Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ЭЙДЖИЗМ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Колпина Л.В. 1 Городова Т.В. 1
1 ФГОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет»
В статье систематизирована научная информация о причинах возникновениях эйджизма и проблемах его преодоления. Геронтологический эйджизм рассматривается как дискриминация, пренебрежительное отношение или унижающие человеческое достоинство практики, реализуемые на основе негативной возрастной стереотипизации, а также сами негативные возрастные стереотипы в отношении людей старших возрастных групп. Доказывается, что ключевые причины возникновения эйджизма – снижение статуса пожилых людей и «мода на молодость», неготовность современных политиков к феномену постарения общества, утилитарный подход к оценке старости в терминах экономического потенциала, геронтофобия, негативный опыт общения с пожилыми людьми и специфика индивидуальной социализации субъектов эйджизма, медикалистский подход к интерпретации старости. Преодоление эйджизма затруднено в силу низкого уровня рефлексии эйджизма как субъектами, так и объектами дискриминации, «ненормативности» данной темы, ее закрытости для общественного обсуждения.
эйджизм
пожилые люди
геронтостереотипы
дискриминация
причины эйджизма
преодоление эйджизма
1. Краснова О.В. Стереотипы пожилых и отношение к ним // Психология зрелости и старения. – М.: Центр Геронтолог, 1998. – С. 10–18.
2. Краснова О.В., Лидерс А.Г. Психология старости и старения. Хрестоматия. – М.: ACADEMA, 2003. – 416 с.
3. Краткий обзор результатов исследования проведенного в рамках проекта «Право на жизнь без насилия в пожилом возрасте» (2011 г.), осуществленного «HelpAge International» и АКЦ. URL: http://www.helpage.org/russian/resources/resources/publications/ (дата обращения: 16.12. 2014).
4. Микляева А.В. Возрастная дискриминация как социально-психологический феномен. Монография. – СПб.: Речь, 2009. – 160 с.
5. Микляева А.В. Методы исследования эйджизма: зарубежный опыт // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. – 2009. – № 100. – С. 148–155.
6. Овсянникова Н. В. Феномен старости в традиционной и современной культуре // Научный поиск. – 2011. – № 2 (4 квартал). – С. 52–54.
7. Пучков П.В. Геронтологический эбьюзинг как предмет социологического исследования // Социология 4М. – 2006. – № 23. – С. 26–49.
8. Пучков П.В. Концептуальные основания превенции геронтологического насилия в современном российском обществе: автореф. дис. … д-ра социол. наук. – Саратов, 2009. – 33 с.
9. Смирнова Т.В. Пожилые люди: стереотипный образ и социальная дистанция // Социологические исследования. – 2008. – № 8. – С. 49–55.
10. Branco K.J., Williamson J.B. Stereotyping and the life cycle: views of aging and the aged / In the eye of the beholder: Contemporary issues in stereotyping // in A.G. Miller (Ed.). – New York: Praeger, 1982. – Р. 364–410.
11. Butler R.N. Age-ism: Another form of bigotry // The Gerontologist. – 1969. – Vol. 9. – Р. 243–246.
12. Christian J., Rhiannon T., Holt N., Larkin M., Cotler J. Howard Does intergenerational contact reduce Ageism: When and How Contact Interventions Actually Work? // Journal of Arts and Humanities. – 2014. – Vol. 3. – № 1. – P. 1–15.
13. Johnstone M.J. Ageism and moral exclusion of older people // Ethics. – 2006. – № 8. – P. 18–27.
14. Kite M.E., Wagner L.S. Attitudes toward older adults / Ageism: Stereotyping and prejudice against older persons // In T. Nelson (Ed.). – Cambridge, MA: MIT Press, 2002. – Р. 129–161.
15. Marshall M., Dixon M. Social work with Older People. – 3rd ed. – Basingstoke, England: Macmillan, 1996. – 150 р.
16. Nelson T. Ageism: Prejudice Against Our Feared Future Self // Journal of Social Issues. – 2005. – Vol. 61. – № 2. – Р. 207–221.
17. Palmore E., Nelson T. D. (Ed.). См. по: D. Nelson T. Ageism: Prejudice Against Our Feared Future Self // Journal of Social Issues. – 2005. – Vol. 61. – № 2. – P. 207–221.
18. Perceptions of Ageism in Health and Social Services in Ireland: Report based on research undertaken by E. McGlone and F. Fitzgerald // National Council on Ageing and Older People, 2005. URL: https://ru.scribd.com/doc/235623173/Ageism (accessed: 02.01. 2015)
19. Snyder M., Meine P. Stereotyping of the elderly: A functional approach // British Journal of Social Psychology. – 1994. – № 33. – Р. 63–82.
20. Stearns P.J. Old age family conflict: The perspective of the past / In K.A. Pillemer & R.S. Wolf (Eds.) // Elder abuse: Conflict in the family. – Dover, MA: Auburn House Publishing, 1986. – P. 3–24.
21. Steinmetz S.K. (1983). Dependency, stress, and violence between middle-aged caregivers and their elderly parents // Abuse and maltreatment of the elderly: Causes and interventions / In J.I. Kosberg (Ed.). – Littleton, MA: Wright, PSG, 1983. – Р. 134–149.
22. Tomita S.K. Exploration of elder mistreatment among the Japanese // Understanding elder abuse in minority populations / In T. Tatara (Ed.). – Philadelphia, PA: Brunner / Mazel, 1999. – Р. 119–139.
23. Traxler A.J. Let’s Get Gerontologized: Developing a Sensitivity to Aging The Multi-Purpose Senior Care Concept: A Training Manual for Practitioners Working With the Ageing. – Springfield, IL: Illinois Department of Aging, 1980.

Геронтологический эйджизм представляет собой дискриминацию, пренебрежительное отношение или унижающие человеческое достоинство практики, реализуемые на основе негативной возрастной стереотипизации, а также сами негативные возрастные стереотипы в отношении людей старших возрастных групп. Его следствиями выступают: социальная эксклюзия пожилых людей с сопутствующими ей снижением доступности социальных благ и социального капитала, ухудшением социального самочувствия и психологического здоровья этой возрастной категории; низкая ориентация социальных институтов и микросоциума пожилых людей на их потребности, их «насильственная» инфантилизация и пр. Ликвидация эйджизма – необходимое условие повышения качества жизни населения старших возрастных групп, что обусловливает необходимость выявления факторов его возникновения и проблем преодоления.

Материалы и методы исследования

С целью формирования системного видения причин возникновения эйджизма и сложностей его преодоления нами были проанализированы все доступные в сети Интернет отечественные и англоязычные научные источники по данной теме.

Результаты исследования и их обсуждение

Обзор литературы по данной теме показывает, что среди причин эйджизма ряд авторов ставят на первое место геронтофобию – страх старости и смерти. В одном из определений Р.Н. Батлера эйджизм дефинируется как отражающий глубоко затаенную тревогу некоторых людей, их личностное отвращение и ощущение неприязни к стареющим людям, болезням, инвалидности, их страх беспомощности, бесполезности и смерти [2, c. 416]. Геронтофобия преобразуется в негатив к престарелым людям как к своего рода символам этих явлений; представляя собой защитную функцию эго, помогающую людям отрицать относительно себя угрожающие аспекты старости – болезни и смерть [19], позволяет воспринимать пожилых людей как отличных от самих себя и тем самым снизить свой собственный страх старости [18].

Эйджизм может быть сопряжен с негативным опытом общения с пожилыми людьми. Так, М. Маршалл и М. Диксон пишут, что «если мы не имеем позитивного опыта общения со старыми людьми в повседневной жизни, увеличивается риск видеть их всех в одинаковом свете… – как инвалидов, беспомощных, имеющих много проблем [15, р. 28]». Он может быть результатом социализации в соответствующей социокультурной среде. Так, исследование M.E. Kite, G.D. Stockdale и др. выявило, что дети описывают пожилых людей больными, усталыми, уродливыми, выражая опасения по поводу своего собственного старения [14].

А.Дж. Тракслер связывает возникновение негативных геронтостереотипов с акцентом, который делается в западном обществе на молодежной культуре [23]. Т.D. Nelson иллюстрирует это положение, в частности, тем, что самым негативным моментом дня рождения молодого человека является открытка с выражением сожаления о прибавлении еще одного года. А шутки и юмор, существующие в обществе, несомненно, говорят об одном: старею – это плохо. Он также ссылается на данные опроса, которые свидетельствуют, что около 90 миллионов американцев каждый год покупают продукты или проходят курсы процедур, которые скрывают физические признаки старения [16].

Заметный вклад в эйджизм внёс акцент на производительность труда, эффективность деятельности, которые узко определены в терминах экономического потенциала. Так, Р.Н. Батлер указывает на распространенность представления, что пожилые люди являются бременем для государства [11]. А.Дж. Тракслер считает, что оба конца жизненного цикла рассматриваются как непроизводительные, а соответствующие группы воспринимаются людьми среднего возраста как бремя. Но дети расцениваются как носители экономического потенциала, а пожилые люди – как финансовое обязательство или бремя [23].

Среди причин формирования негативных стереотипов пожилых людей Т.В. Смирнова отмечает медикалистский подход к восприятию старости, который «обусловил патогенную установку на процесс старения, переводя ряд геронтологических проблем в разряд гериатрических» [9, с. 49]. О.В. Краснова, ссылаясь на мнение С. Collette-Pratl, объясняет негативную стереотипизацию пожилого возраста тем, что позитивное отношение к жизни коррелирует с удовлетворенностью, которая представляется тремя факторами: продолжением социальных связей, финансовой независимостью и хорошим здоровьем. В старости именно эти факторы сокращаются до минимума: появляются или возможны социальная изоляция, финансовая беспомощность и плохое здоровье [1].

В числе причин эйджизма называется также снижение статуса пожилых людей в современных обществах, обусловленное рядом социальных и исторических процессов, вызвавших разрыв связей между старшим и младшим поколением и формирование префигуративной культуры, в которой роль пожилых людей как основного источника информации и носителя культуры, традиции утрачивается. Шагом в сторону снижения социального статуса пожилых людей стала промышленная революция. Она потребовала от семьи большой мобильности – ехать туда, где были рабочие места, овладевать новыми профессиями. Под напором новых обстоятельств расширенная структура семьи оказалась менее адаптивной, поскольку пожилые люди не так мобильны, как молодые [20]. Позднее больших успехов добилась медицина, в связи с чем заметно сократилась смертность, увеличилась продолжительность жизни. Но общество оказалось не готово к этой новой крупной популяции пожилых людей и стало ассоциировать старость с отрицательными качествами, а пожилых рассматривать как бремя [10]. Эти настроения не только сохранились в современном обществе, но даже возросли [17].

Проявлением эйджизма следует считать то, что в научных изысканиях эта тема все еще не нашла широкого освещения [4]. Причиной такого положения А.В. Микляева считает его восприятие как «правильное» по своей сути явление, что особенно заметно проявляется в российском обществе, в котором проблема эйджизма не осознается ни субъектами, ни объектами дискриминации [5]. Констатируя низкий исследовательский интерес к данной теме при высоком уровне ущерба, который эйджизм приносит пожилым людям, Т.Д. Нельсон считает, что причиной этого является слишком высокая степень институционализации эйджизма, вследствие чего он не осознается [16]. J. Christian, T. Rhiannon, N. Holt, M. Larkin, J. Cotle также указывает на асимметрию в тематике научной активности по проблемам возраста. Она выражается в большом числе научных работ, освещающих представления молодежи о пожилых людях, при одновременной малочисленности работ, анализирующих влияние пожилого поколения на молодых, что «заставляет задуматься о причинах такого положения дел» [1].

Малая представленность работ по эйджизму в научном дискурсе объясняется и закрытостью этой темы для общественного обсуждения [8], связанной с «ненормативностью» поднимаемых в ней вопросов – геронтологическое насилие – одна из самых скрытых форм насилия, что затрудняет оценку его масштабов [7]. Так, в Японии проблема эйджизма сильно занижена в значительной степени потому, что традиционная культура заставляет пожилых людей молча терпеть страдания, они часто не знают, что такое жестокое обращение может быть классифицировано как злоупотребление [22].

В исследовании «Право на жизнь без насилия в пожилом возрасте» также отмечается закрытость данной темы и сопутствующая этому сложность получения достоверной информации, особенно о фактах семейного насилия. Дело в том, что пожилые люди, пострадавшие от рук детей и внуков, не хотят рассказывать о своей беде, не желают наказывать виновных, более того, они всячески оправдывают и выгораживают виновников семейного насилия. Опрошенные инспектора полиции отмечали, что пожилые люди терпят семейное насилие чаще всего молча, они редко обращаются за помощью, почти никогда не выступают заявителями [3]. S.K. Steinmetz в качестве причин замалчивания пожилыми людьми фактов эйджизма называет страх мести, из-за которого пожилые жертвы насилия часто боятся говорить об издевательствах над собой [21].

Выделяются следующие причины, по которым пожилые люди не классифицируют эти явления как эйджизм: нежелание воспринимать себя старыми и поиск способов «отмежевания» от пожилых людей, стереотипов и моделей поведения, свойственных пожилым людям; интериоризация негативных геронтостереотипов с последующим восприятием дискриминации как нормы; убежденность, что дискриминационные практики лучше принять как факт, поскольку они не имеют социальных ресурсов, чтобы изменить свое положение в лучшую сторону [18]. Деликатность проблемы, проявляющейся, с одной стороны, в осознании людьми социальной неприемлемости эйджистских установок и практик, тем более их открытой презентации, а с другой, в отчасти бессознательном характере эйджизма и причин его возникновения, препятствуют адекватной рефлексии этой проблемы, обуславливая сложность получения соответствующей достоверной информации.

Выводы

Наиболее важными причинами возникновения эйджизма явяются: снижение статуса пожилых людей и «мода на молодость», неготовность современных политик к феномену постарения общества, утилитарный подход к оценке старости в терминах экономического потенциала, геронтофобия, негативный опыт общения с пожилыми людьми и специфика индивидуальной социализации субъектов эйджизма, медикалистский подход к старости и пожилым людям.

Причинами, затрудняющими преодоления эйджизма, являются: низкий уровень его рефлексии как субъектами, так и объектами дискриминации, его высокая степень институционализации; «ненормативность» данной темы, ее закрытость для общественного обсуждения и зачастую бессознательный характер его проявления.

Статья выполнена при поддержке гранта РГНФ № 14-03-00624.

Рецензенты:

Бабинцев В.П., д.ф.н., профессор, заведующий кафедрой социальных технологий, ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород;

Шаповалова И.С., д.соц.н., профессор, заведующая кафедрой социологии и организации работы с молодежью, ФГАОУ ВПО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет», г. Белгород.

Работа поступила в редакцию 17.04.2015.


Библиографическая ссылка

Колпина Л.В., Городова Т.В. ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ЭЙДЖИЗМ: ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПРОБЛЕМЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-17. – С. 3871-3874;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=37875 (дата обращения: 22.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074