Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ ВОЗРАСТНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ СОСТАВА ТЕЛА У ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

Пашкова И.Г. 1
1 ФГБОУ ВПО «Петрозаводский государственный университет»
Проведено антропометрическое обследование 1274 человек (905 женщин и 369 мужчин), проживающих в экологических условиях Республики Карелия. Выявлены значимые половые различия средних значений антропометрических показателей, которые заключались в преобладании мышечного и костного компонентов у мужчин и выраженном преобладании жирового компонента у женщин. Возрастное увеличение массы тела связано с ростом мышечной массы до 26–30 лет у женщин и 36–40 лет у мужчин, жировой массы до 51–55 лет. В пожилом и старческом возрасте отмечалось снижение массы тела, более выраженное у мужчин (на 11,1 и 11,5 % соответственно), чем у женщин (1,6 и 3,2 %). Возрастная потеря массы тела связана со снижением массы жирового компонента, более ранним (в 61–65 лет) у мужчин, у женщин – в 66–70 лет. Статистически значимое (p < 0,01) снижение относительной мышечной массы и у женщин, и у мужчин начиналось в 46–50 лет, ее потеря в 51–55 лет у женщин составила 8 %, у мужчин – 4,5 %, к 60 годам 13,5 % (без половых различий), а к 75 – 80 годам – 19 %.
физическое развитие
антропометрия
жировая
мышечная
костная масса
индекс массы тела
1. Гланц С. Медико-биологическая статистика. – М.: Практика, 1999. – 460 с.
2. Дроздов Д.Д. Антропометрия в диспансерном обследовании больных / Д.Д. Дроздов, Д.А. Гречинская, Н.М. Шуба // Врачебное дело. – 1991. – № 1. – С. 87–88.
3. Мишкина М.Ю. Метаболический и тревожно-деперссивный синдром среди населения Северо-Запада России: автореф. дис. ... канд. мед. наук. – Великий Новгород, 2009. – 24 с.
4. Николаев В.Г. Антропологическое обследование в клинической практике / В.Г. Николаев, Н.Н. Николаева, Л.В. Синдеева, Л.В. Николаева. – Красноярск: Изд-во ООО «Версо», 2007. – 173 с.
5. Николаев В.Г., Синдеева Л.В. Опыт изучения формирования морфологического статуса населения Восточной Сибири // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2010. –Т.6, № 2. – С. 238–241.
6. Пашкова И.Г. Онтогенетические изменения физического статуса женщин в Республике Карелия / И.Г. Пашкова, Л.А.Алексина // Ученые записки СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. – 2011. – Т. XVIII, № 1. – С. 36–39.
7. Пашкова И.Г. Возрастная динамика антропометрических параметров у мужчин Республики Карелия / И.Г. Пашкова, Л.А. Алексина // Ученые записки СПбГМУ им. акад. И.П. Павлова. – 2012. – Т. XIX, № 4. – С. 27–31.
8. Пашкова И.Г. Возрастная динамика физического развития взрослого населения Республики Карелия / И.Г. Пашкова, С.А. Кудряшова, Н.С. Путешова // Световой режим. Старение и рак: сб. статей II Российского симпозиума с междунар. участием. – Петрозаводск, 2013. – С. 271–277. ISBN 978-5-906223-44-9.
9. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. – М.: МедиаСфера, 2002. – 312 с.
10. Ундрицов В.М. Саркопения – новая медицинская нозология / В.М. Ундрицов, И.М. Ундрицов, Л.Д. Серова // Физкультура в профилактике, лечении и реабилитации. – 2009. – № 4(31). – С. 7–16. [Электронный ресурс]. – URL: www.activelongevity.com/ru/sarkopenia.html (дата обращения 17.01.2013).
11. Ellis K.J. Body composition of a young, multiethnic, male population //Am. J. Clin. Nutr. – 1997. Vol. 66 (6). – P. 1323–1331.
12. Kamimoto L.A. Surveillance for five health risks among older adults – Unaited States, 1993–1997 / L.A. Kamimoto, A.N. Easton, E. Maurice et al. // CDC MMWR Surveillance. – 1999. – Vol.48 (SS08). – P. 89–130.
13. Matiegka J. The testing of physical efficiency // Amer. J. Phys. Antropol. – 1921. – Vol.4. – P. 223–230.
14. Reilly J.J. Determination of body composition from skinfold thickness: a validation study / J.J. Reilly, J. Wilson, J.V.G.A. Durnin // Arch. Dis. Child. – 1995. – Vol. 73. – P. 305–310.
15. Veldhuis J.D. Endocrine control of body composition in infancy, childhood, and puberty / J.D. Veldhuis, J.N. Roemmich, E.J. Richmond // Endocr. Rev. – 2005. – Vol. 26 (1). – P. 114–146.

Функциональные возможности организма человека, отражающие его уровень физического развития, характеризуются структурно-механическими свойствами: массой тела, плотностью тканей, формой тела, что является важнейшими признаками физического развития [4, 5]. Ранее в наших работах [6, 7, 8] были показаны региональные особенности физического статуса жителей Республики Карелия (РК), которые заключались в высоком уровне развития жировой, мышечной массы и одновременно низкими показателями костного компонента. Уже с юношеского возраста отмечалась тенденция роста числа лиц с повышенной массой тела за счет увеличения массы жирового компонента, что свидетельствует о формировании фенотипа, адаптированного к условиям проживания в северном регионе.

Возрастные вариации общего количества массы тела не позволяют раскрыть механизмы изменений между отдельными компонентами, соотношение которых тесно связано с уровнем обмена веществ организма. Изучение соотношения тканевых компонентов (жировой и мышечной массы) крайне важно, поскольку состав тела на протяжении жизни существенно меняется под влиянием экологических факторов, социального статуса, профессиональных факторов, специфики питания и уровня физической активности. Особенно эти изменения сказываются на женском организме, который острее реагирует на внешние воздействия [2].

Цель исследования: изучить половые различия возрастных изменений массы тела и ее компонентного состава (мышечной, жировой и костной массы) у взрослого населения, проживающего в условиях северного региона (Республики Карелия).

Материалы и методы исследования

Проведено антропометрическое обследование 1274 человек (905 женщин и 369 мужчин), проживающих в экологических условиях РК. Из числа обследованных 642 человека относились к юношескому возрасту, 159 – I периоду зрелого возраста, 267 – II периоду зрелого возраста, 177 – к пожилому и 29 – к старческому возрасту (старше 75 лет). Программа исследования включала измерение следующих показателей: массы тела, длины тела, окружности грудной клетки, 8 обхватных размеров конечностей, 4 дистальных диаметров конечностей, толщины 8 кожно-жировых складок. Определение компонентного состава тела проводилось аналитическим методом по формулам J. Mateika [13]. Массо-ростовые отношения оценивались посредством использования индекса массы тела (ИМТ или индекс Кетле). Статистическая обработка материала осуществлялась с использованием программных продуктов: «Statistica 6.0 for Windows». Выборки данных проверяли на нормальность распределения, с использованием критериев Колмогорова – Смирнова и Шапиро – Уилкса. Для выявления половых различий средних значений антропометрических параметров и компонентного состава тела применялся дисперсионный анализ. Для определения статистической значимости различий характеристик исследуемых независимых выборок с нормальным распределением использовались параметрический критерий Фишера, t-критерий Стьюдента. В случае распределения отличного от нормального применялся непараметрический критерий Манна – Уитни в отношении двух генеральных совокупностей и анализ по Краскелу – Уоллису для сравнения более двух независимых выборок [1, 9].

Результаты исследования и их обсуждение

Сравнительный анализ данных выявил выраженные половые различия средних значений габаритных размеров и компонентного состава тела, которые представлены в таблице.

Половые различия антропометрических показателей и компонентного состава тела женщин и мужчин разных возрастных групп (M ± m)

Показатели

Пол

Возрастные группы

Юношеский

I зрелый

II зрелый

Пожилой

Старческий

1

2

3

4

5

Длина тела, см

ж

164,5 ± 0,3

164,3 ± 0,6

163,0 ± 0,5

158,8 ± 0,5

155,4 ± 1,3

м

178,4 ± 0,6 ***

177,5 ± 1,1***

175,1 ± 0,7***

170,3 ± 1,6 ***

165,3 ± 4,9***

Масса тела, кг

ж

58,1 ± 0,4

59,6 ± 1,1

70,2 ± 0,9

69,1 ± 0,9

68,0 ± 2,4

м

72,6 ± 0,9***

74,0 ± 1,8***

79,9 ± 1,6***

70,2 ± 2,8

70,7 ± 2,4

Жировая масса, кг

ж

16,9 ± 0,3

16,4 ± 0,7

25,5 ± 0,7

25,1 ± 0,7

21,5 ± 1,4

м

15,4 ± 0,6 *

16,7 ± 1,1

19,8 ± 0,9***

13,6 ± 1,0***

13,8 ± 2,5***

Жировая масса, %

ж

28,8 ± 0,4

26,9 ± 0,8

35,5 ± 0,7

35,6 ± 0,8

31,4 ± 1,5

м

20,8 ± 0,6 ***

21,9 ± 1,2***

24,1 ± 0,9***

19,3 ± 1,2***

19,4 ± 3,0***

Мышечная масса, кг

ж

23,2 ± 0,2

24,9 ± 0,6

26,0 ± 0,4

23,9 ± 0,4

22,7 ± 0,9

м

33,2 ± 0,5***

32,5 ± 0,8***

33,4 ± 0,7***

27,9 ± 1,3***

26,8 ± 2,1***

Мышечная масса, %

ж

40,0 ± 0,3

41,8 ± 0,6

37,5 ± 0,5

34,9 ± 0,5

33,8 ± 1,3

м

45,9 ± 0,5***

44,1 ± 0,7*

42,1 ± 0,6***

40,0 ± 1,2***

37,8 ± 2,1

Костная масса, кг

ж

8,6 ± 0,1

8,6 ± 0,1

9,9 ± 0,1

10,1 ± 0,1

10,2 ± 0,3

м

11,9 ± 0,1***

12,2 ± 0,2***

12,7 ± 0,2***

11,9 ± 0,3***

11,2 ± 0,5

Костная масса, %

ж

14,9 ± 0,1

14,6 ± 0,2

14,2 ± 0,1

14,9 ± 0,1

15,1 ± 0,4

м

16,6 ± 0,2***

16,7 ± 0,3***

16,3 ± 0,3***

17,5 ± 0,7***

15,9 ± 1,4

Примечания: * – p < 0,05; ** – p < 0,01; *** – p < 0,001.

В юношеском и зрелом возрасте средние значения массы тела у женщин имели меньшие величины, а в пожилом и старческом возрасте статистически значимых половых различий не выявлено. Между величинами длины тела сохранялись значимые различия во всех возрастных группах. Общей тенденцией для представителей обоего пола было возрастное увеличение массы тела с максимальными цифрами в 51–55 лет с последующим снижением: в пожилом – на 11,1 % у мужчин и на 1,6 % у женщин, в старческом возрасте – на 11,5 и 3,2 % соответственно (рисунок).

Выявлены половые различия возрастной динамики индексной оценки массы тела. В юношеском и первом зрелом возрасте значения индекса массы тела (ИМТ) у женщин были статистически значимо ниже и составили 21,5 ± 0,1 и 22,0 ± 0,4 кг/м2 соответственно, тогда как у мужчин 22,8 ± 0,3 и 23,5 ± 0,6 кг/м2 (p < 0,001, p < 0,05). Дефицит массы тела выявлен у большего числа девушек и молодых женщин (11 и 10,5 % соответственно), чем у юношей и молодых мужчин (3 и 6,4 %). В обеих группах обследованных наблюдался рост значений ИМТ во втором зрелом возрасте, которые у мужчин составили 26,1 ± 0,5 кг/м2, у женщин – 26,5 ± 0,4 кг/м2 (p = 0,529), избыточную массу и ожирение имели 59 % мужчин и 47 % женщин. В пожилом возрасте у мужчин выявлено статистически значимое (p < 0,05) снижение величины ИМТ до 24,0 ± 0,8 кг/м2, тогда как у женщин продолжался рост значений до 27,4 ± 0,4 кг/м2 (p = 0,071). Величина ИМТ у пожилых женщин статистически значимо (p < 0,001) превышала показатели мужчин, излишнюю массу и ожирение имели 69 % женщин и 48 % мужчин. В старческом возрасте 63 % женщин имели излишнюю массу тела и 21 % – ожирение. Полученные в исследовании результаты сопоставимы с данными, приведенными по Северо-Западному региону (Новгородская и Псковская области), где среди взрослого населения нормальную массу тела имели 43,8 % мужчин и 38,2 % женщин, повышенную массу – 40,5 % мужчин и 31,4 % женщин, а у 27,3 % женщин и у 14,3 % мужчин выявлено ожирение [3].

pic_43.tif

Возрастная динамика массы тела

Многочисленные исследования показывают, что высокое процентное содержание жира в организме является существенным фактором риска для здоровья, а особенности распределения жировой ткани в организме – важный диагностический признак многих генетических и эндокринно обусловленных нарушений [11, 14, 15].

Сравнительный анализ показателей компонентного состава тела у обследованных в первом зрелом возрасте не выявил значимых половых различий абсолютных величин жировой массы, однако значения относительной жировой массы (в % от массы тела) у женщин статистически значимо (p < 0,001) превышали данные мужчин (таблица). Общей тенденцией для представителей обоего пола было статистически значимое (p < 0,001) увеличение количества жировой ткани до 51–55 лет. Абсолютные и относительные значения жировой массы у женщин во втором зрелом возрасте имели большие величины (таблица). В пожилом возрасте наблюдалась общая тенденция к снижению жировой массы. У мужчин статистически значимое (p < 0,05) снижение абсолютных значений жировой массы отмечалось в 61–65 лет, у женщин – в 66–70 лет.

Толщина всех измеряемых кожно-жировых складок у женщин была статистически значимо (p < 0,001) больше, чем у мужчин. Преимущественное накопление жировой ткани у женщин отмечалось на задней поверхности плеча, на животе и на бедре, тогда как у мужчин – на животе. Половые различия отмечались в возрастном перераспределении подкожного жира. В зрелом возрасте как у мужчин, так и у женщин, наблюдалось значимое (p < 0,001) увеличение толщины подкожного жира на туловище. В пожилом возрасте у женщин продолжалось увеличение толщины кожно-жировых складок, тогда как у мужчин уже наблюдалось значимое (p < 0,05) снижение толщины подкожного жира на туловище и конечностях. Известно, что увеличение толщины подкожной абдоминальной жировой ткани является фактором риска многих заболеваний, особенно сердечно-сосудистых и эндокринных.

В последние годы меняется отношение к проблеме возрастной потери мышечной массы, называемой саркопенией. По данным американского центра контроля заболеваемости (Center for Desease Control and Prevention, CDC) саркопения признана одним из пяти факторов риска заболеваемости и смертности у лиц старше 65 лет [12]. По данным В.М. Ундрицова и др. [10] пик мышечной массы у мужчин и у женщин приходится на 25 лет, а средняя потеря ее после 35–40 лет составляет 1 % в год. Возрастная потеря мышечной массы и особенно нижних конечностей приводит к снижению функциональной мобильности, увеличению риска падений и переломов костей.

Величина абсолютных и относительных значений мышечной массы у женщин РК зрелого возраста была статистически значимо меньше (p < 0,05 и p < 0,001), по сравнению с массой мышечной ткани у мужчин. Общей тенденцией возрастных изменений мышечной массы было незначительное увеличение абсолютных значений в первом зрелом возрасте, с максимальными величинами у женщин в 31–35 лет, а у мужчин – в 36–40 лет. Потеря мышечной массы после 35 лет у женщин в среднем составила 0,4 % в год, после 40 лет у мужчин – 0,3 % в год. Статистически значимое (p < 0,01) снижение относительного содержания мышечной массы, как у женщин, так и у мужчин отмечалось в 46–50 лет. В 51–55 лет ее потеря у женщин составила 8 %, у мужчин – 4,5 %. В пожилом и старческом возрасте наблюдалось снижение абсолютных и относительных показателей мышечного компонента, что подтверждалось уменьшением средних значений радиусов предплечья, бедра и голени (p < 0,05–0,001). К 60 годам и у мужчин, и у женщин потеря мышечной массы составила 13,5 %, а к 75–80 годам – 19 %. Выявленное возрастное снижение мышечной массы, по-видимому, является приспособлением организма к меняющимся потребностям организма, а также следствием снижения с возрастом физической активности. Кроме того, некоторые авторы ухудшение работы мышц связывают с резким падением гормональной функции яичников, со снижением уровня циркулирующего 17β-эстрадиола у женщин среднего и пожилого возраста, а также понижением уровня соматотропного гормона и соматомедина-С, и, следовательно, уменьшением их анаболического эффекта на скелетную мышцу [10].

У мужчин во всех возрастных группах определялись большие величины (p < 0,001) абсолютных и относительных значений костной массы. У представителей обоего пола не выявлено статистически значимых возрастных изменений значений костного компонента.

Заключение

Полученные в работе результаты свидетельствуют о важности комплексной оценки физического развития населения, проживающего в определенных климатических условиях, что отражает общие закономерности и морфологические особенности формирования организма.

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 13-16-10001.

Работа выполнена в рамках Программы стратегического развития 2012-2016 г. «Университетский комплекс ПетрГУ в научно-образовательном пространстве Европейского Севера: стратегия инновационного развития» (№ гос. регистрации 01201372071).

Рецензенты:

Мейгал А.Ю., д.м.н., профессор кафедры физиологии человека и животных, патофизиологии медицинского факультета, ФГБОУ ВПО «Петрозаводский государственный университет», зав. лабораторией новых методов физиологических исследований Института высоких биомедицинских технологий ПетрГУ, г. Петрозаводск;

Герасимова Л.И., д.м.н., профессор кафедры физиологии человека и животных, патофизиологии медицинского факультета, ФГБОУ ВПО «Петрозаводский государственный университет», г. Петрозаводск.

Работа поступила в редакцию 11.04.2014.


Библиографическая ссылка

Пашкова И.Г. ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ ВОЗРАСТНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ СОСТАВА ТЕЛА У ВЗРОСЛОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 7-1. – С. 149-153;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=34409 (дата обращения: 09.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074