Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ И ДИНАМИКА ОБРАЗОВАНИЯ

Жукова Е.Д.

Доминирующие социокультурные функции образования связанны с решением задачи социализации и инкультурации личности обучаемого. Что достигается посредством трансляции ему фрагментов общего и специального социального опыта, накопленного как человечеством в целом, так и профессиональным сообществом. Это предполагает введение человека в мир норм и правил социальной и культурной адекватности обществу и обучение его специализированным знаниям, умениям и навыкам продуктивной деятельности в рамках осваиваемой им социально-функциональной роли (профессии) в общественном разделении труда. Именно процессы инкультурации личности, усвоения ею норм и ценностей, регулирующих коллективную жизнедеятельность членов сообщества и поддерживающих необходимый уровень социальной консолидированности людей, ведут к непосредственному социальному воспроизводству сообщества как культурной системной целостности. Причем процессы социализации, усвоения человеком норм и технологий исполнения определенной социально-функциональной роли, преследуют цель подготовки квалифицированных кадров для поддержания и повышения уровня адаптивных возможностей сообщества в постоянно меняющихся исторических условиях его существования посредством выполнения и развития необходимых видов деятельности, познания, технологий, инструментария и т.п. [11].

Однако, в процессе стандартизации образования все очевиднее выявляются проблемы, связанные с поликультурными особенностями и регионально-этническими характеристиками социальной среды. Практическое значение последних в культуре связанно, например, с мотивацией учения, выбором сферы деятельности, традиционным отношением к обучающему и т.д. Современное поколение стандартов высшего профессионального образования, казалось бы, учитывает данный аспект, включая так называемый «национально-региональный компонент». Вместе с тем следует признать, что процесс формирования общеевропейского образовательного пространства входит в острые противоречия с попытками сохранить уникальность национальных форм социализации.

Национальная культура своими корнями уходит в традиционные формы культуры. Фактически традиционная культура европейских народов реализовала свой потенциал уже в восемнадцатом веке. Постепенно, «осев в фольклорных формах», она уступила место процессу формирования более сложных социальных инфраструктур общества. Но сам процесс формирования социальной страты, ее внутрикультурных связей, вплоть до последней трети девятнадцатого века продолжал носить традиционные формы.

Справедливости ради надо заметить, что и по сей день понимание содержания феномена страты неоднозначно. Даже социология, породившая данное понятие, относится к нему настороженно. Поэтому, мы считаем должным, объяснить свое видение данного понятия. Страта - социальная совокупность индивидов, групповая идентификация которых основывается на совпадении ценностных установок, основных бытовых взглядов и базисных мотивационных принципов мировоззрения. Данная трактовка опирается на содержание понятия социальной стратификации, выдвинутое в работе П.Сорокина «Социальная мобильность» [10, с.302]. Стержнем страты является семья как первый транслятор и интерпритатор системы ценностей, информации вообще. Если взглянуть на процесс формирования страты упращенно-схематично, то в его основе, как определяющей всю дальнейшую систему, окажется выбор основной сферы деятельности. Социальный статус как один из показателей положения личности в системе стратификационной системы координат взаимосвязан, как известно, с родом деятельности По сути, тоже происходит и на уровне отдельных социальных ячеек. Неравномерное распределение прав, привилегий, ответственности, обязанностей и доходов в обществе приводит к закреплению за определенными группами-классами форм деятельности, постепенно переходящих в традиционную социально-психологическую характеристику. Размещаясь в рамках исторически длительного периода, это закрепление приводит к развитию и некоторых антропологических показателей представителей данных групп. Опираясь на теорию развития архетипа К.Юнга, можно утверждать, что через поколения многие профессионально значимые категории восприятия мира переходят в подсознательные психологические установки, определяющие, прежде всего формы обыденного существования. Обыденная культура достаточно долгое время остается основной системой трансляции социального опыта. В том числе и формирующихся в недрах первых стратификационных форм профессиональных представлений. Ибо форма деятельности определяет всю совокупность норм бытования.

Естественное духовное соответствие культуры обыденной и культуры профессиональной, являющееся залогом сохранения национальных традиций, было разрушено процессом формирования индустриального общества, а вместе с ним и урбанизацией. Культура городского производителя изначально несет в себе потенциал самораспада гармоничного единства культуры обыденности и профессионализма. Это связанно с появлением в культуре города новых обстоятельств выживания, когда перепроизводство индивидов в определенных профессиональных группах, приводит к их обнищанию. И в жизни одного из последующих поколений может сложиться ситуация, в которой его представителям придется искать возможность перехода в иную социально-профессиональную группу. Этот переход сопровождается изменением отдельных житейско-бытовых установок, а со временем и переоценкой основополагающих принципов жизни.

Сложно расщепленная структура взаимодействий городской культуры с внешним миром, в наши дни привела к формированию нового типа культуры - мозаичной, которая в процессе развития порождает феномен массовой культуры. Массовая культура все еще остается сравнительно малоосмысленным феноменом с точки зрения общей теории культуры. Но нельзя не отметить, что в последние годы появились исследования социальных функций культуры, в которых массовая культура трактуется как транслятор культурных смыслов от специализированной культуры к обыденному сознанию [6].

По своей внутренней сущности мозаичная культура близка культуре маргинальной. На первый взгляд подобное заявление может показаться спорным. Но обратимся к содержанию данных понятий [8, с.432]. Маргинальность, как ее традиционно трактуют - пограничное положение человека в системе ценностей культуры, когда обстоятельства новой культурной среды выводят индивида на необходимость полного отказа (что психологически невозможно) от старых ценностных ориентиров и обращения к новым (что так же затруднено ментально и психологически). Впрочем, можно воспользоваться другим определением [6, с.163]. В котором маргинальность - особые черты сознания и поведения представителей социальных субгрупп, которые в силу обстоятельств, не способны интегрироваться в большое референтное сообщество, по отношению к которому и выступают, как маргиналы. Другими словами, человек оказывается как бы вне ценностей культуры, в которой должен функционировать как носитель. Определение мозаичной культуры как такового в известной нам литературе не дано. Следуя логике А.Моля, можно попытаться реконструировать информационно-ценностные структуры мозаичной культуры. Применительно к процессам формирования систем культурных ценностей, мозаичная культура должна отличаться достаточной мерой спонтанности и хаотичности в присвоении индивидом духовных ценностей по мере его продвижения по социальным структурам, то есть, их размытостью. Однако ее отличительной характеристикой является позитивная открытость к новаторству в культуре, с одной стороны, и толерантные компоненты мировосприятия, с другой. Впрочем, на наш взгляд, в новой культурно-информационной среде постиндустриального общества, маргинальность превращается в норму общей культуры личности, определяющей ценностные структуры мозаичных связей, составляющих культуры общества.

Анализ культурологической и педагогической литературы показывает, что, несмотря на употребление термина «мозаичная культура», никто из авторов не дает его определения. Нет его и в педагогических словарях. Справедливости ради следует отметить, что и автор термина, французский исследователь А.Моль, также не раскрыл его содержание [5]. С нашей точки зрения, мозаичная культура представляет собой процесс социализации личности, основанный на хаотичном влиянии социокультурной среды в процессе формирования социальной страты. Появление мозаичной культуры связанно с внутренним - сущностным -содержанием процесса социализации, находящегося в прямой зависимости от скорости формирования страты в новом информационном поле культуры.

Когда речь идет о скорости формирования в современном обществе новых страт, прежде всего, учитывается тот факт, что на рубеже XIX-XX столетий данный процесс охватывал жизнь одного-двух поколений. Сегодня на протяжении одной жизни человек может не раз социально стратифицироваться как по горизонтали, так и вертикали, входить во вновь образующиеся страты. Хотя сам механизм формирования страт остался прежним, значительно увеличилась скорость его «срабатывания». В результате внешние рамки обыденной культуры, создававшие некую базу для инкультурации, фактически размылись, не успевая сформироваться за отведенный промежуток времени. Темпоральный вакуум заполнила массовая культура. Надо заметить, что именно она, а не образование, сегодня в большей степени наполняет содержанием процесс инкультурации. Это следует признать, ибо в любом другом случае мы не сможем осознанно и реально изменить ситуацию в пользу образования.

Особым условием становления индивида сегодня является и проблема полиэтнического характера современной культуры. Причем, проблема полиэтничности культуры на прямую связанна с мозаичностью культуры, т.к. полиэтничный характер сегодня характерен самой страте. Смешанные браки приводят к формированию страт в системе ценностных ориентаций которых происходит переплетение представлений разных народов. Впрочем, мы вынуждены вновь пояснить нашу позицию, по поводу понятия «полиэтничность».

Сегодня понятие «полиэтничность» весьма широко используется всеми направлениями гуманитарного знания. В нашем видении, полиэтничность выступает как характеристика культуры определенных обществ, в которых она (культура) строится на ежедневных межкультурных взаимодействиях индивидов - представителей различных этносов. В результате данных взаимодействий выстраивается более или менее стабильная культурная общность. Именно поэтому полиэтничность - одна из особых составляющих мозаичности культуры, особо задевающая гуманитарную сферу вообще, образование в частности. Если научно-технические и естественные дисциплины остаются интернациональными областями знания, то поиски и выводы наук гуманитарных, несущих аксиологическую основу, не воспринимаются всем человечеством однозначно. Вот по какой причине проблемы гуманизации и гуманитаризации образования, как основные формы инкультурации, должны оставаться в сфере интересов проектирования образовательных систем.

Мозаичная культура разрушила традиционные гуманитарные формы социализации и инкультурации, основанные на линейной логике внутридисциплинарных причинно-следственных связей. Если основным принципом традиционной гуманитарной формы культурной трансляции знаний является упорядочивание понятий (при сохранении не алгоритмизированного содержания), то мозаичная культура как бы «выплескивает» в культурное информационное поле их случайную совокупность, пытаясь внести алгоритм в мельчайшую составляющую информации. В наши дни лейтмотивом гуманитаризации должно стать создание новых гуманитарных форм, способных восстанавливать логические связи вне линейности между изучаемыми дисциплинами.

Образование по определению гуманитарно, т.к. направленно на социализацию человека с одной стороны, на выявление его индивидуальной культурной ценности, с другой. В «теле» образования изначально заложен «ген» гуманизма, поскольку образование создает предпосылки системы самосохранения человека в культуре. Однако, анализируя динамику исторического развития идей гуманизма в образовании, приходишь к выводу о неоднозначности их трактовок. В одном случае, перед нами стремление к гуманизму как к некоей цели, что в истории часто заканчивалось полной профанацией самой идеи. В другом случае - это идеология, обосновывающая содержание культуры и выражающаяся в рассуждениях о том, какой человек есть ценность. Наконец, в третьем случае, перед нами заданная система ключевых рамок-ценностей, жестко (а значит и не столь уж гуманно) определяющая формы и содержание культуры в целом.

Феномен и парадокс образования состоит в том, что, определяя вектор развития культуры, оно само руководствуется системными рамками наличной культуры.. Содержательная сторона образования связана с ценностными ориентациями и гуманистической или иной направленностью этой сферы, степенью свободы педагога и содержанием его социальной роли, а также нормами взаимоотношений учителя и ученика, что лежит более в сфере типологии педагогической культуры, достаточно глубоко проработанной В.Л.Бениным [1]. Данный анализ показывает, что внешняя векторность образования в культурной системе хоть и очевидна, но неосознанна наукознанием. Анализ же исторических типологий системы образования показывает, что любое проектирование в сфере образования - это всегда проектирование некоего идеального системного результата, как правило, выраженного в исторически обусловленных представлениях об идеальной личности. Однако достижение этого идеала как бы изолированно от культурных реалий и взаимодействий [1, с.122 ]. Другими словами, когда мы рассматриваем систему образования в ее историческом развитии извне, то замечаем мельчайшие нюансы влияний культурных связей. Становятся очевидными влияние и политических систем, и межнациональных взаимодействий, и макро- и микро- экономических изменений... Но стоит исследователям уйти «внутрь» этой системы, как складывается впечатление, что внешних воздействий как бы и вовсе не существует. Во всяком случае, педагогическая наука, как саморефлексия системы образования, в создании собственных моделей чаще всего старается абстрагироваться от внешних воздействий.

Образование как фактор развития личности является ключевым для осмысления современной образовательной парадигмы. Образование, как составляющая процесса социализации индивида гораздо более сложный феномен, чем система образования, осуществляющая воспроизводство по заданным моделям-идеалам и образцам, действующая согласно четко разработанным алгоритмизированным инструкциям и регулятивам. Образование как система передачи определенного, выделенного актуальной культурой, необходимого для дальнейшего развития исторического, социального, национального и прочего опыта, без алгоритмизации существовать, конечно, не может. Как подчеркивалось выше, алгоритмизацию порождает процесс расширения массовости образования, его всеобщность и вседоступность. Однако, современная тенденция связывать образование с "задачей" поиска и утверждения «назначения человека», задает новые рамки требований к структурам, содержанию и методам образовательных систем. При этом разработка данных требований невозможна без установления всей совокупности сложных связей мозаичного, поликультурного пространства. Поскольку в мозаичной культуре знание не является результатом целенаправленных систематических усилий, а является продуктом переработки сознанием притока из внешней среды самой разнообразной информации - этот факт нельзя не учитывать, рассматривая вопросы развития образования XXI века.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бенин В.Л. Педагогическая культура: философско-социологический анализ. - Уфа, 1997.
  2. Видт И.Е. Образование как феномен культуры. - Тюмень, 2006.
  3. Кононенко Б.И. Культурология: словарь. - М., 2002.
  4. Люрья Н.А. Образование как феномен культуры и фактор развития личности: автореф. Дис. ... докт. Философ. Наук. - Томск, 1997.
  5. Моль А. Социодинамика культуры. - М., 1973.
  6. Орлова Э.А. Динамика культуры и целепологающая активность человека //Морфология культуры: структура и динамика. -М., 1994.
  7. Новый иллюстрированный энциклопедический словарь. - М., 2000.
  8. Политология. Энциклопедический словарь. -М., 1993.
  9. Приходько Д.К. Политический анализ тоталитарной и демократической систем образования// Образование в Сибири. - 1995. №1.
  10. Сорокин П. Социальная мобильность //Человек. Цивилизация. Общество. -М., 1992.
  11. Флиер Л.Я. Культурология для культурологов.- М., 2000.
  12. Хуторской А.В. Методологические основы личностно ориентированного направления модернизации российской школы //Педагогический журнал. -Оренбург, 4(5), 2002.

Библиографическая ссылка

Жукова Е.Д. ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ И ДИНАМИКА ОБРАЗОВАНИЯ // Фундаментальные исследования. – 2006. – № 6. – С. 78-81;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=5140 (дата обращения: 21.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074