Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

К ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ В РАЗВИТИИ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ РОССИИ

Бондаренко В.В. 1 Одинцов Н.В. 1
1 ФГБОУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации» (Краснодарский филиал)
В настоящей статье отмечается, что взаимоотношения между банками и реальным сектором экономики России переходят в своём развитии к новому этапу, который характеризуется большим проникновением банков в промышленную сферу путем финансирования инвестиционных проектов и создания финансово-промышленных групп, которые являются новой перспективной формой объединения интересов промышленных предприятий и финансовых организаций. С помощью методов ситуационного, сравнительного, финансового и экономико-математического анализа в статье изучены различные аспекты деятельности банковского сектора в области финансирования инвестиционного процесса. Деятельность коммерческих банков находится в постоянной трансформации. По мере стабилизации экономической ситуации в стране наблюдается снижение доходности спекулятивных операций и рост объемов банковского кредитования. Однако объемы взаимодействия банков с реальным сектором экономики пока остаются недостаточными. Поэтому кредитование инвестиционных проектов производственных предприятий является одним из ключевых вопросов развития современной банковской системы России. Более того, как никогда актуальной сегодня для российской экономики является задача планомерного внедрения во взаимоотношения банковского и реального секторов механизмов и инструментов государственно-частного партнёрства (ГЧП).
банки
банковский сектор
инвестиции в основной капитал
инвестиционное кредитование реального сектора экономики
1. Аганбегян А.Г. Инвестиционный кредит – главное звено преодоления спада в социально-экономическом развитии России // Деньги и кредит. – 2014. – № 5. – С. 11–18.
2. Ведев А., Синельников-Мурылев С., Хромов М. Актуальные проблемы развития банковской системы в Российской Федерации // Экономическая политика. – 2014. – № 2. – С. 7–24.
3. Игонина Л.Л. Роль банков в финансовом обеспечении инвестиций в основной капитал // Финансы и кредит. – 2015. – № 2(265). – С. 2–13.
4. Обзор банковского сектора Российской Федерации. Аналитические показатели (интернет-версия). Банк России. № 170, декабрь 2016 г. URL: http://www.cbr.ru/analytics/bank_system/obs_1612.pdf.
5. Россия в цифрах 2016: статистический справочник / Росстат. – М., 2016. – 543 с.

Современный этап развития экономики России характеризуется неоднозначно. С одной стороны, с конца 2012 г. наблюдается системная рецессия, которая на новом уровне и с новой силой вскрыла хронические внутриэкономические проблемы страны, препятствующие предсказуемому и стабильному развитию реального сектора экономики. Преобладание негативных трендов усугубилось обесценением национальной валюты, ростом инфляции, ростом стоимости ресурсов, общим технологическим отставанием экономики и слабостью институционального развития. Эти явления привели к концентрации рисков кредитных организаций, лавинообразному отзыву лицензий на банковскую деятельность и гипертрофированной государственной поддержке крупных системно значимых проектов.

Для реального сектора экономики по-прежнему характерны невысокая доля инвестиций в основной капитал (13,0 % к ВВП по итогам 2015 г.), уменьшение удельного веса инновационных предприятий (в России он не превышает 10 %, тогда, как в экономически развитых странах – свыше 50 %), недоступность банковских ресурсов для реального сектора в результате низкой рентабельности предприятий (средняя ставка по банковским кредитам превышает уровень рентабельности предприятий несырьевых отраслей экономики не менее чем на 10 %) [5].

В банковской сфере экономики продолжается ухудшение качества кредитов (просроченная задолженность в корпоративном секторе России в 2015 г. превысила 62 %). Всё это происходит на фоне резкого сокращения действующих кредитных организаций как федерального, так и регионального уровня (за последние 10 лет количество кредитных организаций сократилось на 50 %), что негативно влияет на взаимодействие банков и предприятий реального сектора экономики.

С другой стороны, несмотря на общий спад российской экономики, в 2015 г. банковский сектор в 2015 г. продемонстрировал относительную стабильность. Активы кредитных организаций за 2015 г. увеличились на 6,9 % до 83,0 трлн руб. (для сравнения за 2014 г. активы банковского сектора выросли на 35,2 %). В результате темпы роста банковских активов значительно превысили темпы роста ВВП и их соотношение выросло с 99,6 до 102,7 %.

В 2015 г., как и в 2014, на банки, контролируемые государством, приходилась преимущественная часть активов банковского сектора – 58,6 % – (в 2014 г. доля государственных банков составляла 58,4 %). Доля частного банковского бизнеса за 2015 г. выросла с 28,5 до 29,8 %. При этом удельный вес банков с участием иностранного капитала уменьшился с 9,6 до 8,8 %. Доля средних и малых региональных банков в активах банковского сектора России за 2015 г. сократилась с 3,1 до 2,5 %.

Несмотря на то, что на протяжении большей части 2015 г. годовые темпы прироста кредитования снижались, к началу 2016 г. общая ситуация в банковском секторе стабилизировалась. В структуре совокупного кредитного портфеля банков произошли изменения, связанные с заметным ростом кредитования корпоративного сектора. Совокупный объем кредитов экономике возрос за 2015 г. на 7,6 % (за 2014 г. – на 25,9 %) и достиг 44,0 трлн руб. Доля корпоративных кредитов в активах банковского сектора России увеличилась с 52,6 до 53,0 %. Отношение совокупного кредитного портфеля к ВВП выросло с 52,4 до 54,4 %. Объем кредитов и прочих размещенных средств, предоставленных банками нефинансовым организациям, за 2015 г. увеличился на 12,7 % (за 2014 г. – на 31,3). Корпоративный кредитный портфель достиг 33,3 трлн руб., а его доля в активах банковского сектора на начало 2016 г. составила 40,1 % (на начало 2015 г. – 38,0 %) [4].

Более половины кредитов в общем объеме корпоративного кредитования предоставлено так называемыми «государственными банками», точнее банками, контролируемыми государством. В то же время за 2015 г. доля банков, контролируемых государством, в общем объёме корпоративного кредитования несколько сократилась в пользу крупных частных банков. Драйвером роста корпоративного кредитного портфеля становятся кредиты, выдаваемые на срок свыше 3 лет. По состоянию на 01.01.2016 долгосрочные кредиты нефинансовым организациям увеличились на 19,4 %. В разрезе видов экономической деятельности наибольший удельный вес приходится на кредиты предприятиям обрабатывающих производств (23,5 % корпоративного кредитного портфеля на начало 2016 г.). Удельный вес кредитов предприятиям оптово-розничной торговли снизился с 18,2 % в 2014 г. до 14,7 % в 2015 г. Кредиты строительным организациям и кредиты торговым предприятиям существенно снизились в годовом выражении – на 7,4 и 12,9 % соответственно). Кредиты предприятиям обрабатывающей промышленности в 2015 г. увеличились на 14,4 %, но наиболее существенно (как и в 2014 г.) выросли кредиты предприятиям, добывающим полезные ископаемые, – на 21,3 %, с поправкой на курсовую динамику – на 4,4 %.

Начало 2015 г. ознаменовалось значительным ростом банковских ставок по кредитам нефинансовому сектору, что было вызвано более чем двукратным ростом ключевой ставки Центрального банка в декабре 2014 г. В январе 2015 г. средневзвешенные процентные ставки по рублёвым кредитам на срок до 1 года составили 26,9 %. Однако к концу 2015 г. в результате реализации антикризисного плана Правительства РФ и действий Центрального банка РФ банковские ставки постепенно снижались: уже в декабре 2015 г. средневзвешенные процентные ставки по рублевым кредитам на срок до 1 года составили 13,8 % годовых (17,9 % в марте 2015 г.), а на срок свыше 1 года – 13,0 % годовых (16,5 % в марте 2015 г.). Процентные ставки по кредитам, предоставленным субъектам малого и среднего предпринимательства в 2015 г., оставались более высокими (на 2–3 процента) по сравнению со ставками по кредитам нефинансовым организациям в целом. Благодаря значительным бюджетным вливаниям в экономику, повышению капитализации банковского сектора и жесткой кредитно-денежной политике Центрального банка РФ, предполагавшей прежде всего эффективные антиинфляционные меры и недопущение резких колебаний национальной валюты, уже к началу 2016 г. удалось стабилизировать общую экономическую ситуацию в стране, а с начала 2017 г. перейти из депрессивного состояния в стадию стабильного экономического роста.

Тем не менее в последние годы в России наблюдается снижение инвестиционного спроса со стороны реального экономического сектора. Решение этой задачи целиком и полностью зависит от долгосрочных источников финансовых средств. В странах ОЭСР главными источниками финансовых ресурсов экономики являются, с одной стороны, государственные и коммерческие облигационные займы, средства пенсионных фондов и страховых компаний, а с другой стороны, немаловажную роль в сегодняшнем взаимозависимом мире играют внешние заимствования. Что касается России, пока рано говорить о достаточной финансовой мощи Российского пенсионного фонда, инвестиционных компаний, негосударственных пенсионных фондов, страховых компаний. По сути национальный механизм аккумулирования денежных средств для целевого финансирования инвестиционных проектов у нас только формируется, а внешние финансовые санкции не позволяют России привлекать необходимые долгосрочные финансовые ресурсы.

Сегодня, к сожалению, источниками инвестиций организаций внебюджетной сферы в России на 50,5 % являются собственные средства предприятий, формирующиеся у них за счет прибыли и амортизационных отчислений. На эти средства можно приобрести новое оборудование, может, даже частично профинансировать капитальный ремонт, но построить крупное инновационное производство невозможно. Именно по этой причине в России в последнее время крайне мало строят новых предприятий, почти не развиваются передовые отрасли, характерные для инновационной экономики [1].

Кроме собственного капитала источниками формирования инвестиций для реального сектора также являются банковские кредиты. Доля кредитов банков в совокупных инвестициях предприятий в основной капитал стабильно падает и к началу 2016 г. составила уже 8,1 %. По данным Банка России данный показатель должен находиться на уровне не ниже 16 %. Таким образом, наблюдается очевидное недоиспользование потенциала российской банковской системы в финансировании инвестиционного роста.

Нельзя не отметить, что российская экономика по-прежнему испытывает серьёзный прессинг на международных финансовых рынках, где выделение финансовых ресурсов нередко наталкивается на приоритеты международной политики Соединённых Штатов Америки. Однако для оздоровления экономики России необходимо привлекать длинные деньги. И никто иной, как банковская система, может и должна играть первую роль в финансировании подъема экономики, что пробуждает инвестиционную активность реального сектора. Коммерческие банки имеют значительные преимущества перед пенсионными и страховыми фондами и даже финансовыми инвестиционными компаниями. Именно коммерческие банки формируют и регулируют основную часть национальных финансовых средств, поэтому их основная задача – инициировать и поддерживать устойчивый экономический рост реального сектора. По мере стабилизации экономической ситуации, которая наблюдается с начала 2017 г., происходит снижение доходности спекулятивных банковских операций и рост объемов банковского кредитования. Однако следует отметить, что, несмотря на некоторые положительные сдвиги, наметившиеся в деятельности банков в области кредитования реального сектора экономики, объемы взаимодействия банков с реальным сектором экономики пока остаются недостаточными. Поэтому, на наш взгляд, кредитование инвестиционных проектов производственных предприятий является одним из ключевых вопросов развития банковской системы России [2].

Кроме того, коммерческим банкам необходимо смело идти на применение синдицированного инвестиционного кредитования, что позволяет минимизировать межбанковское риски и снижать стоимость привлечения крупных инвестиционных ресурсов. Синдицированные кредиты пока редко встречаются в нашей стране, но без такого инструмента финансирования реализация крупных инвестиционных проектов представляет большую сложность. Использование синдицированных кредитов, предполагающих разработку и реализацию проекта несколькими участвующими банками, позволяет разделить между ними базовые риски и в целом весомо сократить зависимость банковского сообщества от внешних факторов.

В этой связи нам представляется целесообразным создать в России специализированный финансовый институт с разветвлённой региональной сетью подразделений, который будет играть роль инициатора подобных консорциумов, будет консультировать банки в подборе партнеров среди банков и фондов, а возможно, и участвовать в таких сделках в качестве третьей стороны в форме гаранта. Таким институтом могли бы стать специализированные инвестиционные банки или корпорации развития субъектов Российской Федерации.

Сегодня мы видим, что взаимоотношения между банками и реальным сектором экономики переходят в своём развитии к новому этапу, который характеризуется большим проникновением банков в промышленную сферу путем финансирования инвестиционных проектов и создания финансово-промышленных групп, которые являются новой перспективной формой объединения интересов промышленных предприятий и финансовых организаций. В рамках финансово-промышленных групп банки работают напрямую не только с получателями кредита, но и с поставщиками оборудования. Банкам выгодно эффективное использование кредитных ресурсов, снижение сроков окупаемости кредитов и быстрый и надежный возврат вложенных средств. Благодаря такому сотрудничеству коммерческих банков с предприятиями-реципиентами инвестиционных кредитов значительно повышается надёжность и эффективность вложенных финансовых ресурсов.

Немалое количество коммерческих банков самостоятельно на свой страх и риск финансируют инвестиционные проекты развития регионов и крупных предприятий реального сектора экономики. Данные проекты, как правило, имеют серьёзные сроки окупаемости, поэтому их финансирование связано с длительным и значительным отвлечением из оборота коммерческого банка ресурсов, что весьма рискованно [3]. Именно эти коммерческие банки, рискующие ради поддержки реального сектора экономики, должно в первую очередь поддерживать государство в форме софинансирования, субсидирования процентных ставок и гарантирования.

В социальную сферу инвестиции идут гораздо тяжелее, нежели в любую другую сферу экономики, так как она имеет пониженную доходность в сравнении с другими сферами. Поскольку банковская система располагает основной частью финансовых ресурсов, привлечение банков к участию в крупных государственных инфраструктурных проектах, например, в области железнодорожного, воздушного и морского, трубопроводного транспорта или дорожного строительства, а также государственных проектах, имеющих приоритетную направленность для экономики страны в целом, таких как фундаментальные научные исследования и опытно-конструкторские разработки, позволит снизить нагрузку на бюджетную систему в части крупномасштабного финансирования долгосрочных проектов и даст возможность направить большую долю бюджетных средств на социальные цели.

Ещё одна важная проблема, которую нельзя не учитывать в этой связи, это коррупция. Не секрет, что в сфере государственных инвестиционных ассигнований страна постоянно несёт серьёзные финансовые потери в силу завышения объемов работ по проектам, выполняемых за счет государственных средств, разработки серых схем увода финансов на посреднические фирмы и за рубеж. На наш взгляд, назрела необходимость трансформации механизма государственного контроля за капитальными инвестициями. Одновременно с государственными контролирующими органами надлежащий контроль в части своей компетенции вполне могут обеспечить коммерческие банки, использование их потенциала может стать серьезной мерой по противодействию коррупции. Дело в том, что банковская деятельность по определению имеет изначальные жёсткие внутренние регламенты, более того, она не менее жёстко контролируется ещё и внешне со стороны Банка России. В этих условиях завышение расходов, а также нецелевое и нерациональное использование финансовых средств объективно будет сведено к минимуму.

И наконец, как никогда актуальна сегодня задача планомерного внедрения во взаимоотношения банковского и реального секторов механизмов и инструментов государственно-частного партнёрства (ГЧП). По сути ГЧП – это форма стратегического взаимодействия государства и субъектов банковского и реального секторов, стимулирующая инвестиционно-инновационное развитие приоритетных отраслей экономики и предполагающая рациональное распределение ресурсов и оптимизацию рисков.

Если анализировать мировую практику использования ГЧП в последние годы, то нельзя не обратить внимание на одну очень важную черту: в мире не менее 60 % рентабельных примеров осуществления проектов ГЧП в обязательном порядке предполагают участие денежно-кредитных институтов. Так, в Китае это государственные банки, в США и Великобритании – государственные инфраструктурные банки, в Германии и Франции – специализированные банки с государственным участием, а в Японии – банки развития. Примечателен тот факт, что в странах ОЭСР наличие развитой институциональной среды позволило значительно усовершенствовать механизмы ГЧП с участием банков, в результате существенным образом изменилась роль государства в процессе взаимодействия с реальным сектором экономики. В промышленно развитых странах государство сегодня играет лидирующую роль в проектах, построенных на принципах ГЧП.

Несмотря на имеющиеся в разных странах мира особенности механизма взаимодействия банковского и реального секторов экономики на основе использования ГЧП, их объединяет общий принцип: сотрудничество обязательно осуществляется при участии какого-либо государственного учреждения, целью которого является содействие и сотрудничество с применением специального финансового и налогового инструментария (субсидии, дотации, гарантии, страхование, налоговые льготы и т.д.). Более того, мировой опыт показывает, что проекты ГЧП предполагают куда более серьёзное сотрудничество, чем простое участие государства в реализации значимых экономических проектов. Речь идёт о всестороннем удовлетворении специфических потребностей национальной и региональной экономики в инвестиционном и инновационном развитии.

Если рассматривать государственно-частное партнёрство через призму стадий экономического цикла, то можно выделить три направления ГЧП как формы взаимодействия банковского и реального секторов экономики: антикризисное, инфраструктурное и инновационное.

Первое направление ГЧП – антикризисное – это стандартное, законодательно закрепленное направление ГЧП, реализуемое в период кризиса, когда государство в силу своего предназначения обязано оказывать поддержку банковскому и реальному секторам экономики одновременно. Основными направлениями поддержки здесь являются: политика импортозамещения и стимулирования экспорта товаров, снижение банковского процента для ключевых предприятий экономики, повышение устойчивости и безопасности национальной банковской системы, развитие малого и среднего бизнеса, снижение социальной напряженности и всемерное содействие занятости населения.

Второе направление ГЧП – инфраструктурное – традиционно представляет собой финансирование эксплуатации объектов социальной инфраструктуры, а также объектов жизнеобеспечения. На этой стадии экономического цикла – а это тяжёлые периоды рецессии и последующей депрессии экономики – решаются задачи опережающего стимулирования внутреннего спроса и занятости с целью создания предпосылок для последующей стабилизации и экономического роста.

Сегодня в странах ОЭСР инвестиции в инфраструктуру в разрезе источников финансирования более чем на 65 % представлены государственными бюджетами и фондами. Общеизвестно, что инфраструктурные проекты не преследуют цель достижения максимального коммерческого результата, они предназначены для выполнения другой важной функции – социальной и, следовательно, мало интересны субъектам частного бизнеса. В России эта доля ещё выше – порядка 80 %. И, соответственно, если в странах ОЭСР доля участия банковского сектора в совокупных инвестициях в инфраструктуру составляет не менее 25 %, то в России она не превышает 10 %. Это объясняется высокими экономическими рисками, невозможностью мобилизовать долгосрочную ликвидность и значительной стоимостью ресурсов для самого банка. В России, с учетом её подверженности воздействию волатильности внешней сырьевой конъюнктуры, бизнес не уверен в способности государства гарантировать минимизацию рисков участников проекта, особенно если он долгосрочный.

Третье направление ГЧП – инновационное – с начала 2017 г. является ключевым в области взаимодействия российского банковского и реального секторов экономики. Как известно, этот путь развития экономики всегда связан с высокими рисками, что снижает заинтересованность частного бизнеса. С точки зрения расширения взаимодействия банковского и реального секторов экономики в сфере инноваций, на наш взгляд, является интересным использование инструмента контргарантий, в рамках которого государственный фонд выступает гарантом не только перед предприятием-заемщиком, но и перед банком-кредитором в виде контргарантии. Такой инструмент многосторонней поддержки использует, например, Европейский фонд финансовой стабильности – European Financial Stability Facility, источником средств которого является система банковских гарантий.

В России вопрос обеспечения ресурсами реального сектора экономики пока тесно связан с проблемой целевого использования средств и, к сожалению, существенным уровнем коррупции. Поэтому обеспечения прозрачности перераспределения ресурсов и эффективного контроля за их прохождением невозможно поднять взаимодействие между банковским и реальным секторами экономики на новый качественный уровень.

В связи с вышеизложенным, на наш взгляд, целесообразно сформулировать трёхуровневую систему управления взаимодействием банковского и реального секторов: на микроуровне – это задача эффективного применения внешнего и внутреннего аудита, риск-менеджмента и маркетинг политики; на мезоуровне – безусловный контроль за целевым использованием финансирования, включая пенсионные и бюджетные ресурсы, размещаемые на банковских счетах; на макроуровне – осуществление мониторинга и контроля за реализацией инновационной формы взаимодействия между банковским и реальным секторами со стороны Банка России и Счетной палаты РФ.


Библиографическая ссылка

Бондаренко В.В., Одинцов Н.В. К ВОПРОСУ ОБ УЧАСТИИ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ В РАЗВИТИИ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА ЭКОНОМИКИ РОССИИ // Фундаментальные исследования. – 2017. – № 8-1. – С. 130-135;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=41634 (дата обращения: 07.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074