Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

СИСТЕМНАЯ ВОСПАЛИТЕЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ И ЯВЛЕНИЯ ДИСЛИПИДЕМИИ ПРИ ПСОРИАЗЕ

Кунгуров Н.В. 1 Филимонкова Н.Н. 1 Топычканова Е.П. 1
1 ФГБУ «Уральский научно-исследовательский институт дерматовенерологии и иммунопатологии» Минздрава России
Псориаз является иммунозависимым заболеванием с генетической предрасположенностью к его развитию и значимым влиянием экологических факторов. Известно, что иммунопатология при псориазе носит системный, наследственный характер со значительной долей в наследственном грузе аутоиммунной патологии. Данные последних лет свидетельствуют о нередком сочетании псориаза с метаболическими нарушениями, особое значение среди которых занимает патология липидного спектра. В ряде исследований определена генетическая детерминация нарушений липидного обмена. Системное воспаление при псориазе усиливается в условиях дислипидемии, вызывая выраженную сопутствующую патологию сердечно-сосудистой системы. В данном литературном обзоре представлены материалы исследования системной воспалительной реакции при псориатической болезни, связи ее с атеросклеротическим процессом, освещены вопросы патофизиологии этих процессов.
псориаз
системное воспаление
дислипидемия
сердечно-сосудистые заболевания
1. Шварц В.Я. Воспаление жировой ткани и атеросклероз // Кардиология. – 2009. – Т. 49 – № 12. – С. 80–86.
2. Шварц В.Я. Воспаление как фактор патогенеза инсулинрезистентности и сахарного диабета 2-го типа // Терапевтический архив. – 2009. – № 10. – С. 74–80.
3. Шварц В.Я. Жировая ткань как эндокринный орган // Проблемы эндокринологии. – 2009. – Т. 55 – № 1. – С. 38–44.
4. Ahlehoff O., Gislason G.H., Charlot M. Psoriasis is associated with clinically significant cardiovascular risk: a Danish nationwide cohort study.// J. Intern. Med. – 2011. – 270 – Р. 147–157.
5. Ahlehoff O., Gislason G.H., Jorgensen C. H. Psoriasis and risk of atrial fibrillation and ischaemic stroke: a Danish Nationwide Cohort Study // Eur. Heart. J. – 2011 – Aug 25.
6. Archier Е. Carcinogenic risks of psoralen UV-A therapy and narrowband UV-B therapy in chronic plaque psoriasis: a systematic literature review.// JEADV. – 2012. – № 3. – Р. 22–31.
7. Augustin M., Reich K. Co-morbidity and age-related prevalence of psoriasis: analysis of health insurance data in Germany // Acta Derm. Venerol. – 2010. – 90 – Р. 147–151.
8. Boehncke S., Salgo R., Garbaraviciene J. Effective continuous systemic therapy of severe plaque-type psoriasis is accompanied by amelioration of biomarkers of cardiovascular risk: results of a prospective longitudinal observational study // J. Eur. Acad. Dermatol. Venerol. – 2011. – № 25 – Р. 1187–1193.
9. Boehncke W.H., Boehncke S., Tobin A.M. The ‘psoriatic march’: a concept of how severe psoriasis may drive cardiovascular comorbidity // Exp. Dermatol. – 2011. – № 20 – Р. 303–307.
10. Bongartz T., Kudva Y. Can treatment of chronic inflammatory diseases reduce the risk of diabetes mellitus? // JAMA – 2011. – № 305 – Р. 2573–2574.
11. Chandran V., Raychaudhuri S.P. Geoepidemiology and environmental factors of psoriasis and psoriatic arthritis // Journal of Autoimmunity – 2010 – vol. 34 – no. 3 – Р. J314–J321
12. Davidovici B.B., Sattar N., Prinz J.C. Psoriasis and systemic inflammatory diseases: potential mechanistic links between skin disease and co-morbid conditions // J. Invest. Dermatol. – 2010 – № 130 – Р. 1785–1796.
13. Farley E., Menter A. Psoriasis: comorbidities and associations Giornale italiano di dermatologia e venereologia: organo ufficiale // Societa italiana di dermatologia e sifilografia. – 2011 – № 146 – Р. 9–15.
14. Garbaraviciene J., Diehl S., Varwig D. Platelet P-selectin reflects a state of cutaneous inflammation: possible application to monitor treatment efficacy in psoriasis // Exp. Dermatol. – 2010 – № 19 – Р. 736–741.
15. Garsia-Rodriguez S. Increased gene eхpression of Toll-like receptor 4 on peripheral blood momonuclear cells in patients with psoriasis. // JEADV. – 2013. – Vol. 27. – № 5. – Р. 242–250.
16. Gelfand J.M., Azfar R.S., Mehta N.N. Psoriasis and cardiovascular risk: strength in numbers // J. Invest. Dermatol. – 2010. – № 130 – Р. 919–922.
17. Gelfand J.M., Neimann A.L. Risk of myocardial infarction in patients with psoriasis// JAMA – 2006. – № 296 – Р. 1735–1741.
18. Henseler T, Christophers E. Disease concomitance in psoriasis // J. Am. Acad. Dermatol. – 1995. – № 32. – Р. 982–986.
19. Hossain P., Kawar B., el-Nahas M. Obesity and diabetes in the developing world – a growing challenge // N. Engl. J. Med. – 2007. – 356 – Р. 213–215.
20. Kim J. Insulin sensitivity, serum lipids, and systemic inflammatory markers in school-aged obese and nonobese children // I.J.P. – 2010 – 1 – Р. 13–19.
21. Kimball A.B., Guerin A., Latremouille-Viau D. Coronary heart disease and stroke risk in patients with psoriasis: retrospective analysis // Am. J. Med. – 2010. – 123 – Р. 350–357.
22. Kimball A.B., Gladman D., Gelfand J.M. National Psoriasis Foundation clinical consensus on psoriasis comorbidities and recommendations for screening // J. Am. Acad. Dermatol. – 2008. – 58. – Р. 1031–1042.
23. Kimball A.B., Szapary P., Mrowietz U. Underdiagnosis and undertreatment of cardiovascular risk factors in patients with moderate to severe psoriasis // J. Am. Acad. Dermatol. – 2011. – Oct 21. – Р. 885–888.
24. Krueger G., Papp K., Stough D. A randomized, double-blind, placebo- controlled phase III study evaluating efficacy and tolerability of 2 courses of alefacept in patients with chronic plaque psoriasis // J. Am. Acad. Dermatol. – 2002. – № 47 – Р. 821–833.
25. Meijer K., de Vries M., Al-Lahham S. Human primary adipocytes exhibit immune cell function: adipocytes prime inflammation independent of macrophages // P.Lo.S. One. – 2011. – № 6. – Р. 17154.
26. Mehta N.N., Yu Y., Pinnelas R. Attributable risk estimate of severe psoriasis on major cardiovascular events // Am. J. Med. – 2011. – № 124 – Р. 775, e771–e776.
27. Membazaa А. Metabolic syndrome in Tunisian psoriatic patients: prevalence and determinants // JEADV. – 2010. – № 6. – Р. 705.
28. Mrowietz U., Kragballe K., Reich K. Definition of treatment goals for moderate to severe psoriasis: a European consensus // Arch. Dermatol. Res. – 2011. – № 303. – Р. 1–10.
29. Mrowietz U. Imlementing treatment goals for successful long-term management of psoriasis // JEADV. – 2012. – № 2. – Р. 12–20.
30. Naldi L., Chatenoud L., Linder D. Cigarette smoking, body mass index, and stressful life events as risk factors for psoriasis: results from an Italian case–control study // J. Invest. Dermatol. – 2005. – № 125. – Р. 61–67.
31. Neimann A.L., Shin D. B. Prevalence of cardiovascular risk factors in patients with psoriasis // J. Am. Acad. Dermatol. – 2006. – 55. – Р. 829–835. Nograles K. E., Zaba L. C. IL-22-producing «T22» T cells account for upregulated IL-22 in atopic dermatitis despite reduced IL-17-producing TH17 T cells // J. Allergy Clin. Immunol. – 2009. – 123. – Р. 1244–1252.
32. Nestle F.O., Kaplan D.H., Barker J. Psoriasis. // N. Engl. J..Med. – 2009. – № 361. – Р. 496–509.
33. Nograles K. E., Zaba L. C. IL-22-producing ‘‘T22’’ T cells account for upregulated IL-22 in atopic dermatitis despite reduced IL-17-producing TH17 T cells.// J. Allergy Clin. Immunol. – 2009. – № 123. – Р. 1244–1252.
34. Ohtsuka Т. The correlation between response to oral cyclosporin therapy and systemic inflammation, metabolic abnormality in patients with psoriasis // Archives of Dermatological Research. – 2008. – Vol. 300. – № 10 – Р. 545–550.
35. Pereira M.G., Brito L., Smith T. Dyadic adjustment, family coping, body image, quality of life and psychological morbidity in patients with psoriasis and their partners.// Int. J. Behav. Med. – 2011 – Jun 25.
36. Pietrzak А. Lipid Disturbances in Psoriasis: An Update // BAD. – 2010. – Р. 535–612.
37. Pietrzak J., Chodorowska G. Psoriasis and serum lipid abnormalities|| Dermatologic Therapy. – 2010. – Vol. 23. – № 2. – Р. 160–173
38. Phillips C.M., Goumidi L., Bertrais S. Additive effect of polymorphisms in the IL-6, LTA, and TNF-{alpha} genes and plasma fatty acid level modulate risk for the metabolic syndrome and its components // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 2010. – № 95. – Р. 1386–1394.
39. Puig L. Obesity and psoriasis: body weight and body mass index influence the response to biological treatment // J. Eur. Acad. Dermatol. Venerol. – 2011. – № 5 – Р. 1007–1011.
40. Reich К. The concept of psoriasis as a systemic inflammation: implications for disease management // JEADV. – 2012. – № 2. – Р. 3–11.
41. Sahin Е. Adiponectin levels, insulin resistance and their reletionship with serum levels of inflammatory cytokines in patients with Behcets disease // JEADV. – 2012. –№ 12. – Р. 1498–1502.
42. Solomon D.H., Massarotti E., Garg R. Association between disease-modifying antirheumatic drugs and diabetes risk in patients with rheumatoid arthritis and psoriasis // JAMA. – 2011. – № 305. – Р. 2525–2531.
43. Stern R.S. Psoriasis is not a useful independent risk factor for cardiovascular disease // J. Invest. Dermatol. – 2010. – № 130. – Р. 917–919.
44. Stern R.S., Huibregtse A. Very severe psoriasis is associated with increased noncardiovascular mortality but not with increased cardiovascular risk // J. Invest. Dermatol. – 2011. – № 131. – Р. 1159–1166.
45. Sterry W. Obesity in psoriasis: the metabolic, clinical and therapeutic implications // BAD. – 2007. – № 157(4). – Р. 649–655.
46. Wakkee M., Herings R.M., Nijsten T. Psoriasis may not be an independent risk factor for acute ischemic heart disease hospitalizations: results of a large population-based Dutch cohort // J. Invest. Dermatol. – 2010. – № 130. – Р. 962–967.
47. Warnecke C., Manousaridis I., Herr R. Cardiovascular and metabolic risk profile in German patients with moderate and severe psoriasis: a case control study // Eu. J. Dermatol. – 2011. – № 21. – Р. 761–770
48. Wilson F. C. Incidence and clinical predictors of psoriatic arthritis in patients with psoriasis: population-based study // Ac.AR. – 2009. – № 52(4). – Р. 574.
49. Wu J.J. The Effect of Tumor Necrosis Factor-Alpha Inhibitors on the Risk of Myocardial Infarction in Patients with Psoriasis // American Academy of Dermatology, – New Orleans. – 2011. – № 36(11). – Р. 760–762.
50. Zheng Y., Danilenko D.M. Interleukin-22, a T(H)17 cytokine, mediates IL-23-induced dermal inflammation and acanthosis // Nature – 2007. – № 445 – Р. 648–651.

Псориаз – системное, иммуннозависимое заболевание, характеризующееся преимущественным поражением кожи, а также других органов и систем. Псориазом поражено около 2–3 % населения Европы, с различной распространенностью среди различных этнических групп [7, 32].

Эпидемиологические исследования показывают, что пациенты с псориазом страдают от других хронических воспалительных заболеваний с подобным патогенезом, таких как ревматоидный артрит и воспалительные заболевания кишечника чаще, чем пациенты без псориаза [17, 18, 31]. Псориаз связан также с целым рядом сопутствующих заболеваний, включающих нарушения обмена веществ, таких как диабет, сердечно-сосудистые заболевания, психические расстройства. Данная особенность прослеживается в основном у детей и молодых пациентов. Указанные сопутствующие заболевания могут влиять на состояние здоровья и качество жизни пациентов и способствовать сокращению ожидаемой продолжительности жизни у больных тяжелыми формами псориаза на 3–4 года [7, 11, 17, 43, 44, 46].

Патофизиологически псориаз характеризуется воспалительной реакцией, гиперкератозом, активацией иммунной регуляции кератиноцитов, связанной с продукцией цитокинов. Недавние исследования привели к дальнейшему сдвигу в понимании псориаза от «заболевания кожи» к «Т-клеточному заболеванию» [50]. Роль Т-клеток в псориатической патологии демонстрирует высокую степень системного воспалительного процесса, в частности, Т-хелперов Th-1, Th-17 и Th-22 клеточных популяций. При стимулировании лимфоцитов высвобождаются воспалительные цитокины, такие как фактор некроза опухоли (TNF-а), интерлейкины IL-17 и IL-22 [14, 33].

Воспаление, возникающее при псориатической болезни, носит системный характер. Исследователями предполагается его стимулирующее влияние на иммунологические и метаболические изменения, которые утяжеляют течение и увеличивают длительность псориаза, а также приводят к развитию сопутствующих заболеваний. Эта концепция значима для оптимизации результатов лечения пациентов [33, 41, 43, 50].

Данные ряда последних исследований подтверждают гипотезу о том, что псориаз является результатом взаимодействия между генетической восприимчивостью человека и конкретных экологических факторов. Определено около 20 псориаз-восприимчивых локусов генов, играющих роль в патофизиологии псориаза, в том числе PSORS1 – главный ген восприимчивости, определяемый рядом с человеческим антигеном лейкоцитов (HLA) Cw6 [20]. При дебюте псориаза сочетаются HLA-Cw6 и средовые триггеры, в частности, бета-гемолитический стрептококк [31, 48]. Значимые генетические исследования случай-контроль выявили ряд не-HLA-рисков, связанных с генами / локусами генов, в том числе IL-12B и IL-23R [38].

Изучение генетических факторов развития псориаза позволило определить наследуемые биохимические дефекты. Так, была установлена генетическая детерминация нарушений обмена веществ: липидного и, в меньшей степени, углеводного обмена, дающих основание рассматривать этот дерматоз как эпидермальный липоидоз с изменением липидного состава псориатических участков кожи [36, 45].

Исследования липидного обмена при псориазе стартовали в начале 20-го века с проведения количественного анализа холестерина в сыворотке крови больных псориазом. Патологический метаболизм жиров считается важным фактором в этиопатогенезе псориаза. Grutz и Burger ещё в середине XX века рассмотрели развитие кожных проявлений псориаза как симптом сопоставимый с ксантоматозом. Melczer N. (1952) обнаружил изменения в составе фосфолипидов в псориатических очагах и предположил, что воспаление, гиперкератоз и паракератоз возникают в результате отложения липидов в ретикулярно-эндотелиальной системе. В настоящее время исследования сосредоточены на изучении поверхностных липидов кожи, эпидермальных липидов (в том числе липидов рогового слоя, фосфолипидов), липидов в сыворотке крови, липопротеидов низкой плотности в псориатической коже, липидного обмена, окислительного стресса и корреляции между параметрами липидного обмена, воспалительного процесса и клиническими симптомами заболевания [13, 18, 36, 37, 41, 45].

Больные псориазом имеют более высокий удельный вес ожирения, сахарного диабета, сосудистых заболеваний и инсульта. Молодые пациенты с тяжелыми формами псориаза подвергаются повышенному риску смертности даже при наличии контроля над этими факторами [4, 5, 16, 21, 26, 27, 28, 47, 49]. Складывается сложная картина, определяющая эти сопутствующие заболевания, ассоциированные с псориазом, и системное воспаление может в конечном счете способствовать общей заболеваемости и смертности данных пациентов. При этом Finer N. (2002) отметил способствующую ожирению роль окружающей среды и комбинацию генов («obesogenic environment»), а также малоподвижного образом жизни и употребление в пищу недорогой высококалорийной пищи. Однако независимо от этиологии ожирение увеличивает риск смертности, при этом риск смертности прямо пропорционален степени ожирения независимо от отягощающих факторов например, курения. Индекс массы тела (вес в килограммах, разделённый на квадрат роста в метрах) – ИМТ – является универсальной мерой степени ожирения. Значение ИМТ коррелирует с процентным содержанием жира в организме [35, 41, 45].

Подкожные жировые клетки – адипоциты продуцируют провоспалительные цитокины под влиянием медиаторов воспаления, таких как ФНО-а. Это было продемонстрировано на индукции многочисленных иммунных посредников, в том числе ИЛ-8, Ил-12, Ил-17 и ФНО-а, из адипоцитов, стимулированных липополисахаридами. Данное исследование также показало, что адипоциты производят C-реактивный белок (СРБ) при хроническом воспалении [6, 12, 19, 25, 38]. Это означает возможность взаимодействия между адипоцитами и процессом воспаления. Как только системное воспаление приводит к развитию заболевания, снижается регуляция адипонектина, в то время как лептин и резистин одновременно повышаются [2]. Лептин играет важную роль в обмене веществ и повышает активность макрофагов, повышает регуляцию TNF-α и IL-6, последний из которых способствует производству CРБ. Резистин является секреторным фактором, связанным с воспалением, который управляет резистентностью к инсулину. В совокупности эти факторы способствуют развитию атеросклероза. Эта модель была поддержана Boehncke W.H. и соавт. (2011), которые исследовали метаболическое состояние больных псориазом с анализом потенциальных причинно-следственных связей между псориазом и атеросклерозом. Исследование показало значительную корреляцию между индексом PASI (индекс распространенности и тяжести псориаза) и резистентностью к инсулину, что подтверждается измерениями резистина.

Клинические и экспериментальные исследования убедительно продемонстрировали роль воспаления стенки артерий в патогенезе атеросклероза и связанных с этим инфаркта миокарда и ишемического инсульта [2, 4, 9, 21, 39, 43]. Особый интерес представляет хроническое воспаление жировой ткани (ВЖТ), рассматриваемое как следствие и причина ожирения и связанных с ним многочисленных заболеваний. ВЖТ характеризуется клеточной инфильтрацией, фиброзом, изменениями микроциркуляции, сдвигом секреции адипокинов и нарушениями метаболизма жировой ткани (ЖТ), а также повышением в крови уровня таких неспецифических маркеров воспаления, как СРБ, фибриноген, лейкоциты, коррелирующих с выраженностью процесса. Локальные и системные патологические расстройства, вызываемые ВЖТ, обусловлены в первую очередь внутриклеточными воспалительными изменениями. Среди последних в клетках ЖТ наиболее значимы активация Inhibitor of kappa B kinase (IKK), c-Jun N-terminal kinase (JNK), ферментов эндоплазматического ретикулума, протеинкиназы-С (ПК-С), нарушение соотношения между реактивными формами кислорода и антиокислительными защитными факторами, определяемое как окислительный стресс. Активация IKK, JNK, ПК-С приводит в цитозоле к высвобождению нуклеарного фактора транскрипции NF-κB (Nuclear factor kappa B), который мигрирует в ядро клетки и стимулирует транскрипцию генов многочисленных регуляторных субстанций, в том числе, адипокинов, фактора некроза опухоли-альфа (ФНОα), интерлейкинов (ИЛ), хемокинов, молекул адгезивных комплексов, ингибиторов и активаторов апоптоза и др. Механизмы, инициирующие указанные реакции в адипоцитах, окончательно не установлены. Доминирует представление о ведущей роли цитокинов, секретирующихся активированными провоспалительными макрофагами ЖТ и, возможно, других веществ. Цитокины, в первую очередь ФНОα, индуцируют в адипоцитах гамму воспалительных сдвигов, что обусловливает продукцию в них цитокинов (в том числе, ФНОα). Этот факт послужил основой представления о том, что ВЖТ-процесс самоподдерживающийся: однажды инициированный, он прогрессирует уже без наличия дополнительных факторов [1–3]. Можно полагать, что это также одна из причин трудности лечения ожирения. Henseler T. и Christophers E. (1995 г.) описали корреляцию между псориазом и ожирением. Dann F. (2009) показал, что 46 % из 3700 пациентов с умеренной и тяжелой степенью псориаза, участвовавших в исследованиях по оценке этанерцепта, страдали ожирением (ИМТ 30). Для сравнения, 31 % всех взрослых в США имеют ожирение.

Кроме того, в обзоре Miner A. (2004) фазы II и III клинических исследований биологических агентов с участием более 10 000 пациентов с умеренным и тяжелым псориазом было показано, что средний индекс массы тела испытуемых составил 30,6. Naldi L. (2005) и Krueger G. (2002) обратили внимание на связь между ожирением и псориазом. Naldi L. показал, что риск псориаза была непосредственно связан с повышенным ИМТ [24, 30].

Внутриабдоминальное ожирение напрямую связано с метаболическим синдромом, тогда как для состояния хронического системного воспаления требуется по крайней мере три из следующих пяти патофизиологических состояний: абдоминальное ожирение, нарушение регуляции глюкозы, гипертриглицеридемия, снижение липопротеидов высокой плотности и гипертония. Этот синдром поражает около 25 % населения США, 10 % во Франции и 20 % в Австралии и заметно увеличивает сердечно-сосудистую смертность. Кроме того, вне зависимости от наличия или отсутствия метаболического синдрома повышение уровня ИМТ и окружности талии тесно связаны с повышенным риском ишемической болезни сердца [8, 13, 22].

Siegmund B. (2012) предложила считать жировую ткань иммунным органом. Доказано, что адипоциты имеют Толл-подобные рецепторы, которые позволяют немедленно реагировать на попадающие патогены и способствовать продукции иммунорегуляторных цитокинов – таких как IL-6 и TNF-α, которые имеют непосредственное отношение к патофизиологии псориаза. Этот процесс зависит от лептина, адипоцитокина, регулируемого ощущением сытости, массой тела, способного оказывать влияние на врожденный и приобретенный иммунитет. Dr Britta Siegmund подчеркнула, что лептин является стимулятором Т-клеток, и что на мышиных моделях не доказано аутоиммунных патофизиологических изменений при дефиците лептина. Это свидетельствует о возможной связи между жировой тканью и псориатическим воспалением [15, 45].

Aithal G. (2004) анализировал первичный безалкогольный гепатоз (ПБГ), состояние, распространенное у пациентов с ожирением без воздействия очевидного непосредственного фактора (например, наркотиков или вирусов гепатитов). Тучные пациенты имеют высокий уровень циркулирующих жирных кислот, резистентность к инсулину, что приводит к возможности ПБГ. Пациенты с ПБГ имеют следующие патологические состояния печени: от стеатоза, стеатогепатита (или безалкогольный стеатогепатит), фиброза до цирроза печени. ПБГ чаще встречается у мужчин в возрасте до 50 лет и независимо связан с особенностями метаболического синдрома, может протекать бессимптомно или быть связанным с усталостью и сомнительными абдоминальными симптомами. При этом тесты функции печени могут быть нормальными и считаются нечувствительными. Эпидемиологические исследования по оценке распространенности ПБГ у пациентов с псориазом отсутствуют. Пациенты с псориазом и ПБГ находятся в группе повышенного риска метотрексат-индуцированной гепатотоксичности. Отметим, что присутствие ПБГ может привести к сосудистой дисфункции эндотелия, тем самым объясняя повышенную вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний.

Ревматоидный артрит увеличивает сердечно-сосудистую смертность независимо от других факторов риска ишемической болезни сердца, таких как курение, сахарный диабет, ожирение, уровень холестерина и возраст. Хроническое воспаление является инициатором патофизиологических изменений. Выраженный воспалительный аффект, измеряемый числом воспаленных суставов, характеризует значимый атеросклеротический эффект. Таким образом, тяжелые заболевания коррелируют с повышением риска преждевременной сердечно-сосудистой смертности [6]. Провоспалительные цитокины при ревматоидном артрите представлены в основном TNF-α, IL-1 и IL-6 [12, 20, 40, 45]. Эти цитокины вызывают резистентность к инсулину и дислипидемии, дисфункцию эндотелия, а также создают протромботические среды. У пациентов с ревматоидным артритом меньше возможностей для восстановления поврежденного эндотелия.

Barker J. (2009 г.) обосновал концепцию сходства псориаза и ревматоидного артрита. Это болезни системного аутоиммунного воспаления с соответствующими сердечно-сосудистыми факторами риска и увеличением смертности. Kimball A. (2011) представил ретроспективный анализ двух баз данных Centocor больных с иммунными воспалительными заболеваниями и обнаружил, что у пациентов с псориазом больше известных сердечно-сосудистых факторов риска, таких как атеросклероз, гипертония и сахарный диабет 2 типа [23]. Mrowietz U. И Abeni D. (2012) описали подобные результаты в Германии и Италии соответственно [29]. Boehncke W.H. (2011) в своей работе показал увеличение распространенности и тяжести кальцификации коронарных артерий в группе исследования немецких пациентов с псориазом по сравнению с соответствующей группой пациентов без псориаза [9].

Gelfand J. (2006) впервые установил, что псориаз является фактором риска для сердечно-сосудистой смертности независимо от других сердечно-сосудистых факторов риска. У пациентов с тяжелыми формами псориаза был выявлен более высокий относительный риск развития инфаркта миокарда, при этом у молодых пациентов риск выше.

Препараты для лечения псориаза также могут быть причиной патологических изменений липидного профиля у больных псориазом. Ретиноиды наиболее значимы в повышении уровня триглицеридов, общего холестерина, холестерина-липопротеидов низкой плотности, липопротеидов очень низкой плотности, холестерина и одновременно уменьшении фракции холестерина-липопротеидов высокой плотности. В ряде исследований отмечена роль диеты, обогащенной рыбьим жиром, которая может уменьшить побочные эффекты этих препаратов. Циклоспорин имеет более мягкий эффект на липидный профиль, но может приводить к повышению уровня триглицеридов. Ингибиторы ФНО-α могут привести к увеличению уровня триглицеридов сыворотки крови, но они оказывают положительное влияние на повышение уровня ЛПВП и способны уменьшить уровень инсулина в крови [10, 34, 42].

Таким образом, пациенты с псориазом имеют повышенную распространенность атеросклеротических заболеваний, патологических состояний сердечно-сосудистой системы, находятся в группе риска развития инфаркта миокарда и ранней кардиоваскулярной смертности. Выявлены схожие патогенетические процессы развития псориатического воспаления и атеросклероза, однако не выяснено, единый ли это системный воспалительный процесс или взаимоотягощающие патогенетически подобные заболевания. В связи с этим необходимо включить в комплекс обследования таких пациентов скрининг на дислипидемию наряду с исследованием иммунногостатуса.

Рецензенты:

Писклакова Т.П., д.м.н., профессор, ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет», г. Челябинск;

Уфимцева М.А., д.м.н., доцент кафедры кожных и венерических болезней, ГБОУ ВПО УГМА, г. Екатеринбург.

Работа поступила в редакцию 01.08.2013.


Библиографическая ссылка

Кунгуров Н.В., Филимонкова Н.Н., Топычканова Е.П. СИСТЕМНАЯ ВОСПАЛИТЕЛЬНАЯ РЕАКЦИЯ И ЯВЛЕНИЯ ДИСЛИПИДЕМИИ ПРИ ПСОРИАЗЕ // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 9-1. – С. 188-194;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=32203 (дата обращения: 15.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074