Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

БРЫЖЕЕЧНЫЕ ЛИМФАТИЧЕСКИЕ УЗЛЫ ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ РАКА ПРЯМОЙ КИШКИ В УСЛОВИЯХ ПАРАРЕКТАЛЬНОГО ВВЕДЕНИЯ ХИМИОПРЕПАРАТОВ

Исакова Н.Б. 1, 2, 3 Старкова Е.В. 1, 2
1 ФГБУ «Научно-исследовательский институт клинической и экспериментальной лимфологии» СО РАМН
2 Новосибирский государственный университет
3 ГБУЗ «Новосибирский областной онкологический диспансер»
Цель исследования – выявление характерных морфофункциональных преобразований в брыжеечных лимфатических узлах при моделировании рака прямой кишки экспериментальным животным (крысы Вистар) и цитостатической терапии параректальным путем (5-фторурацил и лейковарин). Спустя 11 мес. после инстилляции химического канцерогена в стенке прямой кишки выявлена злокачественная эпителиальная опухоль – диморфный рак. В условиях роста злокачественной опухоли прямой кишки в брыжеечных лимфатических узлах выявлены признаки значительных изменений структурно-клеточной организации, активации процессов пролиферации и бласттрансформации в зонах, ответственных за клеточное и гуморальное звенья иммунитета. Подобные преобразования имели место на фоне внутриузлового перераспределения лимфы в корковые промежуточные синусы, что и повлияло на изменения цитоархитеконики в зонах органа, ответственных за процессы детоксикации и противоопухолевую резистентность. В условиях параректального способа введения химиопрепаратов наблюдалось сохранение активности процессов пролиферации и бласттрансформации в герминативных центрах и паракортикальной зоне, на фоне более выраженного лимфонаполнения корковых промежуточных синусов. В мозговых тяжах наблюдалось увеличение числа средних лимфоцитов, однако сокращение числа созревающих форм плазматических клеток. Отмечается относительная равномерность структурно-клеточных преобразований в 1 и 2 брыжеечных лимфатических узлах. Транспортная функция брыжеечных лимфатических узлов не увеличилась.
моделируемый рак прямой кишки
лимфатические узлы
локальная химиотерапия
1. Давыдов М.И., Аксель Е.М. // Вестник РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН. – 2010. – т. 21, № 2 (80) (прил 1).
2. Канаев С.В. Химиолучевое лечение рака прямой кишки // Практическая онкология. – 2002. – Т 3. – № 2. – С. 123–129.
3. Сакаева Д. Д. Оптимизация химиотерапии злокачественных опухолей (предупреждение и коррекция осложнений): автореф. дис. ... д-ра мед. наук. – Уфа, 2004.
4. Локальная химиотерапия от эксперимента в клинику / В.А. Лиходед, Ф.Ш. Зайнуллин, Р.Ш. Ишмуратова и др. // Креативная онкология и хирургия. – 2009. – № 2. – С. 37–38.
5. Collins JM, Dedrick RL; Pharmacokinetics of anticancer drugs Pharmacologic principles of cancer treatment; edited by Chabner W, Saunder B, Philadelphia: 77–79, 1982.
6. Kerr D.J. Introduction: Pharmacokinetic Basis of regional chemotherapy: Regional chemotherapy – Theory and Practice, Amsterdam. 2000. Р. 1–8.
7. Narisawa T., Sato M., Tani M. et al. Inhibition of development of methylnitrosourea-inducted rat colon tumors by indomethacin treatment // Cancer Res. – 1981. – Vol. 41. – P. 1954–1957.
8. Петренко В.М. Топография брыжеечных лимфатических узлов белой крысы // Успехи современного естествознания. – 2011. – № 9 – С. 44–48.
9. Бородин Ю.И., Труфакин В.А., Трясучев П.М. Регионарные особенности клеточного состава различных зон лимфатических узлов взрослого человека // Архив анатомии, гистологии и эмбриологии. – 1985. – Т. 88. – № 4. – С. 76–78.
10. Функциональная морфология иммунной системы / Ю.И. Бородин, В.Н. Григорьев, А.Ю. Летягин и др. – Новосибирск: Наука, 1987. – 238 с.
11. Бородин Ю.И., Григорьев В.Н. Лимфатический узел при циркуляторных нарушениях. – Новосибирск: Изд-во «Наука», 1986. – 272 с.
12. Кадагидзе З.Г. Иммунодиагностика и иммунотерапия опухолей // Вестник РАМН. – 1999. – № 5. – С. 19–22.

В структуре заболеваемости и смертности среди онкологических заболеваний рак прямой кишки занимает ведущие позиции. В последнее время отмечается прирост абсолютного числа заболевших колоректальным раком [1], что указывает на высокую социальную значимость проблем диагностики и необходимость поиска новых способов лечения пациентов с раком прямой кишки.

Лечение рака прямой кишки, особенно у больных с распространенной стадией заболевания, является комплексным и включает радикальную операцию с удалением органа и прилегающей жировой клетчатки и лучевую терапию в сочетании с полихимиотерапией [2]. Противоопухолевые препараты вводят внутривенно, что сопровождается побочными эффектами, связанными с параллельным влиянием цитостатиков на активно пролиферирующие и быстро обновляющиеся клеточные системы [3]. В ряде случаев для повышения эффективности и уменьшения побочных эффектов цитостатической терапии используют другие способы доставки химиопрепаратов, как, например, регионарное введение [4], что позволяет увеличить их местную концентрацию [5] и снизить вероятность появления нежелательных эффектов, связанных с токсическим влиянием на организм в целом за счет абсорбции медикаментов напрямую тканью опухоли [6].

Структурно-клеточные изменения отдаленных от первичного опухолевого узла брыжеечных лимфатических узлов при моделируемом раке прямой кишки в условиях проведения регионарной цитостатической терапии является проявлением комплексного ответа лимфатической системы на такое воздействие. Изучение брыжеечных лимфатических узлов позволит оценить влияние локальной противоопухолевой терапии на звенья лимфатической системы и их способность к сохранению барьерно-детоксикационной функции, обеспечивающей противоопухолевую резистентность и предотвращающей генерализацию эндотоксикоза.

Цель исследования – выявить характерные особенности структурной организации брыжеечных лимфатических узлов в условиях роста злокачественной опухоли прямой кишки при параректальном пути введения химиопрепаратов.

Материалы и методы исследования

Исследование проведено на 30 экспериментальных животных – крысах-самцах популяции Wistar с массой 300–400 г (НИИ клинической и экспериментальной лимфологии СО РАМН, Новосибирск). Все эксперименты выполнены в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных», утвержденными приказом Минздрава СССР № 577 от 12.08.77 г. Эксперименты выполнены с соблюдением принципов гуманности, изложенных в директиве Европейского Сообщества (86/609/ЕС).

У крыс-самцов индуцировали экспериментальную опухоль толстой кишки путем интраректальных инстилляций химического канцерогена N-метил-N-нитрозомочевины (МНМ). Вводили по 4 мг МНМ в 0,5 мл изотонического раствора натрия хлорида один раз в неделю в течение 4 недель (всего 4 инстилляции) [2].

Определены экспериментальные группы:

1. Интактные животные (10 животных).

2. Животные с индуцированной опухолью прямой кишки, без лечения (10 животных).

3. Животные с индуцированной опухолью прямой кишки, леченные по схеме Мейо, параректальное введение (10 животных).

Химиотерапию экспериментальным животным проводили по схеме Мейо [2]: 5-фторурацил и лейковарин спустя 11 мес. после инстилляции МНМ в дозе, рассчитанной на кг веса животного. Введение цитостатиков осуществлялось тремя курсами (3 дня каждую неделю) в дозе 0,1 мг лейковарина и 0,1 мг фторурацила параректальным путем.

Забор материала у животных проводился спустя 11 месяцев после инстилляции канцерогена, верификации роста опухоли и окончании курсов химиотерапии под эфирным наркозом. Для гистологического исследования забирали ткань опухоли, краниальные брыжеечные лимфатические узлы. Краниальные брыжеечные лимфатические узлы, расположенные вдоль краниальной брыжеечной артерии и ее ветвей делили на центральные (проксимальные и дистальные) и периферические [8]. Забирали околоободочные брыжеечные лимфатические узлы (центральные дистальные), залегающие в вентральном (№ 1) и дорзальном (№ 2) концах корневого тела в общем корне брыжейки восходящей ободочной и тонкой кишки.

По стандартной гистологической методике выполняли проводку материала, заливали объекты исследования в парафиновые блоки, с которых делали гистологические срезы толщиной 5–7 мкм. Срезы окрашивали гематоксилин-эозином и азур II-эозином. Гистологические препараты изучали на световых микроскопах NIKON (Япония), МБС-10 при увеличении 32, 400 и 1000 раз, с помощью окулярной тестовой системы производили морфометрию срезов и подсчет клеточных элементов в опухоли и отдельных структурно-функциональных зонах лимфатических узлов. Статистическую обработку данных проводили с помощью t-критерия Стьюдента для зависимых выборок и определяли значимость различий (р – стандартная ошибка среднего). Критический уровень значимости в данном исследовании принимался р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

У всех экспериментальных животных спустя 11 месяцев после инстилляции химического канцерогена N-метил-N-нитрозомочевины в стенке прямой кишки выявлена злокачественная эпителиальная опухоль: сочетание умеренно дифференцированной аденокарциномы и плоскоклеточного ороговевающего рака (диморфный рак) с преобладанием железистого компонента. Макроскопически опухоль была представлена экзофитным бугристым образованием на широком основании, иногда это была опухоль язвенно-инфильтративного характера с распространением на кожу вокруг ануса. Микроскопически опухоль представлена хаотично расположенными тубулярными (железистыми) структурами, выстланными полиморфными клетками с эксцентрично расположенными гиперхромными ядрами, вакуолизацией цитоплазмы (рис. 1). Имеются участки опухоли с плоскоклеточной дифференцировкой, встречаются «луковицы» ороговения, и роговые кисты. Отмечается инфильтрирующий рост за пределы слизистой прямой кишки в подслизистый и мышечный слои, а иногда – в окружающую жировую клетчатку.

pic_2.tif

Рис. 1. Ткань опухоли в стенке прямой кишки у крыс. Окраска гематоксилином и эозином. Микрофото. Ув. 10×40

В условиях регионарной химиотерапии лечебный патоморфоз наблюдался как в эпителиальном, так и в стромальном компонентах, однако с преимущественным сохранением самой структуры опухоли. Эпителиальные клетки, представляющие субстрат опухоли, увеличены в размерах, отмечается выраженная вакуолизация цитоплазмы, появление «размытости» контуров отдельных клеток. Имело место увеличение размеров ядер, ослабление интенсивности их окраски. Контур желез часто прерывистый, «разорван», в просвете слизистое содержимое с примесью большого количества нейтрофильных лейкоцитов. В строме опухоли – очаговая и диффузная воспалительная инфильтрация в виде лимфоидных клеток различной степени зрелости, плазматических клеток, макрофагов, нейтрофильных лейкоцитов. Встречаются фокусы некрозов и кровоизлияний, местами – обширные. В участках погибшей паренхимы отмечаются очаги созревающей грануляционной ткани. Исследование лечебного патоморфоза опухоли выявило наличие 2-х способов гибели раковых клеток – некроза и апоптоза.

В условиях роста экспериментальной злокачественной опухоли прямой кишки в первом и втором брыжеечных лимфатических узлах отмечались признаки фолликулярной гиперплазии с увеличением доли герминативных центров (на 56,42 %, (р < 0,001) и на 61,74 %, (р < 0,001) соответственно) и зоны мантии (на 64,34 %, (р < 0,001) и на 61,02 %, (р < 0,001) соответственно) (табл. 1). Увеличение размеров герминативных центров сопровождалось ростом числа клеток на стадии митотического деления, лимфобластов и средних лимфоцитов и сокращением числа зрелых лимфоцитов (табл. 2). Описанные изменения свидетельствуют об активации процессов клеточной пролиферации и бласттрансформации в условиях антигенной стимуляции в герминативных центрах. Во втором органе число макрофагов оказалось ниже контрольных значений на 22,96 % (р < 0,01).

В условиях параректального пути введения химиопрепаратов в обоих брыжеечных лимфатических узлах относительная площадь герминативных центров вторичных лимфоидных узелков увеличилась на 21,88 % (р < 0,01) и на 29,24 % (р < 0,001) соответственно), что сопровождалось усилением пролиферативной активности клеток, увеличением числа лимфобластов и средних лимфоцитов. В пользу активизации процессов бласттрансформации в герминативных центрах указывает факт увеличения содержания моноцитарных макрофагов и ретикулярных клеток как антигенпрезентирующих клеток. Рост числа низкодифференцированных форм лимфоидных клеток в герминативных центрах сопровождался сокращением количества зрелых лимфоцитов (на 17,35 % (р < 0,001) и на 17,76 % (р < 0,001) соответственно). Доля мантийной зоны во 2-м лимфатическом узле сократилась.

Развитие злокачественной опухоли прямой кишки привело к увеличению удельных размеров межфолликулярной зоны в обоих брыжеечных лимфатических узлах. Морфометрические показатели паракортикальной зоны первого органа статистически значимо выросли (на 30,66 % р < 0,001), а во втором органе наблюдается тенденция к увеличению. Паракортикальная гиперплазия сопровождалась увеличением числа иммунбластов и средних лимфоцитов (табл. 2). Такие преобразования свидетельствуют об активации процессов бласттрансформации в этой зоне брыжеечных лимфатических узлов. Увеличение макрофагальной активности в первом органе – в доказательство вышесказанного. Число зрелых лимфоцитов оказалось ниже такового в 1 группе животных, что свидетельствует о том, что на данный момент идет активное использование ранее накопленных клеток, и зрелые Т-лимфоциты расходуются в процессах иммунного ответа вне органа [12] (табл. 2).

Таблица 1

Относительные площади структурно-функциональных зон брыжеечных лимфатических узлов в условиях роста экспериментальной злокачественной опухоли прямой кишки (M ± m) %

Структурно-функциональные зоны

1 группа животных (n = 10), первый и второй брыжеечные л.у.

2 группа животных (n = 10), первый и второй брыжеечные л.у.

3 группа животных (n = 10), первый и второй брыжеечные л.у.

Герминативный центр

2,07 ± 0,16

1,5 ± 0,17

4,75 ± 0,46*

3,92 ± 0,22*

6,08 ± 0,17•

5,54 ± 0,29•

Мантийная зона

1,99 ± 0,14

2,14 ± 0,11

5,58 ± 0,62*

5,49 ± 0,58*

5,19 ± 0,32

4,27 ± 0,28•

Вторичные лимфоидные узелки

4,05 ± 0,16

3,64 ± 0,16

10,33 ± 0,69*

9,42 ± 0,9*

11,27 ± 0,28

9,81 ± 0,34

Первичные лимфоидные узелки

7,87 ± 0,29

8,23 ± 0,32

4,81 ± 1,21*

2,72 ± 0,26*

3,59 ± 0,17

2,77 ± 0,16

Межузелковая зона

2,78 ± 0,08

2,69 ± 0,15

6,23 ± 0,71*

5,36 ± 0,53*

9,35 ± 0,46•

7,04 ± 0,45•

Паракортикальная зона

25,99 ± 1,15

22,55 ± 0,99

37,48 ± 2,86*

26,42 ± 2,54

26,94 ± 1,59•

26,79 ± 2,35

Мозговые тяжи

22,81 ± 0,71

24,21 ± 1,59

16,05 ± 1,56*

25,21 ± 4,33

22,22 ± 1,98•

24,55 ± 1,44

Мозговые синусы

29,41 ± 2,18

29,83 ± 1,37

16,05 ± 1,62*

23,49 ± 3,17

14,39 ± 0,85

18,49 ± 1,77

Краевой синус

2,62 ± 0,13

3,64 ± 0,21

3,72 ± 0,1*

3,05 ± 0,42

4,08 ± 0,19

3,37 ± 0,23

Корковый промежуточный синус

1,03 ± 0,14

1,5 ± 0,09

1,93 ± 0,23*

1,71 ± 0,2

3,12 ± 0,32•

2,84 ± 0,55•

Капсула и трабекулы

3,41 ± 0,17

3,72 ± 0,12

3,4 ± 0,15

2,62 ± 0,25*

5,04 ± 0,24•

4,34 ± 0,17•

Корковое вещество

40,69 ± 1,86

37,1 ± 1,62

58,86 ± 3,58*

43,92 ± 3,99

51,16 ± 1,81

46,41 ± 2,16

Мозговое вещество

52,23 ± 1,78

54,04 ± 1,62

32,09 ± 2,02*

48,71 ± 7,42

36,61 ± 1,73

43,04 ± 1,86

В-зависимая зона

37,52 ± 2,09

38,77 ± 2,09

37,42 ± 3,5

42,71 ± 5,66

46,44 ± 2,1•

44,16 ± 2,46

Т-зависимая зона

28,72 ± 1,17

25,24 ± 0,94

44,07 ± 3,72*

31,78 ± 3,03*

36,29 ± 1,94

33,83 ± 2,76

Корково/мозговой индекс

0,78 ± 0,02

0,69 ± 0,02

1,83 ± 0,09

0,9 ± 0,01

1,39 ± 0,03

1,08 ± 0,02

Примечание:

* – отличия достоверны по сравнению с 1-й группой животных при Р < 0,05;

• – отличия достоверны по сравнению со 2-й группой животных при Р < 0,05.

В условиях параректального способа введения химиопрепаратов относительная площадь межузелковой зоны возросла в обоих органах (на 33,37 % (р < 0,01) в 1-м органе, на 23,86 % (р < 0,05) – во 2-м). Размеры паракортикальной зоны сократились в первом лимфатическом узле (на 28,12 % р < 0,01). Стоит отметить, что относительная площадь этой структурной единицы в группе животных без лечения в первом брыжеечном лимфатическом узле изначально выше, чем во втором. В паракортикальной зоне обоих органов отмечаются признаки усиления пролиферативной активности клеток и активации процессов бласттрансформации: число клеток на стадии митотического деления, число низкодифференцированных форм лимфоидных клеток, а именно иммунобластов и средних лимфоцитов, статистически значимо увеличилось (табл. 2). В доказательство активации иммунологических процессов в паракортикальной зоне брыжеечных лимфатических узлов указывает факт увеличения доли макрофагов и ретикулярных клеток как антигенпрезентирующих (рис. 2). Сокращение относительного числа зрелых лимфоцитов связано с их активным выходом в периферическую циркуляцию с последующим участием в иммунных процессах. Таким образом, параректальное введение химиопрепаратов характеризовалось не только сохранением процессов пролиферации и бласттрансформации в паракортикальной зоне отдаленных от первичной опухоли лимфатических узлов, но и усилении их активности.

Таблица 2

Цитоархитектоника структурно-функциональных зон брыжеечных лимфатических узлов самцов крыс линии Вистар в условиях роста экспериментальной злокачественной опухоли прямой кишки (M ± m) %

Клеточные элементы

1 группа животных (n = 10), первый и второй брыжеечные л.у.

2 группа животных (n = 10), первый и второй брыжеечные л.у.

3 группа животных (n = 10), первый и второй брыжеечные л.у.

Герминативный центр вторичных лимфоидных узелков

Иммунобласты

6,36 ± 0,29

7,46 ± 0,41

11,24 ± 0,29*

9,86 ± 0,27*

13,67 ± 0,35•

16,04 ± 0,62•

Средние лимфоциты

15,79 ± 0,52

13,65 ± 0,55

21,43 ± 0,68*

18,98 ± 0,63*

25,71 ± 1,0•

21,02 ± 0,99

Малые лимфоциты

67,25 ± 1,48

69,72 ± 1,22

56,09 ± 1,18*

61,55 ± 1,79*

46,36 ± 1,88•

50,62 ± 1,51•

Макрофаги

4,43 ± 0,31

4,05 ± 0,26

3,84 ± 0,21

3,12 ± 0,15*

4,9 ± 0,31•

4,29 ± 0,29•

Ретикулярные клетки

3,08 ± 0,3

2,77 ± 0,34

3,31 ± 0,25

2,87 ± 0,15

4,61 ± 0,32•

3,32 ± 0,2

Клетки с фигурами митозов

3,08 ± 0,3

2,35 ± 0,34

4,1 ± 0,16*

3,62 ± 0,15*

4,76 ± 0,32

4,7 ± 0,34•

Паракортикальная зона

Иммунобласты

1,86 ± 0,11

1,19 ± 0,15

2,86 ± 0,12*

3,48 ± 0,15*

3,96 ± 0,22•

4,69 ± 0,23•

Средние лимфоциты

5,01 ± 0,26

4,49 ± 0,18

9,57 ± 0,37*

11,06 ± 0,47*

12,16 ± 0,64•

12,05 ± 0,54

Малые лимфоциты

87,85 ± 1,29

89,27 ± 1,1

82,09 ± 0,93*

80,17 ± 1,2*

76,98 ± 1,53•

75,91 ± 1,68•

Макрофаги

1,76 ± 0,2

2,02 ± 0,16

2,55 ± 0,14*

2,13 ± 0,12

2,95 ± 0,17

3,25 ± 0,22•

Ретикулярные клетки

2,51 ± 0,22

2,48 ± 0,21

2,47 ± 0,09

2,53 ± 0,09

3,32 ± 0,16•

3,44 ± 0,17•

Тучные клетки

1,02 ± 0,18

0,55 ± 0,12

0,46 ± 0,09*

0,63 ± 0,09

0,65 ± 0,14

0,67 ± 0,15

Мозговые тяжи

Средние лимфоциты

2,53 ± 0,19

2,69 ± 0,15

3,84 ± 0,25*

3,64 ± 0,19*

5,19 ± 0,29•

5,36 ± 0,24•

Малые лимфоциты

23,79 ± 0,65

25,53 ± 0,71

22,09 ± 0,91

21,51 ± 0,78*

21,97 ± 0,81

23,04 ± 0,99

Иммунобласты

3,05 ± 0,13

3,63 ± 0,22

3,67 ± 0,17*

3,73 ± 0,17

3,26 ± 0,19

3,67 ± 0,24

Незрелые плазмоциты

15,37 ± 0,54

13,93 ± 0,49

16,59 ± 0,55

19,78 ± 0,46*

12,72 ± 0,63•

11,92 ± 0,47•

Зрелые плазмоциты

49,68 ± 0,82

48,36 ± 0,94

45,42 ± 0,94*

43,45 ± 0,71*

47,61 ± 1,13

47,37 ± 1,03•

Макрофаги

1,16 ± 0,17

1,52 ± 0,22

2,71 ± 0,11*

2,6 ± 0,11

2,85 ± 0,16

2,88 ± 0,19

Ретикулярные клетки

2,84 ± 0,19

2,93 ± 0,22

2,88 ± 0,09

2,78 ± 0,14

3,15 ± 0,19

2,68 ± 0,15

Клетки с фигурами митозов

1,58 ± 0,16

1,41 ± 0,21

2,79 ± 0,1*

2,52 ± 0,11*

3,26 ± 0,19•

3,08 ± 0,16•

Мозговые синусы

Средние лимфоциты

3,76 ± 0,33

4,51 ± 0,22

4,82 ± 0,14*

5,19 ± 0,21*

3,85 ± 0,16•

3,83 ± 0,19•

Малые лимфоциты

54,01 ± 1,74

52,94 ± 1,16

46,19 ± 0,96*

41,91 ± 0,75*

41,73 ± 0,97•

36,78 ± 0,91•

Иммунобласты

1,38 ± 0,2

1,38 ± 0,16

2,45 ± 0,1*

2,52 ± 0,16*

2,45 ± 0,16

2,67 ± 0,19

Незрелые плазмоциты

2,76 ± 0,22

3,0 ± 0,26

6,57 ± 0,22*

6,2 ± 0,24*

7,61 ± 0,29•

8,37 ± 0,35•

Зрелые плазмоциты

31,7 ± 0,85

32,67 ± 0,69

34,01 ± 0,85

38,56 ± 1,05*

38,49 ± 0,64•

42,29 ± 1,25•

Макрофаги

1,38 ± 0,16

1,75 ± 0,22

2,28 ± 0,12*

2,09 ± 0,16

2,28 ± 0,12

2,23 ± 0,17

Ретикулярные клетки

3,76 ± 0,24

3,0 ± 0,22

2,89 ± 0,13*

2,77 ± 0,17

2,79 ± 0,14

2,94 ± 0,21

Тучные клетки

1,25 ± 0,12

0,75 ± 0,16

0,79 ± 0,13*

0,75 ± 0,13

0,79 ± 0,16

0,89 ± 0,15

Примечание:

* – отличия достоверны по сравнению с 1-й группой животных при Р < 0,05;

• – отличия достоверны по сравнению со 2-й группой животных при Р < 0,05.

pic_3.tif

Рис. 2. Брыжеечный лимфатический узел. Паракортикальная гиперплазия. Окраска гематоксилином и эозином. Микрофото. Ув. 10×40

Развитие злокачественной опухоли прямой кишки привело в первом брыжеечном лимфатическом узле к сокращению относительной площади мозговых тяжей на 29,64 % (р < 0,001), что, однако, сопровождалось статистически значимым увеличением числа средних лимфоцитов, плазмобластов, незрелых плазмоцитов и макрофагов (табл. 1, 2). Во втором органе в отсутствии изменений размеров изучаемой зоны имело место увеличение числа средних лимфоцитов и незрелых плазмоцитов. В мозговых тяжах обоих брыжеечных лимфатических узлов отмечается рост пролиферативной активности клеток (на 43,37 % (р < 0,001) в 1-м органе и на 44,08 % (р < 0,001) – во 2-м). Увеличение числа низкодифференцированных и промежуточных форм плазматических клеток сопровождалось сокращением числа зрелых плазмоцитов.

Параректальное введение химиопрепаратов привело к увеличению доли мозговых тяжей в первом брыжеечном лимфатическом узле на 27,77 % (р < 0,05), при этом соответствующие параметры во втором органе значимо не изменились. В клеточной популяции изучаемой структурной единицы обоих брыжеечных лимфатических узлов возросла доля средних лимфоцитов (на 26,01 % (р < 0,001) и на 32,09 % (р < 0,001) соответственно). Процентное содержание незрелых плазмоцитов статистически значимо сократилось относительно показателей группы нелеченных животных, а зрелых плазматических клеток – возросло во втором органе и отмечается тенденция к увеличению в первом. Сокращение числа созревающих форм плазматических клеток в мозговых тяжах указывает на подавление активности иммунологических процессов в этой зоне [9].

В условиях роста злокачественной опухоли прямой кишки относительные размеры мозговых синусов в первом брыжеечном лимфатическом узле сократились на 45,43 % (р < 0,001), а краевого и коркового промежуточного синусов – увеличились (на 29,57 % (р < 0,001) и на 46,63 % (р < 0,001) соответственно). Такие изменения свидетельствуют об активном прямом пути транспорта лимфы, однако более выраженном лимфонаполнении корковых промежуточных синусов, что и повлияло на изменения цитоархитеконики в этой и других структурных зонах органа. Во втором брыжеечном лимфатическом узле имелась тенденция к уменьшению размеров мозговых синусов и отсутствие изменений со стороны краевого и коркового промежуточного синусов.

В мозговых синусах отмечаются признаки цитоза: увеличение процентного содержания средних лимфоцитов, всех форм плазматических клеток, макрофагов. Доля ретикулярных и тучных клеток в мозговых синусах первого брыжеечного лимфатического узла статистически значимо сократилась. В обоих органах уменьшилось число зрелых лимфоцитов (табл. 2).

В ответ на проводимую химиотерапию при параректальном пути введения препаратов в первом и втором органах отмечалось увеличение размеров корковых промежуточных синусов (на 38,14 %, (р < 0,01) в 1-м и на 39,79 %, (р < 0,1) во 2-м) по сравнению с показателями во 2-й группе животных. Размеры мозговых и краевых синусов значимо не изменились. Более выраженное лимфонаполнение корковых промежуточных синусов оказало влияние на лимфоидную ткань, соприкасающуюся с ними (паракортикальная зона и герминативные центры), где напряженность иммунологических реакций оказалась более выраженной, на что указывают признаки усиления пролиферативной активности клеток и активации процессов бласттрансформации, увеличения количества макрофагов и ретикулярных клеток, как антигенпрезентирующих клеток.

В мозговых синусах первого и второго органов имело место сокращение числа средних и малых лимфоцитов. Относительное количество незрелых плазмоцитов и зрелых плазматических клеток в мозговых синусах увеличилось.

Структурные изменения брыжеечных лимфатических узлов в условиях развития злокачественной опухоли прямой кишки привели к увеличению доли коркового вещества и сокращению доли мозгового вещества (в первом органе эти изменения являются статистически значимыми). Относительные размеры зоны, населенной преимущественно В-лимфоцитами, не изменились, а размеры зоны, ответственной за рост и дифференцировку Т-лимфоцитов, статистически значимо увеличились (табл. 1).

В условиях параректального введения химиопрепаратов микроанатомические преобразования брыжеечных лимфатических узлов в итоге не привели к значимым изменениям размеров коркового и мозгового вещества. В результате проведенной химиотерапии размеры зоны, населенной преимущественно В-лимфоцитами, увеличились в первом брыжеечном лимфатическом узле на 19,42 % (р < 0,05). Отмечается тенденция к увеличению размеров изучаемой структурной единицы и в первом органе. Относительная площадь Т-зависимой зоны не претерпела достоверно значимых изменений.

В условиях развития рака прямой кишки корково-мозговой индекс для первого брыжеечного лимфатического узла составил 1,83 соответственно по морфотипу с фрагментированного (в группе интактных животных) он меняется на компактный. Второй брыжеечный лимфатический узел остался узлом фрагментированного морфотипа. В группе с параректальным введением цитостатиков корково-мозговой индекс для первого лимфатического узла составил 1,39, а для второго – 1,08.

Заключение

В условиях роста злокачественной опухоли прямой кишки в брыжеечных лимфатических узлах выявлены признаки значительных изменений структурно-клеточной организации, активации процессов пролиферации и бласттрансформации в зонах, ответственных за клеточное и гуморальное звенья иммунитета, признаки плазматизации мозговых тяжей, выраженного синусного цитоза. Подобные преобразования имели место на фоне внутриузлового перераспределения лимфы в корковые промежуточные синусы, что и повлияло на изменения цитоархитеконики в зонах органа, ответственных за процессы детоксикации и противоопухолевую резистентность.

В условиях параректального способа введения химиопрепаратов наблюдалось сохранение активности процессов пролиферации и бласттрансфомации в герминативных центрах и паракортикальной зоне, на фоне более выраженного лимфонаполнения корковых промежуточных синусов. В мозговых тяжах наблюдалось увеличение числа средних лимфоцитов, однако сокращение числа созревающих форм плазматических клеток. Отмечается относительная равномерность структурно-клеточных преобразований в 1 и 2 брыжеечных лимфатических узлах. Транспортная функция брыжеечных лимфатических узлов не увеличилась.

Рецензенты:

Голубева И.А., д.м.н., профессор кафедры анатомии, ГБОУ ВПО НГМУ Минздрава России, г. Новосибирск;

Бгатова Н.П., д.б.н., профессор, зав. лабораторией ультраструктурных исследований, ФГБУ «НИИ клинической и экспериментальной лимфологии» СО РАМН, г. Новосибирск.

Работа поступила в редакцию 12.07.2013.


Библиографическая ссылка

Исакова Н.Б., Исакова Н.Б., Исакова Н.Б., Старкова Е.В., Старкова Е.В. БРЫЖЕЕЧНЫЕ ЛИМФАТИЧЕСКИЕ УЗЛЫ ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ РАКА ПРЯМОЙ КИШКИ В УСЛОВИЯХ ПАРАРЕКТАЛЬНОГО ВВЕДЕНИЯ ХИМИОПРЕПАРАТОВ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 9-1. – С. 50-57;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32176 (дата обращения: 19.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074