Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

REGIONALIZATION WITHIN MODERN MODEL OF GLOBALIZATION OF WORLD ECONOMY AND THE PROBLEM OF ECONOMIC SECURITY OF THE STATE

Rakhmatullin M.A. 1
1 Ministry of Internal Affairs Ufa Legal Institute of Russia
В статье содержится материал, посвященный анализу состояния экономической безопасности государства на современном этапе глобализации мирового хозяйства. Рассматриваются факторы, обусловливающие необходимость реформирования существующего мирового порядка. Показано, что в отдельные периоды времени развития мирового сообщества геополитические факторы могут детерминировать над экономическими. Выявлена необходимость разработки нового подхода к анализу деятельности наднациональных экономических институтов. Существующие наднациональные экономические институты типа ВТО, МВФ и т.д. консервируют существующую структуру мирового хозяйства и не дают возможности развивающимся странам выйти из их тяжелого экономического положения. В этих условиях многие страны в поисках экономической справедливости для защиты своих национальных интересов стали интегрироваться и создавать малые «глобальные» (региональные) экономики. Данный процесс становится основной противоборствующей силой современности.
Article contains the material devoted to the analysis of a condition of economic security of the state at the present stage of globalization of the world economy. The factors causing need of reforming of the existing world order are considered. It is shown that during the separate periods of time of development of the world community geopolitical factors can determine over the economic. Need of development of new approach to the analysis of activity of supranational economic institutes is revealed. The existing supranational economic institutes, type of the WTO, the IMF, etc., preserve the existing structure of the world economy and don’t give the chance to developing countries to find their difficult economic situation. In these conditions many countries in search of economic justice for protection of the national interests began to be integrated and create small «global» (regional) economies. This process becomes the main contradictory force of the present.
globalization
regionalization
world economy
national interests
economic security
1. Vystuplenie Vladimira Putina na 70-y sessii General’noy Assamblei OON. http://bricslive2015.ru/ (data obrashcheniya: 24.11.2015).
2. Ishmeeva A.S. Vliyanie globalizatsii na organizatsionno-strukturnye osnovy funktsionirovaniya sotsialnoy sfery v regione // v sb.: Problemy i perspektivy razvitiya regionov i predpriyatiy v usloviyakh globalizatsii ekonomiki // Rossiyskiy ekonomicheskiy universitet imeni G.V. Plekhanova, Ufimskiy institut (filial) Drezdenskiy tekhnicheskiy universitet, Slovatskiy tekhnologicheskiy universitet, Institut ekonomiki UrO RAN. 2014. рр. 129–134.
3. Kovtunova S.Y., Gubaydullina I.N. Sostoyaniya promyshlennosti v usloviyakh ekonomicheskikh sanktsiy // Vestnik Bashkirskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2015. no. 3 (35). рр. 125–128.
4. Kovtunova S.Y., Ishmeeva A.S. Rossiya i ekonomicheskoe sotrudnichestvo v ramkakh ShOS // Simvol nauki. 2015. no. 5. рр. 115–117.
5. Mezhdunarodnye ekonomicheskie otnosheniya: Uchebnik/ Pod red. B.M. Smitienko. – 2 izd. – M.: INFRA- M, 2009. рр. 41.
6. Transtikhookeanskoe partnerstvo i perekraivanie sfer vliyaniya 19 oktyabrya 2015. [Elektronnyy resurs]: sayt. – URL: http://rusrand.ru/analytics/transtihookeanskoe-partnerstvo-i-perekraivanie-sfer-vlijanija (data obrashcheniya: 16.11.2015).
7. Shankhayskaya organizatsiya sotrudnichestva (ShOS). [Elektronnyy resurs] // EREPORT.RU mirovaya ekonomika: sayt. – URL: http://www.ereport.ru/articles/ecunions/sco.htm (data obrashcheniya: 16.11.2015).
8. Dzhon Kerri priglashaet Rossiyu i Kitay v TTP. [Elektronnyy resurs] // Oko planety portal izucheniya globalnykh izmeneniy v obshchestve, politike, nauke, prirode: sayt. – URL: http://oko-planet.su/politik/politikmir/298307-amerika-rossii-podarila-parohod-dzhon-kerri-priglashaet-rossiyu-i-kitay-v-ttp.html (data obrashcheniya: 19.11.2015).

Начиная с мирового экономического кризиса 1974–1975 годов в развитии мирового хозяйства возникла тенденция, которая в корне меняет соотношение между внешними и внутренними факторами развития национальных экономик в пользу первых. Ни одно государство не в состоянии рационально и эффективно формировать и реализовывать экономическую стратегию безопасного развития, не учитывая процессы, происходящие в мировом хозяйстве.

В условиях современной глобализации, по мере усиления тенденций дестабилизации мировой экономики, расчеты на рыночный механизм как саморегулирующуюся систему уступают место поискам регулятора, роль которого постепенно переходит от государства наднациональным экономическим институтам.

Данный процесс осуществляется не без противоречий. И главное из них ? это противоречие между объективными и субъективными аспектами глобализации. С одной стороны, глобализация экономики представляет собой закономерный, объективно обусловленный процесс движения к единой мировой экономической целостности, качественно новую, наиболее высокую стадию интернационализации экономической жизни (и в этом проявляется объективный аспект глобализации). С другой стороны, глобализация мировой экономики выступает как форма вполне определенной экономической политики, осуществляемой ведущими странами мира (прежде всего США), крупнейшими ТНК и транснациональными банками, мировыми финансовыми центрами в своих собственных интересах (субъективный аспект глобализации).

Неслучайно некоторыми исследователями проблем глобализации в настоящее время используется термин не «глобализирующаяся», а «глобализируемая» мировая экономика. Как пишет по этому поводу Нобелевский лауреат по экономике, бывший глава Совета экономических консультантов при президенте США У. Клинтоне и бывший вице-президент Всемирного банка Дж. Стиглиц, «к сожалению, у нас нет мирового правительства, ответственного за народы всех стран, чтобы контролировать процесс глобализации способами, сопоставимыми с теми, которыми национальные правительства направляли процессы образования наций. Вместо этого у нас есть система, которую можно назвать глобальным управлением без глобального правительства, такая, в которой кучка институтов – Всемирный банк, МВФ, ВТО – и кучка игроков – министерства финансов, внутренней и внешней торговли, тесно связанные с финансовыми и коммерческими интересами, – доминируют на сцене, но при этом огромное большинство, затрагиваемое их решениями, остается почти безгласным» [5].

Реакцией на реализуемую в настоящее время ведущими странами мира модель глобализации экономики является широкое и массовое движение антиглобалистов и политика ряда стран и их группировок, желающих изменить имеющийся мировой порядок. Так, например в 2001 г. в г. Порту-Алегри (Бразилия) прошел Всемирный антиглобалистский форум под девизом «Иной мир возможен». На форуме рассматривались вопросы о возможности осуществления альтернативной – иной, чем неолиберальная, модели глобализации – «глобализации с человеческим лицом». Согласно данной концепции глобализация должна быть социально ориентированной и контролируемой со стороны международных экономических и финансовых организаций и в первую очередь ООН. Для этого необходимо реформировать или модернизировать деятельность уже существующих международных институтов типа МВФ, ВТО и т.д., или создать новые институты, имеющие глобальные перспективы и наделенные полномочиями принимать решения наднационального характера не вступающие в противоречия с интересами отдельно взятых стран мира.

Материалы и методы исследования

Выявить новые тенденции, проявившиеся на современном этапе глобализации мировой экономики. Выяснить возможность реализации альтернативных неолиберальной модели вариантов глобализации. Показать их роль в обеспечении интересов национальных экономик. Проанализировать последствия от появления противоборствующих друг другу региональных интеграционных блоков и их влияние на экономическую безопасность России на ближайшую и дальнюю перспективу.

Результаты исследования и их обсуждение

Сложившаяся к началу века модель реализации процесса глобализации мировой экономики на практике приносит выгоду, прежде всего тем субъектам этого процесса, которые уже достаточно давно занимают и воспроизводят наиболее сильные конкурентные позиции в мировой экономике и, благодаря этому, реализуют свои собственные интересы, используя политику двойных стандартов и избирательного, селективного применения принципов либерализации системы внешнеэкономических связей. При этом потери от глобализации несут, прежде всего, те страны, чье отставание от лидеров предопределено уже сложившейся системой международных экономических отношений и априори слабыми позициями в глобальном конкурентном поле современной мировой экономики (например, худшие стартовые условия модернизации экономики, фактически неравные условия торговли, доступа на рынки капитала, современных научно-технических достижений и т.д.). Разумеется, что в рамках процесса глобализации экономики хотели бы реализовать свои интересы и менее сильные в экономическом отношении страны и их союзы. Поэтому многие участники мировой экономики пытаются использовать объективную сторону процесса глобализации для достижения своих национальных интересов.

На рубеже веков в рамках современной глобализации четко обозначилась тенденция регионализации мировой экономики [2 с. 130]. Это, так сказать, малая глобализация в ограниченных масштабах, охватывающая группу стран, создающих объединения для реализации своих общих и национальных интересов. В поисках экономической справедливости многие страны тенденцию регионализации мировой экономики используют для защиты своих национальных интересов, как на внутренних, так и на внешних рынках. Данный процесс становится основной противоборствующей силой современности.

Так, например 23 мая 2008 г. лидерами Аргентины, Бразилии, Боливии, Чили, Эквадора, Венесуэлы, Колумбии, Перу, Парагвая, Уругвая, Гайаны и Суринама в г. Бразили был подписан учредительный договор об образовании Союза южноамериканских наций (УНАСУР). УНАСУР – самое крупное интеграционное сообщество в Латинской Америке. Главной геополитической причиной его создания была необходимость конструктивно отреагировать на внешнеполитический вызов США. США долгое время вели переговоры по созданию в Латинской Америке Зоны свободной торговли, путем распространения на данную территорию норм и правил НАФТА. К 2005 году стало очевидно, что переговоры по созданию общеконтинентальной интеграционной группировки, отвечающей интересам США, зашли в тупик. Создание УНАСУР стало реакцией на попытки администрации США навязать странам Латинской Америки собственный план интеграции Южноамериканского региона. Главная цель договора об образовании Союза южноамериканских наций – развивать политическую, экономическую и социальную координацию между южноамериканскими государствами. По мнению бывшего бразильского президента Луиса Игнасио Лула да Силлвы, УНАСУР должен выстраиваться как часть планов по развитию каждой страны на благо всех.

В 2001 году была основана Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Членами ШОС являются Китай, Россия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия, Узбекистан, Индия и Пакистан. Общая территория стран, входящих в ШОС, составляет 34 млн кв. км, то есть около 69 % территории Евразии. Общая численность населения – 3 млрд 40 млн человек или почти 50 % населения планеты. Экономика КНР – вторая экономика мира по номиналу ВВП, первая по ВВП по паритету покупательной способности (с 2014 года). Экономика Индии третья экономика мира после Китая и США (с 2014 года). За последние годы было немало дискуссий и комментариев относительно геополитической природе Шанхайской организации сотрудничества. В западных СМИ отмечают, что одной из первых целей ШОС является создание противовеса США и НАТО, в частности для того, чтобы избежать конфликтов, которые позволили бы США вмешиваться во внутренние дела стран, граничащих с Россией и Китаем.

На саммите ШОС 2005 года в Казахстане была принята Декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества, в которой выражалась их «озабоченность» относительно существующего мирового порядка и содержались принципы работы организации. Она включала в себя следующие слова: «Главы государств-членов отмечают, что на фоне противоречивого процесса глобализации, многостороннее сотрудничество, основанное на принципах равного права и взаимного уважения, невмешательства во внутренние дела суверенных государств, неконфронтационного способа мышления и последовательного движения к демократизации международных отношений, способствует общему миру и безопасности, и призывают международное сообщество, независимо от его различий в идеологии и социальной структуре, сформировать новую концепцию безопасности, основанную на взаимном доверии, взаимной выгоде, равенстве и взаимодействии» [4 с. 115]. В ноябре 2005 года министр иностранных дел России Сергей Лавров подтвердил, что ШОС ведет работу по созданию рационального и справедливого мирового порядка и что Шанхайская организация сотрудничества предоставляет нам уникальную возможность принять участие в процессе формирования принципиально новой модели геополитической интеграции [7].

Еще одна международная организация, возникшая на гребне современной глобализации – БРИКС, состоящая из России, Китая, Индии, Бразилии и Южноафриканской Республики. Заявленной целью данной организации является поддержка и объединение развивающихся стран. Она так же консолидирует свои усилия для поддержания мира и единства ради ликвидации классового разрыва между разными государствами. В международной политике эта группа выступает за уменьшение разрыва между разными странами и вполне вероятно, что она сможет преуспеть и в этом деле. Есть серьезные основания полагать, что в скором времени к БРИКС присоединятся Малайзия, Сингапур и Япония. БРИКС была основана как международная организация, не входящая в орбиту влияния США.

В конечном итоге прогнозируется, что значительные размеры экономик стран БРИКС в будущем позволят им трансформировать экономический рост в политическое влияние, что приведёт к утрате лидирующей позиции современной западной экономической элиты, и к переходу на другую модель экономического управления, не нуждающуюся в наличии элиты как таковой.

Мировая экономика меняется. Старый мировой порядок, в котором регулятором были США, разваливается. В новых условиях США маневрируют, чтобы сохранить свой статус единственной сверхдержавы в мире и не дать любой другой стране шанс создать проблему для них. Для этого создаются по инициативе и лидирующей роли США новые зоны свободной торговли, подконтрольные США. Примером может быть Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Переговоры по его созданию завершились в Атланте 5 октября 2015 г.

С созданием Трансатлантического альянса, по мнению эксперта Центра научной политической мысли и идеологии Л.И. Кравченко, США преследуют не только экономические, но и геополитические цели. Успешное завершение переговоров по ТТП означает, что крупнейшие торговые потоки будут осуществляться не на основе правил Всемирной торговой организации, она как структура продолжит обслуживать интересы Запада в отношении периферийных государств, участвующих в организации со своей сырьевой экономикой и превращенных тем самым в придаток, а через систему условий, за которыми будут стоять Штаты. Вашингтон пытается последовательно выстраивать американоцентричную структуру мировой торговли [6].

О том, что при создании ТТП превалировали геополитические интересы США, говорит тот факт, что они ради скорейшего заключения соглашения пошли на ряд уступок, невыгодных для Вашингтона. Так, например, Япония беспошлинно будет торговать своими автомобилями на североамериканском рынке, а Новая Зеландия добилась облегченного доступа своей молочной продукции на рынок США. США необходимо было опередить Китай. Китай в этом регионе продвигает свой блок, Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство (ВРЭБ), но с куда более меньшим уровнем либерализации торговли.

В настоящее время никто не мешает и другим странам подать заявку на вступление в ТТП. В ноябре 2015 года на пресс-конференции по вопросам стратегических и экономических отношений между Китаем и США госсекретарь США Джон Керри объявил, что «Мы приглашаем людей присоединиться к различным инициативам, таким, как, например, Транстихоокеанское партнерство. Мы приглашаем Китай, мы приглашаем Россию, мы приглашаем другие государства, которые хотели бы присоединиться, если они согласны повышать стандарты и жить в соответствии с высокими стандартами, защищая людей, сотрудничая открыто, прозрачно и ответственно» [8].

«В Договоре ТТП можно идентифицировать несколько существенных проблем:

– Договор фиксирует и расширяет механизм «улаживания конфликтов между инвесторами и государствами». Данный механизм, включенный сегодня в несколько других торговых соглашений, используется и применяется уже сейчас в целях устранения правил, защищающих людей и земной шар.

– Гигантские корпорации смогут напрямую подавать иски против правительств в секретный, частный, экстерриториальный трибунал, избегая обычной судебной системы на местах и обходя законодательные собрания. Они смогут требовать колоссальных компенсаций за потерянные прибыли и даже за прибыли, ожидаемые вследствие строгого «Трудового кодекса», экологического законодательства, регуляции лекарственного и продовольственного рынка и т.д.

– Одна из весомых проблем состоит в том, что трибунал не подлежит какому бы то ни было контролю со стороны независимого суда. В этих трибуналах нет ни одного из тех защитных средств, которых мы ожидаем от наших обычных судов. Обсуждения приватны и секретны, правила конфликтов интересов не определены.

– У граждан и сообществ, пострадавших от их решений, нет в этом трибунале никакого судебного статуса. Вердикты трибунала окончательны и обязательны для исполнения государством, даже если ошибочны с юридической точки зрения, и включают в себя гигантские штрафы, способные привести к банкротству государства-ответчика.

– Торговые соглашения дают корпорациям исключительные права, в том числе возможность доминировать над национальными нормами и законами, и обесценивают базовое право государств принимать свои (суверенные) законы.

– Эти соглашения о торговле и инвестициях спланированы специально для того, чтобы дать корпорациям желаемое – демонтаж всех инструментов социальной, потребительской и экологической защиты и гигантские компенсации от всех тех, кто нарушает то, что определено как «права корпораций».

Обсуждение данного договора велось за закрытыми дверями, втайне, без прозрачности, и фактически в нем представлены лишь интересы крупных корпораций.

Американское министерство, ответственное за переговоры, отказывается раскрыть свою позицию и черновики документов – даже членам американского Конгресса. Хотя лоббисты корпораций участвуют в процессе составления черновиков.

Текст договора еще не обнародован» [8].

На Генеральной Ассамблее, нашим руководством было отмечено, что: «ряд стран пошли по пути закрытых эксклюзивных экономических объединений, причем переговоры об их создании идут кулуарно, втайне и от собственных граждан, от собственных деловых кругов, общественности, и от других стран… Вероятно, всех нас хотят поставить перед фактом, что правила игры переписаны, и переписаны опять в угоду узкого круга избранных, причем без участия ВТО» [1].

Спрашивается: «Зачем Америке Россия?» Представляется, что США и на этот раз, только другими средствами, преследуют те же геополитические интересы, которые они реализовывали в 90-е годы прошлого столетия, навязывая нам политику так называемой «шоковой терапии».

Что сулит России вступление в ТТП?

1. Отмена пошлин обусловит снижение дохода участвующих в союзе государств. В 2014 году из 26,3 трлн руб. доходов консолидированного бюджета 4,6 трлн приходилось на таможню – почти 17,5 %. С учетом того, что членами ТТП являются Япония и США, входящие в десятку крупнейших наших торговых партнеров, и есть вероятность того, что в него войдут Южная Корея и страны ЕС, мы в результате беспошлинной торговли в рамках «партнерства» существенно потеряем в доходной части бюджета. Отказаться хотя бы от части из них, в условиях санкций и снижения цен на мировых рынках нефти, для России непозволительная роскошь. Сами же США, в отличие от остальных участников партнерства, имеют возможность создавать деньги из воздуха, не уменьшая при этом их стоимости.

2. Слабые конкурентные преимущества российских предприятий работающих на внутренний рынок, делают их уязвимыми при беспрепятственном увеличении импорта товаров из промышленно развитых стран [3 с. 128]. Открытие наших границ для беспрепятственного доступа американских и восточноазиатских товаров на первых порах снизило бы розничные цены на потребительские товары и начисто смело бы с внутреннего рынка России все местные предприятия, пытающиеся что-то производить самостоятельно.

3. Быстрая экспансия товаров из-за рубежа обусловит отрицательное сальдо торгового и платежного баланса страны, падение курса рубля со всеми вытекающим из этого обстоятельствами. Дешевый рубль позволит транснациональным корпорациями скупить все, что может представлять хоть какой-то интерес или угрозу их монополии. Крупнейшие месторождения полезных ископаемых перейдут в руки мировых гигантов на условиях концессии. В результате Россия вновь впадет в экономическую, а затем и в политическую зависимость от Запада. И чтобы Россия снова не возродилась в мировом масштабе, как птица Феникс из пепла, ее развалят по югославскому или иному сценарию.

Вывод

В настоящее время у России немного вариантов. В сложившихся условиях успешное социально-экономическое развитие страны возможно только при достаточно активной государственной экономической политике, особенно в региональных блоках, учитывающей внешние и внутренние факторы производства. И второе, необходим резкий – настоящий, а не декларативный – поворот в сторону поддержки отечественного производителя и борьбы с казнокрадством. Иначе ей не грозит даже роль сырьевого придатка. Запад второго после 90-х годов шанса развалить Россию не упустит.