер до лечения был равен 51,1 ± 0,04 мм, то по его завершению стал 45,8 ± 0,09 мм (Р < 0,001); поперечный – 46,0 ± 0,06 и 43,3 ± 0,08 мм (Р < 0,01); передне-задний – 36,6 ± 0,05 мм и 33,2 ± 0,09 (Р < 0,001) соответственно. В группах ОГ-2 и ГС – 50,8 ± 0,09 мм – 48,4 ± 0,09 мм (Р > 0,05); 44,5 ± 0,09 мм – 42,1 ± 0,09 мм (Р > 0,05), 39,1 ± 0,11 мм – 35,8 ± 0,1 (Р < 0,05) и 54,7 ± 0,15 мм – 51,2 ± 0,12 мм (Р > 0,05), 46,5 ± 0,14 мм – 43,4 ± 0,09 мм (Р > 0,05), 45,8 ± 0,11 мм – 43,3 ± 0,11 мм (Р > 0,1) соответственно. Таким образом, под влиянием изучаемых методов терапии больных ХБП более существенные изменения всех размеров органа отмечались в группе ОГ-1, только продольный – в ОГ-2, и в группе ГС достоверных отличий не установлено. Наряду с морфологическими изменениями предстательной железы регистрировались положительные показатели сока простаты. Количество лейкоцитов достоверно изменялось во всех группах. В ог-1 – с 12, 9 ± 0,9 до 7,7 ± 0,6 9 (Р < 0,01); в ОГ-2 – с 15,7 ± 0,7 до 7,9 ± 0,2 (Р < 0,001); в ГС – с 17,8 ± 1,6 до 12,2 ± 1,2 (Р < 0,01) соответственно. Активная реакция среды достигала нормального уровня (рН 7,7–8,5) только у лиц, которым назначали свечи: с 6,6 ± 0,08 до 7,9 ± 0,09 (Р < 0,001), в ОГ-2 – с 6,7 ± 0,04 до 7,2 ± 0,02 (Р < 0,001), а в ГС – с 7,1 ± 0,1 до 7,4 ± 0,05 (Р < 0,01), т.е. установлена лишь тенденция к восстановлению нормального уровня рН.

Полученные данные весьма информативны и свидетельствуют о том, что результаты лечения в основных группах оказались предпочтительными. На это указывают более выраженное снижение времени разжижения эякулята: в ОГ-1 с 56 ± 1,9 до 49 ± 2,0 мин (Р < 0,05); в ОГ-2 с 31 ± 1,0 до 21 ± 1,0 мин (Р < 0,001), в ГС с 39 ± 3,0 до 33 ± 3,0 (Р > 0,1). Число патологических сперматозоидов снижалось: в ОГ-1 с 25 ± 1,0 до 17 ± 1,0 (Р < 0,001); в ОГ-2 – с 22 ± 1,0 до 19 ± 1,0 (Р < 0,05), в ГС-1 – с 25 ± 2,0 до 23 ± 1,0 (Р > 0,7). В то же время у всех наблюдаемых регистрировался существенный противовоспалительный эффект с нормализацией количества лейкоцитов: в ОГ-1 их число снизилось с 10,8 ± 0,58 до 5,5 ± 0,42 (Р < 0,001); в ОГ-2 – с 14,9 ± 1,1 до 7,6 ± 0,33, (Р < 0,001), в ГС – с 9,28 ± 0,72 до 6,43 ± 0,48 (Р < 0,02).

Под влиянием проводимого лечения гормональный спектр изменялся неоднозначно. Так, в ГС позитивные сдвиги не были зарегистрированы: тестостерон – с 6,2 ± 0,6 до 7,0 ± 0,7 нмоль/л, Р > 0,1; ФСГ – с 1,5 ± 0,2 до 2,1 ± 0,3 МЕ/мл, Р > 0,1; пролактин с 6,55 ± 8,8 до 6,43 ± 0,48 мЕд/л, Р > 0,7 и ЛГ – с 2,5 ± 1,2 до 2,9 ± 1,2 МЕ/мл, Р > 0,8. Тогда как в ОГ-1 отмечалось существенное увеличение уровня тестостерона (4,5 ± 0,5 – 7,6 ± 0,7 нмоль/л, Р < 0,001). Еще более выраженный гормонопродуцирующий потенциал обнаружен в ОГ-2, в которой был установлен подъем концентрации не только тестостерона (5,1 ± 0,2 – 6,9 ± 0,2 нмоль/л, Р < 0,001), но и ФСГ (2,1 ± 0,3 – 3,1 ± 0,3 МЕ/мл, Р < 0,05) и пролактина (59,1 ± 5,1 – 74,1 ± 5,2 мЕд/л, Р < 0,05). Кроме того, была установлена корреляционная связь в ОГ-1 и ОГ-2 между повышением уровня пролактина и болями в области промежности соответственно (r = –0,63 и r = –0,71). Последнее, очевидно, связано с тем, что указанный гормон оказывает влияние на порог болевых ощущений, а также с обезболивающим действием самого густого экстракта корня солодки.

Выводы

1. В арсенал средств восстановительного лечения целесообразно включить суппозитории «Суппэксол», содержащие 0,75 г густого экстракта корня солодки и 1,25 г полиэтиленгликоля 6000 и 0,25 полиэтиленгликоля стеарата.

2. Лечебный реабилитационный комплекс в условиях курорта должен состоять из общих минеральных ванн с слабоуглекислой сульфатно-гидрокарбонатной водой температуры 36–37 °С, продолжительностью 12–15 мин, в количестве 8 процедур, массажа простаты через день № 8 и ректальных суппозиториев по одной 2 раза в день в течение 10 дней.

3. При ХБП суппозитории «Суппэксол» могут использоваться в качестве монотерапии, для обеспечения противовоспалительного эффекта, что подтверждается данными УЗИП, нормализацией рН спермы, теста арборизации, увеличением количества активных сперматозоидов.

Рецензенты:

Чумаков П.И., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой факультетской хирургии с курсом урологии, ГБОУ ВПО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России, г. Ставрополь;

Базиков И.А., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой микробиологии, ГБОУ ВПО «Ставропольский государственный медицинский университет» Минздрава России, г. Ставрополь.

Работа поступила в редакцию 04.06.2014.


Библиографическая ссылка

Старокожко Л.Е., Чеботарев В.В., Крашенинников В.Л., Деревянко Т.И. РЕАБИЛИТАЦИОННОЕ ЛЕЧЕНИЕ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ БАКТЕРИАЛЬНЫМ ПРОСТАТИТОМ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 7-3. – С. 566-569;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34486 (дата обращения: 07.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074