Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ИССЛЕДОВАНИЯ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ ИНВЕСТИЦИОННО-СТРОИТЕЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ

Друзенко А.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет»
В настоящей публикации представлена современная теоретическая платформа исследования систем управления рисками в инвестиционно-строительной деятельности. Рассмотрены взгляды на процесс управления рисками в региональном ИСК в международных и национальных теоретических исследованиях. Представлена взаимосвязь базовых категорий методологии риск-менеджмента, построенной на определениях ISO 31000. Определены содержание и границы системы управления рисками в региональном ИСК – «инвестиционно-строительный проект», с позиции выделения границ системы риск-менеджмента автор разделяет «строительный проект» и «инвестиционно-строительный проект», границами системы риск-менеджмента определен инвестиционный проект, а границами риск-менеджмента «строительного проекта» являются этапы от «проектирования» до «сдачи проекта». Выявлены расхождения во взглядах, открывающие поле для дальнейшего развития теоретической платформы организации процесса управления рисками, «определения системы».
риск
инвестирование
строительство
инвестиционно-строительный проект
1. Алексеев А.А. Экономические признаки инвестиционно-строительного комплекса // Экономические науки. – 2011. – № 80. – С. 49–55.
2. Асаул А. Н. Риски в деятельности строительной организации // Экономические проблемы и организационные решения по совершенствованию инвестиционно-строительной деятельности: сб. научн. тр. – Вып. 2. Т.1. – СПб.: СПбГАСУ, 2004. – С. 8–12.
3. Асаул А.Н., Асаул Н.А., Алексеев А.А., Лобанов А.В. К вопросу о дефиниции инвестиционно-строительного комплекса // Экономика строительства и городского хозяйства. – 2009. – Т. 5. – № 3. – С. 131–139.
4. Асаул А.Н., Лобанов А.В. Институциональные единицы в региональном инвестиционно-строительном комплексе: критерии и методы выделения // Экономика Украины. – 2010. – № 11. – С. 47–56.
5. Асаул М.А., Рыбнов Е.И. Категория предпринимательского риска в деятельности строительной организации: теоретические предпосылки и природа возникновения // Науч. труды Российской научно-практической конференции. – СПб.: АНО ИПЭВ, 2007. – 310 с.
6. Организация предпринимательской деятельности: учебник А.Н. Асаул, М.П. Войнаренко, И.В. Крюкова, П.Б. Люлин; под ред. А.Н. Асаула. – 5 е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 20l6. – 400 c.
7. Теоретические основы формирования промышленной политики / И.Б. Адова, Ю.И. Азимов, А.А. Алетдинова, А.Н. Асаул и др. / под ред. А.В. Бабкина. – СПб., 2015.
8. Управление рисками в строительстве на основе теории самоорганизации / В.В. Асаул, М.А. Асаул, Е.Б. Александрова, В.В. Кришталь. – СПб.: АНО ИПЭВ, 2007. – 310 с.
9. Al-Bahar J.F., Crandall K.C. Systematic risk management approach for construction projects // Journal of Construction Engineering and Management. – 1990. – № 116(3). – Р. 533–546.
10. Sanchez P.M. Neural-risk assessment system for construction projects // Construction Research Congress, ASCE, 2005.
11. Smith, N., Merna T., Jobling P. Managing Risk: In Construction Projects. – Oxford: John Wiley & Sons, 2009. – 256 p.
12. Uher T.E., Toakley A.R. Risk Management in the Conceptual Phase of a Project // International Journal of Project Management. – 1999. – № 17(3). – Р. 161–169.

Современная философия и методология науки исходит из детерминистской доктрины, признающей принципиальную познаваемость картины мира. Но познание явлений построено на ретроспективе, исследовании прошлого, возможности видения генезиса явления, причинных факторов и последствий. А категории «порядок», «хаос», «определенность» – «неопределенность», «вероятность» (и другие) рассматриваются как операнды в построении «проекций прошлого на будущее». Желание субъекта (человека, общества, организации) управлять своим будущим отражается через процессы целеполагания, планирования. Но на пути реализации цели возникают новые обстоятельства, отклоняющие систему от намеченных ориентиров. Причем эти новые (не наблюдающиеся в ретроспективе) обстоятельства принципиально непознаваемы (на этапе планирования), именно они и формулируются как «неопределенность». Соответственно, влияние «неопределенности» на «цель», событий и их последствий на целевые параметры системы трактуется современной академической наукой как «риск» [6]. Категория риска является междисциплинарной, но имеет собственную методологию, сформированную на базисе теории вероятности и ее математическом аппарате. В прикладных исследованиях автор склонен видеть недостаточный уровень развития теории с позиции «проактивной» парадигмы применительно к отдельным видам экономической деятельности, при согласии с базовыми аксиоматичными определениями, выраженными в однозначно понимаемых международных и национальных стандартах. Проактивная парадигма подразумевает фокус на источниках рисков, а не на (традиционный подход) классификации событий и последствий рисков. Именно поэтому задачей настоящей публикации является формализация современных теоретических принципов управления рисками и их проекции на область исследования – отечественная инвестиционно-строительная сфера.

Современные согласованные научные взгляды на управление рисками хорошо отражены и формализованы в серии стандартов ISO 31000, разработанных «Международной организацией по стандартизации (ISO)». Стандарт ISO 31000:2009 («Менеджмент рисков. Принципы и руководящие указания», 2008) предлагает вполне объективное видение 11-ти принципов выявления и реагирования на риски. А ISO Руководство 73:2009 («Менеджмент рисков. Словарь») дополняет стандарт 31000:2009 и терминологически согласует понятия системы управления рисками. Практическая сторона процессов управления раскрыта в доктрине ISO/TR 31004:2013 («Менеджмент рисков. Руководство по внедрению ISO 31000»), которая направлена на внедрение нотаций ISO 31000:2009 в практику субъектов предпринимательства. Методический базис процесса управления изложен в нормативе ISO/IEC 31010:2009 («Менеджмент рисков. Методы оценки рисков») и раскрывает 31 подход идентификации и оценки рисков. Национальные стандарты строятся на базе серии ISO 31000 и дополняют их в части гармонизации с законодательством, спецификой институциональных взаимодействий, локальной лингвистической практикой. Так можно выделить британский стандарт BS 31100:2008; австралийское руководство HB 436:2004; канадский стандарт CSA Q 850:1997; японский стандарт JIS Q 2001:2001; Европейский – FERMA; COSO ERM и другие. В Российской Федерации представлен согласованный с ISO 31000 и дополняющий его ГОСТ Р ИСО 31000-2010 («Национальный стандарт Российской Федерации. Менеджмент риска. Принципы и руководство»), определяющий принципиальную модель оценки рисков, контурное видение процесса управления. Дополняет его ГОСТ Р ИСО/МЭК 31010-2011 («Национальный стандарт Российской Федерации. Менеджмент риска. Методы оценки риска»), практически идентично ISO/IEC 31010:2009 определяющий набор методов идентификации рисков. Итак, сформулируем терминологическую базу, взяв за основу стандарты серии ISO 31000 и ГОСТ Р ИСО 31000-2010 (таблица).

Базовые понятия теории управления рисками, формулируемые как методологический базис исследования. Определения раскрываются согласно ISO 31000

Понятие

Сущность

Риск (risk)

Влияние неопределенности на цели

Менеджмент риска, риск-менеджмент (risk management)

Скоординированные действия по управлению организацией с учетом риска

Процесс менеджмента риска (risk management process)

Систематическое применение политик, процедур и практик менеджмента к деятельности по обмену информацией, консультированию, установлению ситуации (контекста) и идентификации, анализу, оцениванию, воздействию на риск, мониторингу и пересмотру риска

Последствие (consequence)

Результат события, влияющий на цели

В раскрытие выделенной терминологии как методологического базиса предлагается схематическая интерпретация взаимосвязи базовых категорий методологии риск-менеджмента. Она достаточно наглядно демонстрирует понимание автором объективности «противостояния» целей системы и «событий» (рис. 1). Неопределенность будущего вызвана «событиями», имеющими «последствия» для системы – отклонение от целевого состояния. То есть в процессе динамического развития система под воздействием индетерминируемых событий стремится к максимуму неопределенности, «хаосу». Процесс удержания системы в рамках целевого состояния определяется как управление, менеджмент [8].

Соответственно, риск-менеджмент является «внешней» управленской функцией, направленной на удержание системы в рам- ках целевых параметров. А «процесс» риск- менеджмента рассматривается как применение инструментов влияния на систему и риски, обеспечивающие встречную реак- цию на события или компенсацию последствий. Изложенная в авторской интерпретации современная методология определяется общенаучной платформой для построения локальных, отраслевых подходов к организации систем риск-менеджмента. Результаты научного исследования подходов к проекции общей методологии управления рисками на инвестиционно-строительную деятельность широко представлены в работах многих ученых, а также в исследованиях Научной школы «Методологические проблемы эффективности региональных инвестиционно-строительных комплексов как самоорганизующейся и саморегулируемой системы» при Санкт-Петербургском архитектурно-строительном университете» (основатель и лидер профессор А.Н. Асаул) [7].

pic_51.tif

Рис. 1. Взаимосвязь базовых категорий методологии риск-менеджмента, построенная на определениях ISO 31000

Анализ содержания научных выводов вышеназванных научных трудов позволяет выделить согласованные взгляды на специфику процесса управления рисками в региональном ИСК:

1. Базовые стандарты, отражающие методологию управления рисками, описывают терминологию, принципы построения процессов менеджмента, вариативное поле методов идентификации и оценки рисков. Характер выражения директив и нотаций стандартов обобщенный, мультидисциплинарный, полиотраслевой с позиции применения к отдельным субъектам социального или экономического поведения практики управления рисками. Поэтому формирование теоретических принципов и методов риск-менеджмента применительно к ИСК должно быть построено как «…непротиворечивое развитие стандартов, раскрывающее логику их применения в отрасли» А.Н. Асаул (2004, [2]).

2. Едина точка зрения ученых на предметное поле исследования типов рисков в теории экономики строительства. Исследуются инвестиционные и финансовые риски, что логично для экономического взгляда на инвестиционно-строительную деятельность. Так, зарубежный учебник по экономике рисков в строительстве (N. Smith, T. Merna, P. Jobling, 2009, [11]) однозначно фокусируется на инвестиционных рисках, рассматривая их классификацию по отношению к структуре капиталовложений и иерархии операционных контрактов проекта. Технические и технологические риски процессов строительства (реконструкции) и эксплуатации объектов недвижимости не игнорируются в экономических исследованиях риск-менеджмента. Они рассматриваются «…через призму оценки экономических последствий от событий, связанных с технологическими проблемами (аварии, травмы и т.п.)» [11].

3. В научной школе «Методологические проблемы эффективности региональных инвестиционно-строительных комплексов как самоорганизующейся и саморегулируемой системы» солидарны в определении содержания и границ системы управления рисками в региональном ИСК – «инвестиционно-строительный проект», что раскрывается в двух научных позициях.

3.1. В практике экономических исследований процессов управления строительством выделяют два объекта: инвестиционно-строительный «цикл» и соответствующий «проект». Цикл рассматривается как «…совокупность всех этапов жизненного цикла объекта недвижимости (участка) от зарождения идеи до утилизации» [3]. Структура этапов цикла представлена на рис. 2.

Исследование цикла представляет научный интерес с позиции ответа на ряд вопросов теории экономики строительства. Но цикл не может рассматриваться как объект риск-менеджмента в силу разных «владельцев» процессов управления объектом недвижимости» [1]. Этапы «инвестирование», «строительство», «эксплуатация», «утилизация» хотя и находятся в технологической и экономической взаимосвязи к объекту недвижимости, но разделены по субъектам управления и экономическим мотивам.

pic_52.tif

Рис. 2. Разделение объектов экономического исследования: инвестиционно-строительный цикл, проект; строительный проект

В свою очередь, инвестиционно-строительный проект имеет экономические границы единичного оборота инвестиций: от идеи до передачи объекта в эксплуатацию собственнику. Передача в эксплуатацию подразумевает возврат инвестиций, точку, на которой может быть оценена эффективность капиталовложений. А принимая «инвестора» как институционального субъекта в структуре взаимодействия ИСК (А.Н. Асаул, А.В. Лобанов, 2010, [4]): «…то есть в вариативного форме и субъекту участия», можно утверждать целостность владельца процессов управления инвестиционно-строительного проекта.

3.2. Не менее важным с позиции выделения границ системы риск-менеджмента является принятое разделение «строительного проекта» и «инвестиционно-строительного проекта». Научная дискуссия в теории экономики строительства по этому вопросу привела к согласованному пониманию, что границами системы риск-менеджмента определен инвестиционный проект. Что обусловлено ранее сформулированным положением об исследуемом типе рисков в экономике строительства – финансовые, инвестиционные. В свою очередь, границами риск-менеджмента «строительного проекта» (рис. 2) являются этапы от «проектирования» до «сдачи проекта». Соответственно содержанию этапов «строительный проект» рассматривается «…в контексте технических и технологических рисков, связанных с процессами проектирования и воплощения их в объект недвижимости» (А.Н. Асаул, 2007 [2]). Конечно, некоторые ученые (H. Chen, G. Hao, S.W. Poon, F.F. Ng (2004), J.F. Al-Bahar, K.C. Crandall (1990), М.А. Асаул (2007 [5]), Е.Ю. Елкина (2014)) справедливо указывают на «мультипликативность» рисков во взаимосвязи этапов проектирования, строительства и эксплуатации. Но эти риски, опять же, носят технический и технологический характер, имеющие, разумеется, отличный от экономики строительства предмет обсуждения.

Как видим, научная дискуссия о методологии риск-менеджмента в строительстве позволила сформулировать определенность в отношении ряда принципиальных позиций. Тем не менее научная дискуссия не завершена в отношении ряда вопросов:

1. Несмотря на согласованность «инвестиционно-строительного проекта» как системы риск-менеджмента, не обнаруживается значимых результатов ее описания, солидарного взгляда на структуру этапов, субъектов, источники рисков, владельцев процессов управления. Более того, не сформулирован научный взгляд с актуальной научной парадигмы риск-менеджмента – «проактивной». Наибольшая неопределенность сохраняется в отношении субъекта – «владельца» процесса, в качестве которого в различных источниках предлагается определить и «заказчика» (О.И. Петрова, 2008; И.В. Воликова, 2007), и «генерального подрядчика» (Ю.В. Елисеева, Д.К. Мальченко, 2014; А.Н. Шекалин, 2007), и «застройщика» (А.Н. Асаул, А.В. Лобанов, 2010 [9]). То есть не решен вопрос «определения системы управления» в терминологии и методологии риск-менеджмента.

2. Также отсутствует согласованность в отношении цели управления рисками инвестиционного проекта. Приведем некоторые часто цитируемые в литературе по экономике строительства, взгляды на цель риск-менеджмента: «…оптимизация уровня снижения риска, устранение рисков и контроля рисков» (J.F. Al-Bahar, K.C. Crandall, 1990); «…оценка воздействия риска на различные задачи проекта и анализ затрат на (компенсацию – автор) потенциальных рисков» (P.M. Sanchez, 2005); «…инструмент управления, который направлен на выявление источников риска и неопределенности, определения их влияния и разработки инструментов управления» (T.E. Uher, A.R. Toakley, 1999). Из приведенных цитат объективно видно, что авторы, во-первых, исходят из различных концептуальных взглядов на процесс управления, а во-вторых, не выражают «проактивную» парадигму риск-менеджмента. Что приводит нас к необходимости уточнения цели системы управления рисками инвестирования в строительные проекты.

3. Отсутствует единый взгляд на теоретическую платформу процесса управления, определяющую содержание и алгоритмическую последовательность этапов, итераций. Приведем видение этапов процесса управления отдельными учеными: выявление, анализ и реагирование (P.S.P. Wong, S.O. Cheung (2005); классификация, идентификация, оценка, «отзыв фазы» (D. Berkeley, P.C. Humphreys, R.D. Thomas, 1991); определение, анализ, оценка, реагирование, мониторинг (D.W.M. Chan, M.M. Kumaraswamy, 1997); P.J. Edwards, P.A. Bowen, C. Hardcastle, P.J. Stewart (2009) принимая модель D.W.M. Chan, добавили 6-й этап «менеджмента знаний о рисках». Разночтение в структуре и приоритетах этапов позволяет судить о несогласованности взглядов на процесс управления, доминирующую «реактивную» парадигму.

Итак, выявленные расхождения во взглядах открывают поле для дальнейшего развития теоретической платформы организации процесса управления рисками, «определения системы».


Библиографическая ссылка

Друзенко А.В. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА ИССЛЕДОВАНИЯ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ ИНВЕСТИЦИОННО-СТРОИТЕЛЬНЫХ ПРОЕКТОВ // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 5-2. – С. 314-318;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=40296 (дата обращения: 15.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074