Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНОВ РОССИИ НА ПРИМЕРЕ СКФО

Дзобелова В.Б. 1 Олисаева А.В. 1
1 ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени Коста Левановича Хетагурова»
В рыночной экономике имидж региона выступает основным фактором привлечения инвестиций в экономику и социальную сферу региона. Формированию инвестиционно привлекательного имиджа препятствуют проблемы развития региональных потенциалов, отсутствие общесистемных мер и финансовых стимулов для потенциальных инвесторов, а также негативное присутствие региона в национальном и международном информационном пространстве. В условиях проявления негативных последствий мирового финансово-экономического кризиса, усиления конкурентной борьбы, необходимости повышения эффективности деятельности хозяйствующих субъектов особую значимость приобретает современный инструментарий менеджмента, позволяющий обеспечивать устойчивое развитие экономики региональных хозяйственных систем. Одним из таких инструментов управления выступает исследование, диагностика и оценка развития экономического потенциала регионов, применение которого способствует повышению эффективности и конкурентоспособности региональных хозяйствующих субъектов. Разработка проблемы анализа, диагностики и оценки экономического потенциала региональных хозяйственных систем является важной научной и практической задачей, решение которой обеспечит существенный вклад в методологию управления и практику повышения эффективности и конкурентоспособности регионов России.
потенциал
региональная экономика
производственный процесс
СКФО
хозяйственная система
1. Гацалова Л.Б., Парсиева Л.К. Современные механизмы регулирования региональной демографической политики в условиях экономической нестабильности // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 5.
2. Государственно-территориальное устройство России (экономические и правовые аспекты) / под ред. А.Г. Гранберга, В.В. Кистанова. – М., 2003. – 198 с.
3. Дзобелова В.Б. Развитие финансово-кредитных отношений в малом бизнесе: дис. ... канд. эконом. наук. – Владикавказ, 2006.
4. Дзобелова В.Б., Олисаева А.В. Развитие инновационной системы региона и пути ее совершенствования на примере СКФО // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2–13. – С. 2885–2890.
5. Дзобелова В.Б., Олисаева А.В. Социально-экономическая стратегия развития регионов Юга Российской Федерации // Актуальные вопросы современной науки: Материалы ХХI Международной научно-практической конференции. Сб. научных трудов / научн. ред. д.п.н., проф. И.А. Рудакова. – М.: Изд-во «Перо», 2013. – С. 169–173.
6. Лексин, В. Феномен конкурентоспособности регионов в условиях глобальной экономики // Российский экономический журнал. – 2005. – № 4. – С. 86–91.
7. Региональная экономика: учебник для вузов / Т.Г. Морозова, М.П. Победина, Г.Б. Поляк и др.; под ред. проф. Т.Г. Морозовой.  – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ, 2000. – 412 с.

Экономический потенциал региональных хозяйственных систем является материальной основой их функционирования и развития, в значительной степени определяя состояние социальной сферы и качество жизни населения.

В экономической теории потенциал рассматривается в качестве одного из базовых понятий, позволяющих провести анализ состояния, определить возможности, направления и приоритеты социально-экономического развития региона. Поэтому потенциал стал объектом исследования современной теории и практики управления региональными хозяйственными системами [1].

Проблемы состава и структуры потенциала регионов представлены в работах Ю.Н. Юдинцева (научно-технический потенциал), О.Г. Дмитриевой (региональная экономическая диагностика), С.Ю. Глазьева, С.Д. Львова, Ю.В. Яковца (технологический уклад), А.В. Евсеенко, В.С. Зверева, Г.А. Унтуры (типология регионов), В. Лексина, А. Швецова (развитие регионов) и других ученых. На проблематику научно-технического развития ориентировано методическое пособие ЮНЕСКО «Руководство по инвентаризации научно-технического потенциала», включающее людские и финансовые ресурсы, разработки и программы, средства научного производства. За последнее время активно разрабатываются методы оценки потенциала конкурентоспособности стран, отраслей, хозяйствующих субъектов [например, 2].

Как правило, экономический потенциал региона представляют как совокупность его основных составляющих: природно-ресурсного, геополитического, производственного, инвестиционного, инновационного, трудового (кадрового) потенциалов, а также различных характеристик социального развития [3].

Следует, однако, признать, что состав и структура потенциала регионов, его роль в социально-экономическом развитии, а также методы оценки эффективности требуют дальнейшего исследования, что актуально для современной России. Например, до настоящего времени категория потенциала нередко отражается через косвенные исследования других отдельных элементов – ресурсов и факторов, что не позволяет получить его совокупную оценку. Потенциал зачастую связывают с производством материальных благ, которые, в определенной мере характеризуют уровень развития производительных сил. При этом в механизме функционирования региональных хозяйственных систем второстепенная роль отводится уровню организации, управления, кадрам, предпринимательским возможностям.

При таком подходе в потенциале нужно различать наиболее важную и объективную составляющую (наличие ресурсов и производство материальных благ) и второстепенную, субъективную составляющую (уровень организации, управления, кадры, предпринимательские возможности и т.п.). С таким подходом сложно согласиться. Конечно, наличие ресурсов во многом определяет экономическую самостоятельность региона, а производство материальных благ отражает эффективность использования ресурсов. Однако во многих странах мира отсутствие или недостаток ресурсов не приводят к потере экономической самостоятельности или низкому потенциалу. Такие страны, как Япония, Сингапур и ряд других, демонстрируют высокий потенциал развития при низкой обеспеченности ресурсами. По нашему мнению, важнейшим признаком потенциала успешного развития региона является управляемость (координация) всех элементов регионального хозяйства: ресурсных потенциалов, материального производства, трудовых ресурсов, инфраструктуры, а также многообразных возможностей (производственных, торговых, финансовых, социальных и т.д.). Поэтому потенциал неразрывно связан с высокоорганизованным способом соединения ресурсов и эффективным ведением процессов воспроизводства. Нарушение такого взаимодействия неизбежно приводит к снижению потенциала региональных хозяйственных систем, что можно проследить на примере Юга России.

Как известно, за последние годы территория России оказалась сегментированной на контрастирующие по социально-экономическому положению территории. В этой связи в стране выделяют три группы регионов с качественно различными характеристиками состояния экономики и социальной сферы: развитые регионы с достаточно высоким уровнем производства и жизни людей; регионы со средним экономическим потенциалом; проблемные регионы с низким уровнем социально-экономического развития. В группе последних выделяются депрессивные и отсталые регионы.

Неоднозначное положение складывается в 13 регионах Юга России, входящих в Южный и Северо-Кавказский федеральные округа (ЮФО и СКФО). Социально-экономическое состояние этих регионов во многом не соответствует имеющемуся у них потенциалу [4]. Обладая значительными запасами природных ресурсов, инновационными и интеллектуальными возможностями, регионы Юга России занимают весьма скромное место по уровню экономического развития, существенно отстают в конкурентоспособности своей экономики.

ЮФО и СКФО имеют территорию площадью более 591 тыс. км2 (3,5 % от территории РФ), численность населения около 23 миллионов человек (16 % населения страны), а также диверсифицированную экономику, специализирующуюся в производстве продовольствия и энергоресурсов, добыче минерального и углеводородного сырья, использовании биоресурсов и туристско-рекреационных возможностей. Здесь находятся минерально-сырьевые ресурсы, составляющие 73 % объема термальных и 30 % минеральных вод страны, 41 % вольфрама, имеются запасы золота, серебра, свинца, меди, цинка, газа, нефти, угля, серы, строительных материалов и цементного сырья, и т.д.

Геополитический потенциал регионов Юга России обусловлен широкими торгово-экономическими отношениями и культурными взаимосвязями со странами Запада и Востока, государствами Каспийского и Азово-Черноморского бассейнов. Имеются условия дальнейшего развития логистики и транспортных коммуникаций, между европейскими государствами со странами Ближнего и Среднего Востока, Индией и Китаем.

Удельный вес грузооборота Юга России составляет 8,5 %, в том числе по морскому транспорту – около половины. Мощность портовых комплексов Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов позволяет ежегодно перерабатывать более 30 млн т грузов. Всего южные морские порты осуществляет около 70 процентов внешнеторгового грузооборота страны. Трубопроводный транспорт обеспечивает транзит 40 млн т нефти и нефтепродуктов с потенциалом развития до 100 млн т в год.

Промышленное производство регионов Юга России высоко диверсифицировано и представлено электроэнергетикой, топливной, металлургической, химической, легкой и пищевой видами промышленности. Практически во всех регионах Юга России наблюдается устойчивое снижение доли промышленности в экономике.

Аграрный сектор экономики Юга России располагает благоприятными природно-климатическими возможностями. В расчете на душу населения здесь производится сельскохозяйственной продукции на 40 % больше, чем в среднем по России. В южных регионах расположено практически все виноградарство и около 30 % всех плодово-ягодных насаждений страны. Юг России — крупнейший поставщик зерна, кукурузы, риса, подсолнечника, сахарной свеклы.

Создавая более 22 % всего сельскохозяйственного производства страны, вместе с тем Юг России занимает всего третье место по удельному весу производства продукции сельского хозяйства, уступая Приволжскому и Центральному федеральным округам. Неудовлетворяемые из года в год потребности сельского хозяйства в комбайнах, тракторах, минеральных удобрениях, горюче-смазочных материалах ограничивают возможности производства сельхозпродукции. Кроме того, производство и переработка продукции аграрного сектора экономики во многом не сбалансированы. Так, перерабатывающие мощности технически устарели и уступают возможностям сырьевой базы, что особенно заметно в маслобойном и крахмалопаточном производствах, мясной и плодоовощеконсервной отраслях, потребностях в хранилищах и холодильниках.

Туристско-рекреационные возможности южных районов страны практически не влияют на создание валового регионального продукта. При общей емкости курортно-туристского комплекса в год около 25 млн человек его реальная заполняемость составляет всего 6,5 млн человек.

Экономический кризис 2014 г. негативно повлиял на показатели финансовой деятельности большинства хозяйствующих субъектов. На юге страны из 13 регионов в 6 получен убыток в сумме 5809 млн руб. Наибольший удельный вес убыточных организаций на Юге России сложился в Республике Калмыкия (54 %), Республике Северная Осетия – Алания (47 %), Республике Адыгея (40,3 %). Только в одном регионе – Краснодарском крае в 2014 г. был обеспечен рост прибыли к прошлому году.

Инвестиционный потенциал большинства регионов Юга России крайне неудовлетворительный и во многом обусловлен низкой инвестиционной привлекательностью, что не позволяет привлечь внешние ресурсы в модернизацию объектов экономики. Доля Юга России в основном капитале РФ за последнее десятилетие находится на предпоследнем месте среди округов и имеет общую тенденцию снижения.

Если по РФ на душу населения приходится в среднем 62 тыс. руб. инвестиций, то по Югу России всего – 39 тыс. руб., или в 1,6 раза меньше. Эффективность инвестиций (как отношение ВРП и инвестиций) по РФ составляет 4,2 руб. а на Юге России всего – 3,1 руб.

Инновационный потенциал регионов Юга России весьма неустойчив. Если в целом по России число организаций, выполняющих исследования и разработки, снизилось за последнее десятилетие на 11 %, то в регионах Юга России спад составил всего 6 %. Однако, доля регионов во внутренних затратах РФ на исследования и разработки не превышает 3–4 %. Объем инновационных товаров (работ, услуг) в общем объеме отгруженных товаров (выполненных работ, услуг) по Югу России не превышает 5 %, а в ряде регионов составляет менее 1 %.

Трудовой потенциал регионов Юга России весьма велик – на площади, составляющей 3,5 % от территории страны, проживает около 16 % населения. Если в целом по России плотность населения составляет 8,3 человека на 1 кв. км, то на юге страны она выше почти в 5 раз и составляет около 39 (второе место после Центрального федерального округа). Большая часть южных регионов Юга (8 из 13), имеет положительный прирост населения.

Численность экономически активного населения на Юге России за последнее десятилетие также неуклонно возрастает (в 1,2 раза). Наибольший рост был обеспечен в Республике Ингушетия (1,8), Республике Дагестан (1,4). В некоторых регионах (например, Волгоградская область) наблюдалось снижение численности. Доля регионов Юга в численности экономически активного населения РФ постепенно возрастает.

В то же время в южных регионах сложилось устойчивое несоответствие между ростом населения и числом рабочих мест. Поэтому по совокупной численности безработных (около 1,3 млн человек) регионы Юга России занимают первые места с уровнем безработицы около 12 %, что на 3–4 % выше, чем в целом по стране. Наиболее высокие уровни безработицы в Республике Ингушетии (56 %), Чеченской Республике (32 %), Кабардино-Балкарской Республике (18 %).

Показатели социального развития населения регионов Юга РФ имеют неоднозначную оценку. Так, с одной стороны, например, за последнее десятилетие рост среднемесячной номинальной начисленной заработной платы составил (к прошлому периоду) 112–114 %, что на 3–4 % выше, чем в целом по России. Однако, с другой стороны, величина средней зарплаты одна из самых низких в стране.

Многие характеристики социального развития населения Юга России заметно уступают другим округам и относят его на последние места в РФ. Здесь самая высокая дотационность бюджетов в стране, ведь собственные доходы к общим расходам у ряда регионов составляют всего 15–45 %. При этом доходы населения не превышают 44–45 % от среднероссийского уровня. Несмотря на общий рост показателя потребительских расходов на душу населения, регионы Юга России остаются на последнем месте в стране.

Таким образом, анализ показывает, что при наличии достаточных природных, демографических и других ресурсов, разнообразных возможностей (географических, геополитический и других) социально-экономическое положение регионов Юга России оказывается неудовлетворительным. Одной из причин такого положения является несоответствие системы управления экономическому потенциалу регионов. Выступая в роли результирующей характеристики региона, экономический потенциал интегрирует в себе не только его природные ресурсы, уровень и возможности развития производительных сил, но и эффективность систем управления, что обеспечивает высокую конкурентоспособность экономики региона. В этой связи возникает необходимость перехода от традиционного рассмотрения экономического потенциала региона, как совокупности имеющихся ресурсов, к подходу на основе системности и синергии, который требует эффективного управленческого воздействия.

Такой подход вызван рядом следующих обстоятельств.

1. Современные тенденции развития регионов характеризуются не только превращением ресурсов и научно-технических достижений в фактор экономического и социального прогресса, но и постоянным усложнением структуры и моделей поведения, как отдельных хозяйствующих субъектов, так и всей хозяйственной системы. Это ведет к мультипликативному росту разнообразия элементов экономики региона и их характеру взаимодействий. Практическая реализация потенциала развития каждого региона требует объединенных усилий и эффективного взаимодействия специалистов, хозяйственных единиц, применения самых современных методов и технологий обеспечения высоких и устойчивых темпов развития. В этой связи проблемы координации экономической деятельности, сопряжения возможностей и мотивации функционирования хозяйствующих субъектов выдвигаются на одно из ведущих мест в управленческой практике развития региональных хозяйственных систем.

2. Интегративная и комплексная природа экономического потенциала региональных хозяйственных систем требует, в свою очередь, адекватного инструментария управления и координации всеми процессами регионального воспроизводства, который приобретает особое значение в ракурсе растущих и усложняющихся взаимодействий хозяйствующих субъектов. Разнообразие экономических, социальных и прочих интересов усиливает дифференциацию регионального пространства, накладывает свой отпечаток на направления, механизмы и темпы развития предприятий и организаций. Чем в большей степени дифференциация экономических интересов охватывает сущностные аспекты функционирования предприятий, тем острее становятся вопросы соотношения позитивных и негативных сторон применяемых методов управления. Предпринимаемые в настоящее время попытки создания соответствующих регулятивных механизмов развития на основе разнонаправленных и разобщенных между собой методов еще более усугубляют проблему взаимосвязей элементов управления.

3. Глобальная конкуренция преодолевает национальные границы и заставляет предприятия региона конкурировать с различного рода межнациональными и наднациональными корпорациями, имеющими мощные финансовые ресурсы и научно-технологические преимущества. Экономический потенциал региональных хозяйственных систем оказывается вовлеченными в состязание за ресурсы и результаты на мировом уровне, что резко повышает требования к его конкурентоспособности и эффективности.

В экономическом потенциале должно обеспечиваться необходимое сочетание рыночных механизмов с государственным и региональным координационным воздействием в форме механизма, при котором множество разнородных отраслей, государственных и частных хозяйствующих субъектов и организаций, их функций и интересов, выгодно соединяются в интегрированной системе, осуществляющей весь цикл «идея – конкурентоспособная продукция». В этой системе вузы, научно-исследовательские организации, производство, предпринимательский сектор должны получить внешний импульс к кооперации и интеграции на взаимовыгодной основе, единых правилах и четко проработанной схеме взаимодействия по активизации развития хозяйствующих субъектов.

Рецензенты:

Тиникашвили Т.Ш., д.э.н., профессор кафедры «Финансы и кредит», ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ;

Дзагоева М.Р., д.э.н., профессор кафедры «Налоги и налогообложение», ФГБОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова», г. Владикавказ.


Библиографическая ссылка

Дзобелова В.Б., Олисаева А.В. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНОВ РОССИИ НА ПРИМЕРЕ СКФО // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 8-3. – С. 557-561;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38939 (дата обращения: 20.04.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074