Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

DISTRACTION (ABSTRACT) CONCEPTS IN THE CHECHEN FOLK TALES

Idrazova E.S-A. 1
1 Chechen State University
В статье впервые рассматривается тематическая группа слов чеченских народных сказок, обозначающих «отвлеченные (абстрактные) понятия». Семантическому анализу подвергнуты 65 терминов. Приводятся структурные характеристики сложных слов типа дегайовхо «надежда, букв. сердца жар»: двусложное слово: дега (дог) «сердце» + йовхо «жара», сингаттам «грусть, тоска, беспокойство, скука»: сложение основ существительных син «душа» + гаттам «стесненность», встречающихся в чеченских народных сказках. Установлено, что в сказках встречаются двусложные термины. Термины, относящиеся к тематической группе «отвлеченные (абстрактные) понятия», подвергнуты структурному анализу. Выявлено, что многие термины являются суффиксальными производными, образованными по схеме: сущ. + суф.; прил. + суф.; гл. + суф., при помощи суффиксов –м, -о(уо), -р, -лла, -алла, например: безам: беза + суф. -м, гамо: гам + суф –уо, 1иттарш: 1итта + суф. – р; маршала: марша + суф.-лла, дикалла: дика + суф. –лла//–алла. Также установлено, что большинство терминов, относящихся к тематической группе «отвлеченные (абстрактные) понятия», являются собственно чеченскими, вайнахскими или общенахскими. Вывод: в чеченских народных сказках среди терминов нами установлено 3,4 % заимствований. По частотности употребления в чеченских народных сказках выделяются такие термины, как сий «достоинство», яхь «гордость», доьналла «мужество», г1иллакх «приличие», хьошалла «гостеприимство», доттаг1алла «дружелюбность». Они раскрывают дух чеченского народа.
In the article is considered a thematic group of Chechen folk tales words denoting «distraction (abstract) concepts». Semantic analysis is subjected to 65 terms. Given the structural characteristics of complex words such degayovho «hope, literally heart’s heat»: dissyllable: degas (dog) «heart» + yovho «heat» singattam «sadness, depression, anxiety, boredom»: addition of bases nouns «soul» + gatti «uneasiness» occurring in the Chechen folk tales. Found that in fairy tales found dissyllabic terms. Terms relating to the thematic group «distraction (abstract) concepts», subjected to structural analysis . Revealed that many of the terms are suffixed derivatives formed by the scheme: noun + suffix; adj. + suffix; verb + suffix, using the suffixes – m, -o (yo), – p, – lla, alla, for example: bezam: beza + suffix – m, gamo: gam + suffix – yo , 1ittarsh: 1itta + suffix – p; marshal: march + suf. -lla, dikalla :dika + suffix –lla//-alla. Also found that most of the terms related to the thematic group «distraction (abstract) concepts» are actually Chechen, Vainakh or obschenahskimi. Conclusion: Chechen folk tales among the terms we have found 3,4 % of loans. On the frequency of use in the Chechen folk tales includes such terms as siy «dignity» yah «pride», donalla «courage», g1illakh «decency» hoshalla «hospitality», dottag1alla «friendliness». They reveal the spirit of the Chechen people.
fairy(folk) tale
distraction
abstract concepts
suffixed derivatives
structural analysis
semantic analysis
1. Abaev V.I. Istoriko-jetimologicheskij slovar’ osetinskogo jazyka. T.1-4. M., 1958–1985. рр. 148.
2. Vagapov A.D. Jetimologicheskij slovar’ chechenskogo jazyka. Tbilisi: «Meridiani», 2011. 734 р.
3. Gor’kij M. Sobranie sochinenij. T. 24. M., 1953. рр. 26.
4. Dzhamalhanov Z.D., Uciev A.H. Tu’jranash, shira dijcarsh, kicanash, h1etal-metalsh. Groznyj: GUP «Knizhnoe izdatel’stvo», 2007. 768 р.
5. Dzhambekov Sh.A. Nohchijn fol’klor. Groznyj: Chech-Ing. izdat. «Kniga», 1991. 592 р.
6. Sel’murzaeva H.R. Kumykskie zaimstvovanija v chechenskom jazyke. Groznyj: Izd-vo ChGU, 2012. 132 р.
7. Shagirov A.K. Jetimologicheskij slovar’ adygskih (cherkesskih) jazykov. Ch. 1–2. M., 1977. рр. 122–123.

М. Горький писал: «Народ не только сила, создающая все материальные ценности, он единственный и неиссякаемый источник ценностей духовных, первый по времени, красоте и гениальности творчества философ и поэт, создавший все великие поэмы, все трагедии земли и величайшую из них – историю всемирной культуры»[3]. Одним из подлинных произведений любого народа являются сказки. У разных народов мира многие сказки чем-то похожи, и это можно объяснить тем, что мы люди одной общей для всех планеты Земля и создал нас один Всевышний. Но у каждого народа есть неповторимые черты, которые выделяют его из общего многообразия. Замечательные образцы чеченского фольклора вошли в общую сокровищницу культуры народов планеты.

Язык чеченских народных сказок еще не стал объектом лингвистического исследования, хотя необходимость такого исследования назрела давно. В связи с этим объектом нашего исследования явились чеченские народные сказки, а в частности существительные, которые в них употребляются.

Практически в любом языке существительные являются одной из самых многочисленных групп слов. Это лексемы, которые постоянно пополняются.

По значению имена существительные делятся на четыре основных разряда: конкретные, вещественные, отвлечённые (абстрактные), собирательные. Нами рассматриваются отвлечённые (абстрактные) – это существительные, которые называют абстрактные явления, воспринимаемые мысленно (имеют только единственное или только множественное число, не сочетаются с количественными числительными).

В чеченских народных сказках среди терминов этого разряда можно выделить термины, описывающие человеческие черты характера (поведение, отношения, чувства): дикалла «доброта»: по происхождению считается общенахским: ингушское дикал, цова-тушинское дакол «добро, доброта[2]; является суффиксальным производным от основы дика «добро» + суф. –лла//–алла. ; сий «достоинство, честь, почет, почесть»: по происхождению считается вайнахским: ингушское сий Сельмурзаева Х.Р. в своей монографии пишет, что лексема сий имеет тюркское происхождение (< кумык. сый)[6]. Например, сказка «Кхаа йишин туьйра»[5]: «Шен еллачу зудчун сийна зуда ца ялош веха 1ийна да, шен кхо йо1 а кхобуш. Оказывая почесть (в честь, в память) своей умершей жене, долго не женился отец, воспитывая трех своих дочерей»; доьналла «выносливость, стойкость, мужество»: по происхождению считается общенахским : ингушское диенал, цова-тушинское денол «жизнь»[2], является суффиксальным производным от основы дийна (или дие) + суффикс –алла. В результате регрессивно-дистанционной ассимиляции гласных и последующей редукции лабиальной гласной диенулла изменилось в доьналла; майралла «смелость, мужество, храбрость»: по происхождению считается общенахским: ингушское майрал, цова-тушинское майрол [2], по структуре образования суффиксальное производное, образованно от основы существительного майра «муж» + суф. –лла// – алла; куралла «высокомерие»: по происхождению считается вайнахским: ингушское курал [2], суффиксальное производное, образовано от основы прилагательного курал + суффикс – алла. Например, в сказке «Новр а, г1ожакъ а» [5]: «Талла мосазза воьду, шен майрачо куралла еш т1ехдеттарш ен 1иттарш к1орда а дина, зудчо майрачуьнга аьлла: – Теркал дехьа веха наьрт-эрстхо Новр хьол майра а ву, дика к1ант а ву, цуьнан динал маса говр а хир яц, цуьнан зудчул – Сатихел хаза нускал а хир дац. Каждый раз, идя на охоту, надоели ей высокомерие, попрекания и издевки мужа, жена сказала (мужу): – За Тереком живущий нарт-эрстхоец Новр смелее тебя, хороший парень, нет быстрее его коня, его жены – Сатихи нет красивее невесты»; хьуьнар «энергия, доблесть, способность, мастерство»: по происхождению вайнахское: ингушское хьинар. Восходит к иранскому hunara: парф. hunar «мастерство, умение», авестийское hunara «способность, дар», персидское huner «подвиг», афганское hunar, honar «талант, искусство». Интересно отметить, что это иранское слово, встречающееся практически во всех северокавказских языках, в осетинском отсутствует [2]. В монографии Сельмурзаевой Х.Р. термин хьуьнар «энергия, бодрость» считается < кумык. гьюнер, гуьнахь «грех» < гунагь[6]. Встречается в разных сказках, так, например, в сказке «Майра к1ант» [5]: «– Цаьрца хьуьнар къовса воьду со,- аьлла д1аволавелла к1ант… – C ними пойду посоревноваться в мастерстве, сказав, тронулся парень…»; безам «любовь, увлечение симпатия»: вайнахское: ингушское биезам [2]. Является суффиксальным производным, образовано при помощи суф. – м от основы глагола биеза; говзалла «умение, мастерство»: вайнахское происхождение: ингушское говзал. Суффиксальное производное от основы прилагательного говза «умелый, искусный» + суф.- лла; хьошалла «гостеприимство»: суффиксальное производное от основы существительного хьаша «гость» + суф. – алла, в свою очередь хьаша «гость, приятель» по происхождению общенахское: ингушское хьаша, цова-тушинское хьаш(е). (Вместе с черкесским хьэш1э «гость», абазинским хьаш1ьэ, хьэс1ьэ, кабардинским хьэшъ1э, адыгейским хьач1е «гость», сближают с иранским haxay, авестийским hava, датским hasye «друг, приятель» [7]) [2]; доттаг1алла «дружба»: вайнахское: ингушское доаттаг1ал: суффиксальное производное от существительного доттаг1 «друг» + суф. –алла; сутаралла «прожорливость, скупость»: по происхождению < кумык. сутур [6], суффиксальное производное от прилагательного сутара «скупой» + суф. – алла, яхь «соревнование, гордость» < кумык. ягь «воля, совесть» [6], встречается довольно часто в чеченских народных сказках, так, например, в одноименной сказке «Яхь йолу зуда»[5]; дозалла «кичливость, заносчивость, высокомерие, чванство 2. тяжесть, дороговизна»; ямартло «коварство, вероломство, измена, нечестность», встречается в сказке «Майра к1ант» [5]: «Хьан т1ехь болчу накъосташа ямартло йийр ю хьуна…Твои друзья наверху совершат коварство(против тебя)…»; гамо «ненависть, вражда, неприязнь»: собственно чеченское [2]. Суффиксальное производное от основы прилагательного гам «кривой» + суф. уо; кхерам «испуг, страх, боязнь, опасность»: общенахское: ингушское кхиерам, цова-тушинское кхерлъом [2]. Образовано при помощи суф. – м от основы глагола кхиера; тешнабехк «предательство, измена, вероломство (букв. верить вина)»: сложное слово – состоит из двух основ: глагол тиеша «верить, веровать, уверовать, доверять» (общенахское: ингушское тиеша, цова-тушинское теша(н) [2]); + существительное бехк (биехк) «долг, обязанность повинность, вина» (общенахское: ингушское биехк, цова-тушинское бехк1 «вина» [2]). В сказке «Кхо ваший, наьрт-эрстхой» [5]: «Цунна наб кхетчахь, воккхах волчу шина вашас, жимах волчунна тешнабехк бан барт бина. Когда он заснул, старшие два брата договорились совершить вероломство по отношению к младшему»; къахетам «жалость, сострадание (букв. жалость чувствовать)»: образовано путем сложения основ существительного къа «грех» (вайнахское: ингушское къа [2]) + глагол хета(хиета) «казаться, чувствовать, думать, полагать, считать» (общенахское: ингушское хиета, цова-тушинское хета(н) [2]); мостаг1алла «враждебность, ненависть, вражда»: вайнахское: ингушское моастаг1ал [2], по структуре суффиксальное производное от основы существительного мостаг1а «враг» + суф. –алла; эхь «стыд, позор» ??? < кумык. ягь «воля, совесть» арабское заимствование [6]; дегабаам «обида, подозрение»: вайнахское: ингушское: дегабуам [2]. Сложное слово, образовано путем сложения основ существительных дега «сердца» + баам «едение». Буквально, – «сердца едение» т.е., то, «что гложет сердце». Семантически ср. русское «сердце гложет сомнение = подозрение»; хьаг1«зависть, неприязнь»: общенахское: ингушское хьаг1, цова-тушинское хьаг1 [2], встречается в сказке «Кхаа йишин туьйра» [5]: «Жимах йолу йишица хьаг1 лаьцна йолчу шина йишас, паччахьан ялхоший оцу буссахьехь, кхин г1арадалале, ши бер яьшки чу а диллина, хи чу а кхоьссина…Завидуя (букв. зависть поймав) младшей сестре, старшие две сестры и королевские слуги в ту же ночь, пока не поддалось огласке, положили двух детей в ящик и бросили в море…»; эмгаралла «соперничество (при двоеженстве или многоженстве – каждая из жен по отношению друг к другу)»: суффиксальное производное от основы существительного эмгар «соперница, сосупруга, бисупруга» (считается заимствованным из осетинского языка эмгар «сверстница, подруга»[1]) + cуф. –алла. Например, в сказке «Х1уралжа» [4]: «Цуьнан ц1ахь цхьа б1аьрг боцуш г1арбаш хилла, эла шена везаш, цуьнан ц1ент1е еанчу кхечу зудчуьнца эмгаралла йолуш. У него была рабыня (колдунья) без одного глаза, любившая князя, и имевшая соперничество к другой женщине, пришедшей в его дом»; юьхь1аьржо «позор, срам, посрамление (букв. лицо черно(е))»: сложное слово, образованное от существительного юьхь «лицо» + прилагательное 1аьржа «черный»; сингаттам «грусть, тоска, беспокойство, скука»: вайнахское: ингушское сагото [2]. Сложение основ существительных син «душа» + гаттам «стесненность». Семантически ср. русское тоска, тоскливость, однокоренные с теснота, стесненность, стискивать.

Физическое и умственное обозначение: ницкъ «сила»: общенахское: ингушское нидз, цова-тушинское ницкъ [2], имеющее соответствия в индоевропейских языках: германское naudi, др-английское neod, ned «необходимость, нужда», др.-русское ноужа «сила, воздействие силой, притеснение» [2], встречается в сказке «Х1екъалан т1ай» [5]: «Ша ма-аллара кечам бина баьллачул т1аьхьа ницкъ болчу паччахьана т1еваха новкъа ваьлла к1ант. После приготовлений (по его указанию, как он сказал) отправился парень в путь к сильному королю (букв. сила есть королю, т.е. к королю, у которого есть сила). Термин ницкъ в сказках употребляется также и в другом, переносном значении, как, например, в сказке «Гермачигара наьрташ» [5]: «Гермачигахь болу наьрташ лаьтта бухахула, бирг1анаш чухула, шайна т1е дог1у хи хадийна сацийчахь, хьогаллийна ницкъ а хилла…Нарты из Герминчика, после того как обрезали и остановили идущую из под земли через водосточную трубу воду, почувствовав истощение от жажды…; хьекъал «ум»: арабское заимствование от 1акъил, 1акълун «ум»; х1илла «хитрость» заимствовано из арабского от hila-t-un «хитрость», в сказке «Мискачу стеган к1ант» [5]: «– Вай х1инца довда деза, ца довдахь г1уллакх хир дац, оцо дерриге дойур ду вай, цхьацца х1илланашца,- бохуш. – Мы теперь должны сбежать, если не сбежим, ничего не выйдет (букв. дела не будет), он нас всех убьет разными уловками (хитростями), – говоря».

Есть несколько существительных, описывающих внешность человека: хазалла «красота», образовано от прилагательного хаза «красивый» (общенахское: ингушское хаза, цова-тушинское хац1а(н) «слышать, понимать» [2]) + суф. – алла. Например, в сказке «Хьасан а, Ахьмад а» [4]: «Суна бехк ма била, сайна вуьйцу хезна волу хазалла а, г1иллакхна а, хьекъална а дуьненахь г1арваьлла волу Хьасан хьо хила там бара… Извини меня, (возможно, это ты мог бы быть тем) не ты ли это тот Хасан, известный во всем мире своей красотой, культурой поведения и умом; куц «осанка, фигура, стан, телосложение, внешний вид» по происхождению < кумык. кюц «облик, лицо» [6], исбаьхьалла «красота, изящество»: по происхождению < кумык. исбайы [C], является суффиксальным производным от прилагательного исбаьха «изящный» + суф. –алла. Встречается в сказке «Оффай» [4]: «Динан исбаьхьалло цецбохий, элий т1егуллуш хилла. Красоте коня удивляясь, собирались князья вокруг».

Общие понятия: мацалла «голод»: общенахское: ингушское мацал, цова-тушинское мацол [2]. Суффиксальное производное от основы прилагательного мац- «голодный» + суф. – алла. Сказка «Гермачигара наьрташ» [5]: «…цул т1аьхьа мацалла а х1оьттина, цу орчохь белла… после этого наступил голод и они умерли в том овраге», в той же сказке встречается и термин хьогалла (вайнахское: ингушское: хьогал; суффиксальное производное от основы прилагательного хьога «жаждущий, испытывающий жажду» + суф. –алла): «хьогаллийна ницкъ а хилла истощение от жажды»; ойла «мысль» (ойланаш «раздумья»): по происхождению считается < кумыкским ой, ойза «письмо, грамота» < кумык. языв [6]; толам «победа»: вайнахское: ингушское туолам. Образовано от основы глагола туола «одолеть, победить, превзойти» + суф. – м; барт «сплоченность, уговор, договор, союз»: вайнахское: инг. барт. Образовано лексико- семантическим способом от барт «рот, уста; согласие, уговор», ср.типологически русское уговор при говорить, условие при условиться; хьашт «нужда»: арабское заимствование от хьаджатун «нужда»; 1иттарш «нападки, придирки, упреки»: суффиксальное производное от глагола 1итта «колоть, бодать, тыкать» (общенахское: ингушское 1етта, цова-тушинское хьот1т1а) + суф. – р; 1азап «гнет, угнетение, эксплуатация, мучение, страдание»: арабское заимствование от 1азаб-ун «мука», рицкъ «пропитание, хлеб насущный, достаток»: заимствовано из арабского языка ризкъ-ун «пропитание», в сказке «Ахархочун к1ант а, наьрт-эрстхой а» [5]: «Даа рицкъ а лахаза-х вер ваций со,- аьлла шен жима к1ант кисна а вуллина, аха лелаш хилла воккхастаг ахархо. Без пропитания мне не обойтись,- сказал престарелый пастух, положив своего маленького сына в карман, и ходил пасти овец»; турпалалла «героизм, геройство»: происхождение < кумык. тулпар [C], является суффиксальным производным от существительного турпал «богатырь» + суф. – алла, там (томана) «уст. калым (выкуп, вносимый женихом родителям невесты), уст. выкуп (выкуп, вносимый кровником при примирении), почет, уважение»: общенахское: ингушское тоам, цова-тушинское тегом «согласие, союз» [2], производное от основы глагола та «понравиться» + суф. – м; къовсам «спор», баркалла «спасибо»: от арабского барк аллах1 «благославение Аллаха»; вашалла «братство»: суффиксальное производное от сущ. ваша «брат» (общенахское кавказского хар-ра: ингушское воша, цова-тушинское вашо, аварское чамал, лакское уссу, адыгское шы, даргинское уцци [2]) + суф. – алла; таро «возможность, состояние, имущество»: вайнахское: ингушское таруо, производное от основы прилагательного тара «подобный, возможный» + суф.-уо; бохам «бедствие, неприятность, расстройство, разорение»: вайнахское: ингушское буохам, суффиксальное производное от основы глагола буоха + суф. – м; парг1ато «свобода»: арабское заимствование, где фараг1ат «быть пустым, не занятым»; производное от основы прилагательного парг1ат «свободный, просторный» + суф. –уо; маь1на «смысл»: идет из арабского языка, в котором ма1ан «смысл, значение», бала «горе, беда, невзгода, мука, страдание» считается словом арабо-персидского происхождения, проникшим во многие языки: аварское балагь, лакский, даргинский, лезгинский бала «горе». Встречается в сказке «Докъаца кхоллам» [4]: «– Тайниг, сан къиний, балиний елха х1унда ца йоьлху хьо? – Куколка, почему ты не плачешь от жалости и моего горя?»; эладита «кляуза, сплетня»; бехк «долг, обязанность»: общенахское: ингушское биехк, цова-тушинское бехк1 «вина», образовано безаффиксальным способом от основы глагола биехка «завязывать»; та1зар «наказание»; г1иллакх «приличие, вежливость»: по происхождению < кумык. къыллыкъ [6]; терго «забота»: вайнахское: ингушское теркуо, производное от основы терг- + суф. –уо; бакъдерг «правда, букв правда есть»: сложное слово, образовано от двух основ бакъ «верхняя, правильная сторона, правда» + дерг «то, что есть»; хабарш «разговоры»: арабское заимствование от хабар-ун «весть, молва»; пурба «разрешение, позволение», в сказке «Алхаст а, Маьлха-Аьзни а» [4]: «Хьо воцчуьнга кхечу стаге сайн бала а, айса беана некъ а бийца пурба лахьара ахь сунна, хьох эхь-бехк хетара сунна, – аьлла, дехна Алхаста. Позволь (букв. дай разрешение) рассказать мне мою беду и цель (букв. путь) моего прихода кому- нибудь другому, тебя я стыжусь, – попросил Алхаст»; беркат «изобилие, достаток, богатство», зулам «зло, вред, неприятность»: заимствованно из арабского языка зулм-ун «гнет». Например, в сказке «Шина доттаг1чун туьйра» [5]: «– Ассалам 1алайкум, дала жа ма дебадойла хьан, зуламан дан, – аьлла вистхилла Баймирза наьрт-эрстхочуьнга Асране. – Да не даст бог тебе разводить овец во зло (во имя зла), – сказав, заговорил Баймирз с нарт-эстхойцем Асраном»; маршалла «привет, приветствие»: общенахское: ингушское маршал, цова-тушинское маршол [2]. Суффиксальное производное от основы прилагательного марша «свободный, вольный, нестесненный» + суф. – лла; кхаъ «радостная весть, презент, вознаграждение»: вайнахское: ингушское кхаъ, кхаа; сатийсам «мечта»: сложное слово образовано из двух основ са «душа» + тийса «бросать, кидать, цеплять» + суф. – м ; дегайовхо «надежда, букв. сердца жар»: двусложное слово: дега (дог) «сердце» + йовхо «жара»; лаам «воля, желание»; уьйр «союз, связь, дружба»: собственно чеченское. Вероятно, образовано в результате ассимиляции от изуш, являющейся формой множественного числа указательно-личного местоимения из//иза «он,тот»; г1о «помощь»: общенахское: ингушское г1уо, цова-тушинское г1о(н) «сила» [2]; накъосталла «содействие» общенахское: ингушское новкъуостал, цова-тушинское накъбистлов «товарищество» [2]. Суффиксальное производное от основы существительного накъуост «товарищ» + суф. –алла. Сказка «Чинг1аз» [4]: «– Яйна кхелаш каро хьоьгара накъосталла оьшу сунна. Мне нужна твоя помощь (товарищество), чтобы найти пропавших кобыл.»; некъахьовзам: двусложное образование от существительного некъ «дорога» + глагол хьовза «крутиться, повернуться, захлопотать» + суф. – м; къа (къиний) «грех, жалость» (къинош «грехи»): вайнахское: ингушское къа, стоящее изолированно, если не считать даргинское къих1ли «труд» [2]; эладита «кляуза, сплетня»: «Чинг1аз» [4]: «…элан эладита – кхуо лелориг нахан эладита ду бохург ду… сплетни князя – это значит то, что он распространяет сплетни среди людей…»; эхь-бехк «букв. стыд-обязанность»: сложное парное слово, состоящее из двух простых: эхь «стыд, позор» + бехк «долг, обязанность», встречается в разных сказках, так, например, в сказке «Т1уьйлиг» [4]: «Вайшинна юкъахь эхь-бехк дан а дац. Между нами нет ни стыда, ни совести».

Рассмотрев термины, обозначающие отвлеченные, абстрактные понятия в чеченских народных сказках, мы пришли к следующим выводам:

  1. Всего нами обнаружено 65 терминов, относящихся к группе «абстрактные понятия».
  2. По структуре большинство терминов, обозначающих абстрактные понятия, являются суффиксальными производными, образованными по схеме: сущ. + суф.; прил. + суф.; гл. + суф.
  3. Употребляемые в чеченских народных сказках отвлеченные понятия в большинстве являются производными, образованными при помощи суффиксов –м, -р, -о (уо), -лла // -алла, (следует отметить, что большая часть суффиксальных производных имеет суффикс –лла// –алла): мацалла «голод», хазалла «красота», безам «любовь», парг1ато «свобода».
  4. В сказках распространены сложные слова, состоящие из двух основ: сатийсам «мечта»: са «душа» + тийса «бросать, кидать, цеплять», дегабаам «обида,»: дега «сердца» + баам «едение», къахетам «жалость»: къа «грех» + хета(хиета) «казаться, чувствовать, думать».
  5. Среди «сказочных» отвлеченных понятий широко встречаются образования со словом дог «сердце»: дегабаам, дегайовхо, а также встречаются синонимичные слова: тешнабехк «предательство, измена» и ямартло «коварство, вероломство, измена, нечестность».
  6. Большинство терминов, относящихся к тематической группе «отвлеченные, абстрактные понятия», являются собственно чеченскими, вайнахскими или общевайнахскими, однако встречаются и заимствования из арабского и тюркских языков.
  7. По частотности употребления в чеченских народных сказках выделяются такие термины, как сий «достоинство», яхь «гордость», доьналла «мужество», г1иллакх «приличие», хьошалла «гостеприимство», доттаг1алла «дружба», которые раскрывают, характеризуют и символизируют дух чеченского народа, его традиции, культуру, поведение и ценности.

Рецензенты:

Овхадов М.Р., д.фил.н., профессор, заведующий кафедрой общего языкознания ЧГУ, г. Грозный;

Навразова Х.Б., д.фил.н., профессор, заведующий кафедрой чеченской филологии ЧГПИ, г. Грозный.

Работа поступила в редакцию 02.06.2014.