Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Владимирова О.Н. 1 Живаева Т.В. 1 Черных К.С. 1 Горошко А.С. 1
1 ФГАОУ ВО «Сибирский федеральный университет»
Настоящая статья посвящена вопросам уровня разработанности институционального обеспечения инновационной деятельности на федеральном и региональном уровнях. Авторы иллюстрируют современное состояние инновационного развития России данными официальной статистики, определяя наличие тренда снижения темпов. Выдвигая гипотезу о влиянии уровня достаточности и полноты институционального обеспечения, проводят исследование существующей структуры. На основе анализа содержательной части основных программных и нормативно-правовых актов страны и Красноярского края, регулирующих названную сферу, определяется наличие корреляции количественных и качественных характеристик институтов и инструментов финансирования инновационной деятельности. Показаны элементы несоответствия, снижающие эффективность как государственного регулирования, так и инновационной деятельности на макро- и мезоуровнях. Обоснованы предложения актуализации принятия закона об инновационной деятельности в Российской Федерации и направления совершенствования имеющейся нормативно-правовой базы.
институты инфраструктуры
инструменты
инновационная деятельность
стратегия
закон
1. Живаева Т.В. Механизм использования контроллинга товарных запасов как инструмента инновационного развития торгового предприятия / Т.В. Живаева, А.Т. Петрова. – Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2015. – 155 с.
2. Инвестиционная стратегия Красноярского края на период до 2030 года [Электронный ресурс]: Указ Губернатора Красноярского края от 17.12.2013 N 239-уг // Справочная правовая система «Консультант-Плюс». – Режим доступа: http://www.consultant.ru (дата обращения: 02.01.2017).
3. Марков Л.С., Маркова В.М., Казанцев К.Ю. Институциональные механизмы инновационного развития российских регионов // Регион: экономика и социология. – 2011. – № 4. – С. 9–38.
4. Национальная инновационная система и государственная политика Российской Федерации: Доклад Министерства образования и науки Российской Федерации. Москва, 2000 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: www. mon.gov.ru/press/news/6333/ (дата обращения: 05.01.2017).
5. Проект Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2030 года от 30.06.2016 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.krskstate.ru/2030/plan/8_5 (дата обращения: 05.01.2017).
6. Рейтинг инновационности экономик по версии Bloomberg [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.dancor.sumy.ua/print/192808?page=1&start=&tab=0 (дата обращения: 05.01.2017).
7. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2016: Стат. сб. / Росстат. – М., 2016. – 1326 с.
8. Стратегия инновационного развития Красноярского края на период до 2020 года «Инновационный край – 2020». Указ от 24 ноября 2011 года № 218-УГ // Справочная правовая система «Право.ru» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.pravo.ru/document/view/21568270/20818126/(дата обращения 05.01.2017).
9. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rg.ru/2012/01/03/innov-razvitie-site-dok.html (дата обращения 05.01.2017).
10. Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации. Указ Президента РФ от 01.12.2016 N 642 // Справочная правовая система «Консультант-Плюс» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207967 (дата обращения: 05.01.2017).
11. Хабриева Т. Век инноваций и право // Экономическая политика. – 2010. – № 2. – С. 51–57.

Американский экономист и политик Гиффорд Пинчот еще в начале 20-го века отмечал, что «инновации никогда не осуществляются так, как они планируются» [11]. Продекларированный в начале 2000-х гг. в Российской Федерации курс инновационного развития к настоящему времени не реализован в полной мере, что достаточно четко прослеживается на федеральном и региональных уровнях. Эта же тенденция прослеживается в показателях мировой конкурентоспособности: по данным рейтинга 2017 Bloomberg Innovation Index, экономики мира в котором располагаются согласно показаниям научных исследований и их внедрения в промышленность, Россия находилась в 2016 г. на 12 месте, в 2017 г. – уже на 26 [6].

Анализ индикаторов инновационной деятельности страны (табл. 1) в динамике отражает формирование тренда снижения начиная с 2013 г.

Негативные тенденции фиксируются в динамике удельного веса организаций, осуществляющих технологические, организационные, маркетинговые инновации, в общем числе обследованных организаций (с 10,1 % до 9,3 %), объема инновационных товаров, работ, услуг в процентах от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг (с 9,2 % до 8,4 %), числа выданных патентов. При этом значения индикаторов в абсолютном выражении свидетельствуют о росте. Выявленная зависимость может быть объяснена преимущественно влиянием ценового и инфляционного воздействия [1]. Таким образом, на общероссийском уровне наблюдается несоответствие заявленному инновационному вектору развития.

По мнению авторов, возможность достижения лидирующих позиций на мировых рынках реальна только при наличии тщательно разработанной, коррелирующей с положениями экономической, инвестиционной, социальной политиками инновационной политики. Исходя из этого, существенным и актуальным остается вопрос институциональной разработанности инновационной сферы. На современном этапе сохраняется определенная узость понимания инноваций и шаблонность мер государственного регулирования. «Происходящее в настоящее время в ряде регионов Российской Федерации активное формирование региональных инновационных систем заключается в выработке региональных форм регулирования инновационной деятельности, часто воспроизводящих лучшие практики, имевшие место в отдельных регионах – указывалось в докладе Минобрнауки России к обзору ОЭСР национальной инновационной системы РФ в 2009 г. [4]. Большинство регионов отдает предпочтение формализованному варианту копирования типичных моделей.

Продолжается реализация тенденций, выявленных в исследованиях сибирских ученых [3], в отношении «плотности» связи интенсивности институционального регулирования с направлениями развития территории как одной из характеристик качества институциональной среды нормативно-правового поля. Анализ их содержательной части показывает, что к наиболее разработанным относятся вопросы создания инновационной инфраструктуры, мониторинга и статистического обследования, формирования координационных советов. Достаточно объемен механизм правового регулирования по вопросам кредитования и субсидирования инновационно-технологического развития, поддержки инвестиционной, лизинговой деятельности, грантов и премий, налогообложения, создания реестров и перечней для учета и поддержки предприятий. Несбалансированность регулирования проявляется в сфере научной деятельности, что выражается в том числе и в отсутствии либо устаревании положений законодательства в данной области.

К настоящему времени так и не определены эффективные формы реализации нормативно-правовой базы: ряд разработанных и утвержденных механизмов либо не имеет практического применения, либо демонстрирует свою недееспособность. Другой стороной этой же проблемы является неравномерность обеспечения законодательством всего цикла инновационного развития: при относительной полноценности регулирования вопросов создания инновационных продуктов имеется недостаточность правового механизма освоения инноваций [11].

Таблица 1

Динамика основных показателей инновационной деятельности в Российской Федерации

Показатель

2005 г.

2009 г.

2010 г.

2013 г.

2014 г.

2015 г.

1. Организации, выполняющие научные исследования и разработки, ед.

3566

3536

3492

3605

3604

4175

2. Удельный вес организаций, осуществлявших технологические, организационные, маркетинговые инновации, в общем числе обследованных организаций, в %

9,7

9,3

9,5

10,1

9,9

9,3

3. Численность персонала, занятого научными исследованиями и разработками, чел.

813207

742433

736540

727029

732274

 

4. Объем инновационных товаров, работ, услуг, млн. руб.

545540,0

934589,0

1243712,5

3507866,0

3 579 923,8

3 843 428,7

5. Объем инновационных товаров, работ, услуг в % от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг

5,0

4,5

4,8

9,2

8,7

8,4

6. Затраты на технологические инновации, млн. руб.

143222,6

399122,0

400803,8

1112429,2

1 211 897,1

1 203 638,1

7. Поступление патентных заявок, ед.

32726

36326

40479

42354

37072

40 672

8. Выдача патентов, ед.

26402

36794

31814

33532

35332

30 950

9. Разработанные передовые производственные технологии, ед.

637

789

864

1429

1409

1 398

10. Используемые передовые производственные технологии, ед.

140983

201586

203330

193830

204546

218 018

Источник: [7].

В качестве иллюстрации вышеизложенного авторами были проведены исследования согласованности положений программных документов федерального уровня (Стратегия инновационного развития Российской Федерации до 2020 г. [9], Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации до 2025 г. [10]) и регионального – на примере Красноярского края, (Стратегия инновационного развития Красноярского края до 2020 г. [8], Инвестиционная стратегия Красноярского края до 2030 г. [2], Проект стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2030 г. [5]) по таким элементам как инструменты и источники финансирования инновационной деятельности, институты инновационной инфраструктуры и уровни планируемых индикаторов инновационного развития (табл. 2).

Полученные результаты позволяют констатировать недостаточно полную взаимосвязь содержания анализируемых документов федерального и регионального уровней между собой. Стратегия инновационного развития Российской Федерации до 2020 г. содержит достаточно полный перечень источников и инструментов, которые могут быть использованы для финансирования инновационной деятельности. Анализ данных показывает, что в большей степени детализированы инструменты государственного финансирования и налогового стимулирования. Перечень инструментов, рекомендуемый на мезоуровне, более краток и представлен в основном инструментами финансирования, относящимися к государственному сектору (субсидирование проектов, гарантии Красноярского края и т.д.). Предусмотренные Стратегией инновационного развития Российской Федерации до 2020 г. инструменты финансирования не находят своего практического применения на региональном уровне в связи с тем, что большинство из них не отражены в нормативно-правовых актах региона. Соответственно, их потенциал остается нереализованным, а они в большинстве – недоступными для участников регионального рынка инноваций.

Несогласованность и непоследовательность действий субъектов правоприменения зачастую снижают эффект инновационной деятельности. Поэтому актуализируется необходимость принятия федерального закона об инновационной деятельности, как это уже сделано в ряде стран: в Индии – закон «О национальной политике в области инноваций» (2008 г.), в Польше – «О некоторых формах поддержки инновационной деятельности», аналоги есть во Франции, Венгрии, Сербии.

Для Российской Федерации видится особо важным принятие закона об административных процедурах, нацеленного на упорядочивание работы государственных и муниципальных структур и снижение бюрократических преград. Одновременно необходима корректировка технического регулирования, которое в Российской Федерации не распространяется на целый комплекс мер (социально-экономические, санитарно-гигиенические, организационные и другие) в разрезе объектов регулирования, принципов установления требований, системы оценки соответствия.

Идеи формирования крупной системы институтов инфраструктуры, пропагандировавшиеся в последнее время в России, привели в к формированию кумулятивной массы этих субъектов. Однако результаты их деятельности оставляют желать лучшего.

В анализируемых документах перечень институтов инфраструктуры представлен достаточно широким спектром организаций (табл. 2).

Авторы систематизировали имеющееся многообразие институтов поддержки инновационной деятельности с позиций юридически формализованных, неформализованных и смешанных. Этот критерий обуславливает возможность нести ответственность в качестве юридического лица за эффективность реализации их функций для всех участников инновационной деятельности. Проведенная дифференциация также наглядно иллюстрирует ограниченность использования ресурсов рассматриваемых институтов на региональном уровне.

Слабая корреляция количественных и качественных характеристик институтов и инструментов финансирования инновационной деятельности определяет невозможность формирования реальных уровней плановых индикаторов. Например, в Стратегии инновационного развития Российской Федерации внутренние затраты на НиР к 2020 г. должны достичь 3 % к ВВП [9], а в Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации данный показатель фиксируется на уровне не менее 2 % к ВВП к 2025 г. [10]. Соответственно, не совсем ясно – на какой из показателей опираться при анализе инновационной деятельности по достижению отчетных периодов.

Обобщая вышеизложенное, следует отметить, что паллиативность решений органов государственного управления как на федеральном, так и на региональном уровнях, в области вопросов и проблем инновационного развития к настоящему времени в большей степени требует более тщательного подхода, проработанности и согласования в рамках единой государственной политики.

Таблица 2

Обзор инструментов и источников финансирования инновационной деятельности и институтов инфраструктуры

Показатели

Стратегия инновационного развития Российской Федерации до 2020 г.

Стратегия инновационного развития Красноярского края до 2020 г.

Инвестиционная стратегия Красноярского края до 2030 г.

Проект Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2030 г.

Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации до 2025 г.

1

2

3

4

5

6

Источники

Собственные. Привлеченные. Заемные.

Инструменты

1) Государственное финансирование

+*

+

+

+

+

2) Налоговое стимулирование

+

+

+

+

+

3) Таможенное стимулирование

+

+

+

4) Инвестиционный налоговый кредит

+

+

+

5) Льготное кредитование

+

6) Лизинговое финансирование

+

+

7) Венчурное финансирование

+

+

+

+

+

Институты инфраструктуры

Юридически формализованные

– Федеральные институты развития;

– Венчурные компании;

– Технопарки;

– Бизнес-инкубаторы;

– Инжиниринговые центры

– Федеральные и региональные институты развития;

– Венчурные компании;

– Технопарки;

– Бизнес-инкубаторы;

– Инжиниринговые центры;

– Центры кластерного развития

– Федеральные и региональные институты развития;

– Венчурные компании;

– Технопарки;

– Бизнес-инкубаторы;

– Инжиниринговые центры;

– Центры кластерного развития

– Федеральные и региональные институты развития;

– Венчурные компании;

– Технопарки;

– Бизнес-инкубаторы;

– Инжиниринговые центры,

– Центры кластерного развития.

 

Юридически неформализованные

– Технико-внедренческие особые экономические зоны;

– Наукограды

 

– Промышленные парки.

– Технологические платформы.

– Территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР);

– Промышленные парки

 

Окончание табл. 2

1

2

3

4

5

6

Смешанный тип

– Центры трансфера технологий;

– Центры коллективного пользования научным оборудованием

   

– Центры трансфера технологий;

– Центры коллективного пользования научным оборудованием

– Центры коллективного пользования научно-технологическим оборудованием, экспериментального производства и инжиниринга

Планируемые индикаторы развития

1. Доля средств, получаемых за счет выполнения НИОКР, в структуре средств, поступающих в ведущие российские университеты за счет всех источников

не менее 25 % к 2020 г.

до 60 % к 2030 г.

-

2. Количество вновь созданных малых инновационных предприятий при поддержке Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере

700 ед. к 2020 г.

3. Внутренние затраты на НИиР

3 % к ВВП к 2020 г.

1,5 % к ВРП к 2020 г.

2,5–3 % к ВРП к 2030 г.

не менее 2 % к ВВП.

4. Внутренние затраты на НИиР по источникам финансирования:

     

пропорциональный рост частных инвестиций, уровень которых к 2035 г. должен быть не ниже государственных

– Бюджетные средства

43 % к 2020 г.

45 % к 2020 г.

– Внебюджетные средства

57 % к 2020 г.

55 % к 2020 г.

5. Доля средств в структуре доходов СФУ и ведущих вузов Красноярского края, получаемых за счет выполнения НИОКР

достигнет 25 %;

Примечание. *+ наличие; – отсутствие. Составлено по [2, 5, 8, 9, 10].


Библиографическая ссылка

Владимирова О.Н., Живаева Т.В., Черных К.С., Горошко А.С. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Фундаментальные исследования. – 2017. – № 5. – С. 137-142;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=41522 (дата обращения: 21.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074