Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ ЗАНЯТОСТИ И РАЗВИТИЕ РЫНКА ТРУДА В КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Мирзоева Ф.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»
Для перехода на принципиально качественный уровень развития регионов необходимо, среди прочих мер пересмотреть роль рынка труда, который является одним из ключевых элементов социально-экономического развития. Сложность ситуации, сложившейся на рынке труда в целом и в регионах в частности, проявляется в том, что рынок расширил многообразие форм занятости и мест приложения труда, и как следствие этого, у населения появилась возможность самореализации в сфере экономики. Однако, институциональные преобразования и кризисные явления в российском обществе привели к значительным потерям именного живого труда. В результате общей трудоизбыточности экономики многие производства испытывают дефицит кадров. Не хватает высококвалифицированных специалистов, рабочих. Особенно остро стоит проблема старения кадрового потенциала. Выявленные тенденции характеризуют ситуацию, сложившуюся как в хозяйственной системе в целом, так и в отдельных подсистемах, которые имеют свою региональную специфику. В статье рассматривается современное состояние регионального рынка труда в Кабардино-Балкарской Республике, определяются особенности функционирования и развития.
рынок труда
занятость
безработица
население
1. Аверин Ю.А., Харламов А. Занятость населения и безработица в условиях ры­ночной экономики: учебное пособие. – М., 2012.
2. Ананьев А. Новые процессы в занятости населения в условиях перехода к рыночной экономике // Вопросы экономики. – 2013. – № 5. – С. 39–47.
3. Антосенков Е.Г. Социально-трудовые проблемы российской экономики в 2011 г. // Российский экономический журнал. – 2011. – № 10. – С. 31–40.
4. Безгребальная И.Ю. Тенденции в сфере занятости населения и направления государственного регулирования // Общество и экономика. – 2013. – № 7–8. – С. 166–175.
5. Бреев Б.Д. Становление рыночных отношений и занятость населения // Общество и экономика. – 2013. – № 7–8. – С. 163–165.

Сложность ситуации, сложившейся на рынке труда в целом и в регионах в частности, проявляется в том, что рынок расширил многообразие форм занятости и мест приложения труда, и, как следствие этого, у населения появилась возможность самореализации в сфере экономики. Однако институциональные преобразования и кризисные явления в российском обществе привели к значительным потерям именного живого труда. В результате общей трудоизбыточности экономики многие производства испытывают дефицит кадров. Не хватает высококвалифицированных специалистов, рабочих. Особенно остро стоит проблема старения кадрового потенциала.

Формирование рынка труда региона в девяностые годы двадцатого сто­летия происходило на фоне сложных социально-политических и экономи­ческих явлений, имевших место в Российской Федерации. Суть этих явле­ний, как известно, состоит в переходе от одной политической системы к другой, в смене модели экономического развития. Совершенно очевидно при этом, что кризисные явления последнего десятилетия были вызваны не самим переходным характером состояния российского общества.

Состояние и развитие регионального рынка труда определяется целым рядом факторов. К числу основных из них следует отнести численность на­селения, его половозрастную и профессионально-квалификационную струк­туру как совокупность факторов, определяющих характер предложения труда а также объемы и структуру общественного производства, тенденции его развития как факторы, формирующие спрос на труд. Анализ состояния и развития указанных показателей социальной и экономической жизни обще­ства позволяет охарактеризовать картину, на фоне которой происходит формирование рынка труда и определить возможные тенденции его разви­тия. Исходя из этого соображения, исследование и прогнозирование состоя­ния регионального рынка труда необходимо предварить качественной и ко­личественной характеристикой процессов, имевших место в девяностых го­дах в социальной и экономической сферах КБР.

В динамике результатов промышленной сферы республики характер­ным является то, что наблюдались довольно значительные различия в тем­пах и глубине спада по отдельным ее секторам. В наибольшей степени кри­зис затронул легкую промышленность республики, где к началу 2014 года, даже после трех лет роста, объемы производства составили всего лишь не­многим больше пяти процентов от уровня 2011 года. Значительное сниже­ние объемов производства имело место в машиностроении, где максималь­ная глубина падения приходится на 2012 год, когда производство составля­ло только 34,6 % уровня 1990 года. Наибольший спад в пищевой промыш­ленности имел место в 2011 году с падением до 34,7 % от уровня 1990 г.

Если машиностроение, легкая и пищевая промышленности в течение всего десятилетия имели относительно устойчивый характер изменений со сменой их направления на рубеже 2012–2013 гг., то такие отрасли промыш­ленности, как деревообработка и производство стройматериалов, характери­зовались заметными колебаниями объемов производства. Причем в дерево­обрабатывающей промышленности наиболее резкий рост производства с превышением уровня 2013 г., произошел в период интенсивного спада в других отраслях. Однако достигнутый уровень не был устойчивым. В по­следующем произошло интенсивное снижение до 31,8 % к началу 2014 г. от уровня 2012 г.

Падение объемов производства в отрасли сопровождалось значитель­ным снижением численности занятых в ней: с 96,3 тыс. в 2011 г. до 70,1 тыс. в 2012 г. Минимальные значения числа работающих в отрасли имели место в 2013 г. – 52,5 тыс. человек и в 2014 г. – 52,2 тыс. человек.

Тенденции снижения показателей производственной деятельности имели место и в других отраслях народного хозяйства республики. В част­ности, в сельском хозяйстве падение объемов производства к 2012 г. со­ставило 24,5 % от уровня 2013 г. Следует отметить, что кризис в сельско­хозяйственном производстве в республике имел менее тяжелые последствия.

Достаточно тяжелая ситуация сохраняется и в финансовой сфере. По итогам 2012 г., дефицит государственного бюджета составил 224,7 млн рублей. При этом по-прежнему сохраняется высокая зависимость республи­канского бюджета от. федеральных трансфертов, доля которых составила в 2013 г. 55,5 %. Характерно, что всю вторую половину прошедшего деся­тилетия доля федеральных трансфертов в доходной части бюджета КБР не­уклонно росла в следующей динамике: 2009 г. – 48,9 %, 2010 г. – 51,8 %, 2011 г. – 55 %, 2012 г. – 62,5 %, 2013 г. – 68,4 %. Только в 2011 году произошло не­которое снижение доли федеральных трансфертов в бюджете республики.

Сложная ситуация сохраняется и в инвестиционной сфере. С 2011 г. начался процесс сокращения реальных объемов инвестиций, который усиливался по мере осуществления реформ. Наиболее ярко это проявилось в 2012 году, когда объемы капиталовложений сократились сразу на 30 % по сравнению с предыдущим годом. В дальнейшем темпы спада объемов инве­стиций уменьшились, но тенденции сохранились. К началу 2013 г. объе­мы капиталовложений составили только 23,4 % уровня 2011 г. Наметив­шийся было в 2012 г. рост инвестиций в основной капитал (на 147 % в срав­нении с 2011 г.) оказался неустойчивым, и уже в 2013 году объем капитало­вложений сократился сразу на 46 %.

Приведенные данные о состоянии ряда факторов, от которых в значи­тельной степени зависит формирование спроса на рабочую силу, позволяет говорить, что заметное улучшение ситуации с занятостью населения воз­можно только в случае кардинального роста объемов производства и улучшения ситуации в финансовой сфере. Именно на это был нацелен ряд ме­роприятий властных органов КБР в 2012–2013 г.

Значительное влияние на состояние рынка труда, с позиций формиро­вания предложения рабочей силы, оказывают демографические и миграци­онные процессы, а также процессы, связанные с образованием и профессио­нальной подготовкой.

Демографическая база формирования предложения труда включает компоненты, которые по-разному и в разное время воздействуют на ситуа­цию. Изменения в уровнях смертности, заболеваемости, степени инвалид­ности населения влияют на состояние трудовых ресурсов непосредственно. В то же время влияние рождаемости оттянуто на некоторый временной ин­тервал, определяемый нижней границей трудоспособного возраста. Иссле­дование демографических процессов позволяет дать оценку качественному и количественному составу населения и трудовых ресурсов, выявить пер­спективы развития структуры потенциальной занятости и безработицы

Однако в ближайшее годы снижения давления на рынок труда за счет демографических факторов ждать не приходится. Наоборот, по нашим оценкам, должно произойти увеличение давления на рынок труда. Анализ динамики структуры населения по более узким возрастным группам дает следующую картину. Несмотря на общее снижение числа граждан моложе трудоспособ­ного возраста (на 27 тыс. чел. по сравнению с 2010 г.), численность молоде­жи в возрасте близком, к трудоспособному (10–14 лет), не сократилась, но, наоборот, увеличилась на 13,2 тыс. чел., составив к 2011 году 9,8 % против 8,3 % в 2010 г. При сохранении в течение ближайших лет существующей в КБР практики достаточно широкого охвата выпускников средних школ профессиональным образованием старшие члены этой возрастной группы выйдут на рынок труда через семь-восемь лет. К этому времени ее числен­ность (около 76,6 тыс. чел.) будет более чем на 30 тыс. человек превышать численность граждан предпенсионного возраста.

В ближайшие же три-четыре года на рынок труда выйдет нынешняя молодежь в возрасте 15–19 лет, основная масса которой в настоящее время занята профессиональным обучением. По состоянию на начало 2015 г. чис­ленность этой возрастной группы составляет 71,5 тыс. человек, что почти на 35 тыс. человек больше численности граждан, выходящих в ближайшие го­ды из трудоспособного возраста. Такое преобладание численности указан­ных возрастных групп молодежи над поколениями, выходящими за рамки трудоспособного возраста, в соответствующие периоды создаст дополни­тельное давление на рынок труда. При этом надо принимать во внимание и то, что значительная часть граждан, достигших пенсионного возраста, ста­рается продолжить трудовую деятельность.

На формирование масштабов и структуры предложения труда значи­тельное влияние оказывают также миграционные процессы. За последние годы в республике наблюдается отток населения. Отрицательное сальдо внешней миграции за весь период с 2004 по 2014 г. оказалось равным 17,8 тыс. человек. В общей массе отъезжающих преобладает население в трудо­способном возрасте, доля которого за весь период колебалась от 52 до 66 %. Очевидно, что преобладание в общей численности выезжающих лю­дей в трудоспособном возрасте дает основания полагать, что в количест­венном отношении влияние внешней миграции на рынок труда республики носит положительный характер. Иными словами, отрицательное сальдо внешней миграции населения способствовало смягчению ситуации на рынке труда. Однако в качественном отношении ситуацию можно оценить иначе. В структуре внешней миграции основную часть выбывающих составляет городское население. В условиях сложившегося в КБР размещения произ­водства и расселения работающего населения это означает преобладание квалифицированных работников в общей массе миграционного оттока. Кроме того, достаточно высока доля молодежи 16–29 лет. А это возраст наиболее высокой трудовой активности, характеризуемый достаточно высо­кой производительностью труда, повышенной мобильностью и адаптацией к изменяющимся условиям жизни.

Сравнение результатов воздействия на рынок труда региона факторов формирования спроса и предложения рабочей силы с очевидностью пока­зывает, что нынешнее кризисное состояние практически полностью обу­словлено сокращением спроса рабочей силы. Это сокращение в свою оче­редь было обеспечено сложившимися в 2000-е г. тенденциями раз­вития народного хозяйства КБР.

Негативные тенденции в экономике республики оказали столь же от­рицательное воздействие на состояние занятости населения и положение на рынке труда КБР. Рассматривая динамику параметров рынка труда региона, необходимо отметить разнонаправленные тенденции, имевшие место в раз­личные периоды 2000-х гг. Их характер был определен тенденция­ми развития производства в те же периоды. Если до 2000 г. параллельно с ухудшением экономических показателей происходило уменьшение занято­сти, то в последующие два года картина выглядела прямо противоположно. Рост занятости в течение
2000–2013 гг., конечно же, не смог ком­пен­сиро­вать того объема снижения, который имел место в предыдущие годы.

В результате действия указанных разнонаправленных тенденций к на­чалу 2013 г. общая численность занятых в экономике республики уменьши­лась в сравнении с 2011 годом на 6,6 %. И это притом, что в результате из­менения подходов к учету численности занятого населения, в их числе в по­следние годы учитывают граждан, не имеющих оплачиваемой работы, но занятых в личном подсобном хозяйстве. По существующим оценкам чис­ленность данной категории граждан колеблется в районе 30–35 тыс. человек.

Уменьшение численности занятых за десятилетие происходило на фоне увеличения общей численности трудовых ресурсов за тот же период на 8,9.

В результате произошедших изменений доля граждан, занятых в экономике в общей численности трудовых ресурсов уменьшилась с 75,9 до 65,1 %.

Наибольшее относительное снижение занятости наблюдалось в строи­тельном комплексе республики, где уменьшение численности занятых за рассматриваемый период составило 48,8 %. Причем наибольший спад числа занятых имел место в 2011 году, когда его величина достигла в этой отрасли 55,6 %.

Снижение числа занятых в других отраслях экономики носило за этот период более умеренный характер: в промышленности – 27,2 %; транспорте и связи – 19,8 %; торговле, общественном питании и МТС – 4,6 %; ЖКХ – 3,1 %; здравоохранении, физической культуре и социальном обеспечении – 9,6 %; образовании, культуре, науке – 9,5 %. Однако в некоторых секторах экономики максимальные значения снижения числа занятых за рассматри­ваемый период также достигали значительных величин. Так, в промышлен­ности максимальное снижение составляло в 2012 году 45,8 %, в сельском хо­зяйстве (в том же году) – 38 %.

Единственными секторами экономики, где в рассматриваемый период имел место рост численности занятых, являются финансовая сфера (рост на 35 %) и управление (на 61,8 %). Рост показателей занятости, по данным орга­нов статистики, имел место и в сельскохозяйственном производстве. Одна­ко это было вызвано не абсолютным увеличением числа занятых в этой отрасли.

Важным индикатором ситуации на рынке труда, кроме показателей масштабов и структуры занятости, выступают также данные о динамике вакансий, заявляемых предприятиями. Информация о количестве и структу­ре вакансий позволяет судить о темпах изменения спроса на рабочую силу и складывающихся тенденциях изменения структуры.

По данным на конец каждого периода их общая числен­ность колеблется в пределах 400–500 вакансий. По состоянию на начало 2013 г. общее количество заявленных предприятиями и организациями республики вакансий составило всего лишь 435 мест.

Наибольшее количество вакансий для рабочих и служащих к началу 2013 г. имелось у предприятий, расположенных в столице КБР, – 52,4 %. При этом в республике имелись административные районы, в которых по дан­ным на конец 2014 г. вообще отсутствовали свободные вакансии.

Рассматривая динамику и структуру спроса на рабочую силу, необхо­димо иметь в виду, что ее величина, отражаемая в службах занятости по числу заявленных вакансий, ниже ее реального объема. Причина этого из­вестна. Подавляющее большинство предприятий, особенно частного секто­ра, не предоставляет информацию в службу занятости об имеющихся вакан­сиях. По-прежнему нерешенной остается проблема создания системы обяза­тельного уведомления служб занятости об имеющихся вакансиях, как это имеет место в большинстве развитых стран. Недостаток информации о су­ществующих вакансиях приводит к тому, что роль службы занятости как органа содействия трудоустройству остается малосущественной.

Аналогичная картина складывается и в отношении предложения рабо­чей силы. Если принять во внимание, что численность безработных в рес­публике в 2013 г. составляла 58,4 тыс. человек, а в органы служб занято­сти обратилось по вопросам трудоустройства только 15,1 тыс. человек, не занятых трудовой деятельностью, то становится очевидным, что в условиях КБР только четверть нуждающихся в работе граждан обращается за помо­щью в службу занятости.

Изучая динамику уровня регистрируемой безработицы, необходимо иметь в виду, что значительные разрывы данного показателя и показателя общей безработицы приводят к тому, что структура регистрируемой безра­ботицы зачастую не отражает реального положения дел на рынке труда.

В качестве основных причин наблюдающегося несоответствия пара­метров реального и регистрируемого рынков труда можно выделить три фактора. Во-первых, это нежелание большей части не имеющих работы граждан проходить регистрацию в службе занятости. Из-за ограниченных возможностей службы занятости в оказании материальной поддержки в трудо­устройстве, значительная часть ищущих работу предпочитает не тра­тить силы и время на взаимодействие со службой занятости.
Во-вторых, существующие условия предоставления статуса безработного и приемлемого места трудоустройства, связанные с необходимостью регулярных обра­щений в службу занятости, в настоящих условиях создают трудности для большинства граждан, что является дополнительным сдерживающим фак­тором обращений в службу занятости. В-третьих, недоверчивое отношение предприятий и организаций к возможностям службы занятости по поиску работников необходимой квалификации. Это связано с имеющимся в среде работодателей устойчивым мнением, что в службу занятости обращаются наименее конкурентоспособные и, в большинстве случаев наименее подготовленные граждане.

Учитывая то обстоятельство, что служба занятости является одним из основных разработчиков мероприятий содействия занятости, несоответствие регистрируемых ею данных реальному положению дел может создать серьезные препятствия при решении вопросов, связанных с определением направлений регулирования рынка труда. Разработка рекомендаций, направленных на совершенствование масштабов и структуры занятости населения, очевидно, должна опираться не только на регистрируемые в службе занятости показатели; в основе выработки таких мероприятий должны лежать данные регулярных, специально организуемых обследований. Одновременно с построением подобной системы необходима разработка системы показателей, позволяющих дать объективную оценку эффективности реализуемых мероприятий политики занятости и деятельности служ-
бы занятости.

Рецензенты:

Бураев Р.А., д.г.н., профессор, заведующий кафедрой социально-экономической географии, Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова, г. Нальчик;

Нагоев А.Б., д.э.н., профессор кафедры менеджмента и маркетинга, Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова, г. Нальчик.

Работа поступила в редакцию 28.11.2014.


Библиографическая ссылка

Мирзоева Ф.М. ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ ЗАНЯТОСТИ И РАЗВИТИЕ РЫНКА ТРУДА В КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 11-12. – С. 2700-2704;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=36049 (дата обращения: 16.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074