Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

НОВЫЕ ДЕРИВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ КАК АКТУАЛИЗАЦИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО СМЫСЛА В ФИЛОСОФСКИХ ТЕКСТАХ

Бредихин С.Н. 1 Нагамова Н.В. 1
1 ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»
Данная статья посвящена трансформационным моделям, позволяющим производить новые неузуальные многомерные смыслы путем изменения в иерархической ноэматической суперструктуре понятия с помощью новых или переосмысленных деривационных моделей в экзистенциалистских текстах М. Хайдеггера. В порождении нового неузуального смысла философ неизбежно наталкивается на проблему вербализации своего мышления. Суперконструкт смысл рассматривается как иерархическая структура интенциально релевантных ноэм как мельчайших квантов многомерного и многогранного смысла, при феноменологической филологической рефлексии над выраженным в знаках и символах/языковых единицах, текстах – ментальных конструктах и обуславливает рождение прото- и метасмыслов, нового в смысловой структуре, построение текстов на и за гранью понимания. Трансцендентный смысл в философском дискурсе подвергается объективизации с определенными свойствами и «индивидуальными» концептуальными характеристиками, т.е. то, что у индивида/автора соответствует концепту.
ноэма
смыслопорождение
феноменологическая рефлексия
трансформации суперструктуры
этимологическое переразложение
1. Богин Г.И. Субстанциальная сторона понимания текста: учебное пособие. – Тверь: ТГУ, 1993. – 138 с.
2. Бредихин С.Н. К вопросу о феномене «языковой игры» философов и писателей. (введение в теорию «Языковых игр» Л. Витгенштейна и практические исследования на материале философских текстов М. Хайдеггера). – Ставрополь: Издательство СевКавГТУ, 2005. – 246 с.
3. Бредихин С.Н. Пролегомены к общей теории смысла философского дискурса (введение в иерархическую ноэматику смысловых структур). – Ставрополь: Ставропольское Издательство «Параграф», 2012. – 176 с.
4. Бредихин С.Н. Ноэматическая иерархия философского текста в аспекте смыслопорождения и интерпретации: монография. – Ставрополь: РИО ИДНК, 2014. – 392 с.
5. Bollnow O. Studien zur Hermeneutik. Bd.I. Zur Philosophie der Geisteswissenschaften. Freiburg – München: Karl Alber, 1982. – 344 р.
6. Heidegger M. Sein und Zeit. Elfte, unveränderte Auflage. Tübingen, Max Niemeyer Verlag. 1967. – рр. 450.
7. Heidegger M. Kant und das Problem der Metaphysik. Gesamtausgabe. I Abteilung: Veröffentlichte Schriften 1910-1976. Hrsg.: Friedrich-Wilhelm von Herrmann. – Frankfurt am Main: Vittorio Klostermann Verlag, 1991. – XVIII, Band 3. – 318 р.
8. Heidegger M. Vom Wesen des Grundes. Wegmarken: Gesamtausgabe. – Frankfurt am Main, 1929; 1976. – Bd. 9. – рр. 123–176.
9. Newald R., De Boor H. (Hrsg.), Geschichte der deutschen Literatur. 7.2. Band: Die deutsche Literatur zwischen Französiche Revolution und Restauration. – München: Beck, 1989. – рр. 912.

В данном исследовании мы проанализируем возможности смыслопорождения философских категорий вербализованных с помощью адъективных, адвербиальных и других конструкций на базе трансформаций приписывания актуализированных квантов смысла тем или иным элементам суперструктуры, повторного распредмечивания смысловых структур в соответствии с концептуально-валерной системой продуцента/реципиента, распредмечивания продуцентом/реципиентом существующих элементов смысловой структуры и тем самым опредмечивания субъективных актов феноменологической рефлексии, сюда в превую очередь относится возможность порождения кванторов личностной периферийной зоны, их интерпретация и актуализация их нового In-sein (Бытие-в), перераспределение периферийных ноэм и их актуализация в ядерной структуре.

Рассмотрение воспринимаемых по-новому или же действительно новых прилагательных, наречий и частиц позволило нам прийти к выводу, что их количество в сравнении с существительными в философских текстах, в частности в экзистенциалистских текстах М. Хайдеггера, невелико (чуть более полусотни). Лишь некоторые из их числа являются терминами экзистенциальной философии. Следует отметить, что в текстах М. Хайдеггера адъективные конструкции не играют столь большой роли как существительные или глаголы. Однако данное утверждение можно с уверенностью отнести лишь к чистым прилагательным, прилагательные же, образованные от партиципов и глаголов, напротив довольно важны и встречаются часто. Их частое употребление является стилистической и содержательной характеристикой «Бытия и Времени», так же, как и поздних работ Хайдеггера.

Вот практически полный список новообразованных прилагательных, используемых в поздних работах М. Хайдеггера: als-frei, angstbereit, bewandtnisbestimmt, bewandtnishaft, einfachhin, erst-letzt, gegendhaft, gewesend, gleichursprünglich, innerräumlich, innerumweltlich, innerweltlich, innerzeitig, meinbar, mitgängig, mithaft, möglichkeitsblind, nächstalltäglich, nächstbesorgt, sichtig, umsichtsfrei, umwillentlich, unbezüglich, unumsichtig, unzuhanden, vielgültig, vorentdeckt, weltentwerfend, weltlos, weltzugehörig, zuhanden, zusammenstückbar.

Большинство из них являются сложными конструкциями, а значит несут в себе некую смысловую амфиболию «амфиболия смысла (гр. amphibolia – двойственность) – в стилистике представляет собой наложение, предполагающее неоднозначное многомерное толкование (изначально заложенное), что в смысловой суперструктуре подразумевает наличие родственных или же практически тождественных квантов в узлах ноэм-доминант, полностью разных или даже противоположных кванты в разноуровневых полях структуры» [4, с. 287]. Так например angstbereit, möglichkeitsblind, nächstalltäglich, nächstbesorgt, umsichtsfrei, unumsichtig являются нейтральными и выводимыми из контекста, так die angstbereite Entschlossenheit можно на уровне ноэматической рефлексии понять как zur Angst bereite, но при этом необходим выход на феноменологический уровень в понимании и учете понятия Angst у Хайдеггера и огромной роли данного феномена в жизни человека, в то же время для более адекватного распредмечивания сокрытого трансцендентного смысла необходим учет константы фоновых знаний в области психоанализа (то как понимает данный термин З. Фрейд).

Само за себя говорит предложение: Die durchschnittliche Alltäglichkeit des Besorgens (der Dinge durch den Menschen) wird möglichkeitsblind. [6, S. 195]. В нём мы видим, если рассматривать с точки зрения Хайдеггера некое грамматическое абстрактное Alltäglichkeit, которому приписывается в рамках неузуального смыслового конструкта свойство Blindheit. Но в сочетании nicht alltägliche In-der-Welt-sein больше сводится не к пространственному nächst, и не к временному alltäglich, а скорее к употребляемому независимо выражению Хайдеггера, характеризующему трансцендентное отношения человека и вещи. Подобным образом действует на реципиента и nächstbesorgt. Umsicht также отражает способ человеческого отношения к миру, таким образом umsichtsfrei являет собой дефицит подобного образа отношения, также и unumsichtig. Однако последнее несёт в своём содержании некие нюансы, придаваемые ему префиксом un-. Als-frei образовано по аналогичной деривационной модели с umsichtsfrei, с тем лишь исключение, что структура его довольно свободна als здесь пишется через дефис. Хайдеггер применяет это слово лишь после объяснения так называемой Als-struktur. Так же свободно составлена и адъективная конструкция erst-letzt, так как подобное прилагательное довольно трудно написать слитно или совместить его содержательные стороны, что и представляет не только имплицитную но и эксплицитную амфиболичность и ещё больше подчеркивает пара-доксальность высказывания. В таких, например, оборотах, как die erst-letzte Urantwort, die erst-letzte Begründung. Термины innerweltlich и innerzeitig довольно часто встречаются в экзистенциалистских текстах и уже входят в узус философского языка, а также в качестве существительных на -keit, при этом innerzeitig встречается в тексте только рядом с Innerzeitigkeit, которое Хайдеггер образовал по аналогии с Innerweltlichkeit в более поздних своих работах. В словарях такие выражения не встречаются, однако за Хайдеггером или параллельно с ним они встречаются в высказывании у других философов: Inhaltlich geht es…um ein innerweltliches Problem. Aber anders als dort läßt Hartmann hier die Frage auf ihrer Innerweltlichkeit beruhen… [9, S. 81].

Важность, с которой Хайдеггер относится к анализу человеческого бытия в мире и во времени, ведёт его к созданию часто встречающихся в его работах образований с компонентами weltlich- и zeitig-. Такие неузуальные конструкции, как innerräumlich, innerumweltlich, используются автором по аналогии и в подобном же анализе, однако он употребляет эти термины лишь единожды и не субстантивирует их. Прилагательное weltlos М. Хайдеггер использует однажды для обозначения некоторых неодушевлённых предметов Zwei Seiende, die ….an ihnenselbst weltlos sind [6, S. 55]. При этом Welt понимается в его специфическом, относимом только к человеку смысле, хотя и кажется, что здесь уместным было бы употребить следующие прилагательные weltfreien или какое-либо другое построенное по тому же принципу, что и umsichtsfrei. Свойственный для образования подобных конструктов у М. Хайдеггера полусуффикс -los не так чётко, как представляется реципиенту, восходящему на третьем уровне абстракции к «адекватному синтезу» [1], отражает эти трансцендентные отношения. Weltzugehörich чётко отображает, что Welt ограничивается Хайдеггером, как специфически человеческое Welt. В нормальном смысле понятия Welt подобное образование было бы бессодержательным, оно бы складывалось как религиозный термин, противоположный jenseitig. В прилагательном weltentwerfend, которое используется как причастие и в субстантивированной форме Weltentwurf, дополнительно проявляется свойственное лишь weltentwerfend содержание, и entwerfen в нём отнюдь не связано по смыслу со skizzieren, projektieren. Mitgängig Хайдеггер производит по модели vorgängig, который также встречается в словаре Дудена was in den Erscheinungen…je vorgängig und mitgängig…sich schon zeigt.

Однако как нам кажется, использование партиципа в адъективной функции в данных пассажах также уместно, хотя и имеет коннотацию большей процессуальности и дуративности в отличие от конструкции на -ig, т.е. гипотетическое наличие mitgehend, если не учитывать уже образованного в узусе vorgängig, вполне оправдано и даже может рассматриваться как структура, идентичная описанной нами выше. Einfach… является чистым хайдеггеризмом, и в принципе данная конструкция может быть заменена на простое einfach: Das bedeutet aber nicht etwa soviel wie einfachhin ontisch-seiend [6, S. 12].

Часто М. Хайдеггер в своих работах употребляет суффикс -bar для образования отглагольных прилагательных, которые ярко показывают возможность и несут ноэму пассивности действия в общем конструкте смысла. Правилу подобного образования следуют такие прилагательные. как zusammenstückbar в примерах: Aber dieses Gemeinte ist nun überhaupt nur so meinbar [7, S. 91], Unauflösbarkeit in zusammenstückbare Bestände [6, S. 53]. Хайдеггер подвергает деструкции «с созданием семантического сдвига к прототипу и проведением этимологического переразложения, с раскрытием внутренней формы, и деметафоризации при двойной актуализации, создавая эффект когнитивного диссонанса» [4, с. 176] подобные конструкции с той же легкостью, с какой он их пишет слитно. Такие прилагательные, как gegendhaft, bewandtnishaft, mithaft, соответствуют уже образованным существительным das Nichthafte, Umhafte, Synhafte и так далее. В начале своей работы Хайдеггер использует gegendhaft как некий синоним к artig, так, можно сказать gegendartig: diese gegendhafte Orientierung [6, S. 103], gegenhafte Raumbewandtnis [6, S. 111]. Однако к концу работы он эти два термина идентифицировал, например: Wohin der gegendhaften Hingehörigkeit [6, S. 368].

Sichtig в работах М. Хайдеггера при учете всего его творчества на уровне распредмечивающего понимания может быть воспринято реципиентом в качестве некоего производного от глагола, нежели сокращения от vorsichtig, umsichtig. Среди существительных мы находим подобные выражения, когда Хайдеггер отсекает какой-либо элемент слова, и таким образом создаёт новые слова. Также в образовании vorgängig и gängig мы видим, что Хайдеггер позволяет себя вести формальным звуковым ассоциациям и форсирует содержательную сторону слова. Следующее высказывание чётко это показывает: Das Zuhandene kommt ausdrücklich in die verstehende Sicht. Alles Zubereiten, Zurechtlegen, Instandsetzen, Verbessern, Ergänzen vollzieht sich in der Weise, das umsichtig Zuhandenes in seinem Um-zu auseinandergelegt und gemäß der sichtig gewordenen Auseinandergelegtheit besorgt wird [6, S. 368]. Если же мы рассмотрим часто встречающийся в дериватах Хайдеггера суффикс -ig, то он не столь однозначен, как коррелирующие с ним -bar, -lich, как это бесусловно легко проследить на примере конструкций durchsichtig, ersichtlich. Допустим, следующая оппозиция sichtbar и sichtig даёт реципиенту явное, вербализованное различие данных конструктов, и в данном случае возникают сомнения, что Хайдеггер пытался отнести sichtig к уже терминологически состоявшемуся vorsichtig. Позже автор рядом с Umsicht употребляет Übersicht и производит от него übersichtlich с несколько другим набором интенциально релевантных ноэм. Он говорит: Die übersichtliche Umsicht des Besorgens bringt dem Dasein im jeweiligen Gebrauchen und Hantieren das Zuhandene näher [6, S. 359]. Здесь, как мы видим, Хайдеггер сохранил привычную для него форму слова, вместо того чтобы достигнуть большего эффекта в понимании, употребив новый конструкт, несущий ноэму содержания/обладания имманентно присущей характеристикой, übersichtshaft. В «Бытии и Времени» он использует такое понятие, как Un-willen наряду с Beziehen des Umzu, Dazu, Wozu. Позже он придаёт Unwillen некоторую общность и пишет его уже слитно, и от него образует unwillentlich: Der umwillentliche Überstieg [8, S. 143]. Таким образом, эта адъективная конструкция является некой композицией -ig и -lich. Как некую контаминацию Хайдеггер также использует и оба партиципа от wesen, уже упоминавшиеся в немецкой грамматике wesend, которое он, однако, использует именно в позиции и функции прилагательного.

Адъективные и другие конструкции в текстах М. Хайдеггера являются составными некоей части с уже известным прилагательным, приведенные в примерах неузуальные конструкции большей частью образованы с использованием узуальных деривационных моделей, правилосообразно, хотя и с новыми элементами, позволяющими опредметить новые грани смысла. Однако Хайдеггер в случае необходимости пытается использовать те пути обогащения словарного состава, которые редко встречаются в немецком. Содержательно Хайдеггер более всего склоняется к номинализации. Но как раз подавляющее количество номинантов предохраняет язык от иммобилизации или овеществления.

Итак, с определенной долей уверенности можно заявить, что все адъективные, адвербиальные и другие неузуальные новообразования нацелены на описание и вербализацию некоей абстрактной характеристики сущности именно трансцендентного феномена, а не объекта, реально существующего в мире вещей. Да и вообще тенденция номинализации более всего наблюдается в языке мышления, философском языке. В этом отношении тексты М. Хайдеггера являются традиционными в философском смысле. Их отличают лишь новообразованные конструкты, созданные по собственным деривационным моделям, при применении феноменологической рефлексии, в отличие от используемых в обычном языке и в других философских работах. «Большие содержательные группы слов образуют лексемы с какими-либо негативными отрицательными частицами как некое выражение противомышления, либо же отклонение новых содержаний. Большинство новообразований Хайдеггера образовано намеренно, лишь некоторые из них являются переосмысленными словами и лишь некоторые из них являются терминами» [2, с. 136]. В основном эти слова используются для определенного анализа каких-либо трансцендентных явлений и повторной, распредмечивающей (но не вторичной) номинации данных явлений и феноменов. Наиболее функциональными в языке Хайдеггера, как мы уже упоминали в своих работах, являются существительные. Они резюмируют и подводят черту под созданными снова Хайдеггером интракультурными связями и отношениями и делают их по-нимаемыми и вос-принимаемыми в языковых единицах, инкодируют и опредмечивают их для восприятия реципиентом. Похожее можно сказать и о прилагательных, особенно там, где прилагательное образуется по новой деривационной модели, а не переосмысливается из других прилагательных с помощью каких-либо производных. Это утверждение может быть доказано тем фактом, что Хайдеггер рядом с подобными прилагательными использует и субстантивированные новые формы.

Ориентированность философского дискурса на использование аномальных, отклоняющихся от канона лексических единиц, намеренное моделирование словообразовательных, грамматических, синтаксических «ошибок» и их тиражирование в текстах создают предпосылки для включения читающего в сферу распредмечивающего понимания, выход на уровень феноменологической рефлексии. Автором создается герменевтическая ситуация, которая подразумевает ответное моделирование текста читателем, приписывание некоего трансцендентного смысла новообразованным неузуальным конструкциям.

Рецензенты:

Гусаренко С.В., д.фил.н., профессор, декан факультета филологии, журналистики и межкультурной коммуникации, заведующий кафедрой культуры русской речи, ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»», г. Ставрополь;

Серебрякова С.В., д.фил.н., профессор, зав. кафедрой теории и практики перевода, ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь.

Работа поступила в редакцию 26.08.2014.


Библиографическая ссылка

Бредихин С.Н., Нагамова Н.В. НОВЫЕ ДЕРИВАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ КАК АКТУАЛИЗАЦИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО СМЫСЛА В ФИЛОСОФСКИХ ТЕКСТАХ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 9-9. – С. 2102-2105;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=35198 (дата обращения: 11.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074