Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,118

КЛИНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВИЧ-АССОЦИИРОВАННОГО ТУБЕРКУЛЁЗА

Сотниченко С.А.
У лиц, инфицированных ВИЧ, вероятность прогрессирования туберкулёза составляет от 5 до 10% в год. На ранних стадиях ВИЧ-инфекции его проявления не имеют особенностей, а на поздних - клиническая картина существенно меняется. Клинические проявления зависят от степени иммуносупрессии. На поздних стадиях ВИЧ преобладают диссеминированные и внелёгочные формы туберкулёза. Кроме того,' клиническую симптоматику видоизменяет синдром иммунного восстановления, возникающий на фоне применения ингибиторов протеаз. Заключение: по мере развития иммунодефицита и перехода ВИЧ-инфекции в более поздние стадии происходит усугубление клинико-морфологических симптомов туберкулёза.

Считают, что ВИЧ, приводящий к дестабилизации иммунитета, является наиболее значимым из всех известных факторов, способствующих переходу туберкулоносительства в активный туберкулез [10,18]. Там, где сосуществуют туберкулез и ВИЧ-инфекция, риск развития активного туберкулеза измеряется в диапазоне от 5 до 15% в год, в то время как среди лиц, не инфицированных ВИЧ, вероятность прогрессирования заболевания составляет около 10% на протяжении жизни [29]. По-видимому, наибольшей опасности развития активного туберкулеза подвергаются те пациенты, которые ранее были инфицированы ВИЧ, а затем М. Tuberculosis (МБТ). Показано, что туберкулез может увеличивать скорость репликации ВИЧ, ускоряя таким образом наступление СПИДа [21].

У ВИЧ-инфицированных пациентов туберкулез возникает в числе первых оппортунистических инфекций, хотя может развиться на любой стадии ВИЧ-инфекции [3]. Туберкулёз, в определённой степени, можно рассматривать как своеобразный маркер, который на относительно ранней стадии позволяет заподозрить ВИЧ-инфекцию. Изучение особенностей течения туберкулёза у больных с ВИЧ-инфекцией показало, что на ранних стадиях ВИЧ-инфекции его проявления не имеют особенностей, а на поздних - структура форм туберкулёза и клинико-морфологические проявления существенно изменяются [5,23] У больных СПИДом туберкулёз прогрессирует мультифокально и часто экстрапульмонально [5]. Проявления СПИД, которые чаще развиваются через 7-8 лет после инфицирования, приводят к бурному прогрессированию туберкулёзного процесса и летальному исходу [7]. Тяжесть и продолжительность обострений туберкулёза определяются степенью нарушений клеточного иммунитета [4,11].

Клинические проявления туберкулеза также зависит от степени иммуносупрессии: при относительно высоком уровне CD4+ обычно отмечается легочный туберкулез [24]. В исследовании А. Saini (2004) показано, что у 66% ВИЧ-инфицированных пациентов доминировала атипичная клиническая картина туберкулёза лёгких [28]. По мере прогрессирования ВИЧ-инфекции возрастает вероятность развития лимфатической и серозной форм заболевания, менингита и диссеминированного туберкулеза, что в свою очередь нередко приводит к генерализации туберкулёза и смертельному исходу [8]. На фоне ВИЧ-инфекции могут возникать редкие локализации туберкулёза. Сообщается о трёх случаях церебрального туберкулёза у пациентов со СПИДом [32]. В Мексике зарегистрирован случай реактивации туберкулёза у больного СПИДом, единственным проявлением которой была язва языка [26].

Активный туберкулез, в сочетании с ВИЧ-инфекцией, имеет множество клинических проявлений и может скрываться под видом других заболеваний. Легочный туберкулез протекает с образованием каверн, инфильтратов в верхних долях, сопровождается пневмониями и фиброзными изменениями в легких [2]. Анализ форм туберкулёза у больных на поздних стадиях ВИЧ-инфекции показал, что в их структуре преобладали диссеминированные процессы и туберкулёз внутригрудных лимфатических узлов составляя суммарно 61,4%. У 36% больных на поздних стадиях ВИЧ-инфекции имела место генерализация туберкулёзного процесса. Изолированный внелёгочной туберкулёз зафиксирован в незначительном числе случаев 2,2% [5].

При анализе рентгенологической картины в лёгких установлено преимущественное поражение всего лёгкого или верхних долей. Однако в работе зарубежных авторов отмечается поражение нижних долей [24]. При значительном снижении количества CD4+лимфоцитов на рентгенограммах часто наблюдаются нетипичные
изменения. Так, A. Saini (2004) наблюдали доминирование диффузных очаговых теней, внутригрудных аденопатий, плевритов [28]. Причем нередко изменения в легких не удается обнаружить даже у больных, выделяющих МБТ с мокротой [11]. Полости распада на поздних стадиях ВИЧ-инфекции отмечаются нечасто [14], что связано с резким снижением эксудативно-пролиферативных процессов на фоне тяжелого иммунодефицита. Возможно, поэтому количество бактериовыделителей среди больных на поздних стадиях ВИЧ-инфекции составляет всего 18%. Диагноз туберкулёза может быть затруднен у больных со СПИД, в связи с тем, что вместо верхнедолевых полостных инфильтратов, типичных для реактивации болезни, у них могут выявляться признаки, более свойственные первичному туберкулёзу с внутригрудной лимфаденопатией, нижнедолевыми инфильтратами, плевральным выпотом или даже нормальной рентгенографической картиной [2, 24, 28]. Обычно у таких больных есть симптомы: кашель, утомляемость, потеря веса, ночные поты. Установлено также, что туберкулёз является наиболее частой причиной длительной лихорадки у ВИЧ-инфицированных [27]. При легочном туберкулёзе с множественной лекарственной устойчивостью также зафиксировано утяжеление клинической картины, характеризующееся двусторонним поражением с образованием каверн, плевральными повреждениями, распостраненностью и быстрой прогресией туберкулёзного процесса [20].

Вдвое чаще у ВИЧ-позитивных пациентов встречаются внелёгочные формы туберкулёза [9]. Внелегочный туберкулез на фоне ВИЧ-инфекции наиболее часто проявляется в виде лимфаденопатии, серозных выпотов (в полости плевры, брюшины и в полость перикарда), а также диссеминированного или милиарного туберкулеза [3, 24]. Внелегочный туберкулез может поражать ЦНС, желудочно-кишечный тракт, позвоночник, а также кости и суставы [5]. Но в то же время симптоматика у больных ВИЧ-сочетанным туберкулёзом может быть столь неспецифической, что во многих госпиталях США изолируют любого больного со СПИД, если у него есть изменения на рентгенограмме грудной клетки [1].

Анализ причин смерти у лиц, имевших активный туберкулёз на поздних стадиях ВИЧ-инфекции, показал, что он являлся ведущей причиной смерти в 86,7% случаев, причем в 93,4% наблюдений имела место диссеминация туберкулёза с легочными и внелёгочными локализациями [8].

MAC (Mycobacterium avium complex) обычно поражает больных СПИД с показателями CD4 менее 50 в мкл, в то время как ТБ может возникнуть у больного с любыми показателями CD4 [6]. Примерно в 90% случаев MAC у больных ВИЧ легкие остаются интактными, а поражаются кишечник, костный мозг, печень и селезенка [1]. Типичная картина для MAC - это, как правило, кахектичный больной СПИД с хроническими симптомами истощения, лихорадкой, болью в животе, диареей, но без особых изменений на рентгенограмме грудной клетки с тяжелой анемией и повышенными значениями печеночных функциональных проб [1,6]. Следует отметить, что за последние несколько лет клиническая картина туберкулёза несколько изменилась в связи с началом применения ингибиторов протеаз, которые, как представляется, глобально снижают ретровирусный пул микроорганизмов у пациентов с ВИЧ, при этом существенно увеличивая содержание CD4 [19]. Это привело к иммунной болезни восстановления (IRD) или воспалительному синдрому иммунного восстановления (IRIS) у ВИЧ-инфицированных пациентов в течение начальных месяцев высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ) [22]. При этом возникают "парадоксальные реакции" или так называемые "клинические сигналы (clinical flares)", которые были определены как переходное ухудшение или появление новых признаков, симптомов или рентгенографических и гистопатологических проявлений [31], скорее из-за раннего восстановления "дисрегулированной" иммунной реакции хозяина, чем в результате неудачи антиретровирусного лечения или рецидива оппортунистических инфекций [13,15]. Это положение подтверждается недавними клиническими исследованиями, показывающими, что у ВИЧ-позитивных пациентов с IRIS преобладают распостраненные формы ТБ на фоне снижения уровня CD4+ до 100 кл/ттЗ и быстрого его повышения в первые 3 месяца ВААРТ [17, 22]. Возможно, чтобы избежать синдрома иммунного восстановления, следует назначать ВААРТ до падения уровня CD4+ ниже 100 кл/мкл. Однако, этиология воспалительного синдрома иммунного восстановления до конца не ясна. Есть предположение, что он возникает, по крайней мере, частично, как следствие формирования резистентности к ВААРТ [16, 22]. Об эффекте восстановления иммунологической функции, индуцированной ВААРТ, стало известно в 1998 г., когда были описаны первые пять случаев фокального гранулематозного лимфаденита из-за инфекции Mycobacterium avium complex и парадоксальные реакции при ВИЧ-ассоциированном туберкулёзе [25]. В настоящее время в литературе описано 166 случаев IRD, связанной с микобактериальными инфекциями [19]. Отмечено, что болезнь иммунного восстановления ведет к изменению клинической картины туберкулёза. К примеру, МТБ может дать картину, в большей степени похожую на реактивацию, а не на "первичный ТБ". Влияние на MAC еще более выражено [19, 25, 30]. Испанскими исследователями проведено сравнительное изучение клинических особенностей между заболеваниями,  вызванными M.Tuberculosis и М. Kansasii у ВИЧ-инфицированных пациентов, в результате которого не выявлено каких-либо клинических и рентгенологических особенностей, но установлено, что при инфицировании М. Kansasii более выражена иммуносупрессия и прогрессирование ВИЧ-инфекции [12].

Туберкулиновые пробы на поздних стадиях ВИЧ-инфекции в большинстве случаев являются неинформативными, в то время как на ранних стадиях частота их выявления не отличается от таковой у больных туберкулёзом без ВИЧ-инфекции.

Таким образом, по мере развития иммунодефицита и перехода ВИЧ-инфекции в поздние стадии клинико-морфологические симптомы туберкулёза значительно усугубляются. Учитывая вышеизложенное, в целях своевременного выявления туберкулёза целесообразно после установления диагноза ВИЧ-инфекции и до развития стадий выраженного иммунодефицита определять больных, входящих в группу высокого риска заболевания туберкулёзом, для последующего динамического наблюдения за ними фтизиатра и своевременного назначения химиопрофилактики или лечения туберкулёза.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Альбина X., Л. Райхман //Большой Целевой Журнал о туберкулезе. 2000. № 7. С.15.
  2. Волкова К.И., Кокосов А.Н., Браженко Н.А.//Проблемы туберкулёза. 2001. № 2.С.61.
  3. Карачунский М.А.//Проблемы туберкулёза. 2000. № 1. С. 47.
  4. Перельман М.И., Корякин В.А., Богадельникова И.В. Фтизиатрия. М. «Медицина». 2004. 519 с.
  5. Фролова О.П. //Проблемы туберкулёза. № 6. 2002. С. 30.
  6. Хаитов P.M., Игнатьева Г.А., Сидорович И.Г. Иммунология. М., «Медицина». 2000. 430 с.
  7. Хауадамова Г.Т., Аруинова Б.К., Бидайбаев Н.Ш. и др.//Проблемы туберкулёза. 2001. № 5. С. 34.
  8. Якубовяк В., Коробицин А., Малахов К. //Проблемы туберкулёза. 2005. № 4. С.40.
  9. Aerts D., Jobim R. //International journal of tuberculosis and lung disease. 2004. Vol. 8. Iss. 6. P. 785.
  10. Bloom B. Tuberculosis: Pathogenesis, Protection, and Control ASM Press. Washington. DC. 1994. 621 p.
  11. Bock N., Reichman L.B.//Seminars in respiratory and critical med. 2004.Vol.24. N 3. P. 337.
  12. Canuetoquintero J., Caballerogranado F.J., Herreroromero M. et al.//Clinical infectious diseases. 2003. Vol. 37. Iss. 4. P. 584.
  13. Cooney E.L.//Clin. Infect. Dis. 2002. Vol. 34. P.224.
  14. Corr Peter //Променева диагност., променева терапия. 2003. № 4. С65.
  15. De Simone J.A., Pomerantz R.J., Timothy J.B. //Ann Intern. Med. 2000. Vol.133. P.44.
  16. Goebel FD. //Infection. 2005. Vol.33. Iss.l. P.43.
  17. Jevtovic D.J., Salemovic D., Ranin.//HIV Med. 2005. Vol.6. Iss.2. P.140.
  18. Lawn S.D. //Journal of infection 2004. Vol. 48. Iss 1. P. 1.
  19. Lawn S.D., Bekker L.G., Miller R.F.//Lancet Infect. Dis. 2005. Vol.5. Iss.6. P.361.
  20. Majid V. Amiri, Soheila Zahirifard, Kiarash Mohajer. //Europ. Resp. J. 2004.Vol. 24. Supp. 48. P.199 s.
  21. Mellors J. W., A. Munoz, J. V. Giorgi et al.//Ann. Intern. Med. 1997.Vol.126. P.946.
  22. Michailidis C, Pozniak A.L., Mandalia S.//Antivir Ther. 2005.Vol.10. Iss.3.P.417.
  23. Murray J.F.//Int. J. Tuberc. Lung Dis. 2005. Vol. 9. Iss. 8. P.826.
  24. Nadri F., Ravindran N. et al. //Europ. Resp. J. 2004. Vol. 28. Suppl.48. P.2609.
  25. Race E.M., Adelson-Mitty J., Kriegel G.R. et al. //Lancet 1998. Vol. 351. P. 251.
  26. Ramirez- Amador V., Anaya-Saavedra G., Gonzalez-Ramirez I.I I Med. Oral. Patol. Oral Cir Bucal. 2005. Vol.10. Iss.2. P.109.
  27. Rupali P., Abraham O.C., Zachariah A. et al. //National medical journal of India. 2003. Vol. 16. Iss. 4. P. 193.
  28. Saini A. et al. //Intern. J. Of Tuberc. a Lung Dis. 2004. N11. Vol. 8. Suppl.l.P. 71.
  29. Selwyn P.A., D. Hartel, V. A. Lewis. //N. Engl. J. Med. 1989. Vol. 320. P. 545.
  30. Trevenzoli M., A.M. Cattelan, F. //Medical Journal. 2003.Vol.79. P.535.
  31. Vento S., Garofano Т., Renzini С etal.//AIDS. 1998. Vol.12. P. 116.
  32. Vidal J. E., Hernandez A. V., Penalva de Oliveira A. et al. //Arg. Neuro-psiquiat. 2004. Vol. 62. N 3 B. P. 793.

Библиографическая ссылка

Сотниченко С.А. КЛИНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВИЧ-АССОЦИИРОВАННОГО ТУБЕРКУЛЁЗА // Фундаментальные исследования. – 2006. – № 5. – С. 25-28;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=5004 (дата обращения: 17.08.2018).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252