Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

ВЛИЯНИЕ БИОГЕОХИМИЧЕСКОГО РЕЖИМА ВОДОЕМОВ ДЕЛЬТЫ РЕКИ ВОЛГИ НА ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС АККЛИМАТИЗИРУЕМЫХ ВОДНЫХ ЖИВОТНЫХ

Ретракция публикации произведена на основании протокола Комиссии по публикационной этике журнала "Фундаментальные исследования" № 2 от 14.08.19г. на основании выявления содержащихся материалов диссертационного исследования в недопустимом объеме Сошников, Николай Михайлович. Физиологическая характеристика белого и пестрого толстолобиков в онтогенезе в биогеохимических условиях западно-подстепных ильменей дельты р. Волги : автореферат дис. ... кандидата биологических наук : 03.03.01 / Сошников Николай Михайлович; [Место защиты: Астрахан. гос. ун-т]. - Астрахань, 2010.
Воробьев В.И. 1 Сошников Н.М. 1 Пучков М.Ю. 1 Добренький М.Н. 1 Хисметов И.Х. 1 Захаркина Н.И. 1 Щербакова Е.Н. 1 Удочкина Е.Н. 1
1 ГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет»
В статье показаны оригинальные данные исследования физиологического статуса акклиматизируемых в биогеохимических условиях лиманских водоемов дельты реки Волги завозимых из водоемов Дальнего Востока и Китая растительноядных рыб. Авторами изучены гематологические показатели по возрастам, содержание аминокислот в различных органах и тканях белого и пестрого толстолобиков, исследована динамика микроэлементов в онтогенезе растительноядных рыб. Выявлено, что результаты динамики микроэлементов, с учетом их роли в организме, можно рассматривать как постоянно действующий стресс-фактор влияющий на рыб, служащий определенным физиолого-биогеохимическим обоснованием для необходимости исследования влияния этих металлов на процессы свободнорадикального окисления и антиоксидантной защиты в раннем онтогенезе растительноядных рыб, с целью обеспечения более комфортных биогеохимических условий для роста и развития акклиматизированных в условиях Астраханской области белого и пестрого толстолобиков. Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 14-08-01292 а.
микроэлементы
акклиматизация
биогеохимия
физиология
рыбы
1. Воробьев В.И. Биогеохимия и рыбоводство. – Саратов: ЛИТЕРА, 1993. – 254 с.
2. Воробьев Д.В. Динамика тяжелых металлов в основных компонентах наземных экосистем дельты р. Волги // Естественные науки. Журнал фундаментальных и прикладных исследований. – Астрахань, 2007. – № 3 (20). – С. 11–16.
3. Воробьев В.И. Содержание микроэлементов (Co, Ni, Se, Mo и Mn) в почвах, растениях и кормах рационов сельхозживотных в Астраханской области / В.И. Воробьев, Д.В. Воробьев, А.П. Полковниченко, Е.Н. Щербакова, Н.И Захаркина // Естественные науки. Журнал фундаментальных и прикладных исследований. – 2010. – № 1 (30). – С. 7–12.
4. Воробьев Д.В. Разработка физиолого-биогеохимической парадигмы, как теоретической основы применения микроэлементов в животноводстве региона Нижней Волги / Д.В. Воробьев, И.Х. Хисметов, В.И. Воробьев // Фундаментальные исследования, № 11 (часть 1). – М., 2012. – С. 66–69.
5. Дубова Н.А. Роль гидробионтов в перераспределении форм нахождения тяжелых металлов в природных водах // Тез. докл. 6-го съезда ВГБО. – Мурманск, 1991. – С. 109–110.
6. Прайс В. Аналитическая атомно-абсорбционная спектроскопия. – М., 1976. – С. 59–76.

Цель исследования заключалась в изучении физиологического состояния акклиматизированных растительноядных рыб и влияние на них биогеохимического режима водоемов дельты р. Волги.

Результаты исследования и их обсуждение

Физиолого-биохимические показатели белого толстолобика и пестрого толстолобика изучали по общепринятым методикам. Микроэлементы определяли атомно-абсорбционным методом [6].

Полученные данные обработаны с использованием программного пакета по стандартной программе обработки статистического материала «D’STAT», Microsoft Excel 97 Pro, Statgraf, Statistica. Достоверность различий оценивали по t-критерию Стьюдента (при уровне значимости 0,01–0,05).

Железа в грунте западно-подстепного ильменя дельты р. Волги Берюн-Цаган Астраханской области обнаружено от 27500 до 36000 мг/кг, марганца – 380–540, а меди – 8–26 мг/кг сухого вещества. Железа в воде содержится 0,012–0,108, марганца – 0,002–0,071 и меди – 0,0002–0,001 мг/л., т.е. железо находится на нижней границе «нормы», а количество меди и марганца меньше средних данных по Российской Федерации [1, 2]. В зоопланктоне (общие пробы) железа в среднем – 20600 мг/кг, а марганца и меди, соответственно 54 ± 3,0 и 12 ± 1,4 мг/кг. Общие пробы фитопланктона, пищи белого толстолобика, слабее обеспечены железом (130–210 мг/кг) и медью (28–42 мг/кг), чем организмы зоопланктона, основного корма пестрого толстолобика.

Сопоставляя полученные результаты и литературные данные [2, 3, 4, 5] по содержанию микроэлементов в основных компонентах водной экосистемы водоема Берюн-Цаган, приходится заключить, что изучаемая водная экосистема западно-подстепных ильменей дельты р. Волги слабее обеспечена марганцем и медью, чем ее аналоги из каналов р. Волги, а также рек Дальнего Востока и Китая – материнских водоемов растительноядных рыб, акклиматизируемых в водоемах Астраханской области. Это обстоятельство предопределило необходимость изучения физиологического состояния акклиматизирующихся в дельте р. Волги растительноядных рыб, завезенных из материнских водоемов Дальнего Востока и Китая.

Анализ лейкоцитарной формулы белого толстолобика позволяет сделать выводы, что из зернистых форм наиболее многочисленными являются группы нейтрофилов, их максимальный уровень отмечен в крови рыб трехлетнего возраста. Нами в онтогенезе выявлена тенденция снижения с возрастом рыб уровня базофилов и эозинофилов (Р < 0,05). Наиболее многочисленными из лейкоцитов в крови исследуемых рыб являются лимфоциты. Доля моноцитов в крови рыб выше у сеголеток (1,8 %), что согласуется с данными, полученными при исследовании гематологической картины карпа, сома, буффало и белого [1].

Летом количество белка сыворотки крови несколько снижалось, а осенью возрастало, приближаясь к его количеству в весенний период (Р < 0,05).

Наименьший уровень гемоглобина в крови белого толстолобика наблюдается у сеголеток, а максимальный обнаружен у рыб двухлетнего возраста. Мы склонны объяснять это повышением числа эритроцитов с возрастом, интенсивным питанием, двигательной активностью, увеличением массы и необходимостью потребления большого количества кислорода для окисления питательных веществ, а также наступлением половой зрелости. С возрастом происходит некоторое снижение насыщенности эритроцитов гемоглобином, однако уровень его у производителей достаточно высокий по сравнению с сеголетками (табл. 1).

Таблица 1

Гематологические показатели белого толстолобика

Возраст

Число экземпляров

Эритроциты, млн/мм3

Лейкоциты, тыс./мм3

Гемоглобин, г %

Гематокрит, %

СОЭ, мм/ч

Лейкоформула, %

Б

Э

Н

Л

М

0+

112

1,36 ± 0,12

19,5 ± 0,84

5,18 ± 0,96

29,98 ± 1,15

3,2 ± 0,61

0,4*

0,9*

2,50

95,40

1,70

1+

29

1,68 ± 0,09

32,09 ± 1,06

8,6 ± 0,24

34,00 ± 1,04

3,3 ± 0,27

0,3

0,5

3,60

94,20

1,40

2+

34

1,98 ± 0,16

36,45 ± 1,08

10,57 ± 0,43

35,62 ± 0,58

3,6 ± 0,08

0,3

0,7

3,80

94,70

0,50

6

25

1,85 ± 0,04

50,24 ± 1,02

6,96 ± 0,34

37,02 ± 1,43

3,1 ± 0,03

0,0

0,2

2,50

95,90

1,40

7

31

2,4 ± 0,36

59,92 ± 2,02

8,17 ± 0,15

37,99 ± 1,58

3,0 ± 0,17

0,0

0,1

1,90

97,50

0,50

Примечание. * – различие достоверно при Р < 0,05.

Количество сывороточных белков стабильно увеличивается с возрастом от 3,04 у сеголеток до 6,58 г % у производителей СОЭ колеблется от 3,0 (7 лет) до 3,6 (2 +) мм/ч.

Необходимо отметить, что снижение содержания гемоглобина у пестрого толстолобика, происходящее в период интенсивного роста, часто совпадает с уменьшением концентрации сывороточных белков и реже – со снижением количества эритроцитов. Причиной последнего могло быть, например, ухудшение газового режима водоема, вызывающее гипергидратацию крови, что является мощным стресс-фактором, который способен вызывать оксидативный стресс в организме.

По-видимому, в данном случае мы столкнулись с региональными особенностями сезонной изменчивости кроветворения рыб, что несомненно связано с биогеохимической обстановкой лиманских водоемов, являющейся в совокупности стресс-фактором для акклиматизируемых гидробионтов.

Таблица 2

Гематологические показатели пестрого толстолобика в онтогенезе

Возраст

Время вылова

Эритроциты, млн/мм3

Лейкоциты, тыс./мм3

Гемоглобин, г %

Общий белок, %

СОЭ, мм/ч

M ± m

M ± m

M ± m

M ± m

M ± m

Сеголетки

8.10.2004

1,860 ± 0,126

29,88 ± 2,21

9,25 ± 0,05

4,80 ± 0,32

2,1 ± 0,0

Годовики

3.04.2005

2,007 ± 0,405

20,06 ± 3,50

7,32 ± 0,80

3,04 ± 0,03

1,8 ± 0,6

Годовики

24.03.2005

1,342 ± 0,585

47,04 ± 9,22

10,25 ± 0,74

3,06 ± 0,54

3,2 ± 0,2

Годовики

26.03.2005

1,602 ± 0,082

35,97 ± 5,76

8,72 ± 0,08

4,01 ± 0,20

1,9 ± 0,3

Годовики

8.04.2005

1,866 ± 0,440

67,03 ± 14,32

9,36 ± 0,92

3,19 ± 0,22

2,8 ± 0,4

Годовики

20.04.2005

1,750 ± 0,234

42,01 ± 8,00

8,56 ± 0,84

4,21 ± 0,08

2,5 ± 0,7

Двухлетки

15.07.2006

1,780 ± 0,150

34,04 ± 4,50

9,30 ± 0,32

5,04 ± 0,062

2,4 ± 0,8

Трехлетки

13.07.2007

1,803 ± 0,045

35,70 ± 4,80

6,02 ± 0,84

5,49 ± 0,48

2,6 ± 1,7

Трехлетки

28.08.2008

1,621 ± 0,275

42,26 ± 5,16

9,42 ± 0,69

5,62 ± 0,13

2,2 ± 0,8

Четырехлетки

30.08.2008

1,902 ± 0,062

38,23 ± 2,53

5,91 ± 0,52

5,49 ± 0,18

3,4 ± 0,1

Шестилетки

15.04.2008

1,862 ± 0,310

49,05 ± 6,17

11,09 ± 1,84

6,17 ± 0,24

2,2 ± 0,5

Семилетки

29.04.2009

1,976 ± 0,286

41,42 ± 5,37

10,08 ± 0,86

6,58 ± 0,82

3,2 ± 0,7

В целом пестрый толстолобик имел более высокие гематологические показатели, чем белый, что коррелирует с более интенсивным темпом роста пестрого и предопределяется, видимо, спектром питания и содержанием в пище железа, меди и марганца – элементов, необходимых для гемопоэза и метаболизма и являющихся адаптогенами.

У самок фитофага в мышцах находится гораздо больше свободных аминокислот, чем у самцов (табл. 3). У самок в мышцах не обнаружен свободный тирозин триптофан и фенилаланин. У пестрого толстолобика в мышцах самцов нет растворимого лизина, гистидина, метионина и триптофана – мажорных компонентов из числа растворимых аминокислот (табл. 4).

Гонады самок фитофага богаче спермы самцов свободным цистином, глютаминовой кислотой, лизином, гистидином, лейцином и изолейцином. В печени самцов пестрого толстолобика не обнаружен свободный гистидин, а у самок его достаточно много (табл. 4).

Вероятно, большой процент растворимых аминокислот в мышцах самок свидетельствует о преобладании процессов распада белка мышц в их организме в период формирования половых продуктов.

Анализируя аминокислотную картину органов и тканей исследуемых растительноядных рыб, следует отметить, что содержание свободных аминокислот у пестрого толстолобика превышает аналогичный показатель у фитофага во всех изучаемых органах, что видимо, объясняется видовыми различиями и спектром питания гидробионтов.

Причем в мышцах самок у пестрого толстолобика мы обнаружили вдвое больше растворимых аминокислот, чем у белого, а у самцов – почти в три раза. Аналогичные различия установлены и в количестве свободных аминокислот в крови рыб, что свидетельствует о видовых физиологических особенностях растительноядных рыб.

Ранний онтогенез является ответственным моментом развития рыб, и именно в этом периоде наблюдается гибель определенной части развивающейся оплодотворенной икры и молоди личинок. Поэтому важно знать как можно более полную картину физиологического состояния, в том числе динамику микроэлементов (табл. 5) и других физиологических показателей в этот важнейший период жизни рыб.

В период выклева эмбрионы белого толстолобика теряют некоторое количество элементов за счет оболочек и полостной жидкости. Личинки толстолобиков двухсуточного возраста характеризуются более низким количеством железа, марганца и меди, чем эмбрионы. В дальнейшем при развитии личинок уровень металлов в их организме возрастает, а подращенная молодь утилизирует уже значительные количества исследуемых металлов. Это объясняется тем, что молодь в этом возрасте активно питается и растет, получает микроэлементы не только из воды, как эмбрионы (биоабсорбционно), но и с пищевыми объектами, содержащими относительно большое количество жизненно важных элементов.

Анализируя аминокислотную картину органов и тканей исследуемых растительноядных рыб, следует отметить, что содержание свободных аминокислот у пестрого толстолобика превышает аналогичный показатель у фитофага во всех изучаемых органах, что, видимо, объясняется видовыми различиями и спектром питания гидробионтов. Причем в мышцах самок пестрого толстолобика мы обнаружили вдвое больше растворимых аминокислот, чем у самок белого толстолобика, а у самцов – почти в три раза больше. Аналогичные различия установлены и в количестве свободных аминокислот в крови рыб (табл. 3 и 4), что свидетельствует о видовых физиологических особенностях рыб, акклиматизируемых растительноядных рыб из Дальневосточного бассейна, находящихся в биогеохимических условиях дельты р. Волги.

Таблица 3

Количество свободных аминокислот в органах и тканях белого толстолобика (возраст – 4–5 лет), мг %

Наименование аминокислот

Самки (n = 6)

Самцы (n = 5)

мышцы

печень

гонады

кровь

мышцы

печень

гонады

кровь

Цистеин

18,52

24,55

31,04

32,34

2,09

16,34

21,16

20,59

Цистин

12,14

10,16

Лизин

52,11

21,16

35,88

37,52

32,15

5,11

9,95

7,21

Гистидин

36,06

27,04

32,52

10,14

24,16

16,69

33,30

36,34

Аргинин

25,08

12,46

19,07

22,33

22,51

22,56

24,15

14,55

Аспарагиновая кислота

24,57

21,13

18,34

17,51

13,14

16,09

15,04

21,13

Серин

8,64

17,88

16,21

19,40

15,13

28,36

11,11

19,99

Глицин

3,99

4,19

6,12

10,15

5,14

22,52

14,97

15,57

Глютаминовая кислота

14,25

42,55

14,66

32,16

6,03

3,33

3,05

8,74

Треонин

5,18

10,07

14,27

20,01

8,83

37,09

21,78

30,03

α-аланин

14,52

28,23

34,34

27,67

8,06

11,57

20,15

15,15

Пролин

2,09

5,16

9,11

15,36

1,09

11,59

10,27

20,09

Тирозин

9,96

14,68

21,13

1,08

7,16

12,26

16,78

Метионин

1,09

2,15

5,16

5,55

2,55

1,08

3,01

20,03

Триптофан

8,92

Валин

2,24

27,81

11,15

16,58

1,33

22,44

7,73

8,16

Фенилаланин

27,75

16,40

27,56

21,62

14,32

Лейцин

2,01

14,33

11,30

5,17

1,28

12,99

7,33

6,64

Изолейцин

1,27

15,03

16,26

19,82

2,34

13,53

6,04

12,31

Сумма свободных аминокислот

211,62

283,7

360

339,4

146,91

276,01

242,92

296,55

Таблица 4

Содержание свободных аминокислот у пестрого толстолобика, мг % (возраст 4–5 лет)

Наименование аминокислот

Самки (n = 8)

Самцы (n = 7)

мышцы

печень

гонады

кровь

мышцы

печень

гонады

кровь

Цистин

52,54

30,55

60,32

24,62

51,16

82,91

20,42

11,33

Лизин

16,28

20,09

36,87

9,58

36,07

20,05

10,04

Гистидин

29,04

31,67

51,12

21,05

19,08

38,22

Аргинин

179,95

19,52

37,22

24,16

153,13

36,37

33,15

29,03

Аспарагиновая кислота

42,78

51,20

58,54

71,88

103,52

38,55

39,15

51,16

Серин

46,62

24,31

29,82

19,11

10,88

23,62

32,12

28,30

Глицин

30,03

5,07

11,71

17,96

8,87

23,12

10,06

21,19

Глютаминовая кислота

49,81

22,43

47,37

43,04

76,35

45,66

21,52

68,42

Треонин

28,95

9,56

20,40

16,99

20,24

18,15

32,99

19,97

α-аланин

38,44

31,41

24,05

24,63

39,03

42,64

10,09

42,42

Пролин

13,92

13,14

15,19

18,03

7,96

11,05

16,22

15,66

Тирозин

44,22

5,02

23,24

25,02

14,42

Метионин

10,03

10,10

19,88

28,27

Триптофан

7,07

42,03

Валин

5,17

10,75

14,14

22,14

10,89

14,98

18,01

28,25

Фенилаланин

29,06

19,99

48,23

62,23

30,01

39,17

42,75

76,73

Лейцин

13,05

10,03

29,66

38,07

16,64

26,14

8,81

45,91

Изолейцин

12,76

13,58

24,85

41,42

15,32

34,01

7,26

40,34

Сумма свободных аминокислот

598,43

367,62

514,51

461,98

567,24

517,34

331,68

611,69

Сведения о микроэлементном составе органов и тканей рыб (табл. 5) могут оказаться полезными как с позиции оценки качества рыбной продукции (ветеринарно-санитарная экспертиза), так и для поисков физиологических критериев качества половых продуктов производителей и выяснения физиологического статуса, роста и развития растительноядных рыб, акклиматизируемых и выращиваемых в биогеохимических условиях западно-подстепных ильменей Астраханской области.

Микроэлементы в половых продуктах белого толстолобика (табл. 5) располагались в порядке убывающей концентрации следующим образом: Fe > Mn > Cu. Причем икра фитофага, как и у карпа и белого амура [1], содержала железа и марганца достоверно (Р < 0,05) меньше, чем сперма, а меди в икре фитофага было больше (Р < 0,05). Вероятно, это обстоятельство является общебиологической закономерностью содержания металлов в половых продуктах.

Таблица 5

Динамика микроэлементов в онтогенезе растительноядных рыб (мг/кг сухого вещества)

Характеристика объекта анализа

Белый толстолобик n = 20

Пестрый толстолобик n = 22

железо

марганец

медь

железо

марганец

медь

Половые продукты производителей

Сперма

21,2 ± 2,3*

9,8 ± 1,01*

6,15 ± 0,23

52,0 ± 1,7*

18,5 ± 0,15*

6,04 ± 0,03

Икра

18,1 ± 2,6

6,14 ± 0,07

11,4 ± 0,72

29,4 ± 1,4

8,2 ± 0,29

12,8 ± 0,19

Эмбриогенез

Дробление бластодиска

24,4 ± 3,5

19,01 ± 0,15

14,8 ± 0,52

65,5 ± 1,3

20,5 ± 0,27

23,6 ± 1,55

Гаструла

32,1 ± 5,6

10,6 ± 0,54

7,79 ± 0,63

36,6 ± 2,2

12,7 ± 0,33

22,4 ± 1,09

Органогенез

38,1 ± 5,6

21,1 ± 0,77

6,16 ± 0,94

47,1 ± 2,3

16,3 ± 1,91

8,33 ± 0,16

Обособление хвостового отдела от желточного мешка

12,5 ± 1,4

14,5 ± 0,58

4,01 ± 0,85

31,6 ± 1,6

8,92 ± 0,82

3,01 ± 0,07

Личинки после выклева

Первые сутки

10,7 ± 0,9

17,9 ± 0,54

7,09 ± 0,26

8,35 ± 4,4

15,6 ± 0,56

6,98 ± 0,32

Четвертые сутки

9,2 ± 0,4

28,8 ± 1,18

2,08 ± 0,06

70,6 ± 2,2

6,67 ± 0,75

2,01 ± 0,01

Пятые сутки

116 ± 8,2

250 ± 10,6

8,82 ± 0,14

315 ± 9,9

11,3 ± 0,04

9,96 ± 0,27

Десятые сутки

207 ± 6,6

150 ± 11,3

16,3 ± 0,22

342 ± 7,5

61,9 ± 0,71

21,8 ± 1,34

Двадцатые сутки

2998 ± 115

219 ± 7,81

71,2 ± 0,99

466 ± 16

149 ± 7,13

92,6 ± 1,13*

Молодь

1 месяц

1068 ± 70

88,9 ± 3,6

78,9 ± 3,2*

1032 ± 42,8*

496 ± 7,9*

66,9 ± 4,3

2 месяца

201 ± 16

98,1 ± 9,1

90,3 ± 5,5*

133 ± 6,31

122 ± 9,5

60,2 ± 1,7

3 месяца

228 ± 20,3

430 ± 31

81,1 ± 3,1

209 ± 15,3

46,9 ± 3,2

12,2 ± 0,55

4 месяца

68,3 ± 3,29

68,3 ± 3,2

74 ± 2,8

64 ± 3,09

51,3 ± 1,6

6,55 ± 0,52

5 месяцев

102 ± 2,04

99 ± 7,5

16,2 ± 1,3

109 ± 8,82

131 ± 6,4

16,91 ± 0,32

Примечание. * – различие достоверно при Р < 0,05.

Сопоставляя количество элементов в развивающейся оплодотворенной икре фитофага, взятой на разных стадиях эмбриогенеза, следует отметить факт статистически достоверного (Р < 0,05) увеличения марганца и железа при плавном снижении уровня меди в течение всего периода эмбрионального развития белого толстолобика до выклева личинок, что можно объяснить уровнем дыхательных (окислительно-восстановительных) процессов, имеющих место в активно развивающейся икре, и развитием эмбрионов белого толстолобика.

Личинки, помещенные в кристаллизаторах, в пятидневном возрасте способны, в сравнении с инкубируемой икрой, усваивать больше железа, меди и особенно марганца. Видимо, это связано с началом синтеза гемоглобина и эритроцитов, а также с увеличением уровня окислительно-восстановительных процессов, в которых изучаемые микроэлементы принимают активное участие, а главное, с началом питания после рассасывания желточного мешка личинок.

Накопление всех микроэлементов достигает первого максимума у двадцатидневных личинок в июле месяце. Второй максимум концентрации железа, меди, марганца обнаружен нами у трехмесячных мальков белого толстолобика в сентябре и совпадает по времени с обильным развитием в лиманских водоемах фитопланктона, который аккумулирует большие количества микроэлементов. В октябре кормовая база прудов стала менее благоприятной для белого толстолобика. Отсюда и общее снижение содержания микроэлементов в их органах и тканях.

В ноябре перед зимовкой у сеголеток белого толстолобика обнаружена тенденция к накоплению металлов. После оплодотворения икры пестрого толстолобика к концу первого часа инкубации в ней достоверно (Р < 0,05) увеличивается содержание железа и меди в сравнении с неоплодотворенной икрой и спермой. Видимо, в этот период икра интенсивно поглощает элементы из воды (табл. 5).

К месячному возрасту количество всех исследуемых нами микроэлементов в организме пестрого толстолобика достигает максимума. Этот период развития приходится на время, когда наблюдается массовое развитие зоопланктона, которым питается пестрый толстолобик.

Динамика микроэлементов в онтогенезе рыб объясняется тесной взаимосвязью между содержанием их в основных компонентах экосистем, т.е. биогеохимическим режимом водоемов, обеспеченностью металлами икры и спермы производителей, их физиологическим состоянием, составом пищи, интенсивностью питания и, как следствие, усилением процессов метаболизма при этом, межорганным перераспределением микроэлементов с целью вовлечения металлов в наиболее активно протекающие на определенном этапе развития рыб процессы ана- и катаболизма, в т.ч. уровнем свободнорадикальных процессов и антиоксидантной системы. Кроме того, следует помнить, что метаболизм металлов у рыб тесно связан и с гидрологическими и гидрохимическими процессами, протекающими в западно-подстепных ильменях, в т.ч. и в изучаемом водоеме Берюн-Цаган.

Учитывая, что уровень марганца и меди в основных компонентах экосистем водоемов Лиманских ильменей ниже «эталонных» значений их количества в материнских водоемах Дальнего Востока и Китая, полученные нами результаты динамики указанных металлов, с учетом их роли в организме, можно рассматривать как постоянно действующий стресс-фактор, влияющий на рыб, служащий определенным физиолого-биогеохимическим обоснованием для возможности и необходимости исследования влияния этих металлов на процессы свободнорадикального окисления и антиоксидантной защиты в раннем онтогенезе растительноядных рыб, с целью обеспечения более комфортных биогеохимических условий для роста и развития акклиматизированных в условиях Астраханской области белого и пестрого толстолобиков, чьи предки тысячелетиями жили и живут в геохимических условиях водоемов Дальнего Востока и Китая.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 14-08-01292 а.

Рецензенты:

Зайцев В.Ф., д.с.-х.н., профессор, заведующий кафедрой «Гидробиология и общая экология», Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань;

Федорова Н.Н., д.м.н., профессор кафедры «Гидробиология и общая экология», Астраханский государственный технический университет, г. Астрахань.

Работа поступила в редакцию 21.10.2014.