Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ЭМЕРДЖЕНТНОСТЬ ТЕКСТА В АСПЕКТЕ ИКОНИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ ЯЗЫКА

Альбеков Н.Н. 1
1 ФГБОУ ВПО «Чеченский государственный университет» Министерства образования и науки Российской Федерации
Статья посвящена феномену возникновения эмерджентности текста, обусловленной иконическими ресурсами языка. Эмерджентность рассматривается в аспекте иконических ресурсов фоносемантического характера, которые отчасти выполняют психоакустическую функцию в процессе передачи картины событий в определенной ситуации речи. Анализ употребления иконических единиц (в частности «хрусть» и «хрясь») в разных ситуациях речи показал, что они при наличии взаимно похожих фоноструктурных форм обладают разной эмоционально насыщенной семантикой. Иконические ресурсы, применяемые в определенных тексах в качестве психоакустических акцентов, главным образом несут в себе мощную эмоциональную нагрузку. Текст рассматривается как системное целое, и эмоциональная насыщенность, вызванная иконическими ресурсами языка, прогнозирует эмерджентность текста, возникающую как результат синергирования языковых и неязыковых ресурсов на основе лингвостилистических инвариантных моделей языковой системы в процессе конструирования сущностного целого.
иконичность
фоносемантика
язык
эмерджентность
поле эмерджентности
ядро
центр
периферия
ситуация речи
синергия
психоакустическая функция
лексема
инвариант
семантика
1. Альбеков Н.Н., Жеребило Т.В. Поле эмерджентности как единица языковой системы // Фундаментальные исследования. 2015. № 2 (часть 8). C. 1797 1800.
2. Альбеков Н. Н. Эмерджентность как компонент инвариантно-вариативной структуры переводных текстов: автореферат. Ставрополь 2009. 23 с.
3. Андреев Г.Н., Савелло Л.Л. О формализации категории «Система» // Образование, медиа, общество. http://www.omo-ps.ru.
4. Булгаков М. Мастер и Маргарита. Глава 18. М.: Изд-во: Эксмо, 2006.
5. Воронин С.В. Основы фоносемантики. Л. 1982. 243 с.
6. Донченко С. «Хрусть да хрусть…» (отрывок). Стихи. ру http://www.stihi.ru
7. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Назрань, 2010. С. 484.
8. Журавлев А.П. Звук и смысл. М.: Просвещение, 1981. 160 с.
9. Сукачев Г. Король проспекта (отрывок). http://www.falshivim-vmeste.ru.
10. Якобсон Р. В поисках сущности языка // Семиотика. М.: Радуга, 1983. С. 102–117.

В энциклопедической литературе человеческая мысль трактуется как нечто выраженное в виде визуального образа, звука, словосочетания или ощущения, высказанное вслух предположение, соображение, рассуждение или гипотеза. Вне всякого сомнения, сформировавшуюся мысль можно воспринимать как некое целое, имеющее свою определенную форму, структуру, выражающее определенное значение и интерпретирующееся в различных смыслах. В современной лингвистике ментальные образы воспринимаются как иконические структуры, в связи с чем тенденция исследования форм выражения мысли посредством иконических ресурсов приобретает все большее распространение как в отечественной, так и зарубежной научной среде. Феномен иконичности рассматривается на разных уровнях языковой системы, каждому из которых посвящены специальные работы. По проблемам иконичности регулярно проводятся научные конференция международного ранга.

К иконическим ресурсам на уровне фонологии исследователи относят такие явления, как ономатопею, аллитерацию, ассонанс, аллюзия и фонетическую редукцию. Обозначены три основных класса психоакустических явлений: пульс (Pulses), непульс (Nonpulses) и диссонанс (Dissonances) [5]. В качестве одного из примеров иконичности на морфологическом уровне Р. Якобсон приводит способ образования сравнительной степени прилагательного на английском языке (high, higher, highest), в которой увеличение формы с помощью морфологических средств называется иконическим отражением «гаммы градации». На уровне синтаксиса иконичность, по мнению Р. Якобсона, представлена в знаменитой фразе Цезаря veni, vidi, vici, в которой структура предложения, т.е. порядок слов, иконична порядку хронологии событий. [10]

В данной работе мы попытаемся представить проявление эмерджентности текста, возникающее в аспекте применения иконических ресурсов психоакустического плана с интенцией эмоционального насыщения текста. Любое целое, представленное в качестве системы и наделенное определенной формой, обладает, наряду с другими (инвариантность, синергичность) свойством эмерджентности. Соответственно, выявление эмерджентности как одного из основных свойств формы, наделенной содержанием, и содержания, наделенного определенной формой, на наш взгляд, является актуальным в исследовании феномена иконичности. В этом контексте актуально высказывание Г.Н. Андреева, который считает, что выявление эмерджентности является самым существенным итогом системного подхода при любых научных исследованиях, так как в противном случае они теряют смысл [3]. Эмерджентность, возникающая при определенной иконической форме, выражающей конкретное семантическое составляющее текста, является одним из главных показателей законченности системного целого.

В общей теории системы под эмерджентностью понимается наличие у системы свойств целостности, т.е. таких свойств, которые не присущи составляющим элементам. Эмерджентность является одной из форм проявления принципа перехода количественных изменений в качественные, в целостность. Т.В. Жеребило трактует эмерджентность как приращение смысла, возникающее в процессе функционирования языковых, в частности лексических единиц в тексте [7]. Однако если рассматривать эмерджентность на уровне языковой системы в целом, то эмерджентные свойства возникают как результат синергирования языковых ресурсов на основе инвариантных моделей языковой системы в процессе конструирования сущностного целого [2].

Рассмотрим некоторые примеры эмерджентности, проявляющеейся в аспекте использования в тексте иконических ресурсов психоакустического плана. Как уже было сказано выше, на фонологическом уровне к иконическим средствам относятся такие явления, как ономатопея, аллитерация, ассонанс и т.д. Например: «Правая нога хрусть, пополам! Левая хрусть, пополам! Вот до чего эти трамваи доводят!» (курсив мой – Н. Альбеков) [4]. В приведенном примере элементом иконичности психоакустического плана является лексема «хрусть», которая, согласно классификации С.В. Воронина, относится к классу явлений, характеризующих внезапный громкий звук, такой как хлопанье, стук и т.п. [5]. Применение лексемы хрусть в данной речевой ситуации придает эмоциональную насыщенность картине событий в тексте, усиливает его экспрессивность.

Если мы рассмотрим данную ситуацию речи с точки зрения эмерджентности текста, которая является свойством, возникающим только в структурно-семантическом континууме, то мы увидим, что в пределах поля эмерджентности выявляется вариативный потенциал иконической единицы в процессе конструирования модели текста [1].

Анализ ситуации речи с помощью модели поля эмерджентности позволяет выявить вариативный потенциал единиц текста, прогнозируемых в пределах поля эмерджентности, а также обнаружить информационно-манипулятивный и эмоциональный потенциал каждого из вариантов текста [1].

Рассмотрим вариативный потенциал иконической единицы «хрусть» в пределах поля эмерджентности и определим специфику свойства эмерджентности, изменяющегося в каждой из модификаций текста. В качестве иконических ресурсов, отражающих психоакустические явления, которые способствуют формированию эмоционально насыщенного образа картины событий в данной ситуации речи, гипотетически могут быть применены такие лексемы, как хрясь, бац, хлоп, бах, раз, брык и т.д. Это означает, что предложения «Правая нога бац, пополам! Левая бац, пополам! Вот до чего эти трамваи доводят!», или «Правая нога хрясь, пополам! Левая хрясь, пополам! Вот до чего эти трамваи доводят!», являются одними из вариативных форм, которые прогнозируются в пределах поля эмерджентности данной ситуации речи.

Однако вопрос здесь заключается в том, адекватна ли эмерджентность в каждой из вариативных форм? Наблюдается ли в каждой из вариативных форм какая-либо специфика эмоционального насыщения образа картины событий, которая привносит свою идентичную эмоциональную сущность?

Так как лексемы хрусть и хрясь более других имеют фонетическую, и семантическую близость, рассмотрим индивидуальную специфику свойства эмерджентности, которая возникает при их применении в вариантах текста.

По мнению А.П. Журавлева, в каждом слове присутствует фонетическая мотивированность, которая вместе со смысловой и морфологической мотивированностью обеспечивает тесную взаимосвязь между содержанием и формой слова [8]. Согласно его фоносемантической концепции, которая впоследствии стала основой компьютерной программы ВААЛ (vaal.ru), призванной, по намерению авторов, дать эмоциональную интерпретацию слов и текста получается, что слово ХРУСТЬ производит впечатление чего-то плохого, отталкивающего страшного, шероховатого, углового, темного, низменного, мужественного. Такую же оценку эта программа дает и слову ХРЯСЬ. Если же по этой программе проанализировать текст «Правая нога хрусть, пополам! Левая хрусть, пополам! Вот до чего эти трамваи доводят!», получается, что «данный текст не обладает выраженными фоносемантическими характеристиками». Такой же анализ дается и тексту «Правая нога хрясь, пополам! Левая хрясь, пополам! Вот до чего эти трамваи доводят!».

Так как задача, которая ставится нами, заключается в выявлении специфики свойства эмерджентности текста, проявляющейся в аспекте применении той или иной психоакустической единицы, в качестве иконического ресурса, то рассмотрим семантический потенциал данных лексем в аспекте их употребления в разных ситуациях речи. С этой целью нами были исследованы 212 текстов, в которых употребляется лексема «хрусть» в разных эмоционально насыщенных и стилистически оформленных ситуациях речи. Например:

Хрустит под ногами снежок: «Хрусть

да хрусть!»,

И ветер поёт заунывно.

Но он пробудил во мне тайную грусть,

Она заиграла надрывно [6].

В данном тексте лексема «хрусть» несет в себе положительную, веселую, эмоционально возвышенную окраску, которая в контексте в некоторой степени уравновешивает эмоциональное состояние «героя», который испытывает «тайную грусть». Положительная, веселая, эмоционально возвышенная окраска лексемы «хрусть» легко угадывается в контрастности ее позиции к лексеме «грусть», которая обозначена союзом «но», выполняющим противительную функцию в данной речевой ситуации.

Исходя из данного контекста, можно предположить, что лексема «хрусть» вызывает ощущение чего-то веселого, хрустящего, радостного, беззаботного, беспечного активного.

Такие же ощущения лексема «хрусть» производит и в примере рекламного слогана «Огурчик «хрусть», улетай грусть». Примечательно, что и в данном тексте семантика и эмоциональная насыщенность лексемы «хрусть» противопоставляется лексеме «грусть», что еще раз указывает на то, что лексема «хрусть» вызывает ощущение чего-то веселого, хрустящего, радостного, беззаботного, беспечного активного.

Необходимо отметить, что лексема «хрусть» вызывает аналогичные ощущения, практически во всех проанализированных нами примерах.

Рассмотрим лексему «хрясь» в разных ситуациях речи. Для анализа стилистической, семантической и эмоциональной сущности лексемы «хрясь» нами были исследованы 184 текста. В результате исследования всех этих текстов было обнаружено, что лексема «хрясь», вызывает ощущения чего-то грубого, низменного, агрессивного, стучащего, бьющего, грязного, злого.

Хрясь, хрясь по роже.

Грязь, грязь на коже.

Хрясь, хрясь, и рожей в грязь.

Хрясь, хрясь по роже.

Грязь, грязь на коже.

Хрясь, хрясь, и рожей в грязь [9].

В контексте приведенного примера лексема «хрясь» действительно производит впечатление чего-то грубого, низменного, агрессивного, бьющего и т.д. Данная семантика легко угадывается, тем что лексема «хрясь» в тексте рифмуется с лексемой «грязь», где слово «грязь», безусловно, можно отнести к вариативной единице лексемы «хрясь» в вокабуляре нечетких лингвистических множеств в пределах поля эмерджентности [1].

В результате изучения вышеприведенных иконических единиц в различных текстах был получен материал, анализ которого позволил заключить:

а) употребление иконических единиц «хрусть» и «хрясь» в разных ситуациях речи показал, что они, при наличии взаимно похожих фоноструктурных форм, обладают разной эмоционально насыщенной семантикой;

б) употребление данных иконических единиц в одной и той же ситуации речи, в абсолютно идентичных по своей структуре и форме в остальном модификациях текста, придает индивидуальную специфику в эмоциональном насыщении семантики текста, что в совокупности и является эмерджентностью каждого из вариантов текста.

Таким образом, выходит, что иконическая единица «хрусть» в модификации текста «Правая нога хрусть, пополам! Левая хрусть, пополам! Вот до чего эти трамваи доводят!» способствует формированию некоторой специфики иронического характера событийной картины ситуации речи. Ирония, вызванная лексемой «хрусть» в данной ситуации речи, обнаруживается при сопоставлении ситуации речи, где описывается смерть человека и «веселой» семантикой данной иконической единицы.

Соответственно, можно констатировать, что автор произведения применил именно тот вариант иконической единицы из вокабуляра нечетких лингвистических множеств поля эмерджентности, который имеет наиболее манипулятивный потенциал для сознания адресата в процессе восприятия ситуации речи.

Рецензенты:

Овхадов М.Р., д.фил.н., профессор (русский язык и литература), ГКНУ «Академия наук Чеченской республики», г. Грозный;

Чокаев К.З., д.фил.н., профессор (русский язык и литература), ГКНУ «Академия наук Чеченской республики», г. Грозный.


Библиографическая ссылка

Альбеков Н.Н. ЭМЕРДЖЕНТНОСТЬ ТЕКСТА В АСПЕКТЕ ИКОНИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ ЯЗЫКА // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-26. – С. 5950-5953;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38536 (дата обращения: 17.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074