Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ КЛАСТЕРЫ ВО ФРАНЦИИ КАК ЧАСТЬ ИННОВАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

Аникин Д.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»
В статье рассматриваются особенности формирования и развития кластерной политики во Франции за период с конца ХХ века по настоящий момент. Анализируется появление и современное употребление термина «образовательный кластер» на трех языках (английском, французском и русском). Анализ построен на обзоре иностранных источников на английском и русском языках, таких как книги, статьи и отчеты. Проведен ретроспективный анализ становления и развития инновационной политики (политики инновационных кластеров, «Pôle de compétitivité») во Франции в целом и касательно образовательных учреждений как части образовательных кластеров в частности. Были проанализированы особенности формирования такой политики в этой стране. Рассмотрено важное для инновационной и образовательной систем Франции понятие «Территории» («Territoire») и особенности формирования политики в соответствии со спецификой социально-экономического устройства этих территориальных образований.
образовательный кластер
инновационная политика
территория
обучение
высшая школа
1. Соколова Е.И. Термин «инновационный образовательный кластер» в понятийном поле современной педагогики // Непрерывное образование: XXI ВЕК. – 2014. – № 2(6). – С. 2–9.
2. Aydalot P. Milieux innovateurs en Europe. – Paris: Gremi, 1986.
3. Beffa J.L. Pour une nouvelle politique industrielle. – Paris: La Documentation Française, 2005.
4. Calutta R. From Innovation Clusters to Datapalooza: Accelerating Innovation in Educational Technology // Educause Review. – 2012–2015. – http://www.educause.edu/ero/article/innovation-clusters-datapalooza-accelerating-innovation-educational-technology.
5. Kergueris J. & Saunier S. Rapport d’information fait au nom de la délégation du Sénat pour la planification sur la stratégie de recherche et d’innovation en France // Le Sénat. – 2008. – www.senat.fr/rap/r07-392/r07-3921.pdf.
6. Laperche B. The Four Key Factors for Commercialising Research: The Case of a Young University in a Region of Crisis // Higher Education Management and Policy. – 2002. – № 3, Т. 14. – С. 149–176.
7. Laperche B. & Uzunidis D. The impacts of reforms on research and innovation in France // Higher Education Management and Policy. – 2011. – № 23/2. – С. 20.
8. Vikas C. Des pairs aux experts: L’émergence d’un‘ nouveau management’ de la recherche scientifique // Cahiers internationaux de sociologie. – 2009. – Т. 1. – С. 61–79.

Термин «кластер» в отношении образования используется уже достаточно давно, около двух десятилетий. Самые ранние употребления этого термина можно встретить еще в 1990 году в англоязычной и франкоязычной литературе и начиная с 1993 года – в русскоязычной [8]. Статистика поисковой системы Google по состоянию на март 2015 года показывает такую частоту употребления терминов на трех языках: 45 500 000 результатов по запросу «innovation educational cluster», 550 000 – по запросу «Pôle de compétitivité» и примерно 208 000 – по запросу «инновационный образовательный кластер».

Изначально определение термину дал М. Портер, поэтому столь раннее использование термина в англоязычных источниках можно объяснить происхождением. Тем не менее в России проблемы образовательных кластеров и образовательных технологий в рамках таких кластеров изучаются уже достаточно давно – более 10 лет. Анализ источников в англоязычном научном мире показал, что образовательные кластеры широко применяются за рубежом в практике образования, в то время как объем теоретических исследований по проблеме сравнительно мал. В российской литературе, напротив, сформировано большое количество теоретических исследований, а анализ уже функционирующих образовательных кластеров представлен меньшим количеством публикаций. Модели эффективно работающих образовательных кластеров можно обнаружить как за рубежом, так и на родине. В российской практике кластерная политика в основном направлена на формирование и развитие кластеров, в то время как за рубежом ее целью является преимущественно поддержка кластеров, которые уже существуют и функционируют [1].

Что касается Европы, то здесь активное проведение политики по созданию и развитию кластеров (сначала инновационных, а затем и образовательных) началось в 90-е годы прошлого столетия, как раз во время популяризации и распространения терминов «экономический кластер» и «инновационный кластер». В Великобритании, к примеру, увеличилось число медицинских инновационных образовательных кластеров (порядка 10). Такие структуры анализируются как системы, при помощи которых идеи мира теоретического (такие как, например, по усовершенствованию здравоохранения) активно внедряются в профессиональную медицинскую практику. Это становится возможным, прежде всего, благодаря тесному сотрудничеству с университетами, местными органами власти, благотворительными организациями и частными компаниями, которые стремились оседлать волну инновации раньше остальных.

Термин «экономика знаний», обозначающий использование знаний и инноваций в целях стимулирования экономического роста, стал широко известен после Лиссабонской встречи на высшем уровне в марте 2000 года, когда Европейское сообщество объявило о своей цели стать самой мощной экономикой знаний в мире к 2010 году. Недостигнутая цель была подтверждена в стратегии до 2020 года. Университеты и исследовательские центры играют важную роль в этом процессе, так как они обеспечивают экономику 21 столетия наиважнейшим сырьем: знаниями. Тем не менее чтобы сделать это, европейские университеты должны быть автономными и, таким образом, способными осуществлять свои собственные разработки, политику найма и финансовые стратегии.

Если рассматривать Францию как часть экономического пространства, то здесь есть ряд особенностей и свой собственный путь в процессе становления и развития кластерной политики. Роль государства в индустриальной политике Франции усилилась после Второй Мировой войны. Сначала правительство Франции очертило основные сервисные и инфраструктурные проекты в следующих отраслях: ядерная энергетика, авиация и космические технологии, железнодорожное хозяйство, а также в ряде других отраслей. Так как стало появляться все больше коммерческих организаций, государство начало поддержку растущего бизнеса через прямую финансовую помощь и государственные заказы. Позже правительство приняло ответственность за установление законодательных рамок для продвижения и облегчения деловой активности, используя финансы как средства поддержки. В настоящий момент основной способ действия по развитию деловой активности – это, конечно, кооперация между экономическими агентами [7].

Новая промышленная политика была разработана в 1990-х и в начале этого века. На основании крупномасштабных национальных и отраслевых программ, таких как «План станка» (для развития промышленных предприятий) и «план ИТ» (для развития инновационных компаний), небольшое число крупных компаний было привлечено с целью создания национальных чемпионов. Роль государства в первую очередь заключалась в определении нормативно-правовой базы, благоприятной для деловой деятельности через экономическую политику (в частности, налоговая политика) и структурной политики (промышленное владение, инфраструктура, научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок [НИОКР] и т.д.). Это можно озаглавить «политика привлекательности». Впоследствии, государство вмешалось через организацию деятельности между учреждениями, названную «Pôle de compétitivité» (дословно – «кластер конкурентоспособности»). Они были созданы в 2005 году, и на основе этой модели впервые был разработан кластер в Соединенных Штатах, который позже стал образцом. Официальное определение выглядит следующим образом: «Pôle de compétitivité» («кластер конкурентоспособности») в определенной Территории представляет собой объединение компаний, научно-исследовательских центров и учебных организаций, осуществляющих в партнерстве (общей стратегии развития), предназначенные для создания синергии вокруг инновационных, совместных проектов, выполняемых на данном рынке или рынках.

Традиционная политика в области технологий и инноваций основана на финансировании и программах, призванных решать крупные вопросы НИОКР в государственном секторе. Этот традиционный подход был частично заменен научной и инновационной политикой, направленной на управление политикой «разбросанных кластеров», которая составляет национальную инновационную систему. Такие территории считаются «инновационной средой» [2]. Инновационная среда, как правило, относится к способности местного хозяйства в целях содействия инновациям развивать (или по крайней мере способствовать развитию) новых компаний и переселения зрелых компаний, входящих в эти географической области [7]. Наряду с сугубо экономическими агентами, образовательные и исследовательские учреждения становятся ключом к быстрому развитию и распространению знаний, а также подготовки компетентных кадров в соответствии с нуждами рыночных агентов.

Становится очевидно, что во Франции очень важную роль в экономической системе страны играют Территории (административно-автономные региональные образования). В контексте инновационной среды Территория может трактоваться как определенная географическая область с сильными связями, образующая отношения между компаниями, а также между компаниями, государством и населением. Территория приобретает черты инновационной среды благодаря местным управлениям, стимулирующим экономические отношения между агентами. Близость может быть географической (пространственно-временная), а также организационной (например, в рамках фирмы или фирм) и когнитивной, путем обмена знаниями и опытом [6, 7].

В инновационной среде экономика Территории поддерживает инновации путем предложения компаниям ресурсов, в которых они нуждаются. Территории нужно становиться резервуаром постоянно доступных ресурсов, таких как финансы, опыт, компетентные кадры (в результате работы образовательных учреждений, входящих в состав кластеров). Компании также могут выводить свои продукты локально, это относится как к большим, так и маленьким компаниям, начинающим свою деятельность. Понимание, что эти ресурсы доступны, снижает высокие риски, связанные с инновационной деятельностью.

В то время как отраслевые программы 1960-х и 1970-х годов были представлены национальным и секторным уровнями, последние события в промышленной политике взяли курс на территориальное измерение. Политика должна стимулировать местную производственную базу, чтобы участвовать в новых возможностях, адаптироваться для обмена в окружающей деловой среде, а также внедрить необходимые изменения [6]. Кроме этого, важную роль играют научно-образовательные и исследовательские учреждения, подготавливающие квалифицированные кадры, способные впоследствии равноправно участвовать в инновационной коммерческой деятельности.

Территориальные инновационные системы, включающие в себя образовательные учреждения, характеризуются открытостью, которая гарантирует свою интернациональную видимость. Система также подпитывается потоками информации и финансовых инвестиций из других Территорий, а также из социальной и экономической сфер. Набор правил управляет системой и гарантирует необходимую организацию, логичность, структурность и развитие [7]. Эти правила формируют «территориальную синергетическую структуру» вместе с промышленной, исследовательской, инновационной и территориальной политиками развития, все вместе функционирующее в соответствии с особенностями экономической истории определенной Территории.

Несмотря на эффективную деятельность описываемых структур, существует ряд проблем, с которыми могут сталкиваться участники подобных кластерных образований. Одна из самых важных – это проблема с координацией и кооперацией. Координация означает организацию частей целого в логическую цепочку и с определенной целью или целями, или «управление зависимостями и взаимосвязями между различными видами деятельности». Хорошо скоординированная система исследований и инноваций возникает вследствие четкого разделения задач и распределения ресурсов в соответствии с точно определенными направлениями деятельности.

Важно понимать, что экономические круги должны стремиться к передаче технологий из общественных научно-исследовательских институтов в коммерческие структуры. В то время как замкнутый круг может также появляться в регионах, богатых научными ресурсами, центрами для принятия экономических решений и частных научно-исследовательских лабораторий; последствия могут быть в значительной степени отрицательными в промышленных регионах или тех, которые являются менее привлекательными в целом для активностей с высокой добавленной ценностью. Исследование, проведенное в Университете Литтораль (University of Littoral), расположенном в промышленной области в условиях кризиса, показало ограниченность коммерциализации исследований, когда экономическая ситуация не в состоянии принять продукцию исследований. Основные элементы «органической основы для коммерциализации научных исследований» включают в себя государственную политику, осведомленность об имени исследователя или группы исследователей, гибкую организационную структуру университета и потребовать от экономической ситуации (денежный спрос на результаты труда). Когда не все элементы из перечисленных присутствуют, результаты серьезно снижаются. В случае региона, который был изучен, экономическая среда требует прикладных исследований, которые не благоприятствуют развитию научных знаний или построению инновационной среды [6].

В условиях суровой конкуренции, университеты также должны определять свои собственные стратегии в среднесрочной перспективе, то есть дальше своих четырех-, пятилетних контрактов. В той же самой Территории (то есть внутри того же региона) эти индивидуальные стратегии создаются в условиях кооперации параллельно с конкуренцией между участниками. Последние стремятся отличиться друг от друга, но в то же время мотивированы сгруппироваться в рамках кооперативных структур и даже, в некоторых случаях, слиться в одну организацию. Кроме того, в контексте автономии местные органы власти выступают в качестве незаменимого источника финансирования и, таким образом, влияют на стратегии, определенные университетами. Но есть потребности, выраженные участниками и кооперативными структурами, совместимые с сильными сторонами и доступными средствами университетов – стратегия исследования и инновации в регионах, направления ИОК (PRES, Pôles de recherche et d’enseignement supérieur, исследовательско-образовательный кластер) [7]. Тем не менее подобные программы, выработанные вместе с другими университетами, могут тормозить развитие каждого отдельно взятого университета, который вынужден подстраиваться под общие договоренности, зачастую во вред собственным программам исследований.

Таким образом, во Франции образовательные кластеры, университеты и институты рассматриваются как одни из важнейших участников кластеров конкурентоспособности («Pôle de compétitivité»). Во Франции очень важную роль играют Территории, автономные регионы, которые жаждут развиваться в соответствии с собственной стратегией. Развитие кластеров в целом и образовательных в частности начиналось с простого копирования подходов из США, но французский опыт показал, что обязательно нужно учитывать специфику своей страны и регионов (Территорий) для того, чтобы добиться большей эффективности работы кластеров. Кроме этого, важно понимать, что университеты и институты должны сами определять свою долгосрочную стратегию развития.

Рецензенты:

Петрусевич А.А., д.п.н., профессор, Омский государственный педагогический университет, г. Омск;

Маврин С.А., д.п.н., профессор, Омский государственный педагогический университет, г. Омск.


Библиографическая ссылка

Аникин Д.В. ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ КЛАСТЕРЫ ВО ФРАНЦИИ КАК ЧАСТЬ ИННОВАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-21. – С. 4746-4749;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38062 (дата обращения: 13.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074