Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

CRITERIA OF SELF-DEVELOPMENT OF REGIONS AS THE BASIS OF FORMATION OF INTERBUDGETARY RELATIONS

Molchanova M.Y. 1
1 Perm State National Research University
Современная Россия характеризуется усиливающейся тенденцией переноса на местный уровень центра тяжести практического решения проблем эффективного социально-экономического развития. Региональные системы накопили опыт самоорганизации и саморегуляции как относительно обособленные подсистемы более высокого уровня. Подобные системы способны не только поддерживать свое внутреннее равновесие, но и изменять структуру и систему взаимосвязей под воздействием внешних и внутренних факторов. В парадигме регионального развития, ориентированной на саморазвитие региона, активное развитие получила концепция внутренних источников и механизмов территориального саморазвития, в первую очередь, в виде технопарков и технополисов, «предпринимательских зон», различных форм стимулирования малого и среднего инновационного предпринимательства. Вопрос трактовки саморазвития региона остается дискуссионным, однако большинство исследователей единодушны, во-первых, в использовании системного, воспроизводственного подхода к формированию саморазвивающихся регионов и территорий, а во-вторых, в нацеленности всех саморазвивающихся экономических систем на реализацию целей и приоритетов системы более высокого уровня – Российской Федерации в целом. В связи с этим приобретает особое значение определение критериев саморазвития, ибо от того, насколько успешно будет проходить процесс развития муниципальных образований, во многом предопределяется широкий спектр возможностей регионов РФ. В этой связи огромное значение приобретает исследование доходных источников процесса саморазвития и концептуальных подходов их формирования, которым посвящена данная статья.
Modern Russia is characterized by an amplifying tendency of transfer on local level of the center of gravity of the practical solution of problems of effective social and economic development. Regional systems have stored experience of self-organizing and self-control as rather isolated subsystems of higher level. Such systems can not only support their internal equilibrium, but also change the structure and system of interrelations under the influence of external and internal factors. In the paradigm of regional development focused on the self-development of the region, active development was received by the concept of internal sources and mechanisms of territorial self-development, first of all, in the form of science and technology parks and technopolises, «enterprise zones», various forms of stimulation of small and medium innovative business. The question of treatment of self-development of the region remains debatable, although the majority of researchers are unanimous, first, in use of a system-based reprocessing approach to formation of spontaneous regions and territories and, secondly, in aiming of all spontaneous economic systems at realization of the purposes and priorities of a higher-level system – the Russian Federation as a whole. Thus, the definition of criteria of self-development is highly significant as the wide range of possibilities of regions of the Russian Federation is in many respects predetermined by the successful development of municipalities. In this regard the research of profitable sources of process of self-development and conceptual approaches of their formation, which this article is devoted to, is essential.
self-development
criteria of self-development
conceptual provisions
interbudgetary relations
1. Zaslavsky T.I.Social transformation of the Russian society: active and structural concept. M.: «Business». 2002. рр. 53–55.
2. Lviv D.S.Ekonomika of development. M.: «Examination». 2002. рр. 340–359.
3. Mayburov I. Sustainable development as koevolyutsionny process // Society and economy. 2004. no. 4. рр. 124–143.
4. Nureyev P.M. Development economy: models of formation of market economy. M: «Norma». 2008 187 р.
5. Tatarkin A.I., Self-development regions: macroeconomic conditions and functioning mechanisms // Economy, taxes, the right 2008. no. 3. pp. 5–6.
6. Tatarkin A.I., Tatarkin D. A. Dialectics of formation and functioning spontaneous territorial economic systems / Federalism. 2009. no. 4. pp. 77–98.
7. Shelomentsev A.G. Economic communities: genesis and evolution – Yekaterinburg: Institute of economy of URO Russian Academy of Sciences. 2003. pp. 276.
8. Economic synergetic: innovative development of Russia. [Under the editorship of B.L. Kuznetsov]. Naberezhnye Chelny. 2007. pp. 61–69.

Большое значение в процессе формирования саморазвивающихся территориальных систем имеет отбор критериальных параметров, позволяющих судить о наличии саморазвития и возможности его формирования в дальнейшем.

Исходя из понимания саморазвития, как устойчивой способности региона обеспечивать расширенное воспроизводство валового регионального продукта за счет собственных доходных источников [1], в качестве результирующего критерия саморазвития может выступать динамика валового регионального продукта. Его постоянный рост будет свидетельствовать о расширенном воспроизводстве экономических результатов и устойчивости экономического развития. При этом важны не только относительные, но и абсолютные значения показателя, в частности валовой региональный продукт на душу населения.

Вторым критерием может служить соотношение собственных и внешних доходных источников для территории. Рост валового регионального продукта при наличии только собственных или сокращении использования внешних источников позволяет говорить соответственно о саморазвитии территории или о стремлении ее к данному состоянию. В этом плане возможно использование показателя – валового регионального продукта, приходящегося на 1 руб. собственных доходов территории, а также измерение соотношения динамики валового регионального продукта и изменения размера собственных доходов.

Целью саморазвития является реализация как макроэкономических целей и приоритетов, так и внутрирегиональных целевых установок системного характера. В русле теории социально ориентированной экономики в качестве целевого критерия саморазвития предлагается использовать социально-экономическую эффективность как категорию, отражающую взаимосвязь экономических отношений с социальными и экологическими отношениями, в соответствии с коэволюционным подходом к устойчивому развитию.

В отличие от такого комплексного критерия экономического роста, как изменение валового регионального продукта, социально-экономическая эффективность охватывает не только процесс производства, но и воспроизводства общества в целом через оценку уровня и качества жизни населения; позволяет проводить сопоставление достигнутых результатов с затраченными на них усилиями, дает возможность учитывать негативные экологические и социальные воздействия. При этом понимание социально-экономического эффекта при устойчивом развитии связано с соблюдением ограничений, накладываемых законами естественной и социальной природы человека (не разрушение человеком своей природной основы, повышение уровня и качества жизни населения и др.). При несоблюдении таких ограничений социально-экономический эффект снижается (это возможно учесть при его расчете), что приводит к снижению социально-экономической эффективности, свидетельствующему о неустойчивом типе развития.

Такая трактовка категории социально-экономической эффективности в экономической практике позволит ликвидировать в определенной мере измерения экономической эффективности без социального компонента, а расчет количественных параметров социальной эффективности будет взаимосвязан с экономическими результатами производства. Поэтому, очевидно, эффективность хозяйственной деятельности общества должна определяться не только на стадии производства, но и как эффективность процесса воспроизводства в целом. При этом важен не только рост конечного результата по сравнению с затратами или применяемыми ресурсами, но и его соответствие сложившимся в обществе потребностям, их наиболее полному и всестороннему удовлетворению. Этот аспект характеризует качественную, наиболее существенную сторону социально-экономической эффективности саморазвития.

В саморазвивающихся социально-экономических системах важнейшим ресурсом, источником воспроизводства национального и регионального богатства становится интеллектуальный капитал в виде знаний и технологий. При их продаже качество и количество данных ресурсов не убывает в отличие от торговли невозобновляемыми природными ресурсами, приводящей к оттоку создаваемой добавленной стоимости. Следовательно, источники производительности в современном обществе неотделимы от инновационных качественных сдвигов разного уровня и характера.

Источник саморазвития и инноваций заключен в базовых свойствах человека. Единственным, ориентированным на будущее, фактором успешной реализации ресурсных фондов является социально и экономически заинтересованный, профессионально и граждански активный человеческий потенциал. Качественные характеристики населения являются доминирующим фактором, который определяет контуры будущего развития социально-экономической системы. Следовательно, критериальные параметры саморазвития включают, помимо роста экономики региона, повышения ее конкурентоспособности – высокие показатели жизни населения, включая инвестиции в развитие человеческого потенциала (рисунок).

В этих условиях развитие и стимулирование образовательного и инновационного процесса является единственным способом достижения мирового лидерства и решения внутренних проблем. Инновационность приобретает качества всеобщности и непрерывности, расширяются масштабы создания новых бизнесов, отраслей, производств. Это способствует росту производительности труда, эффективности производства, конкурентоспособности товаров, укреплению лидирующих позиций страны в глобальной экономике.

Только при сочетании ускоренного роста валового регионального продукта с ростом уровня и качества жизни населения и развитием человеческого потенциала в регионе при условии обеспечения этих тенденций за счет внутренних доходных источников можно говорить о саморазвитии территории. Фазовые состояния саморазвивающихся систем отличаются различным сочетанием действия механизма саморазвития и уровнем, достижением целевых установок данной системой на основе саморазвития. Поскольку саморазвитие должно стать неотъемлемым устойчивым свойством любой территории, важно отличать движение к саморазвитию и достижение целевых установок саморазвития. Поэтому целесообразно исследовать не только тенденции в развитии критериальных параметров саморазвития, но и сами абсолютные значения данных критериев, например, в сравнении с параметрами уже действующих саморазвивающихся социально-экономических систем. В качестве таких эталонов можно выбрать регионы развитых европейских стран.

pic_57.wmf

Критерии становления человеко-ориентированной парадигмы экономического развития во взаимосвязи. Источник: составлено автором

В зависимости от сочетания направленности изменений четырех вышеназванных критериев можно выделять различные группы территорий по степени достижения саморазвития. В условиях сильно поляризованного развития страны возможна концентрация ресурсов и соответственно потенциала саморазвития только в нескольких регионах. При этом данный потенциал будет реализовываться за счет снижения возможности саморазвития других регионов. В связи с этим существенное значение будут иметь распределение регионов по группам и дистанция в уровнях саморазвития между регионами разных групп.

Таким образом, саморазвитие – стратегически устойчивая способность региона в условиях сложившейся в обществе макросреды обеспечивать расширенное воспроизводство валового регионального продукта за счет имеющегося потенциала собственных ресурсных возможностей и собственных доходных источников в интересах реализации как макроэкономических целей и приоритетов, так и внутрирегиональных целевых установок системного характера [1].

Механизм регионального саморазвития представляет собой совокупность форм и методов максимального использования внутренних источников и факторов развития (эндогенные факторы) при наличии развитой макросреды, задающей общий вектор развития через индикативное регулирование. К эндогенным факторам относятся природные, материальные, организационные, финансовые, предпринимательские, трудовые ресурсы региона, а также специфические знания производственного процесса и возможности выполнения соответствующих профессиональных задач. Механизм саморазвития предполагает концентрацию ресурсов на приоритетных направлениях, выделение «точек роста» и распространение полученного эффекта через горизонтальные связи на весь регион. Стихийное саморазвитие отрицается.

В центре анализа саморазвития находятся вопросы устойчивости развития в условиях открытости региональной экономической системы: выявление факторов дестабилизации, наличия источников саморазвития, исследование адаптационных способностей, прогнозирование кризисных ситуаций.

Опираясь на вышеизложенный авторский подход к критериям саморазвития, мы можем сформулировать концептуальные положения формирования межбюджетных отношений на основе теории саморазвития. Сфера межбюджетных отношений является одной из самых политизированных. Суть различных политических подходов состоит, например, в проведении через межбюджетные отношения политики выравнивания или же поощрения конкуренции между территориями и поддержки отдельных точек роста. Поэтому важнейшим моментом соблюдения выбранных стратегических приоритетов является организация – разработка определенного порядка в сфере межбюджетных отношений в виде стандартов, концептуальных положений (рамочных условий, «правил игры»), которые будут соблюдаться всеми и реализовывать приоритеты теории саморазвития.

1. Саморазвитие – стратегически устойчивая способность региона в условиях сложившейся в обществе макросреды обеспечивать расширенное воспроизводство валового регионального продукта за счет собственных доходных источников в интересах реализации как макроэкономических целей и приоритетов, так и внутрирегиональных целевых установок системного характера [1].

2. Системообразующие признаки (условия) саморазвития:

– внутренняя самодостаточность региональной экономической системы для устойчивого регионального развития (достаточность ресурсов; объективно определенные миссия и цель, отражающие целевые установки как макроэкономической, так и региональной систем; наличие автономных и гибко адаптирующихся к внешней среде внутрирегиональных систем);

– внешние условия, способные в своей совокупности обеспечить долгосрочное саморазвитие региональных экономических систем (готовность органов власти, общественности к идее саморазвития; наличие правовых и макроэкономических условий использования модели саморазвития; использование внешних факторов для реализации саморазвития).

3. Механизм регионального саморазвития заключается в максимальном использовании внутренних источников и факторов развития (эндогенное развитие) при наличии развитой макросреды, задающей общий вектор развития через индикативное регулирование. К эндогенным факторам относятся природные, материальные, организационные, финансовые, предпринимательские, трудовые ресурсы региона, а также специфические знания производственного процесса и возможности выполнения соответствующих профессиональных задач. Механизм саморазвития предполагает концентрацию ресурсов на приоритетных направлениях, выделение «точек роста» и распространение полученного эффекта через горизонтальные связи на весь регион, ибо стихийное саморазвитие отрицается.

4. В центре анализа саморазвития находятся вопросы устойчивости развития в условиях открытости региональной экономической системы: выявление факторов дестабилизации, наличия источников саморазвития, исследование адаптационных способностей, прогнозирование кризисных ситуаций.

5. В саморазвивающихся социально-экономических системах важнейшим ресурсом, источником воспроизводства национального и регионального богатства становится интеллектуальный капитал в виде знаний и технологий. При их продаже качество и количество данных ресурсов не убывает в отличие от торговли невозобновимыми природными ресурсами, приводящей к оттоку создаваемой добавленной стоимости. Следовательно, источники производительности в современном обществе неотделимы от инновационных качественных сдвигов разного уровня и характера.

6. Источник саморазвития и инноваций заключен в базовых свойствах человека. Единственным ориентированным на будущее фактором успешной реализации ресурсных фондов является социально и экономически заинтересованный, профессионально и граждански активный человеческий потенциал. Качественные характеристики населения являются доминирующим фактором, который определяет контуры будущего развития социально-экономической системы. Следовательно, критериальные параметры саморазвития включают, помимо роста экономики региона, повышения ее конкурентоспособности – высокие показатели жизни населения.

7. В этих условиях развитие и стимулирование образовательного и инновационного процесса является единственным способом достижения мирового лидерства и решения внутренних проблем. Инновационность приобретает качества всеобщности и непрерывности, расширяются масштабы создания новых бизнесов, отраслей, производств. Это способствует росту производительности труда, эффективности производства, конкурентоспособности товаров, укреплению лидирующих позиций страны в глобальной экономике.

8. Саморазвитие территории – процесс обеспечения устойчивого социально-экономического развития территории, как за счет собственных доходных источников, так и привлеченных средств в условиях сложившейся в обществе макросреды.

По мнению автора, основными территориальными объектами саморазвития в современных российских условиях являются не только субъекты РФ, но и минимальные по площади территории, обладающие признаком политической управляемости, находящиеся в рамках границ административно-территориального деления страны – муниципальные образования. С одной стороны, они являются вместилищем различного рода ресурсных подсистем (природных, производственных, финансовых, человеческих и др.) и имеют органы управления (субъекты управления саморазвитием), в обязанности которых входит обеспечение комплексного социально-экономического развития территории, занятости населения, охраны окружающей природной среды, формирования местного бюджета и др. С другой стороны самоустойчивое социально-экономическое развитие территории автор определяет как процесс изменений в территориальной хозяйственной системе в направлении повышения социально-экономической эффективности ее функционирования через обеспечение расширенного воспроизводства всех социально-экономических процессов.

Рецензенты:

Лаврикова Ю.Г., д.э.н., доцент, заместитель директора по научным вопросам, ФГБУН «Институт экономики» Уральского отделения Российской академии наук, г. Екатеринбург;

Козлова О.А., д.э.н., доцент, заведующая сектором социального развития регионов, ФГБУН «Институт экономики» Уральского отделения Российской академии наук, г. Екатеринбург.

Работа поступила в редакцию 04.04.2013.