Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ПРОТИВОСТОЯНИЕ РОССИИ И СТРАН ЗАПАДА В УСЛОВИЯХ ПРИМЕНЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ САНКЦИЙ

Горбатов А.В. 1 Шаурина О.С. 1
1 ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации» Калужский филиал
В статье проведено исследование истории, состояния и результатов санкционных отношений Российской Федерации и США, Австралии, Канады, Евросоюза, Норвегии и других государств, возникших в результате событий на Украине. История санкционных отношений изложена в соответствии с указами президента и постановлениями правительства РФ. В обзоре представлены результаты исследований и мнения отечественных и зарубежных ученых, специалистов, экспертов и политиков, касающиеся экономических итогов санкций и контрсанкций. Поэтому проведенное исследование позволяет оценить различные точки зрения на проблему и оценить потери участников конфликта. Основные потери РФ заключаются в сложности выхода на финансовые рынки, проблемах наполняемости бюджета и др. Потери стран Запада – в снижении экспорта продовольствия в РФ, уменьшении количества рабочих мест, а в целом из-за своих же санкций. В исследовании, определены отдельные направления решения проблем наполняемости доходной части бюджета РФ и развития экономики страны в сложившихся условиях.
Россия
Евросоюз
санкции
контрсанкции
продовольственное эмбарго
экономический рост
финансовые рынки
доходы бюджета
1. 1 млрд долларов составили потери украинской экономики от торговых российских ограничений [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.giport.ru/news_econom/116153 (дата обращения 31.08.16).
2. В Европе подсчитали потери РФ от санкций. В России посмеялись [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://nsn.fm/economy/v-evrope-podschitali-poteri-rf-ot-sanktsiy-v-rossii-posmeyalis.php (дата обращения 12.05.16).
3. Вредность антироссийских санкций ЕС для немецкой экономики – это миф: посол Украины в Германии [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://world.lb.ua/news/2016/08/30/343956_vrednost_antirossiyskih_sanktsiy_es.html (дата обращения 30.08.16).
4. Горбатов А.В. Агропромышленный комплекс России: санкции, состояние и перспективы // Управление экономическими системами. Отраслевая экономика (81). – 2015 – № 9 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://uecs.ru/uecs-81-812015/item/3713-2015-09-25-09-23-19 (дата обращения 07.09.16).
5. Гурвич Е.Т., Прилепский И.В. Влияние финансовых санкций на российскую экономику [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://institutiones.com/general/2729-vlyanie-finansovyx-sankcii-na-rossiiskuyu-ekonomiku.html (дата обращения 03.09.16).
6. Медведев Д.А.: Потери российской экономики от санкций «измеряются значительными цифрами» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mirror698.graniru.info/Politics/Russia/Cabinet/m.253123.htmlПравила съема (дата обращения 31.08.16).
7. Надыкто О. Эксперты оценили потери западных стран от санкций в 60,2 млрд долл. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rbc.ru/economics/06/07/2016/577ca0ed9a7947b2d5029176 (дата обращения 03.09.16).
8. Надыкто О. Эксперты оценили потери России от санкций и цен на нефть в 600 млрд долл. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rbc.ru/economics/05/02/2016/56b3d9ef9a7947158745d497 (дата обращения 03.09.16).
9. Постановление Правительства Российской Федерации «О мерах по реализации указов Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 года № 560, от 24 июня 2015 года № 320 и от 29 июня 2016 года № 305 (с изменениями на 30 июня 2016 года) от 7 августа 2014 года № 778» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/420212838 (дата обращения 02.09.16).
10. Постановление Правительства РФ от 13 августа 2015 г. № 842 «О внесении изменений в постановления Правительства Российской Федерации от 7 августа 2014 г. № 778 и от 31 июля 2015 г. № 774» ГАРАНТ.РУ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/644760/#ixzz3kal7PfTu (дата обращения 03.09.15).
11. СМИ: Потери Турции от российских санкций в 2016 году могут превысить 11 млрд долл. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://politrussia.com/news/smi-poteri-turtsii-867/ (дата обращения 01.09.16).
12. Тютин Д.В. Перспективы формирования пространственно-организованных кластеров в конкурентном развитии территорий (по материалам Калужской области) // Экономика и управление. – 2010. – № 8 (58). – С. 35–41.
13. Указ Президента Российской Федерации «О продлении действия отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» от 29 июня 2016 года № 305 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/436703600 (дата обращения 02.09.16).
14. Улюкаев оценил потери Германии от российских санкций [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.gazeta.ru/business/news/2016/07/27/n_8927567.shtml (дата обращения 27.07.2016).
15. Konstantin A. Kholodilin and Aleksei Nechunaev. Crimea and Punishment: The Impact of Sanctions on Russian and European Economies // Deutsches Institut fur Wirtschaftsforschung Available at: http://www.diw.de/documents/publikationen/73/diw_01.c.530645.de/dp1569.pdf (accessed 1 September 2016).

Конфронтация России и стран Запада в экономической и политической сфере имеет многовековую историю. Как правило, наше государство никогда не выступало инициатором таких отношений и меры России всегда были ответными. История 21 века не является исключением.

Санкции Евросоюза, принятые из-за украинских событий, вступили в действие августе 2014 г. и были введены на один год. Ограничительные меры западных стран коснулись банковской и нефтяной сферы, оборонно-промышленного комплекса, продукции двойного назначения и сферы технологий. Запрет коснулся поставок оборудования для нефтяной промышленности, технологического сотрудничества в освоении Арктического шельфа и сланцевых месторождений. Кроме того, Евросоюз ввел эмбарго на торговлю оружием с Россией и экспорт технологий двойного назначения.

Сроки действия санкций неоднократно продлевались. В очередной раз 21 июня 2016 г. Комитет постоянных представителей стран ЕС (COREPER) согласовал продление на шесть месяцев экономических ограничительных мер в отношении России до 31 января 2017 г.

Первого сентября 2016 г. стало известно, что отдел Минфина США по контролю за иностранными активами ввел санкции в отношении 20 российских компаний и 17 физических лиц из-за конфликта на Украине, в список попали дочки «Газпрома», «Банка Москвы», а также организации, осуществляющие строительство Крымского моста через Керченский пролив.

Правительство РФ было вынуждено принимать ответные меры. Впервые был введен пакет ответных мер на санкции США, Австралии, Канады, Евросоюза и Норвегии 7 августа 2014 г. Контрсанкции выражались в запрете на импорт в Российскую Федерацию из этих стран фруктов, овощей, молока, молочной продукции, мяса и мясной продукции. Следующее решение о продлении было принято 22 июня этого года до 31 января 2017 г. Более того, постановлением Правительства РФ от 13 августа 2015 г. № 842 [10] в список стран, в отношении которых вводится запрет на ввоз в Россию продукции сельского хозяйства, сельскохозяйственного сырья и продовольствия, дополнительно включены Албания, Черногория, Исландия, Лихтенштейн и Украина.

В соответствии с указом Президента РФ и постановлением Правительства РФ с 6 августа 2016 г. по 31 декабря 2017 г. продлевается действие отдельных специальных экономических мер, предусмотренных указом президента РФ [13, 9].

Взаимные санкции не прошли незамеченными для экономик всех участников конфликта.

По информации Интерфакс, премьер-министр Д.А. Медведев заявил: «Российская экономика несет от западных санкций потери, которые «измеряются значительными цифрами». Более того, он подчеркнул: «Мы в таких условиях способны развиваться и действовать» [6].

При этом глава правительства проинформировал, что потери несут и сами инициаторы санкций. «Все, с кем я разговаривал, точно считают, что эти санкции наносят ущерб экономическим отношениям. По подсчетам международных экспертов, за последнее время те страны, которые ввели санкции, потеряли около 100 млрд долл.».

Д.А. Медведев снова напомнил о российской позиции в отношении санкций. Глава правительства отметил: «Мы эти санкции не вводили, поэтому мы никакие страны не просим их убирать. Пусть в европейских столицах сами определяются с тем, что делать в дальнейшем» [6].

Обратимся к аналитическим материалам и проведенным исследованиям различных ученых.

В совместной статье научного сотрудника Немецкого института экономических исследований DIW Berlin Константина Холодилина и постдока Свободного университета Берлина Алексея Нечунаева проведены расчеты с использованием эконометрических методов. Определено влияние санкций на российский экономический рост. Указанные специалисты оценили верхний предел ущерба для роста в 11 %. Российская экономика в среднем потеряла 2 % поквартального роста ВВП из-за санкций Запада. «Если перевести это в потери экономического роста за два года санкционной войны, эффект будет очень заметным» [15]. По мнению, К. Холодилина, фактический рост ВВП со второго квартала 2014 г., когда были введены первые санкции, по третий квартал 2015 г. составил минус 4,1 %, при отсутствии санкций он мог бы составить плюс 6,9 %. Поэтому разницу в 11 % можно рассматривать как верхний предел ущерба, связанного с санкциями [15].

Отечественные экономисты назвали эти исследования политической игрой и спекуляцией. Россия действительно понесла экономический ущерб, но вовсе не из-за санкций. Как заявил М. Хазин [2], исследователи К. Холодилин и А. Нечунаев исходят из предположений, которые учитывают общие тенденции в российской экономике. По этой причине то, что они пишут, к реальности не имеет никакого отношения. Их исследование можно определить больше как идеологическое, а не экономическое.

Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений В. Колташов [2] также склонен считать, что зарубежные исследователи преувеличили ущерб России от западных санкций, так как, например, если взять обещанный рост экономики в результате членства в ВТО, то ежегодные потери ВВП можно оценить в минус 10 %.

Е.Т. Гурвич и И.В. Прилепский [5] из Экономической экспертной группы оценивали накопленные потери ВВП РФ от санкций за 2014–2017 гг. в 6 п.п. от ВВП 2013 г., а чистый отток капитала, спровоцированный санкциями, оценили в 160–170 млрд долл. За 2014–2017 гг. Россия потеряет около 600 млрд долл. из-за комбинации двух шоков – финансовых санкций и падения цен на нефть [8].

В конце 2014 г. министр финансов А. Силуанов говорил, что Россия теряет 40 млрд долл. за год из-за введенных против нее международных санкций – 2 % ВВП, а в январе 2016 года замминистра экономического развития А. Лихачев оценил убытки экономики от западных санкций и ответных санкций России в 25 млрд евро в 2015 г.

Наиболее значительным для экономики России стало влияние ограничения внешних заимствований. По данным PwC, если в 2013 г. российские эмитенты привлекли за счет еврооблигаций 46,4 млрд долл., то в 2014 г. – только 10,4 млрд, а в 2015 г. – чуть более 5 млрд. Президент РФ В.В. Путин в январе 2016 г. в интервью немецкой газете Bild сказал, что санкции «не самая сложная вещь, которую мы переживаем, но тоже вредная для нашей экономики – выход на внешние финансовые рынки». В настоящее время Россия вынуждена из-за финансовых санкций отложить срок возвращения на рынок внешних заимствований.

Следует отметить, по оценке агентства Bloomberg, западные санкции могут привести к революции на рынке гособлигаций. Это произойдет, если Россия откажется от посредников при размещении государственных облигаций на мировых рынках ценных бумаг. На международный рынок Россия не выходила с предложением своих долговых бумаг с 2013 г.

По нашему мнению, России следует обратиться к опыту Аргентины, которая в апреле успешно разместила на рынке свои еврооблигации на 16,5 млрд долл. после пятнадцатилетней паузы, формально находясь в состоянии дефолта. Российская Федерация, не испытывающая таких проблем, без труда могла бы разместить и свой заем на 1,5 млрд долл. под 3 % со сроком погашения в 2019 г.

Ответные санкции, введенные Российской Федерацией, сказались на показателях инфляции в стране. По результатам 2014 г. Министерство экономического развития оценивало, что вклад контрсанкций в годовую инфляцию (11,4 %) составил около 1,5 %. Продовольственная инфляция в 2014 г. оказалась на уровне 15,4 %, и в ней 3,8 % объяснялись влиянием санкционного фактора.

Сокращение валового притока капитала составит примерно в 280 млрд. долл. за 3,5 года санкционных отношений, в том числе около 85 млрд долл. прямых инвестиций.

По оценкам экспертов [8], при дорогой нефти нетто-потери капитала от санкций за 2014–2017 гг. составили бы примерно 160 млрд долл., или 1,9 % ВВП, при низкой цене нефти несколько большие потери – около 170 млрд долл. – в соотношении с ВВП увеличиваются наполовину до 2,8 % ВВП.

Согласно расчетам, санкции без падения нефтяных цен сократили бы инвестиции в основной капитал на 3,2 % за 2014–2017 гг., спад нефтяных цен без санкций привел бы к сокращению инвестиций на 22,6 %, а под влиянием двух факторов одновременно инвестиции будут ниже на 24 %. При аналогичных расчетах розничный товарооборот сокращается на 2,4; 17 и 18 %, а инфляция ускоряется на 3, 7 и 8 % соответственно.

По оценке французских специалистов Centre d`Etudes Prospectives et d’Informations Internationales (CEPII, французский исследовательский центр по мировой экономике), страны, поддержавшие санкции в отношении России, недополучили прибыли от экспорта на 60,2 млрд долл. в период с начала 2014 г. по июнь 2015 г.

Наибольшие потери несет «локомотив» европейской экономики Германия. Недополученная выгода немецких поставщиков около 830 млн долл. в месяц, или 27 % от объема потерь, Украины – 450 млн долл., Польши, Нидерландов, Франции и Японии – около 200 млн долл.

Министр экономического развития А. Улюкаев оценил потери Германии от российского продовольственного эмбарго: «Есть официальное заявление экспертов Европейского союза о 5 млрд евро. Есть расчеты экспертные, что порядка 40 млрд евро. Что касается Германии, то здесь просто прямое сравнение объема германского экспорта продовольствия – то, что подпадает под санкционный режим, 600 млн евро. Сейчас, в этом году, – 70 млн евро. Легко вычислить – больше полумиллиарда евро прямая потеря» [14]. Более того, он напомнил, что официальное заявление Евросоюза о потерях и оценки экспертов разнятся почти в 10 раз.

Как отмечают французские исследователи, основная часть потерь Евросоюза (82 %) пришлась не на продукцию, которая попала под действие российских санкций. «Этот результат позволяет предположить, что большая часть потерь произошла не из-за российских контрсанкций, но из-за санкций Запада», – утверждают аналитики CEPII. Эксперты делают вывод, что этот «побочный ущерб» может быть объяснен тем, что финансовые санкции привели к проблемам с привлечением торгового финансирования под поставки в РФ [7]. Таким образом, можно отметить, что инициаторы санкций в отношении России наказали сами себя.

Большая часть от общей суммы санкционных потерь пришлась на страны ЕС – 77 %. До начала санкционной войны на долю России приходилось 2,3 % экспорта стран, поддержавших санкции, а российский экспорт в них составлял 63,8 % всех внешних поставок. За время действия санкций в среднем вероятность поставок снизилась на 8–14 %, стоимость – на 3,5–7,5 %.

С февраля по июль 2014 г. падение поставок составило в среднем 14,6 %, при этом курс рубля к доллару за это время снизился лишь на 6 %. После введения ответных российских санкций, с августа 2014 г., падение поставок составило в среднем 12,9 %, поставки санкционных товаров с августа 2014 г. снизились почти на 90 %.

По сведениям Федеральной таможенной службы Российской Федерации, по итогам первого полугодия 2014 г. импорт из стран Евросоюза сократился на 6,1 %, тогда как в целом из всех стран – на 4,8 %, в целом же по 2014 г. – на 11,7 % и 9,2 % соответственно. В 2015 году падение импорта из Евросоюза составило 40,2 %, экспорт на фоне снижения цен на энергоресурсы сократился на 31 %, в стоимостной оценке импорт из Евросоюза за два года сократился на 64 млрд долл.

В августе 2015 г. представители европейского фермерского объединения Сopa-Сogeca заявили, что ущерб сельхозпроизводителей от российских санкций составил 5,5 млрд евро [4]. В июле 2015 г. представители Австрийского института экономических исследований (WIFO) подсчитали, что страны ЕС могут лишиться из-за антироссийских санкций и ответных мер РФ примерно 100 млрд евро и более 2 млн рабочих мест. В мае 2016 г. специалисты аналитического центра при правительстве подсчитали, что ущерб от продуктового эмбарго России составил 9,3 млрд евро. Эта оценка не учитывала потери турецких и украинских поставщиков.

Несмотря на заметное потепление российско-турецких отношений сохраняется негативный прогноз для турецкой экономики. В соответствии с отчетом исследовательского института Turkish Social, Economic and Political Research Foundation негативный экономический эффект от введенных Россией в отношении Турции санкций может превысить 11 млрд долл. по результатам 2016 г. В структуре экспорта Турции Россия занимала 10,5 и 28,5 % в экспорте фруктов, овощей и белого мяса. Турецкие специалисты сообщают, что более 10 % реализованных в 2015 г. объектов недвижимости в Турции были приобретены гражданами России. Поэтому ожидаемые потери в строительном секторе могут достичь 3,5 млрд долл. Экспорт в Россию турецкой текстильной продукции может сократиться на 34 %, до 4,9 млрд долл. [11].

С 1 января 2016 г. РФ ввела запрет на продовольственные товары из Украины, а вначале июля продлила их до конца 2017 г. С 1 июля 2016 г. Россией введён запрет на транзитные автомобильные и железнодорожные перевозки товаров с Украины в Казахстан и Киргизию.

По информации заместителя министра экономики Украины Н. Микольской [1], потери украинской экономики от санкций за 2016 г. составили 1 млрд долл. За 5 месяцев 2016 г. украинский экспорт снизился на 36,2 % по сравнению с тем же периодом 2015 г. Произошло падение торгового оборота и с Казахстаном, там падение экспорта составило 46,2 %, что составляет 136,4 млн долл.

О потерях стран Запада существует и другое мнение, которое активно продвигает посол Украины в ФРГ А. Мельник: «…экспорт Германии в Россию в 2015 г. составил более 21 млрд евро. За это же время совокупный экспорт ФРГ в страны мира вырос на 6,4 %. Что в абсолютных цифрах составляет более 70 млрд евро. То есть как можно говорить о якобы «катастрофических» потерях для немецкой экономики из-за санкций, если сейчас весь российский рынок – допустим, если завтра его вдруг не станет, составляет менее трети прироста немецкого экспорта. И столько же, сколько ФРГ экспортирует в Венгрию… А на фоне того, что размер всего экспорта Германии составил за прошлый год 1,2 триллиона евро, любые разговоры о стратегическом значении РФ выглядят просто насмешкой» [3].

По словам А. Мельника, только Федерация аграриев оперирует цифрой около 800–900 млн евро в год, якобы потерянных немецкими фермерами из-за запрета выхода на российский рынок их молочной продукции. «Но опять же, эта сумма состоит из суммы убытков, которые в основном связаны с падением цен на молоко в результате либерализации рынка внутри самого ЕС, а также отмены квот» [3].

Как видно из проведенного анализа, существуют разные мнения на влияние санкций на состояние экономики в странах – участниках санкционных отношений. Для российской экономики в этих условиях существует несомненная польза, которая заключается в развитии и укреплении процессов импортозамещения, особенно в агропромышленном комплексе.

Следует сказать, за время боев на санкционном поле значительно упал уровень благосостояния российского населения, что, без сомнения, является негативным аспектом.

Как видно из вышеприведенной информации потери России в санкционной войне довольно значительны, и они в том числе отрицательно влияют на формирование доходной части бюджета страны. В Министерстве финансов РФ ускоренными темпами ведутся работы по разработке мероприятий, направленных на пополнение доходов бюджета.

К совещанию у первого вице-премьера И. Шувалова Минфин подготовил бюджетный прогноз, который предполагает повышение налогов, мобилизацию доходов и исчерпание суверенных фондов за три года. Из доклада следует, что всего за 2017–2019 гг. необходимо дополнительно собрать в бюджет почти 2,5 трлн руб.

По информации Министерства финансов, в 2017 г. можно получить дополнительно 670 млрд руб., в 2019-м – почти 1 трлн руб. Собрать эти деньги Минфин предлагает с нефтяных организаций, «Газпрома», производителей табака, а также от введения акциза на напитки с добавлением сахара и НДС на интернет-торговлю и за счет бoльших дивидендов с государственных компаний.

Такого рода мобилизация необходима для того, чтобы снижать дефицит бюджета на 1 % ежегодно – с 3,2 % в следующем году до 1,2 % ВВП в 2019 г. Сокращение расходов бюджета уже не представляется возможным. Дефицит бюджета при планируемых доходах при этом за три года будет на 60 % больше целевого дефицита, который возрастает еще на 3,5 трлн руб.

Предложения министерства сокращают недостачу до 1 трлн руб. Свободных денег в суверенных фондах недостаточно. Расчеты Минфина показывают, что вслед за Резервным фондом в 2017 г. могут быть потрачены средства Фонда национального благосостояния. В 2018 г. резервы всех фондов закончатся.

В настоящее время возможны следующие направления выхода из сложившейся ситуации. Во-первых, это повышение на 1 % таких налогов, как налог на прибыль, имущество организаций, НДС, НДФЛ и страховых взносов, что может принести бюджету от 170 млрд до 324 млрд руб. Необходимо отметить, все решения имеют и негативную сторону. Например, прогрессивная шкала НДФЛ может создать риски увеличения объемов серой заработной платы, искажения ситуации на рынке труда. Альтернативой прогрессивной шкале НДФЛ служит рост единой ставки НДФЛ до 15–16 % и введение необлагаемого минимума.

Реформа страховых взносов предполагает взимание их со всего зарплатного фонда полностью и по единой ставке. При этом изменения могут обернуться ростом нагрузки, особенно на отрасли с высокими заработками, и это приведет к выпадению налога на прибыль и НДФЛ, возрастет нагрузка и на бюджет. Унификация базы для сбора взносов негативно повлияет и на экономический рост и опять же рост серых схем выплаты заработной платы. Как вариант рассматривается снижение страховых взносов «в обмен на повышение НДС».

В Минфине разработан проект налоговых изъятий для нефтяников в следующем году. В соответствии с проектом на 2017 г. будет продлено повышение налогов на нефтяные организации. Эта процедура должна была действовать только в 2016 г., это может дополнительно дать 200 млрд руб., и с «Газпрома» планируют получить еще 170 млрд. Введение налога на добавленный доход в нефтяной отрасли лишит Минфин 50 млрд и всего выйдет 320 млрд руб.

По мнению некоторых авторов [12], выход России из сложившейся ситуации и рост доходной части бюджета может быть определен и другими направлениями. Например, наращиванием производства и капитала в регионах страны, модернизацией промышленности, актуализацией инновационной составляющей развития посредством накопления человеческого капитала и профессиональных компетенций.


Библиографическая ссылка

Горбатов А.В., Шаурина О.С. ПРОТИВОСТОЯНИЕ РОССИИ И СТРАН ЗАПАДА В УСЛОВИЯХ ПРИМЕНЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ САНКЦИЙ // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 9-3. – С. 565-570;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=40785 (дата обращения: 24.07.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252