Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

ИТОГИ ВОСТОЧНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФОРУМА КАК ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Голобоков А.С. 1
1 ФГБОУ ВПО «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса», Владивосток
Cтратегии вовлечения российского Дальнего Востока в интеграционные процессы и создание в этом деловом пространстве собственных центров экономического влияния приобретают в настоящее время особое значение. Рассмотрены условия и механизмы взаимодействия субъектов рыночных отношений в рамках соглашений Восточного экономического форума, а также необходимые условия для достижения устойчивого экономического роста в Дальневосточном регионе. Анализируется необходимость корректировки политического статуса региона как объекта и субъекта реализации государственной стратегии, а также изучения вопросов управления региональными процессами в условиях инновационного развития. Рассматриваются факторы взаимосвязи экономических интересов России с интересами КНР на общем геоэкономическом пространстве. Приводится оценка инструментов стимулирования притока китайских инвестиций и предпринимательской активности, основанная на изучении опыта внедрения режимов территорий опережающего развития на Дальнем Востоке.
Россия
Китай
экономическое сотрудничество
территории опережающего развития
инвестиционная политика
1. Гельбрас, В. Россия и Китай в условиях глобального кризиса // Мировая экономика и международные отношения. – 2011. – № 11. – С. 63–71.
2. Голобоков А.С., Сабанина Е.Ю. Сможет ли камчатский туристический бренд стать мировым? Ойкумена // Регионоведческие исследования. – Владивосток, 2014. – № 3. – С. 59–53.
3. Грузоперевозка на ДВЖД через железнодорожный погранпереход Махалино (РФ) – Хуньчунь (КНР) с декабря 2013 года достигла 100 тыс. тонн. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://ns1.rus-shipping.com/news/176584/ (дата обращения: 15.11.2015).
4. Итоги Восточного экономического форума подвели в Приморье: цифры, мнения. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://primgazeta.ru/news/the-results-of-the-eastern-economic-forum-summed-up-in-primorye-figures-opinions (дата обращения: 13.11.2015).
5. Латкин А.П. Российский Дальний Восток: ретроспектива и перспектива социально-экономического развития. Территория новых возможностей // Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. – 2012. – № 3. – С. 120–128.
6. Медведева Л.М., Лаврентьев А.В. Инертность развития российского Дальнего Востока и ее влияние на социально-экономические процессы // Власть и управление на Востоке России. 2012. – № 3. – С. 27–32.
7. О ходе реализации Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009 – 2018 годы) в 2014 году. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://assoc.khv.gov.ru/regions/foreign-economic-activities/russian-chinese-cooperation-program-monitoring/788 (дата обращения: 15.11.2015).
8. От «Роснано» до Чукотки. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tass.ru/stati/2248370 (дата обращения: 20.11.2015).
9. Реутов Д.А. Энергетическая безопасность государств Северо-Восточной Азии и сотрудничество с Россией. Конкурирующие модели и современные тенденции восточноазиатского и азиатско-тихоокеанского регионализма: монография. – Владивосток, Дальневосточный федеральный университет, 2014. – С. 124–142.
10. Севастьянов С.В. Проблемы и перспективы развития Дальнего Востока России после Владивостокского саммита АТЭС // Ойкумена. – 2013. – № 1. – С. 7–16.

Неотъемлемой составляющей сценариев развития Дальнего Востока в последние два десятилетия остаются стратегии вовлечения отдаленных российских территорий в международные интеграционные процессы и создание в этом деловом пространстве собственных центров экономического влияния. Последняя задача была официально выдвинута государством в связи созданием на Дальнем Востоке территорий опережающего развития (ТОР) и поддержана при проведении в сентябре 2015 г. во Владивостоке 1-го Восточного экономического форума (ВЭФ). Одновременно с этим проблемы устойчивого развития Дальнего Востока, усугубившиеся экономическим кризисом и международными санкциями, продолжают оказывать негативное влияние на социально-экономическую и политическую обстановку в регионе.

Мероприятия ВЭФ обозначили основные условия и инструменты обеспечения социально-экономического подъема восточных регионов Российской Федерации: привлечение инвестиций в Дальневосточный регион посредством более активного приграничного сотрудничества, расширение экономической свободы и предоставление для отечественных инвесторов лучших условий для ведения бизнеса с целью привлечения иностранных партнеров к локализации производства на Дальнем Востоке. На ВЭФ было подписано 80 соглашений стратегического и прикладного характера, объем которых составил около 1,3 трлн руб. В частности, были подписаны соглашения о создании в регионах Дальнего Востока в рамках механизмов государственно-частного партнерства (ГЧП) совместной финансовой платформы для реализации проектов, производственно-логистического комплекса, рыбного кластера, завода по производству изделий из композитных материалов, ветропарка, горно-обогатительного комбината для переработки медной руды и т.д. [8].

Основной эффект ВЭФ можно охарактеризовать как имиджевый. Во-первых, форум продемонстрировал инструменты привлечения инвесторов в модернизацию и развитие дальневосточной инфраструктуры: свободный порт, девять территорий опережающего развития (ТОР), особые налоговые и таможенные режимы и т.д. Во-вторых, можно обозначить одну из функций форума как информативную, поскольку бизнесу была разъяснена политика российского правительства. Вместе с этим ВЭФ еще раз продемонстрировал и ряд характерных для региона проблем, которые продиктованы комплексными причинами. Прежде всего, это системные факторы, связанные с международными санкциями, экономическим кризисом и усилившие негативное влияние на регион за последний год: высокая инфляция, обесценивание рубля, падение ВВП за год почти на 4 %, падение цен на нефть и пессимистичные перспективы, удешевление рабочей силы (в долларах). Несмотря на мощную информационную кампанию в рамках ВЭФ, необходимо отметить слабую развитость инфраструктурных производственных связей для ведения бизнеса на Дальнем Востоке, в частности транспортно-логистических связей, которые имеют преимущественно инерционный характер и требуют диверсификации.

Практически половина производственных активов предприятий Дальнего Востока является физически и технологически устаревшей. Это достаточно известный факт, который в приложении к перспективе осуществлять масштабные инвестиционные проекты означает острую необходимость модернизировать региональные производства. Из 100 % инвестиций по проектам около 45 % будут направлены на восполнение материально-технической базы, на поддержание текущей деятельности компаний, а не на их стратегическое развитие. Это, прежде всего, касается предприятий, занятых в области рыболовства и рыбоводства, в производстве и распределении электроэнергии и воды, в сфере транспорта и связи. Государственная концепция социально-экономического подъема Дальнего Востока в настоящее время строится на преимущественно централизованном управлении региональными проектами и их финансировании. В этом смысле она мало чем отличается от директивного планирования советского образца и влечет за собой схожие по содержанию негативные последствия [6]. Проявилась необходимость корректировки политического статуса региона как объекта и субъекта государственной стратегии, а также решения вопросов управления региональными процессами в условиях инновационного развития.

Еще в рамках Форума АТЭС в 2012 г. организаторы в качестве главной цели предлагали привлечение иностранных инвестиций в развитие страны – в частности, использования Транссиба, БАМа и Северного морского пути для доставки грузов в Европу для транзита грузов между Европой и Азией, а также привлечение азиатских инвесторов к освоению дальневосточных сельскохозяйственных земель. Вместе с тем организационные, правовые, инвестиционные и инфраструктурные условия не позволили претворять в больших масштабах необходимые для Дальнего Востока и заинтересованных зарубежных партнеров совместные бизнес-проекты. Многим из стран невыгодно торговать на российском пространстве, а многие из предприятий, работающих за рубежом, являются фактически «заложниками» американских санкций в отношении России. С повышением риска пересечения экономических интересов России с интересами других государств на общем геостратегическом пространстве необходимо обеспечение конкурентных преимуществ российской стороны. В связи с этим особое внимание необходимо уделить экономических связям с крупнейшими иностранными инвесторами, прежде всего КНР, представившей на последнем экономическом форуме значительную долю инвестиций.

В рамках ВЭФ Китай был представлен 75 национальными компаниями, чья суммарная выручка составляет 1/6 валового внутреннего продукта страны [4]. Основой взаимодействия по данным инициативам является Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР до 2018 г. Как показывает анализ программ, китайская сторона создает структуру производства, в большей степени соответствующую задачам его модернизации и технического обновления. Если не учитывать объекты электроэнергетики, то подавляющее большинство совместных проектов на территории России связаны с освоением месторождений полезных ископаемых, лесопереработкой и сельским хозяйством. Большинство проектов, реализуемых с привлечением китайских инвестиций, относятся к добыче и переработке природных ресурсов на территории РФ, что не в полной мере отвечает российским интересам по развитию производства на Дальнем Востоке России. С декабря 2013 года через пограничный переход осуществляется перевозка из России в Китай только одного рода груза – угля [3]. В Китае же созданы предприятия, выпускающие главным образом конечную продукцию.

Другим недостатком российско-китайского приграничного сотрудничества остается реализация ключевых инвестиционных проектов на российской территории. Наибольшее количество проектов с участием китайского капитала осуществляется в Забайкальском крае, ЕАО и Магаданской области. Полностью отсутствует интерес китайских инвесторов к предлагаемым в рамках Программы проектам Республики Саха (Якутия), Камчатского, Приморского и Хабаровского краев, Сахалинской области и Чукотского автономного округа. Из 40 инвестиционных проектов регионального сотрудничества Программы в субъектах Дальнего Востока и Забайкалья РФ на стадии реализации находилось менее 50 %. Отсутствует механизм согласования приоритетных проектов с китайской стороной и Министерством экономического развития РФ. В свою очередь, ни государственные структуры, ни крупный российский бизнес не спешат вкладывать свой капитал в развитие обрабатывающих отраслей экономики, хотя опыт Китая показывает, что для эффективного привлечения иностранных инвестиций собственных вложений должно быть больше [6].

Помимо этого, негативное влияние на ход двустороннего российско-китайского сотрудничества оказывают антироссийские санкции, удорожание ряда профильных услуг в КНР и девальвация российского рубля. Проявились две противоположные тенденции: сокращение квот на приглашение китайской рабочей силы во всех субъектах Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и постепенно возрастающее количество граждан КНР, посещающих РФ. Необходимо также принять во внимание специфику дальневосточных регионов, которая связана с низкой связанностью территорий, кадровым вопросом и высокими тарифами. При этом, несмотря на отсутствие необходимой инфраструктуры, складывающаяся система сотрудничества привязывает региональные экономики двух стран друг к другу, и восточные регионы России заинтересованы в привлечении китайских инвестиций. До последнего времени этот интерес имел в большей степени политический, чем экономический эффект. С совпадением политической воли и экономических инициатив, что показал ход Восточного экономического форума, появилась возможность координации усилий по реализации стратегий регионального развития России и северо-востока Китая и действий по осуществлению экономического и социального развития Дальнего Востока.

Одним из направлений региональной экономической стратегии в ближайшей перспективе должна стать выработка модели улучшения международного инвестиционного климата на Дальнем Востоке, в основе которого будет лежать сбалансированное сотрудничество с приграничными государствами (прежде всего с Китаем), учитывающее национальные интересы России. Существует необходимость реализации эффективных мер по стимулированию оте­чественных и зарубежных инвесторов, вкладывающих средства в производства по выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью, включая отмену таможенных пошлин для дальневосточных экспортеров продукции глубокой переработки и на импорт не имеющего аналогов технологического оборудования [5].

Для уменьшения диспропорций в темпах и объемах регионального развития России и Китая представляется необходимым, во-первых, провести законодательное урегулирование деятельности приграничных торговых комплексов на российско-китайской границе, а также максимально упростить процедуру заключения соглашений по осуществлению международных и внешнеэкономических связей между субъектами РФ и субъектами иностранных государств. Во-вторых, необходимо уточнение механизма по актуализации списка ключевых проектов Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009–2018 годы), а также создание при необходимости координирующего органа для решения организационных вопросов взаимодействия российских и китайских инвесторов и минимизации политических, инвестиционных и иных рисков. В-третьих, нужно вести работу по созданию совместного кредитно-финансового института инвестирования для долгосрочного финансирования российско-китайских инвестиционных проектов с привлечением государственной поддержки субъектов Российской Федерации, обеспечивающих реализацию на их территории ключевых инвестиционных проектов [7].

Наряду с созданием в Приморском крае российско-китайского парка по внедрению информационных технологий и российско-китайской экспериментальной инновационной площадки «Техноград» и для ускоренного развития этих проектов в число первоочередных работ должны войти инфраструктурно-транспортные проекты, положенные в развитие уже существующих и модернизирующихся на Северо-Востоке КНР. Это касается возможностей создания речного порта Бикин, модернизации портовой ОЭЗ «Советская Гавань», а также создания международного научно-исследовательского института проблем Амура.

В связи с запуском крупных транспортных узлов на севере Китая и ростом туристического интереса к Дальнему Востоку со стороны КНР необходимо значительно модернизировать маршрутную сеть между двумя странами, дополнив действующие авиационные сообщения: Владивосток – Пекин, Владивосток – Харбин, Владивосток – Гонконг и т.д. ? и нарастив пассажиропоток по перспективным чартерным маршрутам Чита – Харбин, Владивосток – Янцзы, Петропавловск-Камчатский – Пекин/Харбин и т.д. [2].

Еще одним важным направлением сотрудничества двух стран на Дальнем Востоке в долгосрочной перспективе будет оставаться взаимодействие в области энергетики. На настоящий момент реализуется проект ВСТО (Восточная Сибирь – Тихий океан) в Приморском крае, готовится проект поставки газа по восточному маршруту с Чаяндинского месторождения в Якутии, реализация которого начнется в 2018 году в объеме 38 млрд кубических метров в год, а в дальнейшем может достигнуть 60 млрд кубических метров [9]. Помимо китайского направления, трубопровод будет поставлять газ на завод СПГ в Приморье, что позволит удвоить существующий объем российского экспорта СПГ. На саммите АТЭС в Пекине в ноябре 2014 г. был подписан Меморандум в сфере поставок газа из РФ в Китай по «западному» маршруту объемом 30 млрд кубических метров сроком на 30 лет. Параллельно стороны будут вести работу по реализации проекта Приморского энерговодохозяйственного комплекса (ПЭВК). По соглашению в рамках ВЭФ возможно строительство ГАЭС в 45 км от Владивостока и ГЭС на реке Раздольной, а также канала между Владивостокским морским и Хабаровским речным торговыми портами, который позволит сократить водный путь от Владивостока до Хабаровска с 2400 до 800 км и осуществлять устойчивый грузооборот между этими городами, защитит от наводнений прилегающие территории, повысит надежность работы ОЭС Востока и будет способствовать расширению возможностей экспорта электроэнергии в Китай. Еще один проект в рамках приграничного энергетического сотрудничества российских и китайских компаний ГЧП – газовая ТЭЦ мощностью 226 МВт по электрической и 342 Гкал/ч по тепловой энергии на северо-западной окраине г. Уссурийска (Приморский край), которую «РАО ЭС Востока» вместе с Хэйлунцзянским энергомашиностроительным альянсом «Амур Энерго-Строй Альянс» рассчитывают реализовать к 2019 году [8].

Для последовательной реализации вышеуказанных инициатив необходима научно обоснованная оценка инструментов стимулирования притока инвестиций и предпринимательской активности, основанная на изучении имеющегося опыта внедрения ТОР на Дальнем Востоке. При этом федеральные программы должны быть лишь одним из средств решения общественных проблем. С учетом специфики Дальнего Востока, необходимо строить стратегию их развития на основе использования естественных преимуществ и устранения недостатков. Необходимо совершенствование политики государства в отношении восточных территорий и устранение противоречий между позицией федеральной и региональной властей, смягчение нарастающего конфликта интересов крупных владельцев собственности и большинства населения. Целесообразно разработать систему отношений, при которой регионы получат больше прав в распоряжении доходами от продажи ресурсов, добываемых на их территории, для развития местного производства [1].

Таким образом, ключевым фактором устойчивого роста экономики Дальнего Востока является достижение следующих условий:

– доведение до международного уровня инфраструктурной обеспеченности;

– снижение уровня дотационности и превращение отдельных субъектов региона в экономически самодостаточные;

– совершенствование и оптимизация управления территориями с особым экономическим статусом, установление режима партнерских отношений государства и частного предпринимательства;

– расширение границ равноправной конкурентной среды, исключая монополизм;

– зависимость трансформации государственной региональной политики от сбалансированных государственных и региональных интересов.

Достижение результативности планируемых целей требует пересмотра существующих принципов функционирования федерального и регионального центров власти и управления, переоценки в понимании методов достижения баланса между централизацией и эффективностью. При этом предоставление большей экономической свободы региональным властям, являющееся неотъемлемым условием эффективного развития региональных экономик должно базироваться не столько на политической децентрализации «вертикальных» функций и расширении прав и полномочий исполнительной ветви власти, сколько на реанимации демократических механизмов взаимодействия центра и региона.

Помимо вышесказанного, необходимо максимально популяризовать мероприятия уровня ВЭФ, поставив их на регулярную основу и повысив тем самым уровень информированности потенциальных инвесторов о возможностях, сконцентрированных на Дальнем Востоке России. Ход Восточного экономического форума показал, что, несмотря на ряд проблем, продиктованных как внешнеполитическими обстоятельствами, так и финансовыми рисками, этот формат представляет собой серьезный канал коммуникации российского бизнеса и предпринимателей стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Рецензенты:

Латкин А.П., д.э.н., профессор, директор Института подготовки кадров высшей квалификации, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, г. Владивосток;

Осипов В.А., д.э.н., профессор кафедры международного бизнеса и финансов, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, г. Владивосток.


Библиографическая ссылка

Голобоков А.С. ИТОГИ ВОСТОЧНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФОРУМА КАК ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 11-5. – С. 981-985;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=39545 (дата обращения: 21.09.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074