Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,222

ПРИНЦИПЫ БРИТАНСКОЙ ПОЛИТИКИ В КИТАЕ В ОКТЯБРЕ 1911 - ФЕВРАЛЕ 1912 ГОДА

Рыбель Д.А.

В начале XX века позиции британской короны в дальневосточном регионе были как никогда прочны. Союз с Японией и ослабление роли России в северном Китае в результате русско-японской войны 1904-1905 годов, британское экономическое доминирование в долине реки Янцзы - все это свидетельствовало о почти неоспоримом политическом и экономическом влиянии Англии. Существующее положение дел было следствием усиленных трудов английской дипломатии, но, однако, это положение все же не было вечным.

Поднебесную империю раз за разом терзали потрясения и восстания, происходившие на фоне постепенного отмирания старой бюрократической системы и жесточайшего экономического кризиса, усугубленного откровенным грабежом Китая европейскими дельцами. С каждым десятилетием Китай все быстрее двигался в сторону катастрофы. Восстание ихэтуаней и последующая карательная экспедиция европейских государств, как и неудачная японо-китайская война ясно показали, что китайское правительство более не является хозяином в своем доме, и его падение было всего лишь вопросом времени.

Великобритания очень чутко следила за проявлениями китайского недовольства. Лондон оценивал существующее китайское правительство как слабое и нерешительное, дошедшее до крайности из-за деловой некомпетентности и, в конце концов, поставившее себя перед риском революции в Китае.

Когда 10 октября 1911 года грянул гром Синьхайской революции, основной проблемой для британского правительства стало сохранение существующих позиций. Министр иностранных дел Э. Грей недвусмысленно выразился: «Мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы защитить жизни британцев и их собственность от опасности, и любое действие должно быть строго ограничено этой целью». Это положение стало одним из фундаментальных принципов британской политики в течение революции: Великобритания должна придерживаться нейтралитета и вмешиваться в события только строго ограниченным способом, и, желательно, с согласия обеих сторон.

Руководствуясь этим принципом, британское правительство проводило весьма осторожную политику по отношению к Китаю. Ситуация складывалась таким образом, что иностранные державы стремительно теряли базу в лице цинской династии, обеспечивающую платежи по предоставляемым ссудам. Предполагалось, что любой займ должен быть предоставлен только при условии, что маньчжурская династия обязуется меньше препятствовать преобразованиям в стране, что правительство должно быть реформировано и в его состав должен войти известный политический деятель Юань Шикай, и что иностранцы должны получить определенный контроль над использованием предоставляемых средств. Однако было очевидно, что с любой инициативой следует повременить, пока не прояснится ситуация - поскольку восстание успешно развивалось в областях, где находилось значительное количество британцев и британской собственности, Великобритания вообще враждебно относилась к тому, чтобы дать Цинам ссуду: политика нейтралитета была самой лучшей и безопасной в сложившихся условиях.

Вопрос об иностранной интервенции в Китай фактически сразу был решен отрицательно. Изначально ситуация была слишком неопределенна, международные силы малочисленны, а угроза для жизни иностранных граждан со стороны мятежников в случае начала интервенции - слишком реальна. Дальнейшие события только подтвердили правильность избранной тактики: иностранные державы сосредоточили свои силы на охране концессий и путей сообщения, постепенно наращивая численность воинских контингентов.

Британское правительство и его пред ставители в Китае осуществляли свою политику в тесном кон такте с другими державами, но проявляли при этом наибольшую активность. Лондонский кабинет стремился сохранить статус-кво на Дальнем Востоке, не допустить провала, сопряженного с материальными и людскими потерями. В первые недели революции перед Англией встала задача выработки политической концепции, при которой угроза со стороны революционеров была бы сведена к минимуму, а в перспективе - расширена сфера английского влияния. Объявление политики нейтралитета стало первым шагом, затем последовал отказ от финансового сотрудничества с воюющими сторонами, отказ от военного вмешательства. Великобритания определила себя как стороннего наблюдателя, защищающего свои интересы и ждущего разрешения конфликта.

Следующим шагом стал поиск силы, способной заменить одряхлевших Цинов и составить конкуренцию республиканцам. Третьей силой стал, конечно же, Юань Шикай, который уже долго находился под пристальным вниманием британских политиков. Его возвращение во властные структуры Китая в ноябре 1911 года стало очень удачным событием для Великобритании, как и для других стран.

Цинская династия была настолько потрясена стихийным расширением восстания, что быстро вспомнила о Юань Шикае, введя его в правительство и наделив рядом полномочий. Революционеры также уважали авторитет Юань Шикая и были не прочь привлечь его на свою сторону при условии, что он отречется от монархических взглядов и признает республику. Такое выгодное положение позволило Юань Шикаю начать тайную переписку с революционерами, а затем, при посредничестве английского посланника Джордана, начать официальные переговоры в конце ноября 1911 года, которые завершились принятием соглашения об отречении династии и избрании в феврале 1912 года Юань Шикая президентом. Для Великобритании ситуация складывалась как нельзя лучше. Человек, которого они так жаждали видеть во главе Китая, был признан республиканцами.

Позицию Великобритании в отношении Юань Шикая в этот период (октябрь 1911 - февраль 1912 гг.) можно охарактеризовать так: официально Англия абсолютно нейтрально относится к событиям в Китае, для нее желательно лишь скорейшее установление сильного правительства. Но неофициально Англия выражала свои симпатии Юань Шикаю. Ситуация, на самом деле, была довольно простая: цинская династия себя изжила и уже не рассматривалась Великобританией как полноценное правительство; революционеры были, несомненно, реальной политической и военной силой, но слишком ненадежной и во многом откровенно враждебной иностранцам. А Юань Шикай был проверен, надежен и предсказуем. И в этом плане вопрос о форме правления, по сути, не имел особого значения. Республикой или монархией будет Китай - этот вопрос мало волновал английских политиков, по крайней мере в тот момент (интересно, что для японцев он был очень животрепещущим). Главное - сильный лидер, способный сформировать сильное правительство, которое обеспечит гарантии сохранения британских позиций в Китае.

Однако, стоит отметить тот факт, что поддержка Юань Шикая носила более чем ограниченный характер. По большому счету, кроме помощи и посредничества в переговорном процессе с республиканцами, нескольких советов обещаний помочь в будущем, Англия ничего Юань Шикаю не предложила. Это, впрочем, вполне понятно, поскольку Юань был ставленником Цинов, и помощь ему расценивалась бы республиканцами как враждебный акт.

В итоге можно оценить британскую политику в Китае в этот период как выжидательную, с осторожной миротворческой активностью и моральной поддержкой перспективного лидера. Пожалуй, в сложившихся условиях это было самое верное решение.


Библиографическая ссылка

Рыбель Д.А. ПРИНЦИПЫ БРИТАНСКОЙ ПОЛИТИКИ В КИТАЕ В ОКТЯБРЕ 1911 - ФЕВРАЛЕ 1912 ГОДА // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 8. – С. 90-91;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=3406 (дата обращения: 22.07.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252