Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ПРАКТИКА РЕШЕНИЯ «ЖЕНСКОГО ВОПРОСА» НА КУБЕ (1959–1974 ГОДЫ): ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ

Горшкова Т.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Московский государственный индустриальный университет»
В статье на основе архивных источников и материалов периодической печати раскрывается практика решения женского вопроса на Кубе в послереволюционный период. Основное внимание уделяется деятельности Федерации кубинских женщин. Проанализированы формы и методы работы по вовлечению женщин в производство, что позволило сделать выводы об увлечении количественными показателями, мобилизационными кампаниями и идеализацией добровольного труда, а также идеологической направленностью агитационно-пропагандистской работы. Опираясь на имеющиеся данные, можно констатировать, что в деятельности кубинского руководства и Федерации кубинских женщин в практике решения гендерного вопроса выявились расхождения между теоретическими установками и их практической реализацией. В процессе проведения социалистических преобразований государство превратилось во всеохватывающую, всеконтролирующую власть, полностью подчинившую общественные организации. ФКЖ из организации, призванной защищать интересы женщин, трансформировалась в орган управления женскими массами под руководством компартии.
Кубинская революция
Федерация кубинских женщин
вовлечение в производство
массовые кампании
агитационно-пропагандистская работа
1. ГАРФ. Ф. 7928. Оп. 3. Д. 2554.
2. Analiza la FMC el cumplimiento del plan de trabajo de la etapa 26 de julio // Granma. – 1972. –№ 29 jul. – Р. 4
3. Dorticos O. La Revolución Cubana en su Cuatro Aniversario // Cuba socialista. – 1963. – № 17. – Р. 1–9.
4. FMC. I Congreso Nacional. – La Habana, 1962. – 80 p.
5. Informe de la Secretaría del Frente Femenino ante el V Congreso Nacional de la CTC // Granma. – 1970, 19 sept.
6. La FMC: una fuerza decisiva // Mujeres. – 1974. – № 11. – Р. 3–5.
7. La incorporación de 113 mil mujeres al trabajo en un año es un rotundo éxito de la Revolución // Granma. – 1970. – № 16 en. – Р. 2.
8. La mujer en Cuba Socialista. – La Habana: Empresa Editorial Orbe, 1977, 392 p.
9. Martín D. ¿Hay problemas? Las mujeres les resuelven // Bohemia. – 1972. – № 64 (34). – Р. 66–67.
10. Martín D. Apadrinamiento en tres tiempos // Mujeres. – 1972. – № 1. – Р. 84–89.
11. Otero J.M., Castaño G. La Mujer en la Producción: Apuntes de una gran tarea // Mujeres. –1970. – № 8. – Р. 58–70.
12. Risquet Valdes J. Sin incorporar a las masas femeninas… / Granma, 1969, 29 ag. – Р. 2.

В советской историографии считалось непреложной истиной, что «женский вопрос» в социалистических странах был успешно решен. Действительно, были достигнуты реальные результаты в повышении социального статуса женщин. Однако наряду с достижениями выявились нерешенные проблемы, которые замалчивались в течение длительного времени. В практике решения «женского вопроса» решающим фактором раскрепощения женщин считался их труд на благо общества. Поэтому в данной статье ставится задача проанализировать как достижения, так и проблемы и противоречия, выявившиеся в процессе вовлечения женщин в производство, на примере Кубы в послереволюционный период.

После революции на Кубе было около 700 тыс. полностью безработных, но число женщин в их количестве не было значительным. Почти 85 % трудоспособного женского населения занималось домашним хозяйством. Необходимость вовлечения женщин в производство как важнейшее условие повышения их жизненного уровня впервые была высказана Ф. Кастро на I съезде Федерации кубинских женщин (ФКЖ) в 1962 г. [4]. Однако съезд не рассматривал специально проблему обеспечения женщин работой, так как резерв рабочей силы в стране, включая частично безработных, составлял 300 тыс. человек [3]. Ряд мер, предпринятых правительством по ликвидации безработицы в стране, в том числе выплата зарплаты вне зависимости от количества и качества труда привели к снижению его производительности и к ослаблению производственной дисциплины, что привело к нехватке рабочих рук в период сбора урожая. К концу 1962 г. Федерацией кубинских женщин была создана 4341 бригада добровольного труда в составе 62 тыс. женщин [3]. Участие в добровольных работах рассматривалось как важнейший показатель революционной сознательности.

С 1964 г. в стране стала ощущаться нехватка рабочих рук, и тогда был поставлен вопрос о привлечении женщин к оплачиваемой работе. С этой целью в Федерации был создан секретариат по производственным вопросам, основная функция которого сводилась к выполнению заявок предприятий и обеспечению сельскохозяйственных планов рабочей силой. Несмотря на принятие решения о вовлечении женщин в оплачиваемую работу, в середине 60-х годов основным направлением оставалась организация добровольного труда.

Федерация брала на себя обязательства по выполнению все большего круга задач. Так, с 1966 г. ФКЖ стала ответственной за сбор и обработку всего урожая табака. Наряду с разовыми привлечениями и мобилизациями в конце недели стали формироваться батальоны добровольного труда на срок до нескольких месяцев.

В середине 60-х годов на Кубе обострились экономические проблемы. Уравнительность привела к тяжелым экономическим последствиям. Была отменена плата за перевыполнение норм и сверхурочную работу и на размеры зарплаты не влияли нарушения трудовой дисциплины. Это привело к дальнейшему снижению производительности труда. Резерва мужской рабочей силы не было. В этой связи по указанию Ф. Кастро ФКЖ развернула массовую кампанию за ежегодное привлечение в производство 100 тыс. женщин. Предполагалось, что выполнение этой программы, рассчитанной до 1975 г., позволит покончить с дефицитом рабочей силы. Таким образом, переход к массовому вовлечению женщин в производство в конце 60-х годов явился следствием нерационального использования трудовых ресурсов в стране и развития по экстенсивному пути.

Программа, предусматривающая необходимую подготовку и охватывающая решение комплекса проблем, связанных с ее проведением, разработана не была. Для решения стоящих перед ней задач ФКЖ все шире использовала мобилизации на добровольные работы. В 1969 г. члены ФКЖ отработали свыше 20 млн часов, а за 7 месяцев 1970 г. – 31 млн часов [11]. Но мобилизации, сколь бы многочисленными и длительными они ни были, не являются постоянными. А проводимая экономическая политика требовала притока новых рабочих рук.

Приступив к осуществлению кампании, ФКЖ провела перепись резерва женской рабочей силы. В прессе, на радио и телевидении широко пропагандировался общественный труд как важнейшее условие равноправия женщин. Пропагандистская работа сразу приобрела идеологическую окраску. Однако принятое решение не находило понимания во многих семьях. Из 113 тыс. женщин, вовлеченных в производство в 1969 г., около 88 тыс. вскоре уволились [12]. Отрапортовав о перевыполнении плана, ФКЖ приступила к выяснению причин сложившегося критического положения.

Следует выделить следующие:

1. Подготовка к проведению этой кампании отсутствовала, поставленная задача не была обоснована. Не была принята программа перспективного социально-экономического развития страны.

2. Проводя агитационно-пропагандистскую работу, ФКЖ подчеркивала едва ли не автоматическое увеличение равенства мужчин и женщин по мере втягивания женщин в производство. Однако отсутствие необходимой профессиональной подготовки привело к тому, что женщине на производстве приходилось выполнять неквалифицированную низкооплачиваемую работу, от которой отказывались мужчины. По официальным данным Федерации, в 1969 г. только 2817 женщин училось на курсах. Такое положение приводило к массовым увольнениям женщин.

3. Успехи в вовлечении женщин в производство во многом зависят от создания условий, позволяющих совмещать работу с материнством. Следует отметить, что ФКЖ внесла свой вклад если не в решение этой задачи, то хотя бы в смягчение её остроты. Привлекая своих членов к добровольному труду в школе, ФКЖ стремилась обеспечить обедами детей работающих матерей. По плану на 1961 г. предполагалось открыть 300 детских садов. Эта цифра, как и многие другие в планах Федерации, не отражала реальных возможностей. К концу 1961 г. функционировало только 57 детских садов (некоторые источники называют цифру 37) [4, p. 22]. Начиная с I съезда, ФКЖ ставила задачу полностью обеспечить детей работающих матерей местами в детских садах, но и эта проблема не была решена. Положение с детскими садами являлось одним из факторов, препятствовавшим закреплению женщин на производстве.

Согласно резолюции № 47, свыше 400 различных видов работ закреплялось за женщинами. Резолюция № 48, наоборот, запрещала выполнение ряда работ женщинами. В их числе были профессии, связанные с работой под землей, под водой, на высоте, требующие большой физической силы или использования токсических веществ. Применение этих резолюций нарушалось и, необходимо это признать, инициатором выступала ФКЖ, призванная защищать интересы женщин.

В результате выполнения резолюции № 47 25 тыс. мужчин освободили свои рабочие места и перешли на более трудные производственные участки. Это количество было незначительно, учитывая планы ФКЖ о ежегодном приеме на работу 100 тыс. женщин. Выполнение любого плана, возложенного на Федерацию, пропагандировалось ею как вклад женщин в решение наиболее легких задач, в то время как мужские руки освобождались для более тяжелых работ. Традиционно в качестве примера типично мужской работы называлась сафра. Рубка сахарного тростника была среди запрещенных для женщин видов работ в соответствии с резолюцией № 47. Но в 1969 г., следуя решениям своего VII Пленума (декабрь 1968 г.) о мобилизации всех сил на выполнение плана сафры 1970 г., ФКЖ организовала батальоны добровольцев рубщиков сахарного тростника [12]. Если в 1963 г. на сахарных сентралиях (за исключением некоторых административных постов) работало 10 женщин, то в 1970 г. – 9 тыс. человек. [7].

В этой связи не вызывает удивление тот факт, что на XIII съезде профсоюзов (1973 г.) именно ФКЖ выступила с инициативой об отмене резолюции № 48 как несоответствующей новым условиям. В решениях II съезда ФКЖ (1974 г.) вопрос о революционном значении привлечения женщин к общественно полезному труду, при условии равенства с мужчинами в правах и обязанностях, рассматривался как важнейшая предпосылка не как для развития страны, так и для полного самовыражения женщин [8, p. 350]. Несмотря на решимость выполнять любую работу, ФКЖ все же была вынуждена признать, что отсутствие необходимых условий на производстве и неразработанность законодательства по охране труда женщин являются причинами массовых увольнений.

Негативные тенденции нарастали не только в деятельности ФКЖ, но и в жизни общества в целом. Невыполнение плана сафры 1970 г. привело к изменениям в экономической политике страны. Для более рационального и эффективного использования трудовых ресурсов воссоздавалась система нормирования труда, учета и контроля на производстве. Было признано необходимым перейти к перспективному планированию и комплексному развитию народного хозяйства. Все эти изменения не могли не отразиться на деятельности ФКЖ, заставляя вести поиск новых форм и методов работы.

В 1969 г. было зарегистрировано 76 % увольнений среди женщин, недавно принятых на работу [8, p. 252]. ФКЖ признала, что только своими силами она не может создать необходимые условия для вовлечения женщин в производство. Поэтому был поднят вопрос об организации женского фронта, который бы в рамках профсоюзов отвечал за проблемы женского труда. В 1970 г. женские секции были образованы во всех профсоюзах, промышленных центрах. Женский фронт совместно с ФКЖ отвечал за подготовку кадров для промышленных предприятий, осуществлял контроль за условиями работы женщин.

С 1971 г. первичные организации ФКЖ шефствовали над всеми предприятиями своего района. Предполагалось, что такая связь позволит домохозяйкам лучше ознакомиться с работой того или иного предприятия и облегчит в дальнейшем их трудоустройство. Так, в 1972 г. ФКЖ шефствовала над 6661 производственным центром, и из 50,5 тыс. женщин, участвовавших в этой работе, 6513 были оплачиваемыми [9]. Такая мера приводила к росту функционеров в рядах Федерации. В функции вновь созданных органов и комиссий входило и обследование условий труда, и изучение мнений работниц, выяснение наличия рабочих мест и предложений, предъявляемых требований уровню квалификации работника. Но самостоятельно решить какой-либо вопрос они не могли, а выносили его на обсуждение администрации предприятия и вышестоящих органов [10].

В связи с острой нехваткой детских учреждений было принято решение о предоставлении мест в детских садах и полуинтернатах только детям женщин, занятых на производстве.

Направляя усилия на закрепление женских кадров, ФКЖ начала создание «школ женских рабочих кадров», где в течение трех месяцев женщина могла обучиться одной из профессий или повысить свою квалификацию [1]. На II встрече женщин-работниц (1971 г.) было принято решение потребовать от Конфедерации трудящихся Кубы включения в качестве показателя соревнования закрепление женщин на рабочих местах. За первую половину 1970 г. работу покинуло 11830 женщин (за 1969 около 88 тыс.) [5]. Казалось бы, совместными усилиями удалось достичь перелома. На II съезде ФКЖ (1974 г.) руководство Федерации, отчитываясь об успехах своей работы, предоставило следующие данные: 1970 г. – вовлечено в производство 116 тыс.; 1972 г. – 72 тыс.; 1973 г. – свыше 136 тыс.; 1974 г. – 97 тыс. Всего в народном хозяйстве было занято 670 тыс. женщин, или 24 % от общего количества рабочих. В органах здравоохранения женщины составляли 60 %, в легкой промышленности – 41 %, в торговле – 37 % [6]. Эти цифры позволяют сделать ряд выводов.

1. Изменение экономической политики страны в начале 70-х годов не привело к отказу ФКЖ от количественного подхода, хотя в ее решениях неоднократно указывалось на перенесение акцента в работе с вовлечения женщин на производство на борьбу с текучестью женских рабочих кадров.

2. Признание необходимости перспективного планирования и разработка планов развития народного хозяйства страны не привели к корректированию задания о ежегодном вовлечении 100 тыс. женщин в производство, о перевыполнении которого ФКЖ ежегодно (за исключением 1971 г.) рапортовала. Тем самым не только не учитывались потребности страны, но и объективно деятельность ФКЖ противоречила курсу на рациональное использование трудовых ресурсов.

3. По ранее представленным ФКЖ данным, в 1968 г. на Кубе работало 444 тыс. женщин. Если ко времени II съезда на производстве было занято около 670 тыс., то это означает, что за шесть лет в производство вовлечено только 226 тыс. женщин, т.е. около 38 тыс. в год, что означает провал проводившейся в стране политики по вовлечению женщин в производство [8, p. 46].

4. Среди важнейших изменений в политике страны в 70-е годы явился отказ от морального поощрения как единственного стимула в подъеме производительности труда. Вслед за Компартией Кубы и правительством страны ФКЖ признала, что правильно использованное рабочее время способствует росту эффективности производства и позволяет избежать дополнительных усилий во внерабочее время. Было решено прибегать к добровольному труду только в условиях крайней необходимости [8, p. 163]. Но на практике в 1971 г. было отработано 48 млн часов добровольного труда [2], а в 1973 г. – 80 млн часов [6]. Таким образом, в своей практической работе ФКЖ не руководствовалась разработанными ею же решениями.

Неудачи в решении « женского вопроса», как его понимало кубинское руководство, в определенной мере были предопределены нестабильностью общества и трудным положением в сфере экономики. Женский труд по-прежнему рассматривался в качестве резервного. Нельзя однозначно говорить о том, что деятельность ФКЖ по решению данного вопроса полностью потерпела крах. Значительная часть женщин получила экономическую независимость, повысился их статус.

В то же время нельзя все проблемы женского движения связывать с экономическим фактором. В процессе проведения социалистических преобразований государство превратилось во всеохватывающую, всеконтролирующую власть, полностью подчинившую общественные организации. ФКЖ из организации, призванной защищать интересы женщин, трансформировалась в орган управления женскими массами под руководством компартии.

Однако и достигнуто фактическое равноправие между мужчинами и женщинами не было. Именно в 1960–1970-е годы на Кубе получили развитие негативные тенденции, широко распространившиеся в последующие периоды, и на повестку дня стал вопрос о преодолении скрытой дискриминации и достижении гендерного равенства.

Рецензенты::

Никольский В.С., д.ф.н., профессор, заведующий кафедрой философии и истории, МГИУ, г. Москва;

Чистяков В.Б., д.и.н., профессор кафедры философии и истории, МГИУ, г. Москва.

Работа поступила в редакцию 01.04.2015.


Библиографическая ссылка

Горшкова Т.В. ПРАКТИКА РЕШЕНИЯ «ЖЕНСКОГО ВОПРОСА» НА КУБЕ (1959–1974 ГОДЫ): ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-12. – С. 2733-2736;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37556 (дата обращения: 22.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074