Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

THE GRAMMAR PECULIARITIES OF CODE-SWITCHES IN ENGLISH AND RUSSIAN MAGAZINES

Isaeva M.G. 1
1 Cherepovets State University
В статье приводятся результаты сравнительного анализа грамматических особенностей функционирования кодовых переключений в русскоязычных и англоязычных журналах. Анализ осуществляется на основе специально разработанного алгоритма анализа морфосинтаксической структуры иноязычных единиц в письменной билингвальной речи и помогает установить грамматическую специфику кодовых переключений, выявленных в журналах на английском языке. Теоретическая основа алгоритма, состоящего из 10 параметров, – структурно-психолингвистические модели анализа билингвальной речи американского лингвиста К. Майерс-Скоттон, а также структурные типы кодовых переключений по месту появления в высказывании отечественного исследователя Г.Н. Чиршевой. Морфосинтаксический анализ переключений в англоязычном материале позволяет выдвинуть гипотезу о существовании двух типов островных переключений, а также опровергает распространенное в контактной лингвистике мнение об идиоматическом характере кодовых переключений в билингвальной речи.
The article presents the results of the comparative grammatical analysis of the code-switches in Russian and English magazines. The analysis of the foreign units’ morphosyntactic structure is made on the basis of the algorithm, specially developed for written bilingual discourse. This analysis helps to specify the grammatical features of the code-switches in English magazines. The theoretical background of the algorithm, consisting of 10 parameters, is the structural and psycholinguistic models of bilingual speech analysis by C. Myers-Scotton, an American linguist, and the structural types of code-switches, defined according to their position in the utterance, by G.N. Chirsheva, a Russian linguist. The morphosyntactic analysis of the code-switches in English data allows to set up the hypothesis about the two types of island-switches. Also it gives the arguments against the belief, widely spread in contact linguistics, about the idiomatic nature of code-switches in bilingual discourse.
bilingual discourse
code-switch
Matrix Language
Embedded Language
island-switch
morphosyntactic structure
grammar peculiarity
1. Isaeva M.G. Kodovye pereklucheniya v pismennykh tekstakh SMI (na material ruuskoyazychnykh zhurnalov) [Code-switches in written texts of mass-media (on the data of Russian magazines)]. Yaroslavl, 2010. рp. 7–91.
2. Chirsheva G.N. Vvedenie v bilingvologiyu [Introduction to bilingual studies]. Cherepovets, ChSU,2010. 194 p.
3. Chirsheva G.N. Dvuyazychnaya kommunikatsiya [Bilingual communication]. Cherepovets, ChSU, 2004. 190 p.
4. Backus A. Evidence for lexical chunks in insertional Codeswitching: Eds. Berndt Brendenmoen, Elizabeth Lanza, and Else Ryen. Oslo, Novus Forlag, 1999. рp. 93–109.
5. Myers-Scotton C. Duelling Languages. Grammatical structure in code-switching. Oxford, Clarenden Press, 1993. 263 p.
6. Myers-Scotton C., Jake L.J, Linguistics, 2000, no 38, pp. 1053–1100.
7. Myers-Scotton C., Jake L.J. Explaining aspects of code-switching and their implications. Oxford, Blackwell Publishing, 2001. рp. 84–116.

Кодовые переключения, центральное понятие данного исследования, – это одна из форм взаимодействия языков в устной и письменной билингвальной речи. Под кодовым переключением мы понимаем структурную единицу (морфему, слово, словосочетание, простое или сложное предложение, часть сложного предложения, группу предложений) гостевого языка в высказывании на матричном языке, использование которой в целом не нарушает морфосинтаксические (грамматические) правила матричного языка [1]. Матричный язык (далее МЯ) – язык, обеспечивающий морфосинтаксическую рамку высказывания c кодовыми переключениями (далее КП), гостевой язык (далее ГЯ) – источник иноязычных единиц в высказывании [5]. Современные англоязычные и русскоязычные глянцевые журналы интенсивно пользуются КП, разными по структуре, графическому оформлению и выполняемым функциям.

Цель исследования – сопоставительный анализ грамматических особенностей КП в печатных текстах СМИ на английском и русском языке, позволяющий выявить специфику функционирования КП в англоязычных печатных текстах СМИ.

Материалы и методы исследования

Материал исследования – 1902 примера использования КП, выбранных из 69 русскоязычных и англоязычных журналов (35 русскоязычных и 34 англоязычных соответственно) – «Elle», «Cosmopolitan», «Vogue», «Обучение за рубежом/Study and Training Abroad», «Иностранные языки и учеба за рубежом», «GEO», «MINI», «Yes!», «Glamour», «Harper’s Bazaar», «Marie Claire» за 1999–2013.

Методы исследования. Сопоставительный анализ грамматических особенностей КП в журналах осуществляется при помощи алгоритма, специально разработанного для анализа КП в письменной речи на основе структурно-психолингвистических моделей К. Майерс-Скоттон – модели рамки матричного языка, модели абстрактного уровня и модели 4-М, а также на основе структурной классификации КП по месту появления в высказывании отечественного исследователя Г.Н. Чиршевой

Модель рамки МЯ базируется на двух противопоставлениях и двух принципах. К. Майерс-Скоттон приписывает языкам, участвующим в коммуникации, либо роль матричного языка, либо гостевого. Все морфемы билингвального высказывания делятся на содержательные и системные. Модель рамки МЯ базируется на принципе системных морфем и принципе порядка морфем в билингвальном высказывании. Согласно принципу системных морфем, все морфологически и синтаксически релевантные системные морфемы в билингвальном высказывании должны поставляться МЯ. Принцип порядка морфем утверждает, что в билингвальном высказывании именно МЯ определяет поверхностный порядок морфем [5].

Модель абстрактного уровня утверждает, что все леммы, – абстрактные единицы ментального лексикона, являются носителями трех уровней абстрактной семантической структуры, играющих важную роль в производстве монолингвальных и билингвальных высказываний – семантико-концептуального уровня, вербально-объектного уровня, а также уровня морфологической реализации грамматических моделей [7].

Модель 4-М подразделяет все морфемы билингвального высказывания на четыре типа в зависимости от того, на каком уровне абстрактной семантической структуры ментального лексикона происходит активация морфем. Согласно модели 4-М, выделяют следующие типы морфем:

1) содержательные морфемы активизируются на концептуальном уровне;

2) ранние системные морфемы также активизируются на концептуальном уровне вместе с содержательными морфемами и дополняют их семантику;

3) поздние системные морфемы служат для построения более сложных структур (например, словосочетаний), активизируются не на концептуальном уровне, а на уровне морфологической реализации моделей ГЯ; поздние системные морфемы, в свою очередь, делятся на поздние соединительные и поздние внешние [6].

Отечественный исследователь Г.Н. Чиршева выделяет следующие структурные типы КП по их месту в билингвальном высказывании:

1. Выбор кода. Данный тип реализуется при смене реплик, одна из которых произносится на одном языке, вторая – на другом.

2. Межфразовые переключения, т.е. переключения в пределах высказывания между предложениями.

3. Внутрифразовые переключения реализуются в пределах предложения [2].

В более поздних работах Г.Н. Чиршева уточняет классификацию и добавляет в нее два подтипа внутрифразовых переключений на уровне лексических единиц – вкрапления и островные переключения. Вкрапление – это одиночная лексическая единица ГЯ, подчиняющаяся грамматическим правилам МЯ и не содержащая флексий и служебных слов ГЯ. Островное переключение, в свою очередь, содержит системные морфемы ГЯ или сохраняет порядок слов ГЯ [3].

На основе всего вышесказанного был разработан универсальный алгоритм анализа грамматических особенностей КП в письменной билингвальной речи, который состоит из 10 параметров:

I. Установление статуса взаимодействующих языков как МЯ или ГЯ в высказываниях с КП.

II. Объем переключаемого элемента.

III. Принадлежность к определенной части речи.

IV. Разряд КП – имен существительных (нарицательные или собственные).

V. Типы КП по их локализации в высказывании/тексте:

1. Выбор кода.

2. Межфразовые КП.

3. Внутрифразовые КП:

А) КП между компонентами сложного предложения (в том числе и косвенная речь), в обособленных оборотах, в присоединенных частях;

Б) КП между лексическими единицами: остров или вкрапление (собственно вкрапление или пиджинизированное КП).

VI. Синтаксическая функция вкраплений в предложении.

VII. Тип островных переключений, выраженных КП-словосочетаниями, согласно их внутренним синтаксическим связям.

VIII. Типы морфем, функционирующих во внутрифразовых переключениях – содержательные и системные (ранние, поздние соединительные и поздние внешние) морфемы.

IX. Проверка действия основных принципов модели РМЯ – принципа системных морфем и принципа порядка морфем.

X. Стратегии реализации принципа системных морфем:

1) дублированная морфология (оформление КП с помощью эквивалентных по семантике ранних системных морфем как из ГЯ, так и из МЯ);

2) голые формы (отсутствие у КП системных морфем МЯ, требуемых морфосинтаксической рамкой МЯ);

3) формирование острова ГЯ;

4) системные морфемы МЯ [1].

Результаты исследования и их обсуждение

Сравнительный анализ грамматических особенностей КП в англоязычном и русскоязычном материале выявил следующее:

I. В русскоязычных журналах во всех случаях употребления КП МЯ – русский, так как именно он является источником наибольшего количества морфем в высказывании, а также обеспечивает предложение порядком слов и системными морфемами. В англоязычных журналах во всех случаях употребления КП МЯ – английский. В отличие от русскоязычного материала, в котором представлено всего три ГЯ (английский – 85 % от общего числа выявленных КП, французский – 10 % и немецкий – 1,6 %), в англоязычных журналах функционирует большее количество ГЯ, а именно французский (88 %), немецкий (6 %), итальянский (3 %), испанский (1 %), латинский (1 %) и португальский (1 %).

II. В русскоязычном и англоязычном материале журналисты используют КП, различные по объему, но в обоих случаях для публицистических изданий характерно преобладание простых синтаксических структур – слов и словосочетаний (русскоязычный материал – 52 % КП в виде слов и 44 % словосочетаний, англоязычный материал – 57 % слов и 39 % словосочетаний). Преобладание в печатных изданиях простых синтаксических структур, вероятно, объясняется стремлением журналистов минимизировать возможность коммуникативной неудачи, к которой может привести использование сложных иноязычных конструкций. Необходимо отметить, что в русскоязычном материале наблюдается большее количество связанных словосочетаний, т.е. структур, переносимых в письменную речь уже в готовом с точки зрения лексического состава и синтаксиса виде (сравните: 20 % КП в виде связанных словосочетаний в журналах на русском языке, 10 % – в журналах на английском языке). Таким образом, англоязычный письменный материал в отличие от русскоязычного не подтверждает на данный момент гипотезу исследователя Э. Бакус об идиоматическом характере КП в билингвальных высказываниях [4].

III. В англоязычном и русскоязычном материале КП функционируют в виде всех частей речи. Тем не менее в русскоязычном материале имя существительное представлено значительно большим количеством КП (96 % от общего числа КП) по сравнению с англоязычным материалом (75 %). В свою очередь в англоязычном материале имена прилагательные более частотные, чем в русскоязычном материале (сравните: 25 % КП от общего числа выявленных иноязычных единиц – в англоязычных журналах, 8 % КП – в русскоязычных журналах).

IV. В англоязычном материале КП, функционирующие в виде имен собственных, составляют всего 15 % от общего числа КП (в русскоязычном материале 33 % от общего числа выявленных КП – имена собственные). Среди них нет переключений, сопровождаемых переводом на МЯ, в русскоязычных журналах в 10 % случаев употребления иноязычных имен собственных журналисты дублируют КП при помощи перевода. Сравните: «Hermann Bahr published Fin de siècle in 1891» (Vogue 2012, № 7: 50). «Лорен Дэйвис… тоже помнит о главном и использует обширные связи для поддержки собственной программы Guardian Scholars («Ученые-опекуны»)» (Vogue 2006, № 12: 62).

V. В исследуемом англоязычном и русскоязычном материале преобладают островные переключения и вкрапления (49 % островов ГЯ и 28 % вкраплений – в журналах на английском языке, 44,6 и 41 % – в журналах на русском языке соответственно). Особенностью КП в журналах на английском языке является использование особого вида островных переключений – «внутренние острова». Внутренние острова сохраняют в своей структуре порядок слов и системные морфемы ГЯ, в то же время в структуру предложения они интегрируются при помощи системных морфем МЯ. Если в русскоязычном материале внутренние острова составляют всего лишь 4 % от числа всех островных переключений, то в статьях на английском языке они достаточно частотны – 25 % от общего числа островов ГЯ. Анализ англоязычного материала выявил два типа островных переключений:

1. Острова ГЯ, которые ведут себя в морфосинтаксической структуре МЯ как голые формы.

2. Острова ГЯ, которые интегрированы в морфосинтаксическую структуру предложения МЯ при помощи системных морфем как пиджинизированные вкрапления.

Например:

1. «It was charmante soirée» (Marie Claire 2013, № 2: 109). КП на французский язык – остров ГЯ. Данный остров формально отвечает принципам модели рамки МЯ. Тем не менее остров не полностью интегрирован в морфосинтаксическую структуру предложения: грамматическая конструкция it was предполагает использование неопределенного артикля перед именем существительным. В приведенном примере артикль отсутствует.

2. «Veronica lake had a voix brune…» (Elle 2012, № 10: 335). КП на французский язык – остров ГЯ. В отличие от предыдущего примера остров полностью интегрирован в структуру английского предложения: острову ГЯ предшествует неопределенный артикль (ранняя системная морфема) согласно грамматическим правилам МЯ. Внутренние острова в англоязычном материале интегрируются в структуру английского предложения при помощи таких системных морфем, как артикли, предлоги, притяжательный падеж в форме ‘s, притяжательные местоимения. Что касается внутренних островов, выявленных в русскоязычном материале, то они интегрированы в морфосинтаксическую структуру русского предложения при помощи предлогов.

VI. В русскоязычном материале вкрапления преимущественно выполняют синтаксические функции приложения (23 % от общего числа вкраплений), дополнения (21 %) и подлежащего (20 %). Отличительной особенностью вкраплений англоязычных журналов является то, что среди них преобладают КП с синтаксической функцией дополнения (38 % от общего числа КП). Журналисты при помощи вкраплений стараются выделить рему высказывания, т.е. иноязычные единицы в журнальных статьях на английском языке чаще всего служат для логического выделения частей предложения. Например: «I called everyone I knew for advice. Should I dress like a character? Or just be myself? Should I project confidence or naïveté?» (Elle 2012, № 4: 118). КП на французский язык служит для рематизации высказывании.

VII. В обоих типах материала преобладают субстантивные словосочетания (русскоязычные журналы – 89 % от общего числа КП-словосочетаний, англоязычные журналы – 86 %). В журналах на русском и английском языке данный тип словосочетаний представлен одним и тем же перечнем моделей, в состав которых входят артикли, предлоги Р.п., существительные и прилагательные.

VIII. В англоязычном и русскоязычном материале представлены все типы морфем. Наиболее многочисленную группу системных морфем в обоих типах материала составляют ранние системные морфемы (артикли, флексии мн.ч. и рода): 61 % морфем – в журналах на английском языке, 64 % – на русском языке. Тем не менее необходимо отметить, что в англоязычном материале среди поздних системных морфем преобладают внешние (24 % единиц от общего числа системных морфем), а в русскоязычном материале – соединительные (26 %). Морфосинтаксическая рамка английского языка как МЯ может быть более гибкой в плане интеграции иноязычных элементов в виду сходства языков МЯ и ГЯ по параметру морфологического аналитического типа.

IX. Оба принципа модели рамки МЯ соблюдаются в русскоязычном и англоязычном материале в равной степени. Данный факт еще раз подтверждает универсальный характер правил функционирования КП, предлагаемых моделью рамки матричного языка К. Майерс-Скоттон. Например: «The story begins as three exuberant, carefree couples are meeting for dinner in a downtown Manhattan boîte» (Elle 2012, № 3: 308). МЯ – русский, ГЯ – французский. КП – вкрапление, состоящее из одной содержательной морфемы. Источником системных морфем в высказывании является МЯ (например, английского артикля «a»). МЯ также определяет морфосинтаксический порядок следования морфем в предложении.

X. Анализ стратегий реализации системных морфем в русскоязычных и англоязычных журналах показал, что в обоих типах материала исследования преобладают компромиссные стратегии, а именно использование островов ГЯ (сравните: 79 % островов ГЯ – в журналах на русском языке, 59 % – в журналах на английском языке). Данный факт свидетельствует о нулевой конгруэнтности лексем МЯ и ГЯ на разных уровнях абстрактной семантической системы ментального лексикона. Главным отличием англоязычного материала от русскоязычного является использование дублированной морфологии (2 % КП от общего числа КП, содержащих в своей структуре системные морфемы). На данный момент выявлены случаи дублирования артиклей. Например «As for the inventor of the le smoking, he says, “YSL saw women differently and gave them a new wardrobe which empowered them – genius!”» (Elle 2012, № 6: 130). КП на французский язык содержит системные морфемы МЯ (артикль the) и ГЯ (артикль le).

Выводы

Сопоставительный анализ грамматических особенностей КП в русскоязычном и англоязычном материале позволяет сделать следующие выводы о специфике грамматического функционирования КП в журналах на английском языке:

I. В англоязычных журналах функционирует достаточно большое количество ГЯ по сравнению с русскоязычными материалами, что позволяет проверить действие модели рамки МЯ К. Майерс-Скоттон на материале сразу шести языковых пар.

II. Морфосинтаксический анализ КП в англоязычных журналах позволяет выдвинуть гипотезу о существовании двух типов островных переключений, которые составляют наиболее крупную группу переключений в исследуемом материале:

1. Первый тип представлен островными переключениями, которые ведут себя в морфосинтаксической структуре МЯ как голые формы.

2. Второй тип представлен островами ГЯ, которые интегрированы в морфосинтаксическую структуру предложения МЯ при помощи системных морфем как пиджинизированные вкрапления.

III. В англоязычном публицистическом материале преобладают компромиссные стратегии реализации системных морфем, а именно острова ГЯ в виде свободных словосочетаний и предложений. Данный факт не подтверждает одну их гипотез, существующих в рамках контактной лингвистики, об идиоматическом характере КП в письменной и устной билингвальной речи, так как КП в текстах журнальных статей и заголовков не являются в общей массе устойчивыми выражениями, которые механически переносятся из ГЯ в МЯ.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ проекта проведения научных исследований («Сопоставительное исследование кодовых переключений в русскоязычных и англоязычных журналах»), проект № 13-34-01232.

Рецензенты:

Чиршева Г.Н., д.ф.н., профессор кафедры «Германская филология и межкультурная коммуникация», Череповецкий государственный университет, г. Череповец;

Коровушкин В.П., д.ф.н., профессор кафедры «Германская филология и межкультурная коммуникация», Череповецкий государственный университет, г. Череповец.

Работа поступила в редакцию 19.12.2013.