Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

РАЗВИТИЕ МОДЕЛЕЙ АНГЛИЙСКОЙ ГРАММАТИКИ В ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КАТЕГОРИИ ВИДА И ВРЕМЕНИ ГЛАГОЛА)

Пяткова И.Ю. 1
1 ЧОУ ВО «Международный институт рынка»
Целью статьи является исследование моделей английской грамматики в историческом аспекте – с конца XIX до конца XX веков. Рассматриваются существующие в данные периоды модели английской грамматики и выявляются происходящие в них изменения. Материалом изучения динамики моделей послужила видовременная категория английского глагола. За изученный исторический период видовременная парадигма английского глагола претерпевает изменения. Наблюдается тенденция к унификации образования грамматических форм: вместо двух вспомогательных глаголов shall и will, применяемых в конце XIX века, к использованию рекомендуется только will. Отмечается многозначность форм Continuous; число сказуемых, выраженных глаголами в Continuous, к концу XX в. возрастает. Видовременные формы английского глагола приобретают новые, дополнительные функции, например формы Indefinite выражают действия, которые происходят параллельно другим, длительные действия с индикатором времени. Названные формы могут употребляться для выражения завершенных и длительных действий, обозначаемых формами Perfect или Perfect Continuous. Кроме того, видовременные формы передают не только видовременные отношения, но и выражают также значения эмоциональности и оценочности.
моделирование
языковая модель
свойства лингвистической модели
типология моделей в языкознании
1. Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики. – М.: Наука, 1966. – 305 с.
2. Аскольдов С.А. Время и его преодоление // Мысль. – 1922. – № 3.
3. Водоватова Т.Е., Пяткова И.Ю. Отражение английского синтаксиса в грамматиках конца XIX в. и XX в. // Известия Самарского научного центра РАН. – Самара: СНЦ РАН, 2012. – Т. 14, № 5 (2). – С. 1240–1242.
4. Денисов П. Н. Принципы моделирования языка. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1965. – С. 113–114.
5. Лосев А.Ф. Введение в общую теорию языковых моделей. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 296 с.
6. Молчкова Л.В. Моделированность и идиоматичность фразеологизмов // Вестник Челябинского государственного университета. – 2013. – № 10 (301). – Вып. 76. – С. 63–67.
7. Ревзин И. И. Модели языка. – М., 1962.
8. Brown G. First lines of English grammar. – NY.: Samuels and William Wood, 1856. – 157 p.
9. Bullions P. A practical grammar of the English language. – N.Y.: Sheldon and Company, 1870.
10. Davies W.H. English grammar for the use of Junior classes. – Toronto: Published by Adam Miller, 1869. – 128 p.
11. Prodromou L. Grammar and Vocabulary for First Certificate. – London: Longman, 1999. – 319 p.
12. Nesfield J.С. Manual of English Grammar and Composition. – London: Macmillan and CO, 1916. – 419 p.
13. Swan M. Practical English usage. – Oxford: Oxford University Press, 1995. – 382 p.

Целью настоящей статьи является изучение моделей английской грамматики в диахронии и установление их изменчивости за указанный период развития английского языка. Актуальность изучения данной проблемы заключается в том, что в настоящее время недостаточно изучена область моделирования, интерес особенный вызывает типология лингвистичес-
ких моделей.

На современном этапе развития языкознания широко используется понятие модели. Понятие «модель/моделирование» появляется в конце XX в. в работах по геометрии, а затем встречается в философских работах, посвященных проблемам математической логики. В лингвистику термин вводит З. Харрис, в 40-е годы XX в. активно разрабатываются проблемы моделирования в области фонологии и синтаксиса.

Термин «модель» в языкознании рассматривается П.Н. Денисовым в несколь­ких планах:

1) модель как синтаксический рисунок фразы;

2) модель как дедуктивная система;

3) модель как вспомогательный язык, созданный для какой-либо специфической цели;

4) модель как интерпретация формальной системы;

5) модель как подобие предмета в каком-либо масштабе [4].

Из данных определений следует, что понятие модели многозначно: это и образец системы, и схема описания языка, некое устройство, механизм.

С пониманием модели тесно связано понятие «моделирование», означающее:

1) создание имитационных моделей реально существующих предметов и явлений;

2) построение аналитических моделей гипотетических объектов для прогнозирования их функциональных признаков [5].

Моделирование, по признанию многих лингвистов, является одним из наиболее эффективных методов лингвистического исследования текста [6].

Анализ литературы свидетельствует, что до сих пор не выработано единого мнения по поводу типологии лингвистических моделей. Например, И.И. Ревзин, опираясь на структурную традицию, выделяет анализирующие и синтезирующие лингвистические модели. Последние в свою очередь разделяются на собственно синтезирующие (от смысла к форме) и порождающие (от базовой формы к разнообразию небазовых форм) [7]. Ю.Д. Апресян по характеру объекта моделирования различает модели речевой деятель­ности (объект моделирования – конкретный языковой процесс или явление), модели исследовательской деятельности лингвиста (модели ис­следования) и метамодели (в качестве объекта моделирования выступает уже существующее лингвистическое описание) [1].

Выделяют парадигматические и синтагматические модели. К парадигматическим относятся те модели, в которых исследуются принципы объединения некоторых элементов в классы и установление отношений в системе. К синтагматическим относятся модели, в которых исследуются отношения между элементами в некотором фиксированном кортеже, т.е. речи. На почве парадигматических моделей возникают модели динамические, рассматривающие язык как систему, переходящую от одного состояния устойчивости к другому [7]. В основе динамических языковых моделей времени лежит идея изменения. «Изменение составляет корень, или сущность времени, осложняемую лишь различными привходящими подробностями и обстоятельствами, отвечающими на вопрос, как это изменение совершается» [2]. Историческим изменениям подвергаются не только грамматические явления языка, но и их трактовка, представленная в учебниках [3].

В данной статье остановимся на парадигматической модели видовременной глагольной системы, а именно рассмотрим динамическую модель на двух исторических срезах новейшего периода развития языка – в конце XIX и конце XX веков – и попытаемся определить произошедшие здесь изменения.

Обратимся к фактическому материалу, относящемуся к концу XIX века.

В конце XIX в. формам Continuous предписывается довольно ограниченная сфера действия: они выражают прежде всего действия, происходящие в определенный период настоящего, прошедшего или будущего времени:

Lit was driving furiously when I saw
him [12].

Можно отметить также некоторую неустойчивость употребления указанных форм, которая проявляется в недифференцированном использовании форм Continuous и Indefinite. Так, учебник, относящийся к концу XIX в., рекомендует для выражения аналогичных действий использовать как форму Continuous, так и форму Indefinite:

The Earth is a ball that is always turning round and moves round the sun [12].

Немногочисленные значения и, следовательно, не слишком широкий спектр действия предписывается и формам Indefinite. Учебники, относящиеся к этому периоду, отмечают лишь тот факт, что указанные формы выражают действие, не связанное с определенным периодом времени, а также будущее действие в придаточных условия и времени:

A friend of mine will help you when you reach the city [14].

Аналогичную картину можно наблюдать и в случае с формами Perfect: самая общая формулировка сферы употребления (выражают результат на момент настоящего, прошедшего либо будущего времени) и недифференцированное употребление с формами Indefinite: Who took it? Who has taken it? [10].

В учебниках дается четкая характеристика формальных свойств видовременных глагольных единиц, приводятся синтетические и аналитические средства образования форм: вспомогательный глагол be и ing-суффикс для парадигмы Continuous; нулевая морфема, суффикс, внутренняя флексия, вспомогательный глагол shall/will – для форм Indefinite; вспомогательный глагол have, суффикс, внутренняя флексия – для образования форм Perfect [10]. Проводится, кроме того, четкая дифференциация употребления shall и will – для 1 лица единственного и множественного числа и 2, 3 лица единственного и множественного числа, соответственно [10].

Относительно функционирования видовременных форм в изучаемый период совершенно четко определяется невозможность употребления в парадигме Continuous глаголов чувства и восприятия [12]. Выраженные указанными глаголами действия, даже и происходящие в определенный момент настоящего, прошедшего или будущего времени, употребляются в форме Indefinite: I see it; I hear it, etc. Функции группы Indefinite грамматическая норма не лимитирует; конструктивные особенности форм Indefinite определяются возможностями языковой системы. Функции форм Perfect заключаются в использовании в перфектных конструкциях всех глаголов английского языка, кроме глаголов чувства и восприятия: конструкции типа I have seen him today или I have loved him all my life являются в изучаемый период ненормативными [11].

Отмечаемые в конце XIX веке структурно-содержательные особенности видовременных форм претерпевают определенные изменения к концу XX века.

Значительно расширяется спектр значений во всех видовых парадигмах. Число сказуемых, выраженных глаголами в Continuous, возрастает. Широкому распространению форм Continuous способствует их многозначность. Если в конце XIX века значение форм Continuous ограничивается лишь указанием на «привязанность» действия к определенному моменту, то в конце XX века этим формам предписывается выражать значительно более широкий круг значений. Названные формы передают действия развивающиеся и меняющиеся (You look lovely when you are smiling); отнесенные к будущему (What are you doing tommorow evening?); параллельные действия (She was laying on a sofa and sucking a pen); краткие и моментальные действия (Why are you jumping up and down?) [9]. Формы Continuous способны передавать даже эмоции говорящего, например иронию или раздражение: She is always losing the keys [8].

Многие грамматики отмечают варьирование передачи грамматических значений при помощи форм Continuous и Simple, в том числе и для глаголов чувства и восприятия. Например, одинаково нормативными объявляются фразы I feel seek и I am feeling seek; My feet ache и My feet are aching; My legs hurt и My leg’s hurting [13].

Остаются тем не менее глаголы, которые не употребляются в форме Continuous – resemble, seem, concern, cost, fit, suit, exist, forget, know, realize understand, hate, like, love, need, have, want, wish, believe, doubt, imagine, suppose, belong to, own, owe, possess, notice, smell, sound, taste и некоторые другие [13], но этот список, как видим, гораздо короче, чем был столетие назад.

Для форм Indefinite также определяется целый ряд значений, которые являются расширением, уточнением, дифференциацией тех значений, которые были свойственны формам в прошлом веке. Названные формы выражают в современный период действия, которые происходят параллельно c другими действиями (She sat and talked about the dinner); длительные действия с индикатором времени (He read a book all night long) и многие другие [8].

Наблюдаются также значения форм Indefinite, не зафиксированные в грамматиках конца XIX века. Так, названные формы могут употребляться для выражения завершенных и длительных действий, обозначаемых в норме формами Perfect или Perfect Continuous, например I read the newspaper this morning, или He did a lot in his short life [13].

Формы Perfect, в соответствии с современной нормой, выражают не только завершенные на момент настоящего, прошедшего или будущего действия, но и указывают на разнообразные дополнительные оттенки действия [15]. Не вполне традиционно и употребление наречий often, rarely, seldom с глаголом в форме Perfect. Например: He’s often been to France; I have often taken the bus [13].

Форма грамматических единиц, выражающих видовременную семантику, к концу XX века не претерпела значительных изменений. Следует отметить лишь произошедшее сокращение используемых форм в парадигме будущего времени. Вместо двух вспомогательных глаголов shall и will, применяемых в конце XIX века, грамматической нормой определяется использование только глагола will [15]. Например: I will stop smoking; the phone’s ringing. I will answer it [15]. Аналогично: I will love you forever; I’ll give you a lift [13].

Таким образом, в динамической модели за отмеченный исторический период произошли изменения. Значительно расширяется диапазон функционирования видо­временных форм. Видовременным формам приписываются все более многочисленные и разнообразные значения. Кроме того, видовременные формы приобретают новые, дополнительные функции. К концу XX в. изучаемые формы передают не только разнообразные оттенки времени и способа протекания действия, но и не свойственные им изначально эмоциональные и оценочные значения, являются маркерами функционального стиля, участвуют в формировании тех или иных речевых стратегий.

Рецензенты:

Кулинич М.А., к.фил.н., доктор культурологии, профессор, зав. кафедрой английской филологии и межкультурной коммуникации, Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, г. Самара;

Вышкин Е.Г., д.фил.н., профессор, зав. кафедрой лингвистики и межкультурной коммуникации, Самарский государственный архитектурно-строительный университет, г. Самара.

Работа поступила в редакцию 10.12.2014.


Библиографическая ссылка

Пяткова И.Ю. РАЗВИТИЕ МОДЕЛЕЙ АНГЛИЙСКОЙ ГРАММАТИКИ В ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ (НА МАТЕРИАЛЕ КАТЕГОРИИ ВИДА И ВРЕМЕНИ ГЛАГОЛА) // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12-2. – С. 437-440;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=36249 (дата обращения: 19.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074