Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ КАК БАЗОВЫЙ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ

Вафин Э.Я. 1
1 Отделение Пенсионного фонда России по Республике Татарстан
В статье автор обосновывает положение о базовом характере института социального страхования в системе институтов социальной защиты населения, критически анализирует разносторонность и многоплановость теоретических подходов к определению этой категории, основных признаков института социального страхования, раскрывает роль институционального подхода к проблемам социального страхования, специфику механизма его финансового обеспечения, обобщая различные подходы и формулировки авторов и специалистов в сфере социального страхования, формулирует основные «базовые» принципы организации социального страхования, которые существенно отличают его от других институтов социальной защиты, а также дефекты в их реализации. Обосновывает декларативный характер ряда принципов организации социального страхования, например принципа эквивалентности, что не позволяет современную систему обязательного социального страхования идентифицировать как преимущественно «страховую», поскольку страховщик или специальный страховой фонд ничем не рискует, так как выплатить застрахованным лицам он сможет ровно столько (за удержанием определенных сумм на покрытие собственных затрат), сколько фактически соберет страховых взносов, которых на протяжении ряда последних лет недостаточно для выполнения ими своих обязательств. Вместе с тем сочетание рыночных страховых принципов и механизмов социальной направленности позволяет сформировать институт социального страхования, который сегодня занимает доминирующее место в структуре институтов социальной защиты населения практически во всех развитых странах мира.
социальное страхование
институт
социальная защита
институциональный подход
основные принципы социального страхования
1. Финансовый словарь URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/fin_enc/18102 (дата обращения: 15.05.2018).
2. Ермак Л.А. Пенсионирование в системе социального страхования / Л.А. Ермак. – М.: Институт экономики РАН, 2016. – 47 с.
3. Федеральный закон от 16.07.1999 № 165-ФЗ (в редакции от 03.07.2016 г.) «Об основах обязательного социального страхования» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_4059 (дата обращения: 10.05.218).
4. Дрошнев В.В. Обязательное социальное страхование: направления современного развития / В.В. Дрошнев // Взаимодействие государства и страховых организаций: проблемы и перспективы развития: материалы Международного страхового форума. – Пермь: ПГУ, 2011. – 548 с.
5. Роик В.Д. Социальное страхование / В.Д. Роик. – М.: Изд-во Юрайт, 2017. – 509 с.
6. Колесник А.П. Должна ли быть пенсионная система инструментом финансовой системы / А.П. Колесник // Стратегии бизнеса: анализ, прогноз, управление. – 2016. – № 10 (30). – С. 3–6.
7. Грищенко Н.Б. Страховые и инвестиционные принципы пенсионных фондов / Н.Б. Грищенко // Взаимодействие государства и страховых организаций: проблемы и перспективы развития: материалы Международного страхового форума. – Пермь: ПГУ, 2011. – 548 с.

Устоявшаяся мировая и формирующаяся отечественная страховые практики, а также теоретические исследования доказывают, что социальное страхование до сих пор является безальтернативной доминирующей формой социальной защиты населения. Для государства система социального страхования является базовым инструментом реализации своей социальной политики, в котором в равной степени заинтересованы как работодатели, так и работники, потому что страховые фонды формируются за счет средств, зарабатываемых непосредственно самими работниками посредством системы налогообложения или обязательных страховых взносов.

Доказательством сложности понятия природы и содержания понятия социального страхования как предмета теоретических изысканий является разносторонность и многоплановость теоретических подходов к определению этой категории. Более того, исследование этих проблем является предметом изучения и внимания многих зарубежных исследовательских учреждений, разрабатывающих международные нормы и программы, подлежащие постоянной корректировке под воздействием объективных мировых экономических и политических процессов.

Исследованию проблем специфики института социального страхования как в России, так и за рубежом посвящены труды многих исследователей, среди которых необходимо выделить такие наиболее значимые, как работы Н.А. Вигдорчика, В.Н. Буркова, Д.С. Львова, Л.А. Ермака, Х. Ламперта, С.В. Парамоновой, В.К. Райхера, Н.А. Римашевской, В.Д. Роика, П. Самуэльсона, А.К. Соловьева, В.Ю. Фалина и других. Результаты их исследований помогают правильно осмыслить специфику понятия и принципов организации системы социального страхования, обосновать адекватные для отечественной экономики пути и методы организации и управления системой социального страхования.

Финансовый словарь определяет суть социального страхования как «одну из форм социального обеспечения, государственную систему материального обеспечения граждан в старости в случае временной или постоянной потери трудоспособности, а также охраны их здоровья» [1].

Определяя суть социального страхования, Л.А. Ермак видит ее в том, что «это, прежде всего, страхование социального слоя лиц, живущих результатами своего труда, а уж в составе этого слоя отдельных его представителей. В ином случае не было бы нужды во внестраховом перераспределении, и оно не было бы фактором, определяющим природу социального страхования» [2, с. 11].

Важнейшим системообразующим принципом социального страхования, по всеобщему мнению специалистов, является принцип относительной (не абсолютной) эквивалентности между объемами страховых взносов в страховые фонды и объемами выплат, производимых из аккумулируемых в них средств. «При этом в разных странах в разные исторические периоды соотношение солидарности и эквивалентности изменяется в пользу то одного, то другого элемента. Чем меньше нарушается принцип эквивалентности страховых взносов и социальных выплат, тем ближе механизм социального страхования к сугубо «страховому» механизму. Чем больше используется принцип солидарности в противовес эквивалентности, тем ближе механизм социального страхования к государственному социальному обеспечению. Переступая ту или иную границу, социальное страхование утрачивает свою природу» [2, с. 12].

В отечественном законодательстве в соответствии в Федеральным законом № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» «обязательное социальное страхование представляет собой систему создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на компенсацию или минимизацию последствий изменения материального и (или) социального положения работающих граждан, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, иных категорий граждан вследствие достижения пенсионного возраста, наступления инвалидности, потери кормильца, заболевания, травмы, несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, беременности и родов, рождения ребенка (детей), ухода за ребенком в возрасте до полутора лет и других событий, установленных законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании» [3, ст. 1].

Как видим, законодатель отводит социальному страхования доминирующую роль в государственной системе социальной защиты населения. При этом законодатель под социальным страховым риском понимает «предполагаемое событие, при наступлении которого осуществляется обязательное социальное страхование» [3, ст. 3].

В свою очередь специалисты [4] делают упор на содержательной характеристике и последствиях этих событий и под социальным риском понимают «вероятность наступления разнообразных событий, угрожающих нормальному воспроизводству человека, его физиологической и социально-экономической жизнедеятельности» [4, с. 181].

В основе формирования и развития института социального страхования В.Д. Роик видит социальный риск, который «выражает событие, связанное с нарушением нормального социального положения людей в случаях повреждения здоровья, утраты трудоспособности или при отсутствии спроса на труд (безработица), сопровождающееся наступлением для экономически активного населения материальной необеспеченности вследствие утраты заработка, несения дополнительных расходов, связанных с лечением, а для семьи – утраты источника дохода в случае потери кормильца» [5, с. 143].

В итоге автор определяет сущность социального страхования как систему «ослабления и компенсации последствий социального риска от определенной опасности, связанной с утратой заработной платы наемных работников» [5, с. 16]. И далее: «Страховые взносы на социальное страхование – это часть оплаты труда, резервируемая для случаев ее утраты, органически связанная с трудовой деятельностью наемных работников» [5, с. 266].

Однако трудно согласиться с мнением В.Д. Роика о «резервировании финансовых средств» и «перенесении во времени части заработной платы» как источника финансирования наступивших страховых событий. Фактически опыт работы современной системы, например, пенсионного обеспечения свидетельствует о том, что «резервирование финансовых средств» осуществляется как бы виртуально, когда Пенсионный фонд России выплачивает пенсии и пособия за счет текущих сборов страховых пенсионных взносов и, в случае, если средств не хватает – получает их в виде трансфертов из федерального бюджета.

С другой стороны, по мнению А.П. Колесника, «превращение пенсионной системы в инструмент системы финансовой ликвидирует духовную составляющую пенсионной системы, которая и так слабо развита. Особенно значительным шагом в этом направлении являются индивидуальные накопления пенсии, которые вместо солидарности поколений в обществе и семье формируют их разобщенность» [6, с. 5]. Данная позиция автора уводит нас от истинно насущных финансовых и социальных проблем в сферу неуместной духовности и праведности, что трудно сочетается с прагматическими актуарными расчетами и прогнозами, так необходимыми для обеспечения наших граждан не духовными, а, прежде всего, материальными благами. Мы все же стоим на материалистических позициях, и для адекватного восприятия духовного блага нам, прежде всего, необходимо достойное материальное обеспечение.

Очевидно, что в условиях рыночной экономики ущерб от возникновения социального риска принимает форму потери трудового дохода или здоровья, тогда как при социально ориентированной экономике он приобретает форму несоответствия своих физиологических и профессиональных данных общепринятым социальным стандартам качества жизни. Однако «на современном этапе в условиях формирования социально ориентированной рыночной экономики социальный риск в значительной степени сочетает обе формы и проявляется как в потере заработка, так и в утрате гарантированных и обеспечиваемых обществом жизненных стандартов» [4, с. 181]. Именно в этих условиях сочетания рыночных и социальных факторов экономического развития институт социального страхования, как механизм сочетания рыночных и социальных инструментов, становится доминирующим, базовым институтом социальной защиты населения. В этой ситуации договор страхования уже формируется на основе экономических расчетов, что существенно повышает его объективность, с одной стороны, и адекватность последствиям возникновения страхового события в отношении уже конкретных групп населения и видов риска. Впоследствии эти нормы и правила становятся законодательно закрепленными и уже гарантируют определенный уровень социальной защиты для той или иной группы населения.

Оригинальный теоретический подход к анализу и оценке института страховых фондов, как предмета исследования, предлагает Н.Б. Грищенко, рассматривая эту экономическую категорию в разрезе присущих ей цены, ценности, стоимости и себестоимости. Себестоимость и стоимость страхового фонда, по мнению автора, определяется «объективными издержками на его создание и управление им» [7, с. 172]. Ценность идентифицируется исключительно в контексте субъективных представлений субъекта этих взаимоотношений, в данном случае индивида. Цена же, по мнению автора, включает в себя «отражение и объективного момента, т.е. стоимости страхового фонда, и субъективного, т.е. индивидуального значения ценности страховой защиты» [7, с. 173]. Вывод из этих рассуждений вполне очевидный и заключается в объектно-субъектной природе экономических отношений в системе социального страхования. Однако далее, на основании приведенных выше определений, автор делает достаточно неоднозначный вывод о том, что «определенная расчетным путем себестоимость пенсионного страхового фонда, реализованная в тарифах на обязательное пенсионное страхование плюс затраты на управление фондом должны гарантировать достаточный размер для страховых выплат – пенсий в рамках распределительной системы» [7, с. 173]. Данный вывод представляется несколько некорректным, так как себестоимость пенсионного страхового фонда, исчисляемая на основе актуарных расчетов, не сопоставима и не может быть сравнима с фактическими доходами пенсионного страхового фонда, формируемыми на основе действующих тарифов страховых взносов и целым рядом других инструментов, подверженных влиянию широкого спектра макроэкономических и политических факторов.

Специфику механизма финансового обеспечения системы обязательного социального страхования отмечает В.В. Дрошнев, которая, по его мнению, заключается в том, что:

– предприятие-страхователь, выполняя роль страховщика, осуществляет расчет и выплату страхового возмещения своим работникам при наступлении страхового случая за счет зачета средств начисленного страхового взноса;

– страховые резервы Фонда социального страхования формируются за счет перечисленных страхователями страховых взносов и трансферт из бюджета, которые используются на выплаты нестрахового характера незастрахованным категориям граждан страны и юридическим лицам, оказывающим определенный перечень услуг» [4, с. 185].

Сохраняющиеся до сих пор устойчивые, доставшиеся в наследство от советской системы социальной защиты системные дефекты современной системы в значительной степени определяют ее консервативный характер развития. Эти причины сыграли свою роль и в формировании институционального подхода к проблемам социального страхования.

Основной задачей экономических и социальных институтов специалисты видят «самосохранение и развитие человеческого капитала, установление сложных и устойчивых взаимосвязей между экономической и социальной формами жизнедеятельности человека» [5, с. 182].

К основным признакам института социального (пенсионного, медицинского, социального) страхования, как правило, относят:

– сформированный и законодательно определенный сегмент населения, вступающий в краткосрочные или долгосрочные экономические и правовые отношения с данным институтом;

– законодательно закрепленные социально значимые функции, обеспечивающие его органичное встраивание в систему социального устройства государства;

– «наличие нормативной базы и структуры органов, направленных на социальную защиту застрахованных лиц и тем самым обеспечивающих стабильность в обществе» [5, с. 185];

– законодательно установленные организационные, экономические и управленческие инструменты и механизмы взаимодействия внутри системы с аналогичными институтами (пенсионного и медицинского страхования, социального обеспечения).

Обобщая различные подходы и формулировки авторов и специалистов в сфере социального страхования, можно сформулировать основные, «базовые» [5, с. 152] принципы организации социального страхования, которые существенно отличают его от других институтов социальной защиты и к которым относятся:

– принцип обязательности, как законодательно утвержденная норма для страхователей (работодателей) и застрахованных (работников), обязывающая их вносить страховые взносы в специально учрежденные государственные фонды;

– принцип публичности правоотношений субъектов обязательного социального страхования, обеспечивающий государственные гарантии выполнения участниками этого вида страхования своих обязательств;

– принцип гарантированности в получении застрахованным лицом (работником) страховых выплат при наступлении страховых событий в форме пенсий, пособий, выплат и иных материальных компенсаций, установленных законом;

– принцип солидарности поколений, когда работающее поколение за счет уплачиваемых им страховых взносов обеспечивает возможность получения пенсий, пособий, выплат и иных материальных компенсаций гражданам, находящимся в нетрудоспособном возрасте, и инвалидам, тем самым обеспечивая себе возможность в получении аналогичных материальных компенсаций в будущем от следующего поколения, когда они перейдут в категорию нетрудоспособных или инвалидов;

– принцип социальной солидарности, при котором работоспособные и здоровые платят за неработоспособных и больных;

– принцип финансовой устойчивости, когда государство гарантирует сохранность средств страховых взносов в специальных государственных фондах и необходимые трансферты из федерального бюджета в целях выполнения своих социальных обязательств;

– принцип экономической целесообразности эффекта масштаба, который достигается всеобщим характером участия всех работающих граждан в уплате страховых взносов и формировании своего пенсионного права;

– принцип относительной (не абсолютной) эквивалентности между страховыми взносами в страховые фонды и выплатами из них, что дает возможность обеспечить приемлемый уровень материального возмещения всем нуждающимся независимо от величины их вклада в страховые фонды, иначе говоря, когда «определенному риску соответствуют адекватные размеры платежей и страховых выплат» [5, с. 153];

– принцип целевого использования средств фондов социального страхования, когда в соответствии с законом эти средства никем не могут быть использованы в других целях, кроме выполнения своих прямых обязанностей;

– принцип согласованного развития институтов социального страхования (пенсионного, медицинского, добровольного, корпоративного), обеспечивающий адаптацию институтов социального страхования к макроэкономической ситуации.

Важно отметить, что большинство из этих принципов являются декларативными, так как, например, принцип эквивалентности только частично реализуется как в системах обязательного социального, медицинского и пенсионного страхования. Поэтому, как нам представляется, называть современную систему обязательного социального страхования преимущественно «страховой», не совсем корректно. Дело в том, что термин «страховая» подразумевает несомненное присутствие элементов риска для всех участников этих страховых отношений. Теоретически работодатель (как страхователь) рискует потерей доходов в связи с растущими страховыми взносами и потерей работника в результате возникновения страхового случая (старость, инвалидность и т.д.). Работник (застрахованный) рискует потерей здоровья и наступлением нетрудоспособного возраста, а также получением в процессе пенсионирования (реализации пенсионных прав) неадекватного своим ожиданиям и уплаченным взносам размера страхового возмещения в виде пенсии, пособия или иного материального возмещения. Страховой фонд (страховщик) теоретически рискует ответственностью перед застрахованным лицом обеспечить финансовые возможности, позволяющие ему выплатить застрахованному лицу страховое возмещение (пенсию, пособие и т.д.) в полном объеме в соответствии с законодательством. Однако на практике, в отличие от первых двух участников этих страховых отношений, страховщик или специальный страховой фонд ничем не рискует, так как выплатить застрахованным лицам он сможет ровно столько (за удержанием определенных сумм на покрытие собственных затрат), сколько фактически соберет страховых взносов, которых на протяжении ряда последних лет недостаточно для выполнения ими своих обязательств. Поскольку государство несет субсидиарную ответственность по обязательствам Пенсионного фонда РФ перед застрахованными лицами, недостающий объем финансовых средств поступает в ПФР в виде межбюджетных трансфертов из федерального бюджета, которые ежегодно утверждаются законом о бюджете ПФР на очередной год и плановый период.

Этой же точки зрения придерживается и ряд специалистов, хотя и завуалированно, но все же признающих, что «этим и объясняется невозможность представления социального страхования как одной из отраслей страхования, несмотря на то, что оно обладает рядом общих признаков с видами и отраслями общего страхования» [2, с. 8].

Наиболее ярким примером тому является система ОМС, где страховщиком выступает федеральный фонд ОМС (ФФОМС), страховые взносы собирают налоговые органы (ФНС), медицинскую помощь предоставляют государственные и муниципальные лечебные учреждения, а оплачивают последним за оказанные медицинские услуги частные страховые медицинские организации, имеющие лицензию, которые, в свою очередь, получают средства на эти цели из ФФОМС. Описанная выше технология порождает массу противоречий организационного и правового порядка.

Таким образом, обоснование того, что институт социального страхования, включая пенсионное, медицинское и непосредственно социальное страхование, необходимо рассматривать как базовый институт социальной защиты населения, основывается на сочетании рыночных страховых принципов и механизмов с социальной направленностью их деятельности, что и позволило создать институт социального страхования, который сегодня занимает доминирующее место в структуре институтов социальной защиты населения практически во всех развитых странах мира.


Библиографическая ссылка

Вафин Э.Я. ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ КАК БАЗОВЫЙ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НАСЕЛЕНИЯ // Фундаментальные исследования. – 2018. – № 6. – С. 67-71;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=42168 (дата обращения: 11.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074