Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ЭВЕНТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ МОЛОДЕЖИ

Михайлова А.В. 1 Попова Л.Н. 1
1 ФГАОУ ВПО «Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова»
Актуальность социологического исследования вызвана тем, что в последнее время наблюдается высокое суицидальное поведение в молодежной среде, участились уходы добровольного ухода из жизни. Цель статьи: проанализировать факторы риска суицидального поведения в молодежной средне, используя эвентологический подход. Теоретическими основами исследования послужила совокупность междисциплинарных подходов в изучении суицида, труды российских и зарубежных ученых, занимавшихся данной проблематикой. В основе исследования лежат системный и комплексный подходы, что обусловлено сложностью объекта. Методами исследования являются анкетирование, интервью, анализ документов. социологическое исследование оценки суицидального поведения по методике A. Zigmond и R. Snaith. Исследование доказывает, что причинами кризисного психологического состояния молодежи являются события (эвенты). Соответственно эвентологический подход может применяться при оценке и шкалировании факторов риска суицидального поведения молодежи.
развитие общества
девиантное поведение
суициды
факторы суицидального поведения
1. Антонова В.Н., Профилактика суицида среди подростков в образовательном социуме: учебное пособие. – Якутск: Издательский дом СВФУ, 2014. – 214 с.
2. Галстян Г.С. Суицид как крайняя форма девиантного поведения // Путь в науку: Материалы ежегодной конференции аспирантов отделения «Регионоведение». – Ростов-на-Дону, 2010. – С. 23–27.
3. Гилинский Я.И. Самоубийство как социальный феномен // Социологические исследования. – 2011. – № 2. – С. 39–48.
4. Гилинский Я.И., Румянцева Г. Основные тенденции динамики самоубийств в России // Дата обращения к документы 18.03.2015 http://www.narcom.ru/ideas/socio/28.html.
5. Гомзикова С. Россия остается страной самоубийц. Свободная пресса, Дата обращения к документу 30.04.2014 / URL: http://svpressa.ru/society/article/37979.
6. Ефимова О.И. Суицидальное поведение в подростковом возрасте и возможности его профилактики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Дата обращения к документы 28.02.2015 http://www.rae.ru.
7. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. – СПб.: Речь, 2012. – 448 с.
8. Основные показатели демографических процессов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Статистический сборник. – СПб.: Петербургкомстат, 2004. – 2345 с.
9. Петров А.В. Ценностные предпочтения молодежи: диагностика и тенденции изменений // Социологические исследования. – 2008. – № 2. – C. 76–88.
10. Покровский Н.Е, Иванченко Г.В. Универсум одиночества. – М.: Университетская книга, Логос, 2011. – 424 с.
11. Самоубийства. Сайт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) / URL: Дата обращения к документу 4.02.2013 http://www.who.int/features/qa/24/ru/index.html.
12. Яковлева Т.В., Терлецкая Р.Н., Иванова А.Е., Семенова В.Г., Антонова Е.В. Медицинские и социальные проблемы смертности подростков в России // Здравоохранение Российской Федерации. – 2009. – № 5.– С. 7–10.
13. Pridemore W.A. Demographic, temporal, and spatial patterns of homicide rates in Russia // Evrop. Social. Rev. Oxford. – 2003. – Vol. 19, № 1. – P. 41–59.
14. Taylor Ph. Age Labour market conditions and male suicide rates in selected countres // Ageing a. society. – Cambridge, 2003. – Vol. 23, № 1. – P. 25–40.
15. The Reporting of Suicide particulary youth suicide. – Edited by Jack R. Herman. Sydney, 2013. – 175 c.
16. Zigmond A. S., Snaith R.P. The Hospital Anxiety and Depression scale // Acta Psychiatr. Scand. – 1983. – Vol. 67. – P. 361–370.

Одной из наиболее острых проблем российского общества является высокая смертность населения. Особенную тревогу вызывает высокая доля смертности от внешних (неестественных) причин, в число которых входят убийства, самоубийства, отравления, травмы, дорожно-транспортные происшествия и другие несчастные случаи [11]. Большие потери населения именно от этих неестественных причин стали особенностью российской статистики, они приобрели длительный и устойчивый характер в России.

Как отмечают исследователи (W.A. Pridemore, Ph. Taylor, В.Н. Антонова, Г.С. Галстян, О.И. Ефимова и другие), суициды стали риском социальной дестабилизации общества. Можно выделить две давно сложившиеся точки зрения на риск – первая основана на научных и технических оценках: так называемый теоретический риск, вторая зависит от человеческого восприятия риска: так называемый эффективный риск. Эти две точки зрения непрерывно конфликтуют в социальных, гуманитарных и политических науках. В последние годы в связи с появлением нового направления теории вероятностей – эвентологии – возникло понятие эвентологического риска, которое можно рассматривать как первую серьёзную попытку объединить в одном понятии и теоретический, и эффективный риск.

Суицид всегда представлялся человеку загадочным и непостижимым явлением. В массовом сознании это – роковая тайна. В среднем, по РФ совершается 38 самоубийств на 100 тысяч народонаселения. При всем при этом, сообразно аспектам ВОЗ, степень выше 20 суицидов на 100 тысяч народонаселения считается высочайшей [4]. В нашей стране данный признак превосходит «возможную норму» фактически в 2 раза. Республика Саха (Якутия) постоянно занимала и занимает до сих пор фаворитные позиции по количеству суицидов [1, 25].

Невзирая на то, что к этому кругу проблем не один раз обращались социологи, психологи, философы, врачи, юристы, существует необходимость в особых изысканиях, которые бы имели возможность стать основой для предстоящего научного исследования данной темы и основанием программ социальной профилактики. Во взаимосвязи со сформировавшейся обстановкой, изучения в области молодежной суицидологии становятся актуальными, в том числе с целью предстоящей разработки мер сообразно профилактике совершения самоубийств. Как отмечает W.A. Pridemore, «многоплановость и полиаспектность предоставленного явления описывает наличие малоизученных качеств парадокса суицида, что содействует дальнейшим изучениям и говорит об актуальности проблематики» [13, p. 43].

Мы согласны с В.Д. Менделевич, что «социальный феномен суицидального поведения является междисциплинарным» [7, с. 46]. Разные науки, рассматривая заданную проблему, пытались отыскать причины, разъяснить факты добровольного отказа от жизни, разграничить различные проявления суицида. Ныне к исследованию социального феномена суицида привлекаются сведения из различных областей (социологии, психиатрии, антропологии, психологии, правоведения), которые позволяют исследовать его с мультидисциплинарных позиций, и это требуется принимать к сведению при исследованиях.

На сегодняшний день все эти подходы объединены в междисциплинарную науку – суицидологию [3, с. 40], в контексте которой и происходит интеграция всех теорий. Предметное поле суицидологии активно разрабатывается такими учёными, как К. Менингер, Р. Литман, Э. Шнейдман, М. Фарбер. В отечественной суицидологии наиболее яркими представителями являются К. Герман, В.М. Бехтерев, А.А. Горбовский. Якутские исследователи данной проблемы – Д. Шепилов, В.Н. Антонова, С.Г. Анисимова.

Цель статьи – проанализировать суицидальное поведение молодежи Республики Саха (Якутия) на примере студентов Финансово-экономического института Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (далее ФЭИ СВФУ им. М.К. Аммосова). Объект – студенты ФЭИ СВФУ им. М.К. Аммосова. Предмет – суицидальное поведение молодежи РС(Я) на примере студентов ФЭИ СВФУ им. М.К. Аммосова. Теоретико-методологические основы исследования. Теоретическими основами исследования послужила совокупность междисциплинарных подходов в изучении суицида, труды российских и зарубежных ученых, занимавшихся данной проблематикой. В основе исследования лежат системный и комплексный подходы, что обусловлено сложностью объекта. Эмпирическая база работы включает в себя статистические данные о суицидах в РСЯ), а также результаты социологических исследований молодежи РСЯ) на примере студентов ФЭИ СВФУ им. М.К. Аммосова методом опроса, интервью.

Как отмечают исследователи (Я.И. Гилинский, Jack R. Herman, О.И. Ефимова, А.В. Петров и другие), выделяют внешние или внутренние стимулы (условия, обстоятельства), не являющиеся этиологическими, но способствующие или непосредственно вызывающие формирование суицидальной активности. Различают социально-демографические (пол, возраст, социальное положение), этнокультуральные (наличие в традициях определенных народностей суицидального поведения как социально приемлемой нормы), социально-экономические (уровень жизни, наличие работы, профессии, семьи), психологические (личностные особенности), специфические (предшествующая суицидальная попытка, наличие психического или тяжелого соматического заболевания) и другие факторы суицидального риска. Мы предлагаем анализ факторов суицида дополнить эвентологическим подходом, т.е. эвентологическое распределение множества прошлых, настоящих и будущих событий, которые могут привести к совершению самоубийства.

Мы согласны с исследованиями Jack R. Herman (2013), что кризисное состояние молодежи, характеризующееся чувством беспокойства, тревоги различной интенсивности; фиксацией на психотравмирующей ситуации; переживаниями собственной несостоятельности, беспомощности, безнадежности, пессимистической оценкой собственной личности, актуальной ситуации и будущего; выраженными затруднениями в планировании деятельности, – можно выявить с помощью эвентологического подхода [10, 15, 12].

Выделяют следующие стадии кризисного состояния [9, с. 78]: «психического шока»: период дезорганизации психической деятельности длительностью до трех суток с момента получения психотравмы; дезорганизации: период «проживания» психотравмы длительностью от суток до двух недель; демобилизации; период полного осознания создавшейся ситуации, ее безысходности (невозможности восполнения потери и т.д.), что часто служит триггером формирования депрессивных расстройств длительностью от нескольких суток до нескольких недель; адаптации («принятия» создавшейся ситуации): период рационализации психотравмы, включения ее (или ее последствий) во внутриличностную картину мира, а также разрешения психотравмирующей ситуации длительностью в несколько недель; восстановления: период нормализации психической деятельности длительностью до нескольких месяцев.

Наиболее суицидоопасными являются стадии дезорганизации и демобилизации [3, с. 42]. Именно из-за кризисного состояния совершаются суицид и его попытки. Поэтому одним из важнейших факторов выявления суицидального риска является анализ тенденций распространения негативных психических состояний.

Мы провели социологическое исследование оценки суицидального поведения по методике A. Zigmond и R. Snaith (1983) [16]. Генеральная совокупность исследования составляет 873 человека – студенты очного отделения ФЭИ СВФУ им. М.К. Аммосова с 1 по 5 курс. Выборочная совокупность составила 267 человек. Доверительная вероятность 95 %, погрешность 5 %. Метод отбора – простой случайный. Метод сбора информации – количественный (опрос). Даты проведения – январь-март 2015 года.

Госпитальная шкала тревоги и депрессии (A. Zigmond, R. Snaith, 1983) обладает высокой дискриминантной валидностью. Она представляет собой 14 утверждений, обслуживающих две подшкалы:

1) тревога (нечетные пункты);

2) депрессия (четные пункты) [16, с. 364].

При интерпретации учитывается суммарный показатель по каждой подшкале, при этом выделяются три области его значений: 0–7 – «норма», отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги и депрессии, 8–10 – «субклинически выраженная тревога/депрессия», 11 и выше – «клинически выраженная тревога/депрессия». По подшкале тревоги практически у всех студентов наблюдается «норма», то есть отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги. Но часть студентов обладает субклинически выраженной тревогой и 2 % – клинически выраженной, что является негативным фактором и предполагает самостоятельное решение проблемы или же обращение к специализированным видам помощи.

Анализ проводился по скрещиванию вопросов с демографическими данными анкеты.

Клинически выраженной тревогой обладают студенты 17- и 20-летние. Субклинически выраженной – 18-, 21-, 22-летние. У остальных наблюдается норма. Депрессией также обладают 17-, 20-, еще и 21-летние респонденты. Субклинически выраженной депрессией страдают 17-, 18-, 22-летние. Норма замечается у большинства. Данная диаграмма расшифровывается следующим образом: самые маленькие результаты – самый высокий уровень тревоги, самые высокие показатели – норма (рис. 1).

Субклинически выраженной тревогой в основном обладают женщины. А вот субликлинически выраженной депрессией они обогнали мужчины всего лишь на несколько человек (рис. 2).

Субклинически выраженная тревога и депрессия в основном наблюдается у студентов с национальностью саха и студентов иных национальностей (рис. 3).

pic_71.tif

Рис. 1. Распределение подшкал по возрасту

pic_72.tif

Рис. 2. Распределение подшкал (субклинически выраженных) по полу

pic_73.tif

Рис. 3. Распределение подшкал (субклинически выраженных) по национальности

pic_74.tif

Рис. 4. Распределение подшкалы тревоги по месту проживания

Тревога чаще всего встречается у людей, которые проживают с родителями (рис. 4).

Получены результаты, дополненные эвентологическим анализом:

– У большинства студентов ФЭИ отсутствуют достоверно выраженные симптомы тревоги и депрессии, это объясняется такими эвентами, как высокая загруженность в школе до поступления в вуз, в вузе и необходимость работать после учебы, также высокой мобильностью.

– Наиболее подверженными тревоге являются студенты женского пола, в возрасте 17 и 20 лет, национальности саха, проживающие дома, с родителями, событиями является в большинстве случаев одиночество или зависимость от социальных сетей.

– Наиболее подверженными депрессии являются студенты обоих полов, в возрасте 17, 20, 21 года, национальности саха, проживающие в общежитии, событиями являются отражение себя и своего «Я», идентичность в окружающем социальном пространстве.

– Наименее подверженными тревоге и депрессии являются студенты обоих полов, 19, 23 лет, русской и иных национальностей, проживающих в собственных квартирах, событиями является относительная внешняя «свобода».

Мы выявили уровень суицидального поведения и сделали корреляционный анализ с событийными факторами. Результаты данного исследования не могут быть абсолютно точными и достоверными, так как для реального выявления тревоги и депрессии, помимо госпитальной шкалы, требуется наблюдение со стороны окружающих людей, консультация и наблюдение у профессионального психолога.

Как отмечает О.И. Ефимова, «особенности современных исследований суицидального поведения в молодёжной среде характеризуются спецификой социальной структуры сегодняшнего общества в целом» [6]. Трансформация российского общества оказалась достаточно затяжным процессом, сформировавшиеся при этом противоречия получили непосредственное отражение в социальной деятельности людей, в том числе и суицидальном поведении.

Данная работа представляет собой анализ суицидального поведения молодежи РС(Я) на примере студентов ФЭИ СВФУ им. М.К. Аммосова, включающий в себя теоретико-методологические основы изучения суицидального поведения, а также проведенные социологические исследования с выводами и рекомендациями.

В качестве теоретических основ были использованы основные подходы к изучению суицидального поведения: медицинский, психологический, социологический, демографический и эвентологический. Они возникали последовательно, как альтернативные варианты, предлагающие свой взгляд на проблему суицидального поведения и свои методы её решения. В настоящее время они не противопоставляются, а взаимодополняют друг друга, образуя единый комплексный подход к определению групп суицидального риска и путей его минимизации. Выделены следующие факторы суицида как социального явления: экономические, социально-демографические, социокультурные, ситуативные, природные и эвентолологические. Эти факторы были сгруппированы для подчеркивания социального фактора проблемы суицидального поведения.

Согласно результатам анализа статистических данных Якутского республиканского медицинского исследовательско-аналитического центра, Республика Саха (Якутия) до сих пор занимает лидирующие позиции в РФ по уровню совершенных суицидов [1, с. 65].

Факторы суицидального поведения современного социума столь многочисленны и разнообразны, что их невозможно преодолеть лишь усилиями кризисных и превентивных служб, деятельностью только специалистов по социальной работе. Следовательно, задача заключается в том, чтобы ограничить распространение самоубийств, научиться предупреждать их. Задача эта сложная, требующая разработки масштабных социальных программ, так как для ее решения нужно добиться кардинальных сдвигов в общественных отношениях и на микро-, и на макросоциальных уровнях.

Данное исследование представлено как отправной пункт для дальнейших исследований, которые могут усовершенствовать данную работу и выявить дополнительные факторы риска суицидального поведения и способы его профилактики.

Рецензенты:

Рац Г.И., д.э.н., профессор, заведующий кафедрой «Международные экономические отношения», Финансово-экономический институт, Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова, г. Якутск;

Бурнашева Н.И., д.и.н., ведущий научный сотрудник, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения РАН, г. Якутск.


Библиографическая ссылка

Михайлова А.В., Попова Л.Н. ЭВЕНТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ОЦЕНКЕ СУИЦИДАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ МОЛОДЕЖИ // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 7-3. – С. 619-624;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38790 (дата обращения: 08.12.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074