Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ИЗМЕНЕНИЯ МЕСТНОГО ИММУНИТЕТА У ПАЦИЕНТОК С ЭНДОМЕТРИОИДНЫМИ КИСТАМИ ЯИЧНИКОВ НА ФОНЕ НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ

Алексанова Е.М. 1 Аксененко В.А. 1 Пилавова О.М. 1
1 ГОУ ВПО «Ставропольский государственный медицинский университет» Росздрава
Изучены особенности изменений местного иммунитета у больных эндометриоидными кистами яичников (ЭКЯ) на фоне недифференцированной дисплазии соединительной ткани (НДСТ). На уровне перитонеального микроокружения у больных ЭКЯ развивается иммунологическая дисфункция, которая характеризуется увеличением активности макрофагов и снижением активности Т-лимфоцитов и естественных киллеров. Обозначенные изменения усугубляются у больных ЭКЯ в сочетании с НДСТ, на что указывает уменьшение в перитонеальной жидкости количества CD4-лимфоцитов, CD16-лимфоцитов и CD25-лимфоцитов. У пациенток с эндометриоидными кистами яичников в сочетании с НДСТ отмечается увеличение уровня провоспалительных цитокинов, обладающих проангиогенным действием: IL1β, TNFα, IL6, IL8. Кроме того, при ЭКЯ с сопутствующей НДСТ в нативной ПЖ наблюдается снижение уровня противоопухолевых цитокинов IL2 и IFNγ. Подобные изменения в цитокиновом составе перитонеальной жидкости, наряду со снижением количества иммунокомпетентных клеток, обладающих противоопухолевой цитотоксичностью, определяют увеличение проангиогенной и снижение противоопухолевой активности.
эндометриоидные кисты яичников
недифференцированная дисплазия соединительной ткани
иммунологическая дисфункция
цитокины
1. Адамян Л.В. Эндометриозы: Руководство для врачей / Л.В. Адамян, В.И. Кулаков, Е.Н. Андреева. – М., 2006. – 416 с.
2. Возианов А.Ф. Цитокины. Биологические и противоопухолевые свойства / А.Ф. Возианов, А.К. Бутенко, К.П. Зак. – Киев, 1998. – 317с.
3. Долгих В.Т. Основы иммунологии. – М., 2003. – 227 с.
4. Исследование цитокинового профиля и ангиогенного потенциала перитонеальной жидкости больных с наружным генитальным эндометриозом / Д.И. Соколов [и др.] // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2005. – Т. 140, № 11. – С. 552–555.
5. Клеменов А.В. Дисплазия соединительной ткани и беременность (обзор) / А.В. Клеменов, О.Н. Ткачева, А.Л. Верткин // Терапевтический архив. – 2004. – Т. 11. – С. 80–83.
6. Клеменов А.В. Недифференцированные дисплазии соединительной ткани. – М., 2005. – 136 с.
7. Особенности продукции цитокинов иммунокомпетентными клетками перитонеальной жидкости у женщин с наружным генитальным эндометриозом / Г.Т. Сухих [и др.] // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2004. – Т. 137, № 6 – С. 646–649.
8. Разнообразие клинических симптомов дисплазии соединительной ткани / В.И. Маколкин [и др.] // Тер. архив. – 2004 – Т. 76, № 11. – С. 77–80.
9. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. – М., 2002. – 312 с.
10. Ройт А. Иммунология / А. Ройт, Дж. Бростофф, Д. Мейл. – М., 2000. – 592 с.
11. Симбирцев А.С. Цитокины – новая система регуляции защитных функций организма // Цитокины и воспаление. – 2002. – Т 1, № 1. – С. 9–17.
12. Смирнов В.С. Иммунодефицитные состояния / В.С. Смирнов, И.С. Фрейдлин. – СПб., 2000. – 568 с.
13. Ягода А. В. Оценка комплекса внешних фенотипических признаков для выявления малых аномалий сердца / А. В. Ягода, Н. Н. Гладких // Клин. мед. – 2004. – Т. 82, № 7. – С. 30–33.
14. Blood leukocyte subsets are modulated in patients with endometriosis / D. Gagne [et al.] // Fertil. Steril. – 2003. – Vol. 80, N 1. – P. 43–53.
15. Harada T. Role of cytokines in endometriosis / T. Harada, T. Iwabe, N. Terakawa // Fertil. Steril. – 2001. – Vol. 76, № 1. – P. 1–10.
16. Iwabe T. Role of cytokines in endometriosis-associated infertility / T. Iwabe, N. Tekarawa // Gynecol. Obstet. Invest. – 2002. – Vol. 53, N 1. – P. 19–25.
17. Pyeritz R.E. Small molecule for a large disease // N. Engl. J. Med. – 2008. – Vol. 358, № 26. – P. 2829–2831.
18. Peritoneal and peripheral B-1-cell populations in patients with endometriosis / F. Chishima [et al.] // J. Obstet. Gynecol. Res. – 2000. – Vol. 26, № 2. – P. 141–149.
19. The involvement of T-lymphocytes in the pathogenesis of endometriotic tissues overgrowth in women with endometriosis / K. Szyllo [et al.] // Mediators Inflamm. – 2003. – Vol. 12, № 3. – P. 131–138.

Важная роль в возникновении и прогрессировании эндометриоза принадлежит иммунной системе [4, 7, 15, 16]. Согласно современным взглядам, противоопухолевый иммунитет представляет собой комплекс иммунных реакций, протекающих при тесном кооперативном взаимодействии между Т- и В-лимфоцитами, естественными киллерами (ЕК) и макрофагами, которое регулируется посредством выработки клетками иммунной системы медиаторов межклеточных взаимодействий – цитокинов [2, 3, 10, 12]. Цитокины образуют сложную и многообразную, но в то же время единую систему, обеспечивающую процессы межклеточной кооперации, роста и дифференцировки лимфоидных клеток, ангиогенеза и нейроиммунноэндокринных взаимодействий [2, 3, 10, 11].

Особый интерес представляет изучение особенностей иммунитета в местах локализации эндометриоидных очагов – в яичниках и перитонеальной жидкости [1, 14, 18, 19].

В то же время при возникновении и прогрессировании эндометриоза в ПЖ больных увеличивается количество макрофагов и снижается количество CD3, CD4 (Т-хелперов), CD16 (естественных киллеров) и CD25 (активированных Т-лимфоцитов) клеток. Увеличение активности перитонеальных иммунокомпетентных клеток сопровождается продукцией ими факторов, обладающих не только цитотоксическим действием на клетки опухоли, но и активизирующих процессы ангиогенеза, а также стимулирующих адгезию клеток эндометрия к мезотелию брюшины.

Подобные нарушения иммунитета имеются при недифференцированной дисплазии соединительной ткани (НДСТ), вследствие чего при сочетании данных патологий возможно прогрессирование процесса. В настоящее время имеется множество работ, свидетельствующих о роли НДСТ в развитии гинекологических заболеваний [5, 6, 8, 17]. Однако в доступной литературе нами не найдена информация об особенностях изменений иммунитета при сочетании ЭКЯ и НДСТ.

Цель исследования – выявить особенности изменений местного иммунитета у больных эндометриоидными кистами яичников на фоне НДСТ.

Материалы и методы исследования

В исследование включены 100 женщин в возрасте от 18 до 40 лет, которые были разделены на несколько групп:

I основную группу составили 35 больных ЭКЯ, у которых было выявлено более 6-ти внешних фенотипических признаков НДСТ;

II группу сравнения составили 35 больных ЭКЯ с количеством признаков НДСТ 6 и менее.

В контрольную группу вошли 30 женщин репродуктивного возраста без НДСТ и сопутствующей гинекологической патологии, с двухфазным менструальным циклом, поступивших для выполнения хирургической стерилизации.

Всем пациенткам для исследования внешнего фенотипа применяли модифицированную фенотипическую карту, включающую 63 показателя [13]. Всем пациенткам проведено клинико-лабораторное и инструментальное исследование, лечебно-диагностическая лапароскопия. Диагноз ЭКЯ подтвержден гистологически.

Объем иммунологического исследования включал изучение относительного и абсолютного количества основных субпопуляций иммунокомпетентных клеток в ПЖ (лимфоциты, нейтрофилы, мононуклеарные фагоциты, CD3, CD4, CD8, CD16, CD19, CD25 – лимфоциты), а также изучение уровня IL1b, IL2, IL4, IL6, IL8, TNFa, IFNg в нативной перитонеальной жидкости (ПЖ) пациенток исследуемых групп.

Определение состава субпопуляций МНК в ПЖ выполняли методом проточной цитометрии. На первом этапе проводили обработку клеток. Для этого к восьми образцам ПЖ объемом по 100 мкл каждый добавляли растворы антител, конъюгированных с флуоресциинизотиоционатом (FITC) и фикоэритрином (PE) («Caltag Laboratories», США) на проточном цитометре Bio Rad («Brute-HS», США).

Концентрацию IL1b, IL2, IL4, IL6, IL8, TNFa, IFNg в ПЖ определяли методом твердофазового иммуноферментного анализа (ИФА) на планшетном фотометре «Labsystems iEMS Reader MF» (Финляндия) с использованием наборов «ВекторБест» (Россия) согласно прилагаемым к наборам методикам.

Статистическая обработка полученных данных проводилась на компьютере PENTIUM IV с использованием программы «Statistica 6.0» [9]. В соответствии с целями и задачами исследования, а также с учетом специфики анализируемых переменных нами выполнялся расчет элементарных статистик (средние значения (M), ошибки средних (m), расчет долей (%), стандартной ошибки доли (N)); сравнение качественных параметров в исследуемых группах с помощью непараметрических методов χ2, критерия Фишера с поправкой Йейтса; сравнение количественных показателей с помощью непараметрического критерия Манна – Утни. Критерием статистической достоверности получаемых выводов считали общепринятую в медицине величину р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

При анализе данных было установлено, что в ПЖ больных основной группы, по сравнению с пациентками без НДСТ и здоровыми женщинами, наблюдалось достоверно большее относительное (62,35 ± 1,59, 56,58 ± 1,43 и 37,82 ± 2,25 % соответственно) и абсолютное (1,62 ± 0,13•109/л, 1,54 ± 1,43•109/л и 0,61 ± 0,10•109/л соответственно) количество макрофагов, в то время как процентное содержание лимфоцитов (20,95 ± 1,39, 24,62 ± 1,10 и 43,40 ± 1,92 % соответственно) снижалось. Необходимо отметить, что снижение относительного числа лимфоцитов в ПЖ больных ЭКЯ как основной группы, так и группы сравнения не сопровождалось уменьшением их абсолютного количества, что связано с увеличением общей «клеточности» ПЖ при данном заболевании (табл. 1).

При изучении субпопуляционного состава МНК ПЖ было установлено достоверное снижение абсолютного количества CD4-лимфоцитов (0,22 ± 0,02•109/л, 0,28 ± 0,02•109/л и 0,37 ± 0,02•109/л соответственно), а также процентного (12,41 ± 0,95, 15,69 ± 0,91 и 24,00 ± 2,00 %, соответственно) и абсолютного (0,06 ± 0,01•109/л, 0,09 ± 0,01•109/л и 0,17 ± 0,01•109/л соответственно) количества CD16 и процентного (17,92 ± 1,34, 22,55 ± 1,43 и 32,10 ± 3,70 % соответственно) и абсолютного (0,10 ± 0,01•109/л, 0,15 ± 0,01•109/л и 0,22 ± 0,03•109/л соответственно) количества CD25-лимфоцитов в ПЖ больных ЭКЯ с НДСТ, чем у пациенток группы сравнения и здоровых женщин (табл. 2).

Относительное и абсолютное количество CD8- и CD19-лимфоцитов в ПЖ больных ЭКЯ не претерпевало существенных изменений вне зависимости от наличия НДСТ (табл. 2).

В ПЖ больных ЭКЯ с НДСТ по сравнению с больными группы сравнения и здоровыми женщинами, увеличивается уровень IL1β (519,40 ± 16,96 пкг/мл, 475,20 ± 13,30 пкг/мл и 131,60 ± 7,18 пкг/мл соответственно), TNFα (58,29 ± 4,38 пкг/мл, 46,44 ± 3,61 пкг/мл и 8,09 ± 1,32 пкг/мл соответственно), IL6 (98,09 ± 6,07 пкг/мл, 80,33 ± 6,06 пкг/мл и 44,52 ± 2,75 пкг/мл соответственно) и IL8 (274,30 ± 11,82 пкг/мл, 227,20 ± 19,88 пкг/мл и 23,30 ± 2,70 пкг/мл соответственно), снижается уровень IL2 (18,57 ± 1,16 пкг/мл, 22,28 ± 1,26 пкг/мл и 29,70 ± 1,60 пкг/мл соответственно) и IFNγ (50,18 ± 4,43 пкг/мл, 68,60 ± 5,41 пкг/мл и 121,30 ± 10,80 пкг/мл, соответственно), а уровень IL4 не изменяется (табл. 3).

Таблица 1

Популяционный состав иммунокомпетентных клеток ПЖ больных ЭКЯ в зависимости от наличия НДСТ

Показатель

Здоровые женщины (n = 30)

Больные ЭКЯ

Есть НДСТ

(n = 35)

Нет НДСТ

(n = 35)

Номер группы

1

2

3

M ± m*

Лейкоциты, •109

1,60 ± 0,12

2,55 ± 0,15

2,60 ± 0,16

Достоверность отличий**

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,820

 

Нейтрофилы, %

14,60 ± 0,75

13,24 ± 0,36

13,42 ± 0,26

Достоверность отличий

P1-2 = 0,107

P1-3 = 0,142

P2-3 = 0,686

 

Нейтрофилы, •109

0,23 ± 0,01

0,29 ± 0,03

0,30 ± 0,04

Достоверность отличий

P1-2 = 0,062

P1-3 = 0,094

P2-3 = 0,842

 

Макрофаги, %

37,82 ± 2,25

62,35 ± 1,59

56,58 ± 1,43

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,009

 

Макрофаги, •109

0,61 ± 0,10

1,62 ± 0,13

1,54 ± 0,11

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,001

 

Лимфоциты, %

43,40 ± 1,92

20,95 ± 1,39

24,62 ± 1,10

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,042

 

Лимфоциты, •109

0,69 ± 0,12

0,54 ± 0,04

0,63 ± 0,05

Достоверность отличий

P1-2 = 0,240

P1-3 = 0,646

P2-3 = 0,164

 

Примечания:

* M – среднее значение; m – среднее отклонение;

** – различия между группами достоверны при p < 0,05, критерий Манна – Уитни.

Таблица 2

Субпопуляционный состав МНК ПЖ больных ЭКЯ в зависимости от наличия НДСТ

Показатель

Здоровые женщины

(n = 30)

Больные ЭКЯ

Есть НДСТ

(n = 35)

Нет НДСТ

(n = 35)

1

2

3

4

Номер группы

1

2

3

M ± m*

CD3, %

72,50 ± 5,50

57,03 ± 1,38

57,16 ± 1,43

Достоверность отличий **

P1-2 = 0,008

P1-3 = 0,009

P2-3 = 0,948

 

CD3, •109

0,50 ± 0,07

0,31 ± 0,02

0,35 ± 0,02

Достоверность отличий

P1-2 = 0,011

P1-3 = 0,043

P2-3 = 0,162

 

1

2

3

4

CD4, %

53,00 ± 1,00

41,34 ± 1,00

42,12 ± 1,11

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,603

 

CD4, •109

0,37 ± 0,02

0,22 ± 0,02

0,28 ± 0,02

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,038

 

CD8, %

25,50 ± 1,50

26,84 ± 1,19

27,79 ± 1,19

Достоверность отличий

P1-2 = 0,486

P1-3 = 0,236

P2-3 = 0,574

 

CD8, •109

0,18 ± 0,02

0,14 ± 0,01

0,18 ± 0,01

Достоверность отличий

P1-2 = 0,078

P1-3 = 1,000

P2-3 = 0,078

 

CD16, %

24,00 ± 2,00

12,41 ± 0,95

15,69 ± 0,91

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,015

 

CD16, •109

0,17 ± 0,01

0,06 ± 0,01

0,09 ± 0,01

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,038

 

CD19, %

23,00 ± 2,00

21,09 ± 0,86

20,25 ± 0,78

Достоверность отличий

P1-2 = 0,383

P1-3 = 0,205

P2-3 = 0,472

 

CD19, •109

0,16 ± 0,04

0,12 ± 0,01

0,13 ± 0,01

Достоверность отличий

P1-2 = 0,335

P1-3 = 0,469

P2-3 = 0,482

 

CD25, %

32,10 ± 3,70

17,92 ± 1,34

22,55 ± 1,43

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,019

P2-3 = 0,021

 

CD25, •109

0,22 ± 0,03

0,10 ± 0,01

0,15 ± 0,01

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,030

P2-3 = 0,001

 

Примечания:

* M – среднее значение, m – среднее отклонение;

** – различия между группами достоверны при p < 0,05, критерий Манна – Уитни.

Таблица 3

Уровень цитокинов в ПЖ больных ЭКЯ в зависимости от наличия НДСТ

Показатель

Здоровые женщины

(n = 30)

Больные ЭКЯ

Есть НДСТ

(n = 35)

Нет НДСТ

(n = 35)

1

2

3

4

Номер группы

1

2

3

M ± m*

IL1β, пкг/мл

131,60 ± 7,18

519,40 ± 16,96

475,20 ± 13,30

Достоверность отличий**

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,043

 

TNFα, пкг/мл

8,09 ± 1,32

58,29 ± 4,38

46,44 ± 3,61

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,041

 

IFNγ, пкг/мл

121,30 ± 10,80

50,18 ± 4,43

68,60 ± 5,41

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,010

 

IL2, пкг/мл

29,70 ± 1,60

18,57 ± 1,16

22,28 ± 1,26

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,034

 

1

2

3

4

IL4, пкг/мл

60,10 ± 5,10

55,94 ± 3,79

65,90 ± 4,15

Достоверность отличий

P1-2 = 0,515

P1-3 = 0,381

P2-3 = 0,081

 

IL6, пкг/мл

44,52 ± 2,75

98,09 ± 6,07

80,33 ± 6,06

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,042

 

IL8, пкг/мл

23,30 ± 2,70

274,30 ± 11,82

227,20 ± 19,88

Достоверность отличий

P1-2 = 0,001

P1-3 = 0,001

P2-3 = 0,046

 

Примечания:

* M – среднее значение, m – среднее отклонение;

** – различия между группами достоверны при p < 0,05, критерий Манна – Уитни.

Заключение

Резюмируя полученные данные, можно утверждать, что на уровне перитонеального микроокружения у больных ЭКЯ развивается иммунологическая дисфункция, которая характеризуется увеличением активности макрофагов и снижением активности Т-лимфоцитов и ЕК. Обозначенные изменения усугубляются у больных ЭКЯ в сочетании с НДСТ, на что указывает уменьшение в ПЖ количества CD4-лимфоцитов в 1,3 раза по сравнению с пациентками без НДСТ и в 1,7 раза по сравнению со здоровыми женщинами, CD16-лимфоцитов – в 1,5 и в 2,8 раза соответственно, и CD25-лимфоцитов – в 1,5 и в 2,2 раза соответственно, а также увеличение количества макрофагов в 2,7 раза по сравнению со здоровыми женщинами.

Изменение состава МНК ПЖ больных ЭКЯ при НДСТ, по сравнению с больными ЭКЯ без НДСТ и здоровыми женщинами, закономерно сопровождается увеличением уровня провоспалительных цитокинов, обладающих проангиогенным действием: содержание IL1β увеличивается в 1,1 и 3,9 раза соответственно, TNFα – в 1,3 и 7,25 раз соответственно, IL6 – в 1,2 и 2,2 раз соответственно, IL8 – в 1,2 и 11,7 раз соответственно. Кроме того, при ЭКЯ в сочетании с НДСТ в нативной ПЖ наблюдается снижение уровня противоопухолевых цитокинов IL2 в 1,2 раза и IFNγ в 1,36 раз по сравнению с пациентками без НДСТ. Подобные изменения в цитокиновом составе ПЖ, наряду со снижением количества иммунокомпетентных клеток, обладающих противоопухолевой цитотоксичностью, определяют увеличение проангиогенной и снижение противоопухолевой активности, что может являться одной из предпосылок для увеличения частоты рецидивов ЭКЯ при наличии у пациенток сопутствующей НДСТ. Полученные данные требуют дальнейшего изучения.

Рецензенты:

Рыжков В.В., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии ФПДО, Ставропольский государственный медицинский университет, г. Ставрополь;

Чарышкин А.Л., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой факультетской хирургии, ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет», г. Ульяновск.

Работа поступила в редакцию 04.09.2014.


Библиографическая ссылка

Алексанова Е.М., Аксененко В.А., Пилавова О.М. ИЗМЕНЕНИЯ МЕСТНОГО ИММУНИТЕТА У ПАЦИЕНТОК С ЭНДОМЕТРИОИДНЫМИ КИСТАМИ ЯИЧНИКОВ НА ФОНЕ НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЙ ДИСПЛАЗИИ СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 10-2. – С. 245-250;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=35325 (дата обращения: 07.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074