Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

СТРУКТУРА НЕКРИМИНАЛЬНЫХ ДЕВИАЦИЙ В ПРОФЕССИИ

Майсак Н.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет»
В статье обсуждается проблема профессионально-этической нормы и девиантных проявлений специалистов. Приводится модель, отражающая авторскую типологию и структуру некриминальных девиаций в пространстве профессионально-этических норм; отмечается специфика некриминальных девиаций в профессиях социономического типа. Дается описание личностных, деятельностно-функциональных и поведенческо-коммуникативных девиаций специалистов. К личностным девиациям относятся деформационно-деструктивные тенденции личности, дисгармонии и аномалии характера. Деятельностно-функциональные девиации проявляются в профессиональной дезадаптации, дисгармоничном стиле саморегуляции и профессиональной деятельности. Поведенческо-коммуникативные девиации выступают как дисгармоничный стиль поведения и общения с субъектами профессиональной деятельности. Область пересечения трех типов некриминальных девиаций может являться областью личностно-профессиональной деструкции, обусловливающей разрушение профессионализма и вырождение профессионала. Особое внимание обращается на область «марго», в которой пресекаются нормы и девиантность. Подчеркивается, что маргинальность может служить основанием для прогноза степени девиантности специалиста.
типология и структура некриминальных девиаций в профессии
личностные
деятельностно-функциональные и поведенческо-коммуникативные девиации специалистов
1. Безносов С.П. Профессиональные деформации личности (Подходы, концепции, метод): дис. ... д-ра психол. наук. – СПб., 1997. – 398 c.
2. Беличева, С.А. Духовная культура общества и социальное здоровье молодежи // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. – 2009. – № 4. – С. 7379.
3. Гринберг Дж. Организационное поведение: от теории к практике / Дж. Гринберг, Р. Бейрон / пер. с англ.: О.В. Бредихина, В.Д. Соколова. – М.: ООО «Вершина», 2004. – С. 570579.
4. Ермолаева Е.П. Профессиональная идентичность и маргинализм: концепция и реальность (статья первая) // Психологический журнал. – 2001. – № 4. – С. 5159.
5. Захаров Н.Л. Организационное поведение государственных служащих: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2009. – 237 с.
6. Климов Е.А. Идеалы культуры и становление субъекта профессиональной деятельности // Психологический журнал. – 2005. – Том 26. – № 3. – С. 94101.
7. Майсак Н.В. Девиативные тенденции в профессиях: сравнительные аспекты / Н.В. Майсак, Л.П. Великанова // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 10 (часть 4). – С. 879885. URL: // http://www.rae.ru/fs/pdf/2013/10-4/32421.pdf (дата обращения: 10.04.2015).
8. Майсак Н. В. Концепция профилактики девиаций специалистов с деонтологическим статусом / Н.В. Майсак, С.А. Подосинников // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). – 2014. – № 3 (35). URL: // http://journal-s.org/index.php/sisp/article/view/3201417 (дата обращения: 10.04.2015).
9. Майсак Н.В. Норма и девиации в социономических профессиях: проблемы и пути решения // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2013. – № 2 (3). – С. 132138. URL: // http://www.vggu.ru/content/vestnik-vyatggu (дата обращения: 10.04.2015).
10. Майсак Н. В. Рефлексивно-креативный практикум в профилактике девиативных тенденций специалистов // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 6. URL: www.science-education.ru/113-11722 (дата обращения: 10.04.2015).
11. Майсак Н.В. Социальная фрустрация как условие дезадаптации и предиктор девиантности специалиста / Н.В. Майсак, Д.А. Яковец // Фундаментальные исследования. Электронный научный журнал. – 2013. – № 10 (часть 8). – С. 18301837. URL: http://www.rae.ru/fs/pdf/2013/10-8/32673.pdf (дата обращения: 10.04.2015).
12. Майсак Н.В. Формирование комплаенса специалистов в системе послевузовского образования / Н.В. Майсак, Г.В. Рябичкина // Гуманитарные исследования. – 2013. № 1(45). – С. 90–96.
13. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения: учебное пособие. – М.: МЕДпресс, 2001. – 432 с.
14. Ожиганова Г.В. Психологические аспекты духовности. Часть II. Духовные способности // Психологический журнал. – 2010. – Т. 31. – № 5. – С. 3953.
15. Решетникова Е.В. Гуманизм как ценностное основание профессиональной деятельности: учебное пособие. – Иркутск: ГУ НЦ РВХ ВСНЦ СО РАМН, 2008. – 178 с.
16. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность как психолого-педагогическая проблема вузовской подготовки психологов-практиков // Актуальные проблемы психологического знания. Теоретические и практические проблемы психологии. – 2009. – № 4. – С. 4959.
17. Юревич А.В. Нравственность в современной России / А.В. Юревич, Д.В. Ушаков // Психологические исследования: электронный научный журнал. – 2009. – № 1(3). URL: http://www.psystudy.com/index.php/num/2009n1-3/41-yurevich3.html (дата обращения: 10.04.2015).
18. Bolin A. Predictors of Employee Deviance: The Relationship Between Bad Attitudes and Bad Behavior / A. Bolin, L. Heatherly // Journal of Business and Psychology. – 2001. – Vol. 15, № 3. – Р. 405418.
19. Muafi P. Causes and Consequence Deviant Workplace Behavior // International Journal of Innovation, Management and Technology. – April 2011. – Vol. 2, № 2. – Р. 123126.
20. Robinson S.L. A Typology of Deviant Workplace Behaviors: A Multidimensional Scaling Study / S.L. Robinson, R.J. Bennet // The Academy of Management Journal. – 1995. – Vol. 38, № 2, April. – Р. 555573.

Профессионально-этическая норма как основа поведения специалиста

В основе этического поведения представителя любой профессии лежит универсальный принцип гуманизма, который базируется на понятиях профессионального долга, фиксирующего служебные обязанности человека, и профессиональной чести, отражающей место и роль данной профессии в жизни общества. Так, к поведению, общению и деятельности представителей социально значимых профессий (врач, учитель, преподаватель, менеджер) общество предъявляет особые требования, основанные на деонтологическом статусе профессии, поскольку вследствие их преобразующей деятельности осуществляется научно-технический прогресс и развитие культуры в целом [6]. В различных сферах деятельности в поведении специалистов наблюдаются некоторые отличия, обусловленные спецификой профессии, однако служение людям должно выступать базовым этическим регулятором, предотвращающим различные отклонения от профессиональной нормы [15].

Под профессиональной нормой следует понимать не только технический стандарт, но и должностную модель поведения типичного представителя определенной профессии на основе зафиксированных в профессиограмме профессионально важных качеств и способностей. Реализация профессиональной нормы предполагает соответствие поведения и стиля профессиональной деятельности специалиста этико-правовой норме, а также паттернам, диктуемым профессиональным сообществом.

В социономических профессиях (типа «человек – человек»), связанных с интенсивной коммуникацией и эмоциональным выгоранием, профессиональная норма – это деятельностная составляющая конкурентоспособной личности с высокой саморегуляцией и преобразующим потенциалом. Успешность профессиональной деятельности представителей социономических профессий в первую очередь обусловлена духовными способностями, которые направлены на познание других людей, способствуют проявлениям совести и чести, воли, добродетели, творчества и стремлению к свободе. Выход за пределы социальных норм возможен лишь на основе положительных моральных качеств, интеллектуального богатства, ментальной культуры и трансцендентного опыта [14].

Отметим, что эффективность поведения представителей социономических профессий зависит от ориентации специалиста на поведенческо-коммуникативную норму, включающую высокую стрессоустойчивость и фрустрационную толерантность [11]. Не случайно в профессиях с «душеведческой направленностью ума» [6] профессионально-этическая норма приближается к идеальной норме, включающей адаптивность и самоактуализацию, духовность и креативность индивида.

Нормы закреплены в профессионально-этических кодексах, служебных инструкциях, профессиограммах, в Государственном образовательном стандарте как ЗУНы и компетенции, которыми должны овладеть будущие специалисты. Они транслируются в виде специальных ритуалов и существуют в идеальном образе специалиста, а также в понятиях о профессиональном долге и чести. Нормы функционируют в условиях разного отношения к ним людей: от пренебрежения до полного конформизма или нонконформизма [5]. Они испытывают на себе давление социальных условий труда, ближайшего социального окружения, доминирующего мнения членов определенного профессионального цеха, традиций, технологий, орудийного оснащения и других сугубо деятельностных факторов, и под этим давлением могут деформироваться [1]. Так, негативное состояние нравственности современного российского общества ведет не только к ухудшению качества профессиональной деятельности и деловой коммуникации специалистов, но и к девиантным способам достижения цели при стремлении к деньгам, власти и контролю [2; 17].

Маргинализация и девиантность специалиста

Знание и воплощение специалистами профессионально-этических норм делает успешной коммуникацию в рабочее время, снижая конфликтность в профессиональной сфере, позитивно сказывается на деятельности сотрудников и имидже организации. Если профессиональные нормы «не работают», имеет место угроза депрофессионализации и маргинализации специалиста.

Е.П. Ермолаева несоответствие поведения специалиста нормативным требованиям организационно-профессиональной среды считает профессиональным маргинализмом [4]. Как феномен девиантного поведения он проявляется в форме поступков и решений, отклоняющихся от декларируемого назначения профессии, некоторые из которых могут квалифицироваться как профессиональные ошибки – врачебные, юридические, педагогические и прочие. Так, в своем поведении специалист может демонстрировать имитацию деятельности, психическую неустойчивость, агрессивность, ложь, узость мировоззрения и цинизм, заключающийся в преуменьшении вреда этих деформационных проявлений [4, с. 54].

Несоответствие поведения, деятельности и общения специалиста социальным ожиданиям и требованиям профессионального сообщества, нарушение функций в составе профессиональной деятельности, а также деформационно-деструктивные тенденции, ухудшающие профессиональное взаимодействие и качество выполнения должностных обязанностей, являются отклонениями от профессиональной нормы, или девиацией в профессии [7; 9]. Как крайний вариант нормы, границу между нормой и патологией, девиацию нельзя определить без знания норм.

Среди представителей разных профессий ученые разграничивают девиации криминального (профессиональные преступления) и некриминального характера (профессиональные отклонения положительной и отрицательной направленности) [3]. Особое внимание они уделяют корыстным преступлениям, «беловоротничковой преступности» (махинациям и офисному воровству), нарушениям сотрудниками правил трудового распорядка, порче имущества организации, саботажу, абсентеизму (прогулам и опозданиям), агрессии и психологическому насилию в трудовом коллективе (моббинг, боссинг, буллинг), сексуальному домогательству (харассмент) [18; 19; 20].

К девиациям в профессии В.Д. Менделевич [13] относит девиативные черты (безынициативность, жеманность, манерность, кокетство, бравирование, мнительность, наигранность, негативизм, педантизм, нигилизм, скептицизм, перфекционизм, пафосность, высокомерие, позерство, притворство, развязность и пр.), профессионально нежелательные качества (авторитарность, безответственность и др.); психопатологические симптомы (аутизм, кверулянтство, сутяжничество и пр.), а также девиативные паттерны личности, среди которых:

1) специфические особенности действий, реакций, влечений;

2) эмоциональные девиации;

3) экспрессивные девиативные стили (гримасничанье, мигание, тики, скрежетание зубами, гоготание, насильственный смех, ухмылка, шмыгание, суетливость и т.д.);

4) специфические речевые стили.

Следует подчеркнуть, что наблюдаемые в профессиях некриминальные проявления девиантного поведения редко становятся предметом специально организованных исследований, поэтому их описание часто носит гипотетический характер. К тому же имеет место скепсис практиков по поводу распространенности девиаций среди представителей профессий социономического типа.

Психологический анализ отклоняющихся от профессионально-этической нормы поведенческих проявлений позволил в пространстве профессионально-этических норм выделить следующие типы некриминальных девиаций [7; 9]:

● личностные девиации, к которым следует отнести деформационно-деструктивные тенденции личности, дисгармонии и аномалии характера, проявляющиеся как:

а) затрудняющие деятельность акцентуации характера и профессионально нежелательные качества (безынициативность, скука, лень, волокита и прокрастинация, догматизм, агрессия и др.);

б) неразвитость универсальных профессионально важных качеств – компетентности, этичности и ответственности, – а также аутентичности и субъектности как произвольной созидательной активности и вовлеченности в профессию;

в) профессионально обусловленные деформации и деструкции: утрата мотивации деятельности, стагнация и регресс, нарушения профессионального здоровья, клинические проявления невротических, диссоциальных и прочих личностных расстройств;

● деятельностно-функциональные девиации, проявляющиеся как признаки профессиональной дезадаптации, дисгармоничный стиль саморегуляции и профессиональной деятельности: неспособность делать и поступать правильно (адекватно и точно), быстро (скоро и споро), рационально (целесообразно), инициативно (находчиво) и эстетично (красиво и гармонично) [13, с. 152];

● поведенческо-коммуникативные девиации как дисгармоничный стиль поведения и общения с субъектами профессиональной деятельности:

а) низкая культура общения и утрата пластичности поведения (неестественность, ригидность, гиперобщительность; аутистическое, конформистское поведение; авторитарность, доминантность, консерватизм);

б) нарушение эстетической нормы в имидже, манерах, смехе, улыбке, позе, походке, речи специалиста;

в) виндиктивный (оскорбительный) и девиативный дискурс как нарушение стиля мышления и говорения;

г) проявления в деловой коммуникации нарушений вследствие социально-стрессового расстройства (колебания активности, моторная неловкость, аутистическое поведение, агрессивно-обвинительные реакции, нигилизм, крусадерство как погруженность в дела, фобии, проявления аморальности и цинизма, склонность к асоциальным действиям).

Типология и структура некриминальных девиаций в профессии отражена в модели, представленной на рисунке.

pic_22.wmf

Девиации специалистов в пространстве профессионально-этических норм

Пересечение девиаций с пространством норм указывает на область «марго» (м), при этом наличие признаков маргинальности может служить основанием для прогноза степени девиантности специалиста. Центральная зона пересечения трех типов девиаций определяет область личностно-профессиональной деструкции (ЛПД), ведущей к разрушению профессионализма, утрате профессиональной идентичности [16] и «вырождению» профессионала.

С целью профилактики девиаций в профессии необходимо [8; 12]:

а) контролировать качество выполнения функциональных обязанностей на основе профессиональной нормы;

б) своевременно выявлять девиативные личностные тенденции и нарушения коммуникации;

в) изучать проявления самостоятельности и ответственности как интегральных качеств личности специалиста, стремящегося к достижению «акме»;

г) развивать антиципационную состоятельность и профессиональную рефлексию.

Для нормативно-преобразующего поведения специалиста, предотвращения некриминальных девиаций и преодоления критических явлений профессиональной жизни необходим грамотный менеджмент, поддержка научного сообщества, включая интернациональное, а также забота со стороны государства и общества в формировании имиджа социально значимых профессий. В настоящее время огромное значение должно придаваться дополнительному образованию взрослых, которое традиционно выполняет вспомогательную, компенсирующую и факультативную функцию. Повышение квалификации и послевузовская переподготовка способствуют дальнейшему развитию профессионализма и социальной активности современного специалиста, стремящегося к образованию в течение всей жизни с целью самореализации и достижения акме.

Рецензенты:

Сачкова М.Е., д.псх.н., профессор кафедры теоретических основ социальной психологии, ФГБОУ ВПО «Московский государственный психолого-педагогический университет, г. Москва;

Сатарова Л.А., д.п.н., профессор кафедры педагогики и предметных технологий, ФГБОУ ВПО «Астраханский государственный университет», г. Астрахань.


Библиографическая ссылка

Майсак Н.В. СТРУКТУРА НЕКРИМИНАЛЬНЫХ ДЕВИАЦИЙ В ПРОФЕССИИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-18. – С. 4023-4027;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37901 (дата обращения: 11.08.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074