Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ВЛИЯНИЕ ГЛЮКОКОРТИКОИДОВ НА МОРФОТИПЫ NSE-ПОЗИТИВНЫХ КЛЕТОК СЕЛЕЗЁНКИ

Лузикова Е.М. 1 Сергеева В.Е. 1 Кириллова О.Н. 1 Скворцова М.М. 1 Иванова К.О. 1
1 ФГОУ ВПО «Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова», Чебоксары
Исследовали влияние преднизолона и дексаметазона на количественные и морфологические характеристики NSE-позитивных клеток разных функциональных зон селезёнки. В ходе морфометрического исследования были выделены пять морфотипов NSE-позитивных клеток. Клетки разных морфотипов отличаются локализацией и количественной реакцией на глюкокортикоиды. Выявлено, что преднизолон стимулирует миграцию NSE-позитивных клеток из кровяного русла и пролиферацию исследуемых клеток в красной пульпе селезенки, дексаметазон активизирует только пролиферацию исследуемых клеток в красной пульпе селезенки.
селезенка
преднизолон
дексаметазон
нейрон-специфическая энолаза
NSE-позитивные клетки
1. Яглов В.В. Маркеры в морфологии и стратегия их исследования // Клиническая морфология новообразований эндокринных желез: сборник научных трудов III научной конференции. – М., 2010. – С. 116–120.
2. Hoedemakers R.M. Histochemical and electron microscopic characterization of hepatic macrophage subfractions isolated from normal and liposomal muramyl dipeptide treated rats / R.M. Hoedemakers, J.E. Atmosoerodjo-Briggs, H.W. Morselt, T. Daemen, G.L. Scherphof, M.J.Hardonk // Liver. – 1995. – Vol. 15, № 3. – Р. 113–120.
3. Hori S. Serous cystic neoplasm in an intrapancreatic accessory spleen // Pathol Int. – 2010. – Vol. 60, № 10. – P. 681–684.
4. Hou L. Study of in vitro expansion and differentiation into neuron-like cells of human umbilical cord blood mesenchymal stem cells // Zhonghua Xue Ye Xue Za Zhi. – 2002. – Vol. 23, № 8. – P. 415–419.
5. Houwing H. Noradrenergic and cholinergic reinnervation of islet grafts in diabetic rats // Cell Transplant. – 1996. – Vol. 5, № 1. – P. 21–30.
6. Roohk D.J. Differential in vivo effects on target pathways of a novel arylpyrazole glucocorticoid receptor modulator compared with prednisolone // J Pharmacol Exp Ther. – 2010. – Vol. 333, № 1. – P. 281–289.
7. Shiga Y. 14-3-3 protein levels and isoform patterns in the cerebrospinal fluid of Creutzfeldt-Jakob disease patients in the progressive and terminal stages // J Clin Neurosci. – 2006. – Vol. 13, № 6. – P. 661–665.
8. Sminia T. Characterization of non-lymphoid cells in Peyer’s patches of the rat / T. Sminia, M.M. Wilders, E.M. Janse, E.C. Hoefsmit // Immunobiology. – 1983. – Vol. 164, № 2. – Р. 136–143.
9. Sterzer P. Long-term in vivo administration of glucocorticoid hormones attenuates their capac-ity to accelerate in vitro proliferation of rat splenic T cells / P. Sterzer, G.J. Wiegers, J. M. Reul // Endocrinology. – 2004. – Vol. 145, № 8. – P. 3630–3638.
10. Wang, L.H. Bacillary dysentery as a causative factor of irritable bowel syndrome and its pathogenesis // Gut. – 2004. – Vol. 53, № 8. – Р. 1096–1101.

Нейронспецифическая энолаза (NSE) представляет собой γγ-субъединицу гликолитического фермента энолазы, участвующего в превращении 2-фосфоглицерата в фосфоенолпируват. Фермент присутствует в клетках нейроэктодермального происхождения, нейронах головного мозга и периферической нервной ткани. NSE - специфический сывороточный маркер нейроэндокринных опухолей и клеток системы APUD [1, 4]. Клетки, положительные на нейронспецифическую энолазу (NSE+), выявляются в селезенке, пораженной опухолью нейроэктодермального или нейроэндокринного происхождения [4], но описания локализации и морфологии NSE-позитивных клеток интактной селезенки мы не нашли. Глюкокортикоиды часто используются для модуляции иммуносупрессии, но эффекты фторированных и нефторированных глюкокортикоидов отличаются. Реакция NSE-позитивных клеток селезенки на введение глюкокортикоидов и отличия в эффектах фторированных и нефторированных глюкокортикоидов изучены недостаточно.

Целью нашего исследования является изучение NSE+ клеток селезенки в норме и под влиянием глюкокортикоидов. Задачи исследования:

1) определить среднее количество NSE+ клеток в поле зрения в норме и под влиянием дексаметазона и преднизолона;

2) классифицировать морфотипы NSE+ клеток селезенки в норме;

3) изучить локализацию и количество NSE+ клеток разных морфотипов в паренхиме селезенки в норме и под влиянием дексаметазона и преднизолона;

4) выявить возможные отличия в эффектах дексаметазона и преднизолона.

Материалы и методы исследования

Объектом исследования служила селезёнка 60 двухмесячных мышей-самцов, массой 22-24 г, которые были разделены на группы:

1 - интактные животные (n = 15);

2 - контрольные животные, которым вводился изотонический раствор (n = 15);

3 - животные, которым вводился однократно преднизолон из расчета 13 мг/кг, что составляет 0,3 мг,(n = 15);

4 - животные, которым вводился однократно дексаметазон в дозе 0,3 мг (n = 15).

Селезёнки забирались в один день под глубоким наркозом через 1 час после инъекции во второй половине дня (14-15.00). Все экспериментальные действия проводились согласно правилам проведения работ с использованием экспериментальных животных (UFAW). После фиксации в 10 %-м растворе нейтрального формалина материал заливали парафином. парафиновые срезы толщиной 5 мкм готовились на микротоме МПС-2, и после депарафинирования и регидратации в этаноле нисходящей концентрации срезы селезенки погружали в восстанавливающий цитратный буфер (pH 6,0). Затем проводили высокотемпературную обработку прогреванием на водяной бане при 90-95 °С в течение 30 минут с целью демаскировки искомых антигенов в тканях. После ингибирования эндогенной пероксидазы 3 %-м раствором перикиси водорода на метаноле проводили иммуногистохимическую реакцию методом трехэтапного непрямого иммуноферментного анализа с использованием первичных моноклональных антител (МКАТ) к антигенному маркеру NSE (Mo a Hu Neuron-Specific Enolase, Clone BBS/NC/VI-H14), а также МКАТ к антигенному маркеру макроссиалину (Mo a Hu CD68, Clone KP1) в разведении 1:100 согласно рекомендации фирмы-изготовителя (Dako, Дания). Визуализацию первичных МКАТ, связавшихся с антигенами, проводили стандартным биотин-стрептавидин-пероксидазным методом с использованием набора LSAB-2 (Labeled Streptavidin Biotin System Peroxidase). На заключительном этапе срезы докрашивались толуидиновым синим по Нисслю. Представление о количественном распределении окрашенных клеток получали с помощью программы SigmaScan Pro 5. статистическая обработка полученных цифровых данных проводилась с использованием пакета программ Microsoft office (Word и Exсel). Оценка статистической значимости производилась по t критерию Стьюдента и U критерию Вилкоксона - Манна - Уитни.

Результаты исследования и их обсуждение

В селезенке интактных белых беспородных мышей среднее количество NSE-позитивных (NSE+) клеток преобладает в периартериальных лимфоидных муфтах (25,6 ± 6,6). В глубоких зонах красной пульпы NSE+ клетки встречаются неравномерно: имеются участки со скоплениями клеток (53,3 ± 5,6) и участки с небольшим количеством клеток (15,6 ± 1,6). В остальных зонах селезенки количество NSE+ клеток незначительно.

В ходе цитологического исследования были выделены 5 морфотипов NSE - позитивных клеток:

1) яркие клетки полигональной формы с видимым ядром и с большим количеством крупных NSE + гранул, площадью 77,7-82 мкм2;

2) яркие округлые клетки с видимым ядром и с большим количеством мелких NSE-по-
зитивных гранул, площадью 55-75 мкм2;

3) бледные отростчатые клетки с видимым ядром и с небольшим количеством мелких NSE + гранул, площадью 58-78 мкм2 (рисунок);

4) бледные округлые клетки с видимым ядром и с большим количеством мелких NSE + гранул, площадью 9,5-19,6 мкм2;

5) мелкие яркие округлые клетки с видимым ядром и с большим количеством крупных NSE + гранул, площадью 9,2-12,6 мкм2.

Исходя из литературных данных, NSE-позитивными среди иммунокомпетентных клеток могут быть Т-лимфоциты [5, 7], тучные клетки [10], макрофаги [2], дендритные клетки [8]. NSE-позитивные безъядерные структуры нами не учитывались, так как это, вероятнее всего, тромбоциты и эритроциты [5]. По морфологическим признакам и локализации можно предположить, что клетки 1-го и 2-го типа относятся к макрофагам, либо к тучным клеткам, 3-го типа - к дендритным, а 4-го и 5-го типа, вероятно, к лимфоцитам разной степени зрелости.

В периартериальных лимфоидных муфтах селезенки интактных животных присутствуют клетки всех морфотипов, из которых больше половины составляют клетки 3-го и 4-го типов. В мантийной зоне фолликулов NSE+ клетки встречаются редко, чаще всего это клетки 4-го типа. В краевой зоне фолликулов исследуемых клеток больше, и чаще других встречаются клетки 1-го, 2-го и 3-го типов. В маргинальных синусах NSE+ клеток мало, прежде всего, это клетки 4-го типа. снаружи от маргинальных синусов выделяется пограничная зона красной пульпы. здесь обнаруживаются ряды NSE + клеток, окружающих фолликулы и синусы со стороны красной пульпы. У интактных животных здесь преобладают клетки 1-го и 5-го типов. В глубокой и периферической красной пульпе преобладают клетки 4-го типа.

У контрольных животных NSE -позитивные клетки встречаются в красной пульпе, единично в периартериальных лимфоидных муфтах и белой пульпе. Наибольшее среднее значение количества NSE + клеток в поле зрения выявляется в периферической (14,6 ± 2,0) и глубокой зонах красной пульпы (14,5 ± 1,6) селезенки.

При введении дексаметазона достоверно увеличивается количество NSE + клеток в периартериальных лимфоидных муфтах (критерий Вилкоксона-Манна-Уитни P < 0,01) и снижается в красной пульпе (критерий Вилкоксона-Манна-Уитни P < 0,005). Максимальные значения NSE + клеток в селезенке животных с введением дексаметазона наблюдаются в периферической и глубокой красной пульпе (26,6 ± 2,2 и 35,8 ± 1,9). На фоне введения преднизолона достоверно увеличивается количество изучаемых клеток в глубокой зоне красной пульпы (критерий Вилкоксона-Манна-Уитни P < 0,05) и в периартериальных лимфоидных муфтах (критерий Вилкоксона-Манна-Уитни P < 0,01). максимальные средние значения выявляются в периартериальных лимфоидных муфтах (104,4 ± 7,3), мантийной (17,3 ± 5,8) и краевой (22,6 ± 6,2) зонах лимфоидных узелков.

Более выраженный эффект преднизолона на количество NSE-позитивных клеток разных морфотипов (таблица), возможно, объясняется различным соотношением глюкокортикоидной и минералокортикоидной активности. Более благоприятным соотношением между глюкокортикоидной/противовоспалительной и минералокортикоидной активностью отличается преднизолон. Так, противовоспалительная активность преднизолона (по сравнению с таковой дексаметазона) ниже в 7 раз, при этом влияние на водно-солевой обмен более выражено. Известно, что преднизолон уменьшает общее количество и угнетает пролиферацию лимфоцитов и макрофагов селезенки [6], а дексаметазон вызывает апоптоз лимфоцитов селезенки. Однако известно, что эффекты глюкокортикоидов дозозависимы, и небольшая доза оказывает обратный эффект [9], что мы и наблюдаем в красной пульпе селезенки, где под действием дексаметазона и преднизолона количество NSE-позитивных клеток всех типов увеличивается. Нами отмечено увеличение количества делящихся клеток в красной пульпе селезенки опытных животных. В лимфоидных узелках под влиянием преднизолона наблюдается снижение количества всех за исключением 1-го типов NSE-позитивных клеток в мантийной зоне и увеличение в краевой зоне. не было зафиксировано усиление
пролиферации.

Изменение количества NSE-позитивных клеток в разных зонах селезенки под влиянием глюкокортикоидов

 

ПАЛМ

МЗФ

КЗФ

МС

ПЗКП

ПКП

ГКП

морфотипы

 

К

Д

П

К

Д

П

К

Д

П

К

Д

П

К

Д

П

К

Д

П

К

Д

П

1

0,6

1 ≈

71*

4,4

2,6

11,8

1,3

1,6**

11,6**

2,9

1,4

1,1**

1,5

0,8

1,4

2,8

4,4**

12,4*

3,1

8,2*

4,4*

2

0,4

0,2

8,8*

2,3

1,2

1,4*

0,4

1,4

2,7**

0,3

2,2

1*

0,4

0,2

1,4

0,3

7,8*

9,4*

1,9

8,4*

4,2*

3

0,1

0,4

6*

1,6

1,4

1,2*

0,4

2,4*

2,7*

0,1

1

1,2*

0,4

0,8

2,2

1,9

3,8

8,2*

3,8

3,8*

4,2

4

1,4

2,6 ≈

7,4*

3

3,6

1,5*

1,3

2,2

2,9*

2

2,2

1**

1,4

0,8

2,4**

6,6

6,2

8,8

2,3

7,2**

5,8**

5

0,6

1

11,2*

4,4

2,6

1,4*

1,3

1,6

2,7*

2,9

1,4

1*

1,5

0,8

1,4

2,8

4,4*

9,4*

3,1

8,2*

4,2 ≈

Примечание: к - контрольная группа животных, Д - животные с введением дексаметазона, П - животные с введением преднизолона; * - достоверность по критерию Вилкоксона - Манна - Уитни P < 0,05; ** - достоверность по критерию Вилкоксона - Манна - Уитни P < 0,01; ≈- достоверность по критерию Вилкоксона - Манна - Уитни P < 0,005.

Преднизолон увеличивает количество NSE-позитивных клеток в периартериальных лимфоидных муфтах (см. рисунок). увеличение количества NSE-позитивных клеток в краевой зоне лимфоидного узелка под влиянием преднизолона, возможно, объясняется миграцией исследуемых клеток из кровяного русла. аналогичное увеличение исследуемых клеток в красной пульпе под влиянием дексаметазона и преднизолона, очевидно, связано со стимуляцией пролиферации.

Выводы

1. Воздействие дексаметазона приводит к достоверному увеличению NSE-позитивных клеток в красной пульпе, а воздействие преднизолона - в периартериальных лимфоидных муфтах, в лимфоидных узелках, пограничных и глубоких зонах красной пульпы.

2. NSE-позитивные клетки классифицируются по площади клетки, количеству и размеру гранул на 5 морфотипов.

3. Морфотипы NSE-позитивных клеток отличаются локализацией и количественной реакцией на глюкокортикоиды.

4. Выявлено, что преднизолон стимулирует миграцию NSE-позитивных клеток из кровяного русла и пролиферацию исследуемых клеток в красной пульпе селезенки, дексаметазон активизирует только пролиферацию исследуемых клеток в красной пульпе селезенки.

pic

а

pic

б

pic

в

pic

г

Иммунологическая реакция Mo a Hu NSE. Распределение NSE + клеток в разных зонах селезенки
А - контрольных животных, Б - животных с введением дексаметазона,
В - животных с введением преднизолона:
1 - ПАЛМ (периартериальная лимфатическая муфта), 2 - МЗФ (мантийная зона фолликула), 3 - КЗФ (краевая зона фолликула), 4 - МС (маргинальный синус), 5 - ПЗКП (перифолликулярная зона красной пульпы), 6 - ГКП (глубокая зона красной пульпы. Микмед-5 10×10. Распределение NSE-позитивных клеток разных морфотипов в глубокой красной пульпе селезенки интактного животного: а - NSE +клетки 2-го типа , б - NSE +клетки 3-го типа


Библиографическая ссылка

Лузикова Е.М., Сергеева В.Е., Кириллова О.Н., Скворцова М.М., Иванова К.О. ВЛИЯНИЕ ГЛЮКОКОРТИКОИДОВ НА МОРФОТИПЫ NSE-ПОЗИТИВНЫХ КЛЕТОК СЕЛЕЗЁНКИ // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 10-1. – С. 103-106;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=28684 (дата обращения: 28.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074