Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ВЛИЯНИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ГЕПАТИТА С НА ПОКАЗАТЕЛИ ЖЕЛЕЗОПОРФИРИНОВОГО КОМПЛЕКСА ПРИ НЕКОТОРЫХ НАСЛЕДСТВЕННЫХ АНОМАЛИЯХ КРОВИ

Байтаева Д.А., Бессмельцев С.С.
Актуальную проблему в ранней диагностике и лечении функциональной недостаточности печени при наследственных аномалиях крови представляет инфицированность больных вирусом гепатита С. С этой целью у 82 пациентов с α и β талассемией, а также с поздней кожной порфирией было изучено влияние хронического гепатита С на метаболизм железопорфиринового комплекса. У инфицированных больных установлена взаимосвязь между тяжестью функциональных нарушений печени и изменениями в обмене железа и порфиринов. Полученные результаты имеют значение в дифференциальной диагностике различных форм порфирий и наследственных аномалий крови. На основании полученных данных предложен алгоритм обследования пациентов с наследственными заболеваниями крови, осложненными хроническим гепатитом С, который, наряду с рутинными биохимическими тестами, определением маркеров вирусных гепатитов и биопсией печени, включает исследование показателей железопорфиринового комплекса.

Инфицирование вирусом гепатита С (HCV) является основной причиной развития посттрансфузионного гепатита и цирроза печени и потому представляет актуальную проблему для больных с наследственными аномалиями крови [7, 10, 11]. Для этой патологии характерны повсеместное распространение, высокий уровень заболеваемости и смертности. Столь выраженная способность HCV вызывать персистирование инфекции связана с высокой частотой мутаций и образованием множественных квазивидов, незначительно отличающихся друг от друга геномами [6].

Инфицирование вирусом гепатита С пациентов с наследственной патологией крови возникает из-за регулярно проводимой гемотрансфузионной терапии, являющейся основным методом лечения больных. Поэтому пациентов с α и β талассемией причисляют к группе риска по заражению гемотрансмиссивными инфекциями. При гомозиготной форме β-талассемии (гомоз. β-th) HCV инфекция по частоте распространения является второй после гемохроматоза [12]. Возникший хронический гепатит С (ХГС) нередко протекает бессимптомно, под маской основной патологии. Поражается орган, который в норме поддерживает метаболитический гомеостаз и от функционального состояния которого во многом зависят течение и исход основного заболевания. При ХГС изменения в печени представляют собой постоянный, необратимый процесс и характеризуются длительным течением. Манифестация уже на поздней стадии болезни с высокой частотой внутри и внепеченочных проявлений, в том числе развитием анемического синдрома и портального цирроза печени, существенно усложняет лечебно-диагностический процесс [9].

Печень участвует в обмене железа, метаболизме порфиринов и образовании ферментов, необходимых для в синтеза молекул гема. При низких концентрациях сывороточного железа гепатоциты способны отдавать железо в кровь для нужд эритропоэза [6]. С развитием гемосидероза в печени возрастает тяжесть фиброзных изменений. Присоединение ХГС к наследственной патологии крови увеличивает функциональную недостаточность печени. По сравнению с HBV роль HCV инфекции в генезе поражения печени при гомоз. β-th, гемоглобинопатии Н (Hbpat.H) и поздней кожной порфирии (ПКП) представляется более значительной, в связи с частотой его выявления. У больных с ПКП обнаружена связь аккумуляции железа в печени с обострением ХГС [9]. HCV инфекция и железо увеличивают кислородный стресс на гепатоциты, способствуя окислению уропорфириногена в уропорфирин, который не метаболизируется ферментом уропорфириноген-декарбоксилазой, а накапливается в печени и оказывает токсическое влияние на жизненно важные органы и системы [1-5, 8].

В доступной литературе мы не встретили специальных работ, посвященных изучению обмена железа и порфиринов у больных с наследственными аномалиями крови, инфицированных вирусом гепати-
та С. Остаются малоизученными особенности течения ХГС у пациентов с талассемией и поздней кожной порфирией, не определены подходы к неинвазивной диагностике стадии патологического процесса, этиопатогенетической терапии и динамическому наблюдению за данной категорией больных.

Исходя из вышеизложенного целью исследования явилось изучение влияния хронического гепатита С на метаболизм железопорфиринового комплекса и результаты проводимой терапии у больных с гомозиготной формой β-талассемии, гемоглобинопатией Н и поздней кожной порфирией.

Материалы и методы исследования

Под наблюдением находилось 82 пациента с наследственной патологией крови, в возрасте 6-33 лет (медиана - 21 год, женщин - 38, мужчин - 44), проходивших обследование и лечение в АзНИИ гематологии и трансфузиологии. Все больные были разделены на 3 группы: 1-ю составили 32 пациента с гомоз. β-th без и с ХГС (по 16 больных), 2-ую - 30 пациентов с Hbpat.H без и в сочетании с ХГС (по 15 больных) и 3-ю - 20 больных с ПКП без ХГС - 4 случая и с ХГС - 16 пациентов. Во 2-й группе без ХГС 15 пациентов наблюдались после спленэктомии в анамнезе.

Диагноз гомоз. β-th основывался на анамнезе и клинико-лабораторных признаках заболевания. Семейно-генетические исследования подтверждали наследственный характер заболевания. У больных при проведении электрофореза гемоглобина (Нb) выявлены высокий уровень фетального гемоглобина (НbF) - 29-64 %, повышенное содержание HbА2 до 3,7 % и положительная осмотическая резистентность эритроцитов (ОРЭ). У 30 больных с α-талассемией из-за делеции 3-х из 4-х α-цепочечных глобиновых генов на электрофорезе (Hb) обнаружен аномальный HbH (8-17 %), при нормальном содержании HbF и HbA2. У больных определялась гепато- и спленомегалия, деформация костей скелета из-за расширения губчатого слоя при истончении коркового слоя костей черепа и длинных трубчатых костей, с развитием в них остеопороза. ПКП у 12 пациентов носила наследственный и у остальных приобретенный характер с хроническим течением. Диагноз подтверждался исследованием активности фермента УПГ-Д. Кожные проявления совпадали со сниженным уровнем фермента УПГ-Д до 69 %, при норме 97-100 %.

При поступлении больных в клинику и при выписке исследовались общий анализ крови с тромбоцитами, ретикулоцитами, эритроцитарные параметры (RBC, MCV, MCH, MCHC); основные биохимические показатели, характеризующие функцию печени: общий билирубин в сыворотке крови и его фракции, протеинограмма, белково-осадочные пробы печени (формоловая, сулемовая); активность внутриклеточных ферментов - аланин и аспартатаминотрансфераз (АЛТ и АСТ) с вычислением коэффициента Ритиса (АЛТ/АСТ, в норме 0,8-1). В сыворотке крови исследовался уровень щелочной фасфатазы (ЩФ) и гаммаглютаминтранспептидазы (ГГТ). О запасах железа свидетельствовали показатели сывороточного железа и общей железосвязывающей способности сыворотки крови (СЖ, ОЖСС, метод R. Henry et al., 1958); количество сидеробластов (СБ) и сидероцитов (СЦ) в костном мозге; десфераловый тест (метод R. Henry et al., 1958); данные биопсии печени с качественным и количественным определением железа; сывороточный ферритин (СФ). Учитывая взаимосвязь функционального состояния печени с метаболизмом порфиринов, в динамике определялись: предшественники порфиринового обмена - σ-аминолевулиновая кислота и порфобилиноген (σ-АЛК, ПБГ, метод D. Mauzerall, S. Granick, 1956); величина экскреции с мочой уропорфирина (УП) и копропорфирина (КП) (УП, метод W. Reinkingh и E. Van Kampen, 1964; КП, метод S. Schwarts et al., 1951). Всем больным проводилось ультразвуковое исследование (УЗИ) и 11 пациентам осуществлена магнитно-резонансная томография (МРТ).

Из анамнеза больных следовало, что инфицирование вирусом гепатита С произошло в различные периоды времени, а причиной тому в 89 % случаев была гемотрансфузионная терапия. Заражению в одинаковой степени были подвержены лица обоих полов и различных возрастных групп. Обладая высоким хроногенным потенциалом, HCV инфекция была основной причиной развития ХГС, с переходом в 36 случаях в портальный цирроз печени. Диагноз ХГС подтверждался с помощью клинико-эпидемиологических, лабораторно-инструментальных и морфологических данных, обнаружения в крови антител к вирусу гепатита С, а также путем качественного определения вирусной РНК, методом ПЦР, что имело существенное значение для оценки контагиозности и мониторинга результатов лечения. Маркер HCV исследовался имунноферментным анализом (ИФА). У инфицированных больных основными генотипами HCV были 1в (40 %) и 3а (20 %). С диагностической целью применялась пункционная биопсия печени. В биоптате печени больных обнаружены некрозо-воспалительные и фиброзные изменения, что служило показанием для начала этиотропной терапии. Лечение таких больных включало курсы специфической противовирусной терапии препаратами α-интерфероном и рибавирином.

Статистическая обработка результатов осуществлялась путем определения среднеарифметических величин (М) и ошибок (±m) методом вариационной статистики по Е.А. Ойвину. При обработке данных использовались программы для электронной таблицы Microsoft Excel для Windows XP, а также пакет статистических программ «Statistica 6».

Результаты исследования и их обсуждение

Нарушения в работе печени при талассемиях и поздней кожной порфирии (ПКП) регистрировались при первичной диагностике заболеваний в 85-97 % случаев. Общее состояние 46 пациентов после присоединения к основной патологии хронического персистирующего гепатита (ХГ) и ХГС оценивалось как средней тяжести, субкомпенсированное, а 36 больных с портальным циррозом печени - тяжелое, декомпенсированное (табл. 1). На течение заболевания оказывали влияние тяжесть анемии и нарушения в обмене железа и порфиринов. Жалобы больных сводились к нарастающей общей слабости, утомляемости, одышке, тяжести в эпигастральной области, выявлялись иктеричности склер и видимых слизистых оболочек. При портальном циррозе печени у 5 больных на коже передней брюшной стенки определялись характерные сосудистые звездочки, а у 19 отмечались диспептические явления с потерей массы тела и желтуха, как результат гемолиза и нарушенной функции гепатоцитов. Гепатомегалия выявлена у 77, а спленомегалия с синдромом гиперспленизма - у 47 больных 1-й и 2-й групп и у 8 пациентов с ПКП. В 26 случаях наблюдались отеки и асцит. У 6 пациентов определялись признаки печеночной энцефалопатии. У 30 больных рентгенологически обнаружено варикозное расширение вен пищевода с кровотечением у 10.

Таблица 1

Распределение ХГ, ХГС и цирроза печени среди больных
с наследственной патологией крови

Форма
заболевания

1-я группа

2-я группа

3-я группа

Всего

без ХГС, n = 16

с ХГС, n = 16

без ХГС, n = 15

с ХГС, n = 15

без ХГС,

n = 4

с ХГС,

n = 16

n = 82

ХГ

11(68,7 %)

-

13(86,6 %)

-

3 (75 %)

-

27

ХГС

-

4 (25 %)

-

8(53,3 %)

-

7 (43,7 %)

19

Цирроз печени

5 (31,2 %)

12(75 %)

2 (13,3 %)

7(46,6 %)

1 (25 %)

9 (56,2 %)

36

У больных с Hbpat.H после спленэктомии и инфицированных ХГС бессимптомное течение заболевания сопровождалось нестабильным повышением активности трансаминаз, высоким уровнем ЩФ и ГГТ, усиленной экскрецией УП и КП с мочой, свидетельствуя о нарушенной работе печени (табл. 2). После операции спленэктомии у 13 больных определялся ХГ и у 2 портальный цирроз печени с изменениями в обмене порфиринов. Чем выше уровень анти-HCV в печени, тем более отчетливыми были признаки воспаления в нем.

У больных без и с ХГС снижение продолжительности жизни эритроцитов ассоциировалось с тяжестью гемолиза (ретикулоциты в 1-й группе - 2,3 ± 0,2 % и 3,1 ± 0,2 %, во 2-й - 2,9 ± 0,2 % и 3,3 ± 0,25 %, в 3-й - 1,7 ± 1,1 % и 1,9 ± 0,1 %, норма 0,5-1,2 %), с развитием анемии, гипоальбуминемии и гипергаммаглобулинемии. Белково-синтезирующая функция печени до лечения была нарушена в большей степени у инфицированных больных, что характеризовалось положительной формоловой пробой (+++), изменением сулемовой пробы и ОЖСС (р < 0,05). Содержание общего билирубина, ЩФ, ГГТ, АЛТ и АСТ во всех группах как до, так и после лечения определялось повышенным по сравнению с нормой (р < 0,05).

У всех серопозитивных пациентов в крови отмечалось повышение прямой фракции билирубина. Полученные результаты свидетельствовали об ослабленной защитной функции печени у больных, возможно, связанной с влиянием смешанных генотипов HCV. При ХГ биопсия печени характеризовалась диффузно-воспалительными и дистрофическими изменениями органа с гистиолимфоплазмоцитарной инфильтрацией портальных полей. Определялись гиперплазия Купферовских клеток, умеренный фиброз в сочетании с дистрофическими изменениями печеночных клеток при сохраненной дольчатой структуре органа. При ХГС биоптат печени имел красно-коричневую окраску из-за повышенного содержания железа. Гистологически определялись выраженные воспалительные изменения со скоплением лимфоидных клеток в перипортальных зонах. Тяжесть патологии характеризовалась обширными полями слившихся лобулярных некрозов. Выявленные локальные очаги некроза гепатоцитов у 9 пациентов с гомоз.β-th были связаны с обструкцией сосудов и влиянием гемолиза на печеночные клетки. У 5 больных с гомоз.β-th и у 4 с ПКП определялся переход мелкоочаговых некрозов внутрь печеночных долек, с признаками фиброза, нарушением дольковой структуры печени и пролиферацией Купферовских клеток. Если степень фиброза и повреждение клеток печени при гомоз.β-th и ПКП зависели от уровня железа, то характер повреждения не зависел от причины накопления элемента, как при талассемии, так и при ПКП. Выраженный фиброз определялся у больных с ПКП в перипортальных зонах, в местах преимущественного скопления железа.

Таблица 2

Основные показатели железопорфиринового комплекса у больных с наследственными аномалиями крови без и инфицированных вирусом гепатита С

Тесты и их норма, M±m

Период

гомоз.β-th, n = 32

Hbpat. H, n = 30

ПКП, n = 

без ХГС

с ХГС

без ХГС

c ХГС

без ХГС

с ХГС

СЖ, мкмоль/л 18,9 ± 0,79

д/л

68±5,1

72±6,5

17,6±0,9

25,3±1,3

49±2,8

56±3,1

п/л

44±3,2

69±4,8

21,2±1,2

26,8±1,4

33±1,8

48±2,7

ОЖСС мкмоль/л 58,6 ± 1,3

д/л

28±1,8

23±1,5

42±2,1

34±1,9

36±2,1

30±1,8

п/л

42±2,9

29±2,0

46±2,8

36 ± 2,1

42 ± 2,3

39 ± 2,1

СФ, нг/мл 76 ± 4,9

д/л

648 ± 31

736 ± 48

92 ± 7,5

110 ± 8,8

962 ± 71

1025 ± 99

п/л

320 ± 19

685 ± 32

86 ± 7,1

94 ± 6,7

876 ± 63

915 ± 82

АЛК, мкмоль/8,8 ммоль креат. 8,62 ± 0,74

д/л

32,3 ± 1,6

37,7 ± 2,1

20,1 ± 1,2

25,4 ± 1,4

6,2 ± 0,7

5,3 ± 0,2

п/л

25,1 ± 1,4

31,6 ± 1,5

17,4 ± 0,8

21,6 ± 1,2

9,8 ± 1,1

7,1 ± 0,8

ПБГ, мкмоль/8,8 cммоль креат. 2,06 ± 0,34

д/л

2,9 ± 0,2

25,2 ± 1,5

9,3 ± 0,4

12,9 ± 0,8

1,9 ± 0,8

1,5 ± 0,6

п/л

3,4 ± 0,3

19,8 ± 1,4

4,5 ± 0,3

8,6 ± 0,4

2,6 ± 0,1

1,6 ± 0,6

УП, нмоль/8,8 ммоль креат. 8,9 ± 0,51

д/л

42,5 ± 3,1

59,1 ± 3,4

14,8 ± 1,2

16,4 ± 1,3

51 ± 2,9

104,2 ± 7,6

п/л

18,8 ± 1,3

36 ± 2,8

10,3 ± 0,9

12,8 ± 0,9

48 ± 2,7

92 ± 4,1

КП, нмоль/8,8 ммоль креат. 69,3 ± 4,6

д/л

531 ± 11,6

612 ± 13,8

176 ± 9,5

510 ± 10,1

299 ± 11

349 ± 9,6

п/л

398 ± 10,3

583 ± 13,2

132 ± 8,3

427 ± 10,8

205 ± 9,9

318 ± 8,8

Fe печени,норм.

<1мг/г сух.в-ва

д/л

8-14

17-26

2-4

3-5

4-8

5-16

Примечание: д/л ‒ до лечения, п/л ‒ после лечения.

В биоптате печени у 36 больных с наследственной патологией крови, осложненной циррозом печени, обнаружены дистрофия, некроз печеночных клеток и развитие соединительной ткани. Последняя сдавливала сосуды, нарушая нормальное кровоснабжение печеночных клеток. Поражались паренхима и строма с дистрофическими изменениями печеночных клеток и последующей узловой регенерацией печеночной ткани. Элементы железа определялись в гепатоцитах и Купферовских клетках. Среди обследуемых без и с ХГС уровень железа в печени в несколько раз превышал норму (р < 0,001). Перегрузку железом в сочетании с ХГС следует отнести к факторам риска развития фиброза и портального цирроза печени.

Анемия у серопозитивных больных с наследственной патологией крови прогрессировала за счет гемолиза и нарушенной работы печени (табл. 3). Гипохромная микроцитарная анемия была постоянным признаком у больных с талассемиями. Снижение в периферической крови числа лейкоцитов и тромбоцитов указывало на гиперспленизм. При гомоз. β-th и ПКП с ХГС синтез молекул гема определялся нарушенным. Вследствие изменений в синтезе порфиринов и его ферментов, витамина В6, гемолиза и повышенного всасывания железа в кишечнике прогрессировал гемосидероз органов и тканей, с последующим нарушением их функций (кардиомиопатия, сахарный диабет, цирроз печени). Как видно из табл. 2, у пациентов 1-й и 3-й групп запасы железа (СЖ, СФ, содержание железа в печени) достоверно превышали норму и концентрацию этих же веществ у пациентов с Hbpat.H без и с ХГС (р < 0,001). Гемосидероз у больных 1-й и 3-й групп подтверждался показаниями десфералового теста (3,6 ± 0,3 и 2,5 ± 0,2 мг/сут., при норме - 1,28 ± 0,06 мг/сут., р < 0,05).

Таблица 3

Основные гематологические и биохимические параметры у больных с наследственными аномалиями крови без и инфицированных вирусом гепатита С

Тесты и их норма, M ± m

Период

гомоз.β-th, n = 32

Hbpat.H, n = 30

ПКП, n = 20

без ХГС

с ХГС, n = 16

без

ХГС

с ХГС,

n = 15

без

ХГС

с ХГС,

n = 16

RBC,
4,5 ± 0,3⋅10 12/л

д/л

2,20 ± 0,1

1,53 ± 0,1

2,16 ± 0,2

1,92 ± 0,7

3,2 ± 0,2

2,4 ± 0,2

п/л

3,87 ± 0,25

2,98 ± 0,2

3,05 ± 0,25

3,8 ± 0,3

3,8 ± 0,35

3,4 ± 0,25

Hb, 134 ± 10,0 г/л

д/л

46 ± 2,2

35 ± 2,1

62 ± 2,9

54 ± 2,1

82 ± 3,4

75 ± 4,1

п/л

94 ± 4,1

86 ± 3,4

110 ± 5,3

98 ± 3,7

98 ± 3,6

92 ± 3,3

MCV, 72-93 фл

д/л

62 ± 3,1

61,5 ± 2,3

58 ± 2,9

54 ± 2,4

80 ± 3,3

78 ± 3,2

Лейкоциты, 6,6 ± 0,42 109/л

д/л

3,7 ± 0,25

1,8 ± 0,15

2,9 ± 0,1

3,2 ± 0,1

10,2 ± 1,9

5,6 ± 0,3

п/л

4,2 ± 0,3

2,5 ± 0,2

4,7 ± 0,25

3,8 ± 0,2

7,4 ± 0,9

6,2 ± 0,3

Тромбоциты, 230 ± 15,0⋅109/л

д/л

120 ± 8,6

95 ± 4,7

136 ± 12,4

114 ± 8,9

168 ± 7,4

211 ± 12

п/л

165 ± 12,4

128 ± 8,9

295 ± 15,5

159 ± 10,2

197 ± 8,1

257 ± 13

Билируб. общ., 13 ± 0,9 мкмоль/л

д/л

69,4 ± 3,8

78,1 ± 6,5

31 ± 1,1

37 ± 1,3

62 ± 4,2

73 ± 4,8

п/л

36,2 ± 1,2

59,6 ± 4,3

22 ± 0,9

29 ± 2,1

59 ± 2,7

64 ± 4,5

ЩФ, 5-13 ед

д/л

52 ± 2,6

66 ± 3,9

27 ± 2,1

35 ± 1,4

58 ± 2,6

68 ± 4,9

п/л

43,1 ± 2,3

47 ± 1,5

23 ± 0,9

32 ± 1,3

40 ± 2,1

57 ± 2,6

ГГТ, 25-30 ЕД/мг

д/л

125 ± 11,5

134 ± 12,6

65 ± 3,1

82 ± 3,5

103 ± 8,2

146 ± 13,8

п/л

115 ± 9,6

119 ± 10,2

53 ± 2,5

74 ± 3,9

84 ± 3,6

127 ± 10,9

ЭПО, 7-29 МЕЛ

д/л

35 ± 2,8

25 ± 1,9

14 ± 1,2

12 ± 1,1

9 ± 0,7

10 ± 0,8

АЛТ, 8-40МЕ/л

д/л

72 ± 4,2

89 ± 4,1

56 ± 2,7

87 ± 3,9

79 ± 4,6

134 ± 12,1

п/л

58 ± 2,9

70 ± 4,1

41 ± 2,6

68 ± 3,5

66 ± 3,1

14 ± 8,9

АСТ, 5-30,МЕ/л

д/л

54 ± 2,3

59 ± 3,0

44 ± 2,7

56 ± 2,5

58 ± 2,9

86 ± 3,8

п/л

41 ± 2,1

53 ± 2,1

39 ± 1,8

32 ± 1,6

55 ± 2,4

84 ± 3,6

Примечание: д/л ‒ до лечения, п/л ‒ после лечения.

По всей вероятности, после инфицирования вирусом гепатита С, из-за прогрессирующих изменений в печени, вплоть до перехода в цирроз у органа ослабевает способность к депонированию излишних количеств железа. Элемент больше нормы накапливался в сыворотке крови и в костном мозге, что подтверждалось высоким уровнем СБ и СЦ. В то же время у 8 пациентов с Hbpat.H, независимо от наличия ХГС, определялся дефицит железа, а у 11 - нормальные величины. Уровень СЖ в среднем составил 25,3 ± 1,3 мкмоль/л, СФ - 110 нг/мл. В этой группе больных, несмотря на различные значения СЖ, и независимо от наличия ХГС, запасы железа были не нарушены. Это подтверждалось результатами десфералового теста (без ХГС 1,8 ± 0,5 и с ХГС 2,1 ± 0,15 мг/сут.) и содержанием железа в печени. Следует отметить, что у инфицированных больных 1-й и 3-й групп определялись значительными запасы железа в органах депо (см. табл. 2).

У обследованных больных выявлено отрицательное влияние ХГС на синтез предшественников порфиринового обмена. Так, у больных 1-й и 2-й групп синтез σ-АЛК и ПБГ достоверно превышал норму (см. табл. 2). Параллельно повышению активности АЛТ и АСТ, увеличению ЩФ и ГГТ во всех группах при ХГС нарастала экскреция УП и КП с мочой. Вместе с тем у 15 из 36 больных, у которых после ХГС наблюдался портальный цирроз печени, отмечалось снижение активности трансаминаз и, наоборот, высокий уровень ЩФ, ГГТ, повышенная экскреция УП и КП с мочой. Между тем ПКП с ХГС синтез σ-АЛК и ПБГ был понижен. Данный факт объясняется тем, что больным с ПКП гемотрансфузии проводились редко, что позволило нам исключить заражение больных HCV через препараты крови. Следовательно, больные с ПКП сами могут являться носителями вируса гепатита С и при определенных условиях, например при сниженном иммунитете, проявлять себя. Частота выявленных антител к вирусу HCV при ПКП у 16 обследуемых составила 92 %. HCV инфекция, возникшая на фоне иммунносупрессии, вызванной дефицитом фермента УПГ-Д, по всей вероятности, может способствовать развитию клинической симптоматике этого дефицита, а именно ПКП.

Заключение. Хронический гепатит С при гомоз.β-th и Hbpat.H, отличается малосимптомным течением, нестабильным повышением активности трансаминаз, сниженным коэффициентом Ритиса при значимых изменениях среди других тестов, характеризующих работу печени, включая метаболизм железа и порфиринов. В крови преобладали 1b генотип возбудителя и высокая вирусная нагрузка. Если при гомоз.β-th и Hbpat.H синтез σ-АЛК и ПБГ повышен, то при ПКП он снижен, что важно учитывать в плане дифференциальной диагностики с другими формами порфирий и наследственными аномалиями крови. Обнаружение у пациентов с наследственными аномалиями крови маркеров HCV инфекции (анти-HCV, РНК HCV) является показанием для дальнейшего проведения клинико-лабораторного, инструментального обследования больных и последующего диспансерного наблюдения с учетом выявленных нарушений со стороны печени, метаболизма железопорфиринового комплекса и проведения корригирующей терапии.

Список литературы

  1. Грачева Л. Поздняя кожная порфирия и инфекция вирусами гепатита В и С // Русский медицинский журнал. - 1997. - Т. 5, №23. - С. 1-2.
  2. Кривошеев Б.Н., Кязимов А.Д. Латентные и манифестные нарушения порфиринового обмена. - Новосибирск, 2005. - С. 36-41.
  3. Chuang T.Y., Brashear R., Levis C. Porphyria cutanea tarda and hepatitis C virus. A case control study and meta-analysis of the literature // J. Am. Acad Dermatol. - 1999. - №41. - P. 31-32.
  4. Bonkovsky H.L., Po- Fitzpatrick M., Pimstone N. et al. Porphyria cutanea tarda: Hepatitis C and HFE gene mutation in North Amerika // Hepatology. - 1998. - №27. - P. 1661.
  5. Fargion S., Piperno A., Cappellini M.D. et al. Hepatitis C virus and porphyria cutanea tarda: evidence of a strong association // Hepatology. - 1992. - №16. - P. 1322.
  6. Farinati F., Cardin R., De Maria N. et al. Iron storage, lipid peroxidation and gluta thione turnover in chronic anti- HCV positive hepatitis // Br. J. Hepatology. - 1995. - №22. - P. 449-451.
  7. Jaiswal S.P., Chitnis D.S., Jain A.K. et al. Prevalence of hepatitis viruses among multi - transfused homogenous thalassaemia patients // Hepatology. Res. - 2001. - №1. - P. 247-249.
  8. Roux M., Grange C., Vital Durand D., Levrat R. Porphyrie cutanee tardive et infectio parles virus de 1´ hepatite B et C // Presse Med. - 1996. - №25. - P. 1589-1591.
  9. Sampietro M., Fiorelli G., Fargion S. Iron overload in porphyria cutanea tarda // Hematologica. - 1999. - Vol. 84. - P. 248-253.
  10. Weiss G., Goodnough L.T. Anemia of chronic disease // N Engl. J. Med. - 2005. - Vol. 352. - P. 1011-1023.
  11. Williams T.N., Wonke B., Donohue S.M.A study of hepatitis B and C prevalence and liver function in multiply transfused thalassemic and their parents // Indian Pediatr. - 1992. - №29. - P. 1119-1121.
  12. Wonke B., Hoffbrand A.V., Brown D. et al. Antibody to hepatitis C virus in multiply transfused patients with thalassemia major // J. Clin. Pathol. - 1990. - №43. - P. 638.

Рецензенты:

Грицаев С.В., д.м.н., главный научный сотрудник Российского НИИ гематологии и трансфузиологии, г. Санкт-Петербург;

Капустин С.И., д.б.н., руководитель лаборатории биохимии Российского НИИ гематологии и трансфузиологии, г. Санкт-Петербург.


Библиографическая ссылка

Байтаева Д.А., Бессмельцев С.С. ВЛИЯНИЕ ХРОНИЧЕСКОГО ГЕПАТИТА С НА ПОКАЗАТЕЛИ ЖЕЛЕЗОПОРФИРИНОВОГО КОМПЛЕКСА ПРИ НЕКОТОРЫХ НАСЛЕДСТВЕННЫХ АНОМАЛИЯХ КРОВИ // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 6. – С. 26-31;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=21322 (дата обращения: 20.07.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252