Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК КОМПЕТЕНТНОСТНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА

Серебрякова С.В. 1
1 ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет»
В статье рассматриваются подходы к определению понятия «толерантность» в гуманитарной парадигме знания, подчеркивается его междисциплинарный характер и дискурсивная обусловленность, устанавливаются истоки и пути заимствования лексемы в европейские языки. Базовой социокультурной рамкой дискурсивного осмысления данного понятия послужило типизированно-системное архетипическое противопоставление «свои – чужие». Отмечается особая значимость толерантного типа мышления и поведения для полиэтничного и поликультурного северокавказского региона, акцент при этом сделан на проблеме формирования толерантности с целью гармонизации общения в студенческой среде, на межкультурном потенциале толерантности как компетентностной составляющей языковой личности студента. На материале статей газеты «Университетский вестник Северо-Кавказского федерального университета» описывается специфика студенческой рефлексии относительно толерантного поведения в поликультурном и многонациональном образовательном пространстве Северного Кавказа.
толерантность
полиэтничность
языковая личность студента
профессиональная компетентность
гармонизация межкультурного и межэтнического взаимодействия
общекультурные и общепрофессиональные компетенции
1. Милостивая А.И., Серебрякова С.В. Идеологический потенциал диссимметрии в политическом нарративе // Политическая лингвистика. – Екатеринбург, 2010. Вып. 3(33). – С. 41–49.
2. Растатуева С.Г. Репрезентация концепта «ТОЛЕРАНТНОСТЬ» в русском языке: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Елец, 2008. – 19 с.
3. Серебрякова С.В. Дистрибутивность семантики лексических параметров знака: дис. … д-ра филол. наук. – Краснодар, 2002. – 431 с.
4. Серебрякова С.В., Серебряков А.А. К проблеме формирования языковой личности лингвиста-переводчика // Вестник Адыгейского государственного университета. – Вып. 3 (103). – Майкоп, 2012. – С. 96–102.
5. Солынин Н.Э. Основные подходы к определению понятия «толерантность» // Ярославский педагогический вестник. – 2009 (61). – № 4. – С. 178–181.
6. Телия В.Н., Дорошенко А.В. Лингвокультурология – ключ к новой реальности феномена воспроизводимости несколькословных образований // Язык. Культура. Общение: Сб. научн. тр. – М., 2008. – С. 207–216.
7. Толерантность / под общ. ред. М.П. Мчедлова. – М., 2004. – 416 с.
8. Халеева И.И. Подготовка переводчика как «вторичной языковой личности» // Тетради переводчика: Научно-теоретический сборник. – Вып. 24. – М., 1999. – С. 63-72.
9. Duden – Deutsches Universalwörterbuch. Das umfassende Bedeutungswörterbuch der deutschen Gegenwartssprache [Электронный ресурс].
10. Mitscherlich A. Toleranz – Űberprüfung eines Begriffes // Űberprüfung eines Begriffes. Ermittlungen. – Frankfurt a.M., 1974. – рр. 7–34.
11. Oxford English Dictionary 2nd Edition Version 3.1 [Электронный ресурс].
12. Wierlacher A. Das Fremde und das Eigene. – München, 1985. – 456 р.

Проблема гармоничного общения, бесконфликтного межкультурного и межъязыкового взаимодействия и толерантного отношения к различным проявлениям других культур приобретает особую важность в полиэтническом и поликультурном северокавказском регионе и в первую очередь в его образовательном пространстве. Задача данной статьи – определить значение и степень сформированности такой значимой компетентностной составляющей языковой личности студента, как толерантность, с опорой на свой преподавательский опыт работы на факультете филологии, журналистики и межкультурной коммуникации и тексты статей газеты «Университетский вестник Северо-Кавказского федерального университета».

Изучение этимологии и лексикографических толкований ключевого для данной статьи понятия показывает этапы формирования и языкового освоения концепта «толерантность». Появившаяся в XVI в. в европейском религиозном дискурсе номинативная единица Toleranz (нем.) / tolerance (англ.) и ее дериваты восходят к латинскому глагольному этимону tolerare (tolerantia). Словарное толкование данного заимствования остается вплоть до XVIII века достаточно размытым и, например, в немецком языке, куда данная единица пришла через французский, для этого используются глаголы tragen, ertragen, erdulden и существительные Duldung, Duldsamkeit, базовой семой которых является «терпимость». В толковом словаре современного немецкого языка [9] Toleranz трактуется как готовность акцептировать, терпимо отнестись к другому мнению, мировоззрению, убеждению, позиции, обычаям; здесь зафиксирована также образная субстантивная номинация das Tolerantsein, определяющая сформировавшееся поведенческое состояние личности. В английском языке tolerance означает готовность и способность без протеста воспринимать личность или вещь [11]. Важно отметить, что в данных толкованиях, очевидно, уже по причине политкорретности не используется сема «чужой». Освоение данной лексемы русским языком произошло позднее: в словаре С.И. Ожегова она не зафиксирована, а включенные в него номинации терпимость (книжн.), терпимый дефинируются как умение без вражды, терпеливо относиться к чужому мнению, характеру и т.п. В Словаре иностранных слов отмечена коннотативная сема «снисходительный», т.е. не строгий, не взыскательный.

Можно констатировать, что базовой социокультурной рамкой дискурсивного осмысления данного понятия послужило типизированно-системное архетипическое противопоставление «свои – чужие», относящееся к числу оппозиций, которые лежат в основе «универсального или этнического окультуренного формирования констант мира духовного и представляют собой спонтанно действующие (как в диахронии, так и в синхронии) интуитивно постигаемые когнитивные структуры обработки, хранения и репрезентации коллективного опыта» [6, с. 213]. В аспекте нашего исследования важно отметить деятельностно-фреймовый характер данного типа поведенческой реакции человека, причем сема отношения к чужой культуре, позиции, мнению, убеждению постепенно вытесняется более мягким, эвфемизированным понятием к другой / иной культуры, что свидетельствует о реализации социально и культурно обусловленного идеологического потенциала политического нарратива, обладающего «континуальной природой, которая и позволяет выделять в его структуре и ткани элементы различной симметричной природы» [1, с. 42]. Результаты экспериментально-семантического анализа данной категории на материале русского языка свидетельствуют о том, что «толерантность представляет собой реакцию человека или группы людей на столкновение разных культурных установок, стереотипов, отражающихся в системе практик. При этом данное столкновение разрешается сторонами конструктивно, с опорой на принципы кооперации и сотрудничества. Каждая сторона не стремится изменить представления о мире другой стороны, а принимает знания о мире другой стороны как альтернативные» [2, с. 10]. Важным компонентом толерантности принято считать «понимание воззрений, нравов, привычек, чувств, способов действий, отличных от наших» [7, с. 9].

В современных психолингвистических исследованиях толерантность описывается как особый тип терпения в конфликтоопасной ситуации, как хладнокровие, позволяющее относиться терпеливо и уравновешенно к разным типам внешнего проявления и воздействия. Превышение порога терпимости в морально-духовном аспекте ведет к проявлению другого типа поведения – агрессии как реакции на неприемлемые / раздражающие факторы, что в конечном итоге можно квалифицировать уже как интолерантность, результатом которой может стать экстремизм в различных проявлениях. Таким образом, можно констатировать, что толерантность – это терпимое отношение к другому (человеку, состоянию, объекту) с целью лучше понять его, не снимая противоречий и раздражающих моментов. Истинная толерантность предполагает проявление живого искреннего интереса к другому человеку и его жизненным устоям [10]. Можно согласиться с мнением Н.Э. Солынина, считающего толерантность «интегративным свойством индивидуальности человека» и отмечающего ее разные уровни – высокий, средний, низкий, что означает отказ от использования понятия «интолерантность» [5, с. 178].

В конце ХХ в. проблемы специфики восприятия и освоения чужого (языка, культуры, вероисповедания, нравов и обычаев, манеры поведения) начинают разрабатываться в иноязычной лингводидактике. В современных исследованиях подчеркивается значение «культурной толерантности в качестве основополагающего принципа межличностных отношений» и важного компонента подготовки специалистов, способных «обеспечить эффективную коммуникацию» [4, с. 96]. Релевантной оказывается при этом подготовка специалиста «в области не только, а порой даже – и не столько) межъязыковой, но и – интерлингвокультурной коммуникации» [8, c. 64]. Так, в германистике ФРГ уже сформировалось новое исследовательское и лингвометодическое направление «межкультурная германистика» (interkulturelle Germanistik), цель которого – формирование межкультурной компетенции, что предполагает развитие не только речевых умений, но и деятельностных поступков и невербальных форм поведения, адекватных конкретной жизненной ситуации, историческим традициям, обычаям, менталитету, даже привычкам и предпочтениям коммуникантов [12].

Большое внимание уделяется проблеме формирования компетенций разного уровня и в отечественной лингводидактике, что нашло отражение в нормативных документах и рекомендациях Министерства образования. Госстандарты нового поколения, в особенности магистерские программы, акцентируют важность нового качества профессионального образования, обеспечиваемого посредством компетентностного подхода. Так, ФГОС ВПО по направлению подготовки 035700 – «Лингвистика» (квалификация «Магистр») предусматривает формирование целого ряда общекультурных компетенций, нацеленных на реализацию гармоничного межкультурного и межэтнического взаимодействия в студенческой среде, т.е. толерантного по своей сути поведения. При этом особо подчеркивается важность ориентации в системе общечеловеческих ценностей с учетом морально-ценностных приоритетов различных социальных, национальных, религиозных профессиональных общностей и групп в российском социуме; уважительное отношение к своеобразию иноязычной культуры; владение навыками социокультурной и межкультурной коммуникации; способность принимать гражданскую позицию в социально-личностных конфликтных ситуациях. Формированию толерантного поведения должны способствовать также такие профессиональные компетенции, как владение теоретическими и эмпирическими знаниями в области межкультурной коммуникации; владение правилами и традициями межкультурного профессионального общения; готовность преодолевать влияние стереотипов и осуществлять межкультурный диалог; знание целей и задач общеевропейской языковой и региональной политики в условиях межкультурного взаимодействия. Отметим, что данные компетенции, разработанные иноязычной лингводидактикой, в полной мере релевантны для поликультурного образовательного пространства многонационального и многоязычного северокавказского региона. Под профессиональной компетентностью лингвиста-переводчика мы понимаем «интегративную характеристику личности специалиста, включающую не только лингвистические и профессионально-специализированные компетенции но и общекультурные, психологические и информационные компетенции, и позволяющую переводчику на высоком уровне осуществлять профессиональную деятельность» [4, с. 97].

В лингводидактическом плане следует отметить взаимообусловленность толерантности как поведенческого принципа индивидуума с процессами воспитания и обучения, так как и толерантность, и агрессивность являются не врожденными, а приобретенными качествами личности. Межкультурный компонент обучения обозначает буквально сферу, находящуюся между культурами, когда диалог основывается на изучении, сравнении, обсуждении, восприятии и акцептации этнокультурных феноменов в самом широком понимании – как страны изучаемого языка, так и своей родины. Межкультурный компонент обучения предполагает, таким образом, изучение как чужой, так и собственной культуры, специфики взаимодействия, пересечения и соприкосновения культур, их взаимодополнения и взаимообогащения: культуры как бы учатся друг у друга, не теряя при этом собственного своеобразия, что чрезвычайно важно для полиэтнического и поликультурного северокавказского региона. Наряду со знанием языков востребованным оказывается развитие умений сбора из различных источников, систематизации и интерпретации культуроведческой информации, овладение социокультурными нормами межкультурной коммуникации. Тезис И.И. Халеевой о формировании вторичной языковой личности как системообразующем факторе построения модели иноязычного лингвистического образования [8, с. 70] приобретает особую значимость в образовательном пространстве Северо-Кавказского федерального университета. Согласно результатам анкетирования «Этническая самоидентификация студентов СКФУ», в университете представлены 87 этнокультурных групп, что в целом отражает национальный состав СевероКавказского федерального округа. В университете функционирует Центр межэтнического взаимодействия, в структуру которого входит Студенческий этнический совет СКФУ, занимающийся не только организацией и проведением этнокультурных мероприятий, но и исследованием проблем межкультурного взаимодействия в университетском образовательном пространстве.

Обращение к материалам газеты «Университетский вестник Северо-Кавказского федерального университета» за 2013–2015 гг. показало, что проблемам гармонизации межкультурного и межэтнического взаимодействия в студенческой среде уделяется значительное внимание. Так, реализуемый в университете в течение ряда лет проект «Кавказ – наш общий дом» находит широкое освещение на страницах газеты, прежде всего в рубрике «Молодежная страница». Об актуальности и важности взаимопонимания, сотрудничества и гармоничного взаимодействия студентов Северо-Кавказского федерального округа свидетельствует научный форум северокавказского студенчества «Диалог и толерантность», который проходил в мае 2013 года во Владикавказе, столице Северной Осетии, на базе Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова. В работе форума приняли участие студенты, члены этнического совета СКФУ, в числе которых была и Л. Варданян, опубликовавшая в «Университетском вестнике» статью под знаковым названием «Что такое толерантность?» (№ 5(9) май 2013). Как отмечается в статье, научная рефлексия студентов касалась таких проблем, как духовно-нравственное воспитание, полиэтничность студенческой среды, условия формирования толерантности, богатый опыт межнационального общения, общее культурное наследие, межнациональное сотрудничество, межконфессиональная терпимость, мирное сосуществование, не умаляющее, однако, важности разного мировидения, национальных традиций, этно- и лингвокультурного своеобразия каждого народа. Активисты Центра межэтнического взаимодействия СКФУ представляли университет на таких важных мероприятиях, как антитеррористический фестиваль «Мир Кавказу», молодежный форум «Межнациональное и межконфессиональное единство», форумы СМИ Кавказа на дискуссионных площадках разных университетов. В качестве одной из причин распространения экстремистских настроений в студенческой среде автор называет «отсутствие культуры межэтнического общения». В заключение Л. Варданян приходит к выводу, что «в выстраивании правильных межкультурных отношений может помочь только мощная духовная платформа. Обращаясь к прошлому, оценив нынешнее время и устремив взгляд в будущее, можно создать толерантное общество, такое, в котором не просто терпят друг друга, а понимают и уважают». Трактовка толерантности осуществляется через контрастное противопоставление глагольно-акциональных номинаций терпеть, с одной стороны, и понимать/уважать, с другой. Отметим, что каждый компонент оппозиции может быть дополнен другими номинациями, что приведет к образованию гетерогенной синонимико-антонимической парадигмы, «члены которой противопоставлены друг другу по каким-либо противоположным компонентам значений» [3, с. 287–288].

Традиционной и оригинальной можно считать рубрику «Кавказ – наш общий дом», в которой публикуются материалы, подготовленные студентами – представителями различных этносов. Цель данной рубрики – познакомить студенческое сообщество СКФУ с историей, древними традициями, этнокультурными обычаями разных народов Северо-Кавказского федерального округа, на личностном уровне поделиться тем ценным и культурно специфическим, характерным именно для данного этноса. Большой интерес вызывают рассказы студентов разных национальностей о свадебных и семейных традициях, гостеприимстве, национальной кухне, фольклоре. В публикациях подчеркивается, что Кавказ является родным домом для разных, но в то же время похожих народов, имеющих свои традиции и обычаи.

По мере углубления международного сотрудничества, расширения личных контактов, активизации мобильности изменяется и оценочное отношение к чужому, которое в научной парадигме межкультурной германистики трактуется как понятое и освоенное другое, не утрачивающее тем не менее таких своих прототипических и приобретенных признаков, как далекое, враждебное, иное, новое, неизвестное, не испытанное, экзотическое, аттрактивное, прекрасное. В заключение отметим актуализацию понятия толерантности в различных дискурсах, расширение палитры его значений и коннотаций, формирование синонимических, антонимических отношений, продуктивность словообразовательных процессов, положительное образное осмысление в акционально-деятельностном ключе.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ. «Толерантность как компетентностная составляющая коммуникативно гибкой языковой личности в условиях поликультурного Северо-Кавказского региона», проект № 15-04-00126.

Рецензенты:

Гусаренко С.В., д.фил.н., профессор, декан факультета филологии, журналистики и межкультурной коммуникации, Гуманитарный институт, ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь;

Бронская Л.И., д.фил.н., профессор кафедры отечественной и мировой литературы, Гуманитарный институт, ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь.


Библиографическая ссылка

Серебрякова С.В. ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК КОМПЕТЕНТНОСТНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТА // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-23. – С. 5290-5294;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38198 (дата обращения: 18.11.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074