Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТНЫХ И СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЙ

Радостева А.Г. 1
1 ФГБОУ ВПО «Пермский государственный гуманитарно-педагогический университет», Пермь
В статье исследуется феномен материнства как один из компонентов детско-родительских отношений. Психологическое здоровье матери во время беременности влияет на ребенка на разных этапах его развития. Улучшение психологического здоровья беременных женщин важнейшая задача для психологии. Разные авторы изучили психологическое здоровье, изменения в сознании (Я), возможность немедицинского воздействия на беременных женщин. Это исследование посвящено обсуждению социально-демографических и возрастных различии в личности беременных женщин. Выборка состояла из женщин на разных стадиях беременности. Индивидуальные различия в психологических характеристиках беременных женщин зависят от здоровья во время беременности, наличия или отсутствия патологии и ее тяжести, а также возрастных и социально-демографических характеристик. Социально-демографические характеристики включают: уровень образования, семейное положение, семейные конфигурации, мотивы рождения, триместр беременности, количества детей и степени патологии беременности.
материнство
родительство
детско-родительские отношения
беременность
семья
индивидуальные различия
личность
1. Винникотт Д.В. Маленькие дети и их матери: пер. с англ. Н.М. Падалко. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 80 с.
2. Добряков И.В., Лазарева И.П. Здоровые роды – счастливый малыш. – СПб.: 1998. – 267 с.
3. Ковалева Ю.В., Сергиенко Е.А. Контроль поведения при различном течении беременности / Исследования по когнитивной психологии; под ред. Е.А. Сергиенко. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. – С. 424–464.
4. Овчарова Р.В. Психология родительства: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 368 с.
5. Оден М. Возрожденные роды. – М.: ЦРК «АКВА», 1994. – 136 с.
6. Филиппова Г.Г. Материнство как основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии. – 2001. – № 2. – С. 22–37.
7. Филиппова ГГ. Психология материнства и ранний онтогенез. – М.: Жизнь и мысль, 1999.
8. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Семейная психотерапия. – Л.: «Медицина», 1990. – 192 с.

Изучению семьи как воспитательного института посвящено большое количество исследований как в отечественной, так и в зарубежной специальной и научной литературе: раскрыты различные характеристики семьи, оценена роль родителей в воспитании ребенка, исследованы взаимоотношения детей и родителей, выявлены стили и стратегии семейного воспитания, а также многое другое, имеющее отношение к семье. При очень большом научном интересе к развитию детей в семье самим родителям уделяется намного меньше внимания. А для того чтобы наиболее полно изучить детско-родительские отношения и их взаимовлияние, необходимо рассматривать семью не только со стороны ребенка, но и со стороны родителя.

Говоря о родительстве, в первую очередь, видится необходимым более подробное рассмотрение феномена материнства, под которым мы понимаем свойственное женщине-матери сознание родственной связи её с детьми.

Идея субъектности матери и ребенка ярко выражена в концепции материнства Г.Г. Филипповой. Материнство при этом рассматривается не только как условие для развития ребенка, но и как особая потребностно-мотивационная составляющая психологии женщины, формирующаяся на протяжении всей жизни. [6]

В исследованиях, проведенных P.M. She­reshevsky и L.J. Yarrow, как наиболее значимые онтогенетические факторы развития материнской сферы выделяются: опыт взаимодействия с собственной матерью, особенности семейной модели материнства и возможность взаимодействия с младенцем, проявление интереса к нему в детстве [1].

Одним из важнейших факторов развития материнской сферы является также личностная зрелость матери. В работе Р.В. Овчаровой личностная зрелость матери рассматривается как системное образование, представляющее единство личностных и родительских составляющих [4]

Материнство непосредственно связано с готовностью беременной женщины к рождению ребёнка, которая в свою очередь включает в себя внутреннюю работу, связанную с осознанием своих жизненных задач, готовностью к изменениям структуры семьи и освоению новой социальной роли, а также ответственности и принятию многочисленных обязанностей матери.

Беременность – специфическое состояние организма, оказывающее выраженное воздействие на соматическое и психическое состояние женщины. Это особое состояние женщины, привлекающее внимание специалистов.

Отдельную категорию, требующую особого подхода и более пристального изу­чения, составляют беременные женщины с патологическим протеканием беременности. Именно поэтому объектом нашего исследования стали 45 беременных женщин в возрасте от 19 до 34 лет, находящиеся в отделении патологии беременности Городской клинической больницы № 2 г. Перми. Предметом исследования: взаимосвязь некоторых характеристик личности беременных женщин и их родительских установок.

Цель нашего исследования заключается в изучении индивидуальных различий и некоторых характеристик личности беременных женщин, их установок на воспитание, в зависимости от возраста, уровня образования, семейного положения, состава семьи, в котором воспитывались женщины, а также от мотивов рождения ребёнка, триместра беременности, количества детей в семье и степени патологии беременности.

Практическое значение нашего исследования заключается в возможности оказания помощи в консультативной, диагностической и коррекционной работе с будущими матерями.

Для проведения исследования использовались следующие методики:

• шестнадцатифакторный опросник личности Кеттелла;

• методика «Измерение родительских установок и реакций» (PARI);

• опросник мотивации беременности, в основе которого лежит теория Берна о мотивах рождения ребёнка. Опросник был составлен нами на основе теории Э. Берна о том, что мотивы рождения ребёнка оказывают существенное влияние на протекание беременности, отношение женщины к своему положению и ребёнку, на дальнейшую судьбу ребёнка [8];

• опросник Добрякова об отношении женщин к своей беременности для определения типа психологического компонента гестационной доминанты.

Данные были подвергнуты обработке с помощью средств математической статистики. Т-критериальный анализ Стьюдента показал нам следующие различия:

Существуют возрастные особенности в психологических характеристиках беременных женщин.

Так, интересы женщин до 25 лет более ограничены рамками семьи, исключительно семейными заботами, они имеют ощущение самопожертвования в роли матери, более склонны к семейным конфликтам, нежели женщины более зрелого возраста. В родительских установках они склонны к излишней концентрации на ребёнке: к подавлению его воли, сексуальности, имеют тенденцию к чрезвычайному вмешательству в его мир. При этом среди характерстик личности выделяется подозрительность. Женщины старше 25 лет имеют более высокие показатели интеллекта, эго-сили (то есть более эмоционально устойчивы, трезво оценивают действительность, активны, зрелы), реалистичны, доверчивы, проявляют хитрость, проницательность.

Выявлены различия личностных характеристик беременных женщин с разным уровнем образования.

Женщины, не получившие высшего образования, проявляют больший интерес к семейным делам и заботам, готовы к самопожертвованию в роли матери, но склонны к семейным конфликтам (выявляется полное совпадение применительно отношения к семейной роли с женщинами, из первой подгруппы в разделении по возрасту (до 25 лет), так как в нашей выборке испытуемых практически все женщины, не получившие высшее образование, не достигли 25-летнего возраста). Это можно объяснить тем, что женщины с высшим образованием более ориентированы на карьерный рост, то есть на внесемейные отношения (надо отметить, что и занимают они более престижные должности (преподаватель, экономист, налоговый инспектор, управляющий, инженер и т.д.). Имеют навыки дипломатично решать спорные вопросы и разногласия, а потому меньше склонны к семейным конфликтам.

Ковалёва Ю.В. и Сергиенко Е.А. [3] отмечали, что у женщин, когнитивный контроль которых отличается высоким общим уровнем развития, а также развитыми способностями осознания внешних и внутренних условий, необходимых для достижения цели, создания конкретной программы действий, умений гибко корректировать модели условий, планов, схем действий при изменении условий, беременность протекает благоприятнее.

По отношению к детям женщины без высшего образования проявляют чрезмерную заботу, устанавливают отношения зависимости, опасаются обидеть ребёнка, стараются создать безопасные условия, что является характеристиками излишней концентрации на ребёнке и приводит к подавлению его воли, наблюдается тенденция к подавлению сексуальности. Этим женщинам необходимо, чтобы в жизни был близкий человек, о котором можно было бы заботиться – это часто и становится ведущим мотивом рождения ребёнка. Но при этом женщины склонны считать, что беременность «уродует» их, боятся быть покинутыми мужем, часто находятся в плохом настроении и вообще могут утверждать, что не хотят ребёнка, не верят в свою способность выносить и родить здоровое дитя, боятся умереть в родах. Этим объясняется и выраженность депрессивного типа психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД). Это можно объяснить составом выборки – женщины, находящиеся в отделении патологии беременности.

От женщин с высшим образованием в личностном плане женщины, не получившие высшего образования, отличаются более низким интеллектом (менее интеллектуально развиты, мыслят конкретно, меньшая способность к обучению), реалистичностью, привычкой полагаться на себя.

Обозначились различия и у женщин с разным семейным положением: состоящих и не состоящих в браке.

Женщина, не состоящая в браке, испытывает сильную зависимость от семьи, родители имеют сверхавторитет. Скорее всего, это объясняется тем, что незамужняя женщина живёт в родительской семье, под опекой родителей. Наблюдается доминирование матери испытуемой, то есть мать – глава семьи, отсюда установка женщины на самопожертвование в роли матери, готовность на всё ради ребёнка. Что касается взглядов на воспитание ребёнка, то, с одной стороны, они склонны к излишней концентрации на ребёнке – отсюда опасение обидеть, тенденция к чрезмерной заботе, попытки исключения внутрисемейных влияний, подавление воли и сексуальности, чрезвычайное вмешательство в мир ребёнка; уделяется внимание развитию активности ребёнка, с другой стороны – излишняя эмоциональная дистанция с ребёнком, что проявляется в раздражительности, вспыльчивости.

В исследовании Коваленко Ю.В. и Сергиенко Е.А. [3] обнаружено, что благоприятное или неблагоприятное протекание беременности зависит от раннего семейного опыта женщины. Женщины, у которых представление о собственном раннем семейном опыте как принимающем, поддерживающем и не авторитарном, беременность переживают легче и лучше. Нами получены подтверждающие это данные, отражающие чрезмерную концентрацию на ребёнке до подавления его как результат собственной зависимотси женщины от её родительской семьи и невозможность создания своей собственной.

Находясь под постоянной родительской опекой, имея зависимость от мнения родителей, женщина, решившая родить ребёнка, зачастую руководствуется мотивом появления близкого человека, о котором она сама могла бы заботиться, опекать, воспитывать, кроме того, проявляется желание показать своим родителям, что она сама – уже взрослый и самостоятельный человек. Излишнюю концентрацию на ребёнке можно объяснить, если обратиться к исследованиям Филипповой Г.Г. [7], которая отмечала, что изменение психологического состояния женщины во время беременности может отразиться на её социальном окружении, так как не все члены семьи могут принять и понять перемены, происходящие в ней. А женщине в период беременности необходима поддержка, особенно мужа, который может оказаться наиболее неподготовленным в данной ситуации. Если мужа нет, то женщина, с одной стороны, пытается заменить необходимые ей внимание, поддержку и заботу тем, что сама концентрируется на собственном ребёнке, а с другой стороны, раздражается, не получая от него обратной связи, отдачи.

К этим же характеристикам хотелось бы добавить и результаты Т-критериального анализа индивидуальных различий в группах беременных замужних женщин, разделённых на две подгруппы по сроку нахождения в браке: до двух лет и более двух лет. Здесь выявилось два значимых различия по показателям «тревожный тип» ПКГД и мотиву «выражение благодарности любимому человеку». То есть женщины, состоящие в браке недавно (до 2-х лет), при принятии решения родить ребёнка в первую очередь руководствуются мотивом выражения благодарности любимому человеку. Но при протекании беременности обладают тревожным типом ПКГД, который характеризуется высоким уровнем тревоги, что влияет на соматическое состояние женщины. Здесь стоит вспомнить французкого врача Мишеля Одена [5], который особую роль отводит мужу. Оден отмечает, что психологическое состояние женщины во многом зависит от её отношения с мужем. Чем лучше их взаимоотношения, тем комфортнее её психологическое сотояние, и наоборот. Как известно, первые два года брака – это, с одной стороны, время эйфории, когда люди «объединяются» для создания семьи – отсюда выделенный нами мотив рождения ребёнка как способ выражения благодарности любимому человеку за то,что он рядом; с другой стороны – это время привыкания друг к другу, время «притирки», когда два разных человека со своими особенностями характера, привычками, взглядами стоновятся составляющей одной системы – семьи. В этот период вполне понятны причины возникновения разногласий, обид, конфликтов. Отсюда вполне объяснимы полученные нами данные об излишней тревожности у беременных женщин, состоящих в браке менее двух лет. Кроме того, такая тревога вполне может быть оправдана тем, что наши испытуеме находятся в отделении патологии беременности, так как эта тревога часто бывает вызвана наличием острых или хронических заболеваний, неблагополучным протеканием беременности.

Став матерями, такие женщины отличаются повышенной моральной ответственностью, но неуверенностью в своих силах и способностях воспитать ребёнка.

Обнаруживаются психологические отличия у беременных женщин, разделенных по тому факту, в какой семье они сами воспитывались, состав их семьи – по наличию родителей: из полных семей с родными родителями или из смешанных семей, то есть имевшие мачеху/отчима, не имевшие одного или обоих родителей, воспитывающиеся в детском доме.

Женщины, выросшие в смешанном типе семьи, концентрируют своё внимание на ребёнке, принимают активное участие в его жизни, порой вмешиваются в его мир. Уделяют внимание развитию активности ребёнка. Но их можно охарактеризовать как раздражительных, вспыльчивых натур. В сочетании с боязнью обидеть ребёнка это приводит к чувству вины, тревоге, порой к депрессии. Они критичны, склонны к эксперименту.

Также выборка была разделена по количеству детей в семье, и в данном случает отмечается, что у женщин, ожидающих первенца, наблюдается тенденция к зависимости от семьи, ограниченность её интересов семейными заботами, ощущение самопожертвования в роли матери. Женщина осознаёт себя в новой роли. Появляется ощущение «полной» семьи, желание сохранить и приумножить самое лучшее, поэтому мать пытается контролировать и подавлять агрессивность ребёнка. Такие женщины более чувствительны, менее эмоционально устойчивы, легко расстраиваются, но при этом внешне стараются оставаться сильными, независимыми, реалистичными, полагаться только на себя. Тогда как женщины, ожидающие второго ребёнка, меньше проявляют свои эмоции, более сдержаны, но зависимы, слабы, менее самостоятельны. Меньшую эмоциональность можно объяснить тем, что рождение ребёнка им уже «не ново», а беспомощность – необходимостью распределения внимания между двумя детьми.

О таких же различиях говорила Филиппова Г.Г. [7]. Она отмечала, что первородящие женщины повышенно раздражительны, эмоционально ранимы, беспокойны, становятся более чувствительными к негативным переживаниям. У повторно родящих состояние то же, за исключением того, что они уже знают изменения, которые происходят в организме во время беременности, и внутренне пытаются быть к ним готовы. Кроме того, Филиппова говорит о том, что «революционную перестройку» сглаживают проблемы, связанные со старшими детьми, которые продолжают требовать к себе внимание и родительскую заботу.

По сроку беременности группа женщин была традиционно разделена на 3 триместра: обнаружилось, что на протяжении всей беременности значимо выделились и изменялись три критерия: F (озабоченность), Q3 (самомнение) и «ощущение самопожертвования».

По фактору F (озабоченность) в первом триместре женщин можно было охарактеризовать как неторопливых, сдержанных, осмотрительных. Ко второму триместру эти характеристики становятся более выраженными, углубляются, насыщаются. Женщины превращаются в осторожных, серьёзных, молчаливых, задумчивых, погружённых в себя, в свои мысли, чувства, переживания. К третьему триместру практически приближаются к показателям первого триместра. Женщинам необходимо подготовиться к родам и материнству, времени на самоанализ становится меньше и они возвращаются к своему прежнему состоянию.

По фактору Q3 (самомнение) в первом триместре можно говорить о внутренней недисциплинированности, конфликтности (низкая интеграция) женщин. К третьему триместру можно говорить о значительном повышении контроля за собой, о дисциплинированности (высокая интеграция) женщин по сравнению с периодом начала беременности.

«Ощущение самопожертвования» – один из показателей отношения к семейной роли. Склонность к самопожертвованию женщины в роли матери возрастает ко второму триместру беременности, но вновь снижается к третьему почти до начальных показателей. Такие колебания можно объяснить, связав показатель «самопожертвования» с F, когда к концу беременности женщинам нужно заботиться о более конкретных, материальных вещах.

Аналогичные данные были получены Филипповой Г.Г. [7] При рассмотрении психологической стороны протекания беременности по триместрам она отмечала, что для I триместра характерно эмоциональное возбуждение, нервозность, конфликтность, раздражительность, связанные с перестройкой организма, стремление к поддержке и пониманию. Во II триместре Филиппова Г.Г. делает акцент на погружении женщины в себя, в своё внутреннее «Я», когда она начинает прислушиваться к появляющимся в этот период шевелениям ребёнка, начинает общаться с ним, беспокоится о нём и ругает себя, если что-то в её поведении или поступках могло повлиять на здоровье ребёнка (алкоголь, табак, лекарства и т.п.). III триместр Филиппова Г.Г. обозначает как погружение в ребёнка. Женщина фиксирует рост, вес, положение, частоту движений, периоды активности ребёнка. Кроме того, приближение срока родов и появления ребёнка заставляют задуматься о подготовке к тому и другому. О предстоящих родах, как правило, думают с тревогой. А скорое появление младенца стимулирует к обустраиванию детской комнаты, преобретению необходимых для него вещей, предметов, мебели.

Тем не менее, мы можем лишь предполагать, что изменения в перечисленных критериях с первого по третий триместр протекают именно по такой схеме, так как наше исследование не является лонгитюдным.

По степени патологии протекания беременности обнаружилось, что женщины с тяжёлой степенью патологии более консервативны, более терпимы к трудностям, тогда как женщины с лёгкой степенью – либеральнее, мыслят свободнее, не боятся экспериментировать. Ковалёва Ю.В. и Сергиенко Е.А. [3] в своём исследовании так же отмечают более высокий уровень развития эмоциональной регуляции, связанный с благоприятным течением беременности.

Кроме того, женщины с тяжёлой степенью патологии, принимая решения родить ребёнка, больше руководствуются конструктивными мотивами. Давая жизнь новому человеку, они, тем самым, стремятся к бессмертию, к повторению себя в ребёнке. Им хотелось бы родить и воспитать такого человека, какого ещё не было. Скорее всего, такие мотивы возникают из-за патологического протекания беременности, страха смерти. Дополняя полученные нами данные, можно обратиться к исследованию Ковалёвой Ю.В. и Сергиенко Е.А. [3], которые отмечают, что контроль поведения женщин с неблагоприятным протеканием беременность – это более разобщённая система с меньшими компенсаторными возможностями.

Таким образом, полученные в ходе исследования данные свидетельствую о наличии индивидуальных различий в психологических характеристиках женщин в зависимости от их состояния здоровья во время беременности, от наличия или отсутствия патологии, её степени тяжести в случае обнаружения, а также от возрастных и социально-демографических характеристик. Кроме того, эти данные обладают определённой степенью теоретической значимости, так как в дальнейшем могут быть положены в основу коррекционной и реабилитационной работы.

Статья подготовлена в рамках проекта № 02-Ф Программы стратегического развития ПГПУ.


Библиографическая ссылка

Радостева А.Г. ЛИЧНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БЕРЕМЕННЫХ ЖЕНЩИН В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОЗРАСТНЫХ И СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЙ // Фундаментальные исследования. – 2012. – № 11-5. – С. 1149-1153;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=30723 (дата обращения: 21.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074