Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

INTERACTION OF SPEECHWRITER AND SPEAKER IN THEORY OF EFFECTIVE SPEECH COMMUNICATION ASPECT

Чепкасов А.В.
В статье представлены особенности работы спичрайтера и политического деятеля над составлением текста. Обосновывается специфика этих текстов с позиции адресанта и адресата, ситуации исполнения, выделены основные жанры, намечены когнитивно-дискурсивные методы анализа жанровых характеристик текстов публичных выступлений политика.
The article reveals peculiarities of speech writer and politician’s work on composition of a text. Specificity of these texts is demonstrated from a perspective of addressee and addresser, and situation of execution; major genres are distinguished; cognitive and discursive methods for analysis of genre characteristics of a politician’s public speeches are outlined. Keywords: speech writer, politician, text, addressee, addresser, audience, frame

Речь спичрайтером пишется для того, чтобы она произносилась, и одновременно для возможной печати ее в средствах массовой информации. Фактически формируются два текста: один ориентирован на речь письменную, а другой ‒ на устную речь вполне определенного человека, которая будет произнесена им для определенной аудитории. Любой текст пишется для кого-нибудь. То есть текст всегда выполняется адресантом, человеком, который пишет текст для адресата (озвучивающего этот текст). Тексты, которые пишут спичрайтеры, характеризуются вполне определенной целью, мотивацией, обусловлены жанром, аудиторией, для которой этот текст предназначен, и тем оратором, для которого он пишется.

Как лингвист спичрайтер должен хорошо знать лексические, морфологические, синтаксические, словообразовательные, лексические, фонетические особенности языка. Уметь ими пользоваться в зависимости от жанрового исполнения текста, потому что употребление тех или иных грамматических, словообразовательных, лексических, а порой и фонетических средств языка обусловлено форматом конкретного жанра. При этом спичрайтер должен знать психологические особенности оратора, усвоить его манеру говорить, интонацию, которая, проявляется в письменной речи через знаки препинания. То есть эта речь должна выражать особенности языковой личности оратора. Кроме того, спичрайтер должен уметь пользоваться стилистическими и риторическими приемами, направленными на эффективность речи. И конечно, необходимо знание стереотипов, тех прототипов, которые значимы для людей тех или иных социальных сфер, в чем проявляется ориентация на общую память, являющуюся ключом к взаимному пониманию. А в этом случае важно использование фразеологических оборотов, которые разноцвечивают речь, делают ее образной, яркой, своей. Важен эмотивный компонент. Эмоции имеют особую значимость в восприятии речи аудиторией. Их совместное употребление со стереотипами делают речь чрезвычайно убедительной.

Как уже говорилось выше, любой текст предполагает наличие автора и адресата. В этом смысле текст публичного выступления политика имеет свою особенность. В конечном счете адресатом этого текста является вполне конкретная и определенная аудитория (участники совещания, собрания, жители города, области, страны и т.д.). Однако в процессе создания текста для спичрайтера вполне определенно существуют два адресата: первый из них более ранний и на первом этапе более важный для спичрайтера ‒ это собственно руководитель, политик (мэр, губернатор...), который должен согласовать этот текст, принять его за «свой», признать свое «авторство». Но и второй, конечный адресат, не менее важен для спичрайтера. Ведь в тексте обязательно закладываются какие-то мысли, позиции, призванные воздействовать на конечного потребителя.

Не менее странно выглядит и вопрос «авторства» текста публичного выступления политика. Спичрайтер (а чаще это группа, команда людей) фактически оказывается в тени, как бы и не является автором данного текста. Они не участвуют в акте коммуникации, они «невидимы», «немаркированы», их собственно никто и не знает как авторов текста.

Адресантом в процессе коммуникации выступает сам оратор, политик, руководитель. По сути, это «его» текст, он ‒ «автор», поскольку он принял его, признал «своим». В чем выражается и как измеряется эта доля своего? В импровизациях, отступлениях от текста, в жестах и мимике (хотя иногда и они являются продуктом имиджмейкеров и психологов), в интонации и т.д. Оратор в своем выступлении стремится к тому, чтобы в семиотическом отношении аудитория и он «представляли как бы удвоенную одну и ту же личность» [2, с. 157]. «Взаимосвязь текста и аудитории характеризуется взаимной активностью: текст стремится уподобить аудиторию себе <...> аудитория отвечает ему тем же»
[2, с. 203]. «Текст как бы включает в себя образ «своей» идеальной» аудитории, аудитория ‒ «своего» текста» [2, с. 203]. Уловить то, что должно привести к взаимопроникновению адресанта и адресата, ‒ задача, которую должен выполнить спичрайтер. Это возможно при условии анализа предыдущих выступлений политика и совместной работы над текстом, который политик читает в ходе его подготовки и редактирует.

Значительное место в речи политика занимает метафора, которая «пронизывает нашу повседневную жизнь, причем не только язык, но и мышление и деятельность. Наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы думаем и действуем, по сути своей метафорична» [1]. Использование метафоры позволяет высветить необходимый аспект предмета, явления, о котором идет речь, убрав в тень, замаскировав ненужные в данной ситуации стороны обсуждаемой проблемы. Представляется, что для каждого политика характерен свой набор типов метафор, чему мы собираемся посвятить отдельную статью, подвергнув анализу в этом аспекте речи разных политических деятелей.

Опыт работы спичрайтером позволяет выделить следующие основные виды речевых жанров, используемых руководителями высшего ранга (мэрами, губернаторами):

а) информационные тексты (рабочие совещания, селекторы, пресс-конференции и т.п.). Цель этих текстов ‒ информирование аудитории о чем-то новом, неизвестном ранее; в них представлены оперативные сообщения об актуальных, социально значимых событиях. Данные тексты имеют достаточно жесткую структуру;

б) аналитически-критические тексты (совещания, пресс-конференции и т.д.); цель иная ‒ критика, показ недостатков, которые необходимо исправить, обсуждение путей выхода из ситуации;

в) календарно-праздничные тексты (торжественные приемы, чествования, юбилеи и т.д.). Цель ‒ выделить человека из ряда других, отметить черты, присущие только ему.

При написании текстов для конкретной ситуации спичрайтер, человек, незнакомый с современными лингвистическими исследованиями в области жанроведения, интуитивно разрабатывает текст в соответствии с теми фреймами, которые он использует в разных ситуациях повседневности. Текст, который пишет спичрайтер, характеризуется целью, исполненной в определенном жанровом формате, ориентацией на адресанта и адресата. Целостность текста проявляется и в его композиционной организации.

К примеру, типичная композиция публичных речей политических лидеров имеет, как правило, трехчастную структуру:

1. Зачин, в котором описывается повод для обращения, его значимость и роль для аудитории, общества в целом.

2. Основное «тело» выступления ‒ краткое изложение основных достижений в той или иной сфере; информация о людях, которых необходимо поблагодарить; перечисление мер и усилий властей в решении различных социальных и экономических задач.

3. Заключение, где формулируются цели и задачи на определенный период, дальнейшие пути и перспективы совместной работы власти и общества.

По законам риторики начало и финал речи произносятся на подъеме. В тексте, который является эффективным, очень важны ссылки на авторитеты, что проявляет уважение к эрудиции оратора и поднимает в определенной мере культуру слушающих. Ссылки на высказывания других людей монолог оратора делают диалогичным. Опираясь на чужие высказывания, оратор приводит их в подтверждение выдвинутой проблемы либо вступает в дискуссии, и в том и другом случае он провоцирует активное восприятие речи слушающими.

Речь политика определенным образом модифицируется в зависимости от того, где он ее произносит. Выступление по телевидению ‒ аудитория видит политического деятеля, а он ее нет. И выступление в зале ‒ глаза в глаза со слушателями. Политический деятель несколько по-разному говорит в этих ситуациях. Телевизионное выступление носит почти всегда постановочный характер, а значит, оно более «правильное», сглаженное, отрепетированное. Если это записанное выступление, то за несколько дублей материал уже отсмотрен и отредактирован самим оратором, его спичрайтером и командой имиджмейкеров. Если это выступление в прямом эфире, то оратор находится в довольно жестких рамках времени и пространства. Он мобилизован и напряжен, он менее свободен в импровизациях, он вынужден интуитивно предполагать реакцию аудитории.

Совсем иначе ведет себя оратор при непосредственном контакте с аудиторией. Здесь он ‒ хозяин положения. Его импровизации всегда точнее, поскольку нацелены на непосредственный отклик аудитории. Над оратором меньше довлеют временные и пространственные рамки. Он более свободен в отступлениях от своего собственного написанного текста. Можно сказать, что оратор в этот момент еще продолжает работать над окончательной версией своего текста, хотя письменный его вариант уже принят и утвержден.

Очерченные в статье проблемы работы спичрайтера и политического деятеля над составлением текста выступления, равно как и выявление особенностей взаимосвязи выступающего оратора с аудиторией, как представляется, актуальны для столь значимой в настоящее время профессии спичрайтера.

Список литературы

  1. Лакофф Дж. Когнитивная семантика // Язык и интеллект.. ‒ М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. ‒ С. 143-184.
  2. Лотман Ю.М. Семиосфера. ‒ СПб.: Искусство-СПБ, 2001. ‒ 704 с.

Рецензенты:

Акавов З. Н., д.ф.н., профессор, зав. кафедрой литературы ГОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет»;

Гаджиахмедов Н. Э., д.ф.н., профессор, заведующий кафедрой теоретическойи прикладной лингвистики ГОУ ВПО «Дагестанский государственный университет»;

Араева Л.А., д.ф.н., профессор, заслужунный работник высшей школы РФ.