Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ РАЗВИТИЯ ВТОРЫХ ОПУХОЛЕЙ ПОСЛЕ ХИМИОТЕРАПИИ, ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ И ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ

Важенин А.В. 1 Шаназаров Н.А. 1 Шунько Е.Л. 2
1 ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России
2 ГБОУ ВПО «Тюменский государственный медицинский университет» Минздрава России
В настоящее время проблема индуцированных лучевым и химиотерапевтическим лечением первично-множественных злокачественных новообразований является одной из основных проблем онкологии и радиологии во всем мире. Целью нашего исследования является сравнительный анализ особенностей развития первично-множественных метахронных опухолей после химиотерапии, лучевой и химиолучевой терапии первой опухоли. Мы выделили 3 группы: 124 больных после химиотерапии, 232 больных после лучевой терапии и 42 больных после химиолучевой терапии, у которых впоследствии после терапии первой опухоли возникли первично-множественные метахронные опухоли. Для больных, пролеченных лучевой терапией, характерны: более старший возраст, более длительные интервалы времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли и от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли. Аналогичная тенденция сохраняется и при соответствующем сравнении подгрупп (с мультицентрическими метахронными множественными опухолями в одном органе, с системными опухолями, опухолями парных органов и несистемными множественными опухолями различных органов) больных 1, 2 и 3 групп.
первично-множественные злокачественные опухоли
химиотерапия
лучевая терапия
химиолучевая терапия
1. Важенин А.В., Бехтерева Е.И., Бехтерева С.А., Гюлов Х.Я. Очерки первичной множественности злокачественных опухолей. – Челябинск: Изд-во «Иероглиф», 2000. – 213 с.
2. Слинчак С.М. Множественные злокачественные опухоли. – Киев: Здоровье, 1968. – 192 с.
3. Шунько Е.Л. Проблема риска развития первично-множественного рака после лучевой и химиотерапии первой опухоли в современной англоязычной литературе // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6 (Электронный журнал); URL: http://www.science-education.ru/120-16901 (дата обращения: 16.01.2015).
4. Bartkowiak D., Humble N., Suhr P., Hagg J., Mair K., Polivka B., Schneider U., Bottke D., Wiegel T. Second cancer after radiotherapy, 1981–2007 // Radiotherapy and Oncology. – 2012. – Vol. 105. – P. 122–126.
5. Berrington de Gonzalez A., Curtis R., Gilbert E. et al. Second solid cancers after radiotherapy for breast cancer in SEER cancer registries // Br. J. Cancer. – 2010. – Vol. 102. – P. 220–226.
6. Berrington de Gonzalez A., Curtis R.E., Kry S.F., Gilbert E., Lamart S., Berg Ch.D., Stovall M., Ron E. Proportion of second cancers attributable to radiotherapy treatment in adults: a cohort study in the US SEER cancer registries // Lancet Oncol. – 2011. – Vol. 12. – P. 353–360.
7. Shin D.W., Baik Y.Ji., Kim Y.W., Oh J.H., Chung Ki-W., Kim S.W., Lee W.-Ch., Yun Y.H., Cho J. Knowledge, attitudes, and practice on second primary cancer screening among cancer survivors: A qualitative study // Patient Education and Counseling. – 2011. – Vol. 85. – P. 74–78.

Проблема первично-множественного рака, индуцированного лучевым и химиотерапевтическим лечением первой опухоли, в последние два десятилетия доказала свою важность и достаточно широко освещается в современной литературе [1, 3, 7]. Несмотря на то, что во всем мире индуцированные лечением первично-множественные злокачественные опухоли являются одной из основных причин смертности онкологических больных после проведенной лучевой и химиотерапии, они широко и эффективно применяются в лечении злокачественных новообразований как самостоятельно, так и в комбинации друг с другом, несмотря на увеличение количества осложнений и риск развития новой злокачественной опухоли или лейкоза [1, 3, 4, 5, 6, 7]. Уже сегодня возникла острая необходимость уменьшения риска развития индуцированных лечением опухолей и поиск решения проблемы выбора адекватных подходов к лечению и диспансерному наблюдению данной категории онкологических больных.

Цель исследования: провести сравнительный анализ особенностей развития первично-множественных метахронных опухолей, развившихся после химиотерапии, лучевой терапии и химиолучевой терапии первой опухоли.

Материал и методы исследования

Материалом исследования являются архивные данные по лечению больных в Челябинском окружном онкологическом диспансере (ГБУЗ ЧОКОД). Мы выделили 3 группы: 124 больных после химиотерапии (1 группа), 232 больных после лучевой терапии (2 группа) и 42 больных после химиолучевой терапии (3 группа), у которых впоследствии после терапии первой опухоли возникли первично-множественные метахронные опухоли. Для классификации первично-множественных опухолей мы использовали классификацию С.М. Слинчака [2], согласно которой мы выделили три подгруппы метахронных опухолей в вышеуказанных трех группах больных: мультицентрические множественные опухоли в одном органе – 8,9 % (11 больных), 16,0 % (37 больных) и 30,9 % (13 больных); системные опухоли и опухоли парных органов – 36,3 % (45 больных), 15,5 % (36 больных) и 26,2 % (11 больных); несистемные множественные опухоли различных органов – 54,8 % (68 больных), 68,5 % (159 больных) и 42,9 % (18 больных) соответственно в 1, 2 и 3 группах. Для статистической обработки результатов исследования мы использовали программы IBM SPSS Statistics Version 22.0.0.0; Statistica Version 10.0.0.0.

Результаты исследования и их обсуждение

Средний возраст больных в 1 группе на момент установления диагноза первичной опухоли составил 55,79 лет (от 30 до 80 лет), во 2 группе – 60,23 лет (от 18 до 85 лет), в 3 группе – 51,50 лет (от 21 до 90 лет). Статистически значимых различий по средним показателям возраста в группах не было (p > 0,05), хотя средний возраст больных 2 группы был соответственно в 1,08 раза и в 1,17 раза больше по сравнению с показателями среднего возраста больных 1 и 3 групп. При оценке показателей возраста в группах с учетом классификации было определено, что средний возраст больных на момент установления диагноза первой опухоли в 1 группе составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 51,36 лет (от 38 до 66 лет), для системных опухолей и опухолей парных органов – 52,20 лет (от 30 до 74 лет), для несистемных множественных опухолей различных органов – 58,88 лет (от 35 до 80 лет). При анализе показателей возраста на момент установления диагноза первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах пациентов 1 группы получены не были (p = 0,863). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями возраста в 7,588 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (критерий Фишера равенства дисперсий (F) = 7,588; p = 0,001), что говорит о достоверных различиях возраста больных в подгруппах данной группы больных. Средний возраст больных 2 группы на момент установления диагноза первой опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 57,68 лет (от 31 до 79 лет), для системных опухолей и опухолей парных органов – 58,53 лет (от 18 до 78 лет), для несистемных множественных опухолей различных органов – 61,21 год (от 27 до 85 лет). При анализе показателей возраста на момент установления диагноза первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах 2 группы получены не были (p = 0,138). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями возраста в 1,905 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 1,905; p = 0,151). В 3 группе средний возраст больных на момент установления диагноза первичной опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 51,46 лет (от 34 до 66 лет), для системных опухолей и опухолей парных органов – 48,18 лет (от 21 до 90 лет), для несистемных множественных опухолей различных органов – 53,56 лет (от 31 до 69 лет). При анализе показателей возраста на момент установления диагноза первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах пациентов 3 группы получены не были (p = 0,063). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями возраста в 0,685 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 0,685; p = 0,510). Таким образом, средний возраст больных на момент установления диагноза первой опухоли в 1, 2 и 3 группах составил соответственно: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 51,36; 57,68 и 51,46 лет; для системных опухолей и опухолей парных органов – 52,20; 58,53 и 48,18 лет; для несистемных множественных опухолей различных органов – 58,88; 61,21 и 53,56 лет. При этом средние показатели возраста во всех подгруппах 2 группы были выше, по сравнению с показателями аналогичных подгрупп 1 и 3 групп больных: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – соответственно на 6,32 года (в 1,12 раза) и на 6,22 года (в 1,12 раза); для системных опухолей и опухолей парных органов – на 6,33 года (в 1,12 раза) и на 10,35 лет (в 1,21 раза); для несистемных множественных опухолей различных органов – на 2,33 года (в 1,04 раза) и на 7,65 (в 1,14 раза).

Интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли в 1 группе составил в среднем 45,21 месяца (от 12 до 198 месяцев), интервал времени от начала химиотерапии первой опухоли до появления второй опухоли составил 36,78 месяцев (от 2 до 151 месяцев). В подгруппах живых (101 человек) и умерших (23 человека) больных 1 группы интервал времени от начала химиотерапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем соответственно 40,59 и 19,26 месяцев. При анализе сроков возникновения второй опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) для сроков возникновения второй опухоли от начала химиотерапии были получены достоверные различия вышеуказанного показателя в группах живых и умерших больных 1 группы (p = 0,012). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями срока развития второй опухоли от начала лучевого лечения в 10 раз выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 10,028; p = 0,002). Во 2 группе больных интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 91,81 месяц (от 12 до 500 месяцев), интервал времени от начала лучевой терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 87,91 месяцев. В подгруппах живых (134 человека) и умерших (98 человек) больных 2 группы интервал времени от начала лучевой терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем соответственно 97,05 и 75,42 месяцев. При анализе сроков возникновения второй опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) для сроков возникновения второй опухоли от начала лучевой терапии достоверные различия вышеуказанного показателя в группах живых и умерших больных 2 группы получены не были (p = 0,156). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями срока развития второй опухоли от начала лучевого лечения в 3,5 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 3,545; p = 0,061). В 3 группе больных интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 59,02 месяцев (от 12 до 207 месяцев), интервал времени от начала химиотерапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 56,37 месяцев, интервал времени от начала лучевой терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем 55,38 месяцев. В подгруппах живых (32 человека) и умерших (10 человек) больных 3 группы интервал времени от начала химиотерапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем соответственно 60,48 и 23,30 месяцев, от начала лучевой терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем соответственно 62,16 и 34,10 месяцев. При анализе сроков возникновения второй опухоли в 3 группе по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) для сроков возникновения второй опухоли от начала химиотерапии были получены достоверные различия вышеуказанного показателя в группах живых и умерших больных 3 группы (p = 0,040), для сроков возникновения второй опухоли от начала лучевой терапии достоверные различия вышеуказанного показателя в группах живых и умерших получены не были (p = 0,082). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями срока развития второй опухоли от начала химиотерапевтического лечения в 5,3 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 5,299; p = 0,027), дисперсия между средними значениями срока развития второй опухоли от начала лучевого лечения в 3,2 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 3,281; p = 0,078). Необходимо отметить, что интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли во 2 группе больных (в среднем 91,81 месяц) оказался на 46,6 месяцев (в 2,03 раза) и на 32,79 месяцев (в 1,56 раза) больше по сравнению с аналогичным показателем в 1 (в среднем 45,21 месяцев) и в 3 (в среднем 59,02 месяцев) группах больных. При оценке интервала времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли в группах больных с учетом классификации было определено, что в 1 группе интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 33,09 месяцев (от 12 до 63 месяцев); для системных опухолей и опухолей парных органов – 47,38 месяцев (от 12 до 95 месяцев); для несистемных множественных опухолей различных органов – 45,74 месяцев (от 12 до 198 месяцев). При анализе сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах пациентов получены не были (p = 0,110). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли всего в 0,98 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 0,980; p = 0,378). Во 2 группе интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 86,03 месяцев (от 15 до 303 месяцев); для системных опухолей и опухолей парных органов – 91,00 месяцев (от 12 до 362 месяцев); для несистемных множественных опухолей различных органов – 93,34 месяцев (от 12 до 500 месяцев). При анализе сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах пациентов получены не были (p = 0,819). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли всего в 0,107 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 0,107; p = 0,898). В 3 группе больных интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли составил: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 69,85 месяцев (от 18 до 207 месяцев); для системных опухолей и опухолей парных органов – 59,45 месяцев (от 12 до 123 месяцев); для несистемных множественных опухолей различных органов – 50,94 месяцев (от 12 до 166 месяцев). При анализе сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли по критерию однородности дисперсий (статистика Ливиня) достоверные различия вышеуказанного показателя в подгруппах пациентов получены не были (p = 0,499). В результате проведенного однофакторного дисперсионного анализа определено, что дисперсия между средними значениями сроков возникновения второй опухоли от появления первой опухоли всего в 0,672 раза выше, чем внутригрупповая дисперсия (F = 0,672; p = 0,516). Таким образом, интервал времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли с учетом классификации составил в среднем соответственно в 1, 2 и 3 группах: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 33,09; 86,03 и 69,85 месяцев; для системных опухолей и опухолей парных органов – 47,38; 91,00 и 59,45 месяцев; для несистемных множественных опухолей различных органов – 45,74; 93,34 и 50,94 месяцев. Необходимо отметить, что как в целом для 2 группы, так и для подгрупп 2 группы были характерны более высокие показатели интервалов времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли по средним показателям: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – на 52,94 (в 2,60 раза) и на 16,18 месяцев (в 1,23 раза); для системных опухолей и опухолей парных органов – на 43,62 месяцев (в 1,92 раза) и на 31,06 месяцев (в 1,53 раза); для несистемных множественных опухолей различных органов – на 47,60 месяцев (в 2,04 раза) и на 42,4 месяцев (в 1,83 раза) по сравнению с аналогичными показателями соответственно 1 и 3 групп.

При оценке интервала времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли в группах было определено, что интервал времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил в среднем: в 1 группе – 36,78 месяцев, во 2 группе – 87,91 месяцев, в 3 группе – 55,88 месяцев, т.е. на 51,13 месяцев (в 2,39 раза) и на 32,03 месяцев (в 1,57 раза) больше во 2 группе по сравнению с показателями в 1 и 3 группах соответственно. При оценке показателя интервала времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли в группах с учетом классификации было определено, что в 1, 2 и 3 группах интервал времени от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли составил соответственно: для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – 44,25; 87,14 и 67 месяцев; для системных опухолей и опухолей парных органов – 40,86; 88,53 и 55,23 месяцев; для несистемных множественных опухолей различных органов – 32,87; 90,19 и 48,01 месяцев. Все вышеперечисленные показатели имели большее значение во 2 группе: соответственно для мультицентрических множественных опухолей в одном органе – на 42,89 (в 1,97 раза) и на 20,14 месяцев (в 1,3 раза); для системных опухолей и опухолей парных органов – на 47,67 месяцев (в 2,17 раза) и на 33,3 месяцев (в 1,6 раза); для несистемных множественных опухолей различных органов – на 57,32 месяцев (в 2,74 раза) и на 42,18 месяцев (в 1,88 раза) по сравнению с показателями соответственно 1 и 3 групп.

Заключение

Таким образом, для больных 2 группы, пролеченных лучевой терапией, характерны более длительные интервалы времени от появления первой опухоли до появления второй опухоли и от начала терапии первой опухоли до появления второй опухоли. Аналогичная тенденция сохраняется и при соответствующем сравнении подгрупп (с мультицентрическими метахронными множественными опухолями в одном органе, с системными опухолями и опухолями парных органов и несистемными множественными опухолями различных органов). Сокращение вышеуказанных интервалов времени в 1 и 3 группах больных мы можем объяснить более выраженным системным воздействием на организм больного химиотерапевтических агентов в 1 группе больных и более выраженным суммарным канцерогенным эффектом химиотерапии и лучевой терапии в 3 группе больных.

Рецензенты:

Яйцев С.В., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой онкологии, ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет», г. Челябинск;

Жаров А.В., д.м.н., профессор кафедры онкологии, лучевой диагностики и лучевой терапии, ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный медицинский университет», г. Челябинск.


Библиографическая ссылка

Важенин А.В., Шаназаров Н.А., Шунько Е.Л. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ РАЗВИТИЯ ВТОРЫХ ОПУХОЛЕЙ ПОСЛЕ ХИМИОТЕРАПИИ, ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ И ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 1-8. – С. 1539-1543;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38243 (дата обращения: 21.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074