Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

THE ROLE OF PEOPLE’S FRIENDSHIP IN ESTABLISHMENT OF THEATRICAL ART IN TAJIKISTAN

Gazieva M.S. 1
1 Tajik technic University by name of academic M. Osimi
В данной статье излагается процесс становления театрального искусства в республике Таджикистан в 30-е годы ХХ века. Театр в Таджикистане как профессиональное учреждение раньше не существовал. После Октябрьской революции в процессе строительства социализма, в рамках осуществления культурной революции в конце 20-х и в начале 30-х годов ХХ века создаются драматический театр имени А. Лахути, русский драматический театр, детская музыкально-балетная школа, театр оперы и балета имени С. Айни. В подготовки кадров внес огромный вклад ГИТИС имени А.В. Луначарского. Становление и развитие театрального искусства достигнуто благодаря братской помощи русского и других народов СССР. Театры стали центром интернационального воспитания.
The process of establishing theatrical art in republic of Tajikistan in 30-s year of XX century. The theatre hasn’t been existed as a professional before in Tajikistan. In the process of building socialism and performing the cultural revolution at the end of 20-s and at the beginning 30-s, after the revolution the drama theatre by name A. Lahuti, the Russian drama theatre, the children’s musical ballet school, the theatre of opera and ballet by name S. Aini were formed. The GITIS (ГИТИС) of A.V. Lunacharsky contributed to provide theatres by staffs. And Tajik theatrical workshop was organized here. The decade of Tajik art in Moscow was the triumph of theatrical art. The successes of establishing and developing theatrical art were achieved by the help of Russian and other people of the USSR. Theatres became the center of international education and the school of people’s friendship.
people’s friendship
art-theatrical
drama theatre
opera
ballet
decade
producer
dramatist
libretto
actor
1. Braslavskaja O. Nacionalnye studii GITISA // Vospitanie akterov v nacionalnyh studijah. M., 1979. 200 р.
2. Gojan G. Teatr, rozhdjonnyj Oktjabrem. Stalinabad: Tadzhikgosizdat, 1943. 174 р.
3. Iz istorii kulturnogo stroitelstva v Tadzhikistane: sb. dokumentov. Dushanbe: Irfon, 1966. T. 1. 672 р.
4. Komsomolec Tadzhikistana. 1940. 28janvarja.
5. Komsomolec Tadzhikistana. 1941. 17 aprelja.
6. Қudrati dustӣ // Adabijot va san#at. 1985. 7 mart.
7. Molodye aktery // Komsomolec Tadzhikistana. 1937, 16 nojabrja.
8. Nurdzhanov N.H. Istorija tadzhikskogo sovetskogo teatra. Dushanbe: Donish, 1967. 471 р.
9. Otzyvy o tadzhikskom iskusstve // Komsomolec Tadzhikistana. 1941, 20 aprelja.
10. Pravda. 1941, 12–25 aprelja,
11. Pravda. 1941, 24 aprelja
12. Fazylova T. Samaja bolshaja rabota vperedi // Komsomolskaja pravda. 1940, 12 aprelja.
13. CGA RT. F.370. op.1. d. 58. l.25.
14. CGA RT, F.1543, op.1, d.10, L. 6–7.
15. CGA RT, F.1543, Op.1, d.286, L. 22–23.

После Октябрьской революции в Таджикистане появились новые отрасли искусства – театральное и киноискусство. Эти отрасли появились в 20–30-е годы ХХ века, при непосредственной помощи русского и других народов бывшего Советского Союза, были призваны приобщать массы к сокровищам культуры не только народов Советского Союза, но и народов всего мира. Первые учреждения театра и кино появились почти одновременно в 1929 году.

В 1929 г. на базе кружка художественной самодеятельности возник первый Таджикский государственный драматический театр, в 1933 г. он имел в составе труппы 57 человек. Прилив новых сил в театр им. А. Лахути привёл к тому, что в 1935 г. был организован объединённый театр им. А. Лохути, в состав которого вошли драматический и музыкальный театры.

Дальнейшему росту театра способствовало умелое руководство профессиональных режиссеров. Под руководством режиссера-постановщика В.В. Тихоновича были поставлены такие крупные произведения русской и советской драматургии, как «Жизнь зовет» В. Билль-Белоцерковского, «Чужой ребенок» В. Шкваркина, «Платон Кречет» А. Корнейчука, «Борис Годунов» А.С. Пушкина.

Во второй половине 30-х годов ХХ века наметился дальнейший творческий подъем театра. В 1936 г. в театр прибыл новый одарённый молодой режиссёр, выпускник Государственного института театрального искусства Е.И. Мительман, который организовал изучение актёрами основ системы К.С. Станиславского. Возросшее исполнительское мастерство актеров проявилось уже в постановке трагедии Ф. Миллера «Коварство и любовь» [2, 50].

Необходимо было пополнить драматические театры республики новыми высококвалифицированными кадрами. 17 августа 1936 г. ЦК КП (б) Таджикистана принял постановление «О наборе 30 человек для укомплектования организующейся при Государственном институте театрального искусства им. Луначарского в Москве таджикской театральной мастерской». Набор производился из числа граждан таджикской национальности в возрасте от 16 до 23 лет – работников районных театров и кружков художественной самодеятельности [3, 504]. Для окончательного рассмотрения и утверждения кандидатов была создана комиссия из числа представителей ЦК КП(б) Таджикистана, управления по делам искусств ЦК комсомола, Наркомпроса и культпросветотдела.

В результате совместной работы партийных, комсомольских организаций в ГИТИС было направлено 29 человек, среди которых были Шамси Киямов, Халима Насибулина, Шаходат Сиддикова, Абдусалом Рахимов и др. Под руководством педагогов М.Ф. Астангова, Б.М. Седого, Т.Д. Соловьёва, Г.Н. Димитрова, В. Балюна они освоили актерское мастерство и подготовили дипломные спектакли по пьесам Мольера «Мнимый больной», Гоголя «Ревизор», К. Симонова «Парень из нашего города», Маляровского «Счастье» [1, 161]. Накануне Великой Отечественной войны они влились в театральные коллективы республики.

Дальнейшему развитию театрального искусства в республике способствовало постановление СНК и ЦК КП(б) Таджикистана от 13 августа 1937 г. «О развитии театрально-музыкального искусства Таджикистана». Были намечены ряд важнейших мероприятий по развитию театрально-музыкального искусства в республике [3, 511–513]. В соответствии с постановлением СНК Таджикской ССР и ЦК КП(б) Таджикистана 1 ноября 1937 г. начал свою деятельность русский драматический театр. Коллектив театра составляли 25 молодых актеров – выпускников Московского театра-студии, которым руководил народный артист СССР А.Д. Дикий. Среди них были Н.П. Волчков ( в последующем – народный артист СССР), Н.А. Чистова, Г.Д. Степанова, В.Н. Ланге и др. [6]. Первой постановкой театра являлась пьеса П. Вирты «Земля».

В отличие от таджикского драматического театра, где коллектив на первых порах складывался в основном из участников художественной самодеятельности, в русский театр пришли актеры c театральным образованием. Режиссёр – комсомолец В.Я. Ланге (в будущем народный артист Таджикской ССР) осуществил постановку спектаклей «На дне» А.М. Горького, «Разлом» Б. Лавренева, «Дети Ванюшина» Найденова. Молодые актёры Якушев, Лишафаев, Тихомирова, Бергер и Чистова в спектаклях «Разлом», «Ночной смотр», «Пограничники», «На дне», «Голубое и розовое» исполняли главные роли [7].

Крупным событием культурной жизни Таджикистана явилось создание на базе музыкального ансамбля театра им. А. Лахути – Таджикского музыкального театра, который стал самостоятельным в 1937 г. Состав театра в год его образования насчитывал всего 17 человек, в том числе 2 опытных артиста – член ВЛКСМ Туфа Фозылова и Авнер Муллокандов. Артистам под силу были лишь постановки музыкально-драматических пьес малых форм – из одного или двух актов. Были поставлены «Зерно любви» Д. Икроми, «Дохунда» маленькая инсценировка по роману С. Айни и другие [8, 287–289].

Артисты не владели нотной грамотой и играли по слуху, поэтому их первоочередной задачей являлось овладение музыкальной грамотой, как в процессе работы, так и на специально созданных курсах. Для решения этих задач партийные и общественные организации республики проделали огромную работу. Например, для пополнения балетной труппы в сентябре 1937 г. была открыта детская музыкально-балетная школа в г. Сталинабаде. В 1939 г. в ней обучались 180 учащихся [13, 25]. Были приглашены опытные композиторы, балетмейстеры, дирижеры из других союзных республик.

В становление таджикского театра оперы и балета весомый вклад внесли композиторы С. Баласанян, А. Ленский, С. Урбах, хормейстер П. Мирошниченко, педагог по вокалу Е. Прокофьев, дирижеры Л. Кауфман, Л. Левин, балетмейстеры А. Проценко, А. Исламова, К. Голейзовский и др. Об этом комсомолка-артистка Т. Фазылова писала, что «в 1934 г. я начала работать в Сталинабадском музыкально-драматическом театре. Именно здесь я поняла, как много и упорно мне придется работать, чтобы стать настоящей артисткой. Голосовые данные были сильно ограничены тем, что я умела петь только в национальной манере. Долго и терпеливо работал со всеми нами, молодыми певцами, музыкальный педагог Б.А. Прокофьев» [12].

В январе 1940 г. СНК Таджикской ССР рассмотрел вопрос «О подготовке к декаде таджикского искусства в г. Москве» и определил количественный состав участников. 13 апреля 1940 г. бюро КП(б) Таджикистана, рассмотрев вопрос «О ходе подготовки к декаде показа таджикского искусства в г. Москве», обязал ЦК ЛКСМ Таджикистана выделить освобожденных комсоргов в музыкальном театре и государственной филармонии [4].

Партийные и общественные организации Таджикистана провели значительную работу по отбору на декаду артистов из театров, музыкантов, певцов, сказателей из районов и областей республики. Была создана специальная комиссия из 20 человек. В результате плодотворной работы общественных организаций республики для участия в первой декаде было отобрано 250 комсомольцев и более 500 человек несоюзной молодежи [14, 6–7].

Театральные коллективы республики развернули огромную работу по успешному проведению декады. Театр оперы и балета подготовил к декаде музыкальное представление «Лола», оперу «Восстание Восе» (либретто А. Дехоти и М. Турсун-заде, музыка С. Баласаняна), «Кузнец Кова» (либретто А. Лахути, музыка С. Баласаняна и Ш. Бобокалонова) и первый таджикский балет «Ду гул» (музыка Ленского). Таджикский академический театр драмы им. А. Лахути для московских зрителей подготовил пьесу молодого драматурга С. Улугзаде «Краснопалочник», Ю.А. Дехоти и Волькенштейна «Рустам и Сухроб», трагедию В. Шекспира «Отелло» [15, 22–23].

В дни первой декады таджикского искусства в Москве (12–22 апреля 1941 г.) были показаны все рекомендованные пьесы и представления. На всех спектаклях и концертах приняли участие руководители Коммунистической партии и Советского правительства. Центральные газеты широко освещали успешные выступления таджикских мастеров искусств [10].

Зрители горячо отзывались о спектаклях и концертных выступлениях. Например, народный артист СССР В.И. Немирович-Данченко писал: «Я очень люблю восточную музыку. С волнением глядя на сцену, я через всех людей, которые находятся перед моими глазами, стараюсь угадать весь таджикский народ. Это замечательный народ, если за такой короткий срок сумел так много достигнуть» [9].

22 апреля 1941 г. в Кремле состоялся прием участников декады таджикского искусства. На приеме выступили И. Сталин, В.М. Молотов, М.Б. Храпченко, молодые таджикские артисты М. Касымов, Т. Фазылова, Р. Галибова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 апреля 1941 г. за выдающиеся заслуги в деле развития таджикского театрального и музыкального искусства 141 человек их участников декады были награждены орденами и медалями. Среди награжденных большинство составляли представители творческой молодежи Таджикистана. Молодому таджикскому актеру М. Касимову было присвоено звание «Народный артист СССР» [11]. Указом Президиума Верховного Совета Таджикской ССР от 25 апреля 1941 г. молодым таджикским артистам А. Азимовой, Р. Галибовой, А. Камолову, Т. Фазыловой было присвоено звание «Народный артист Таджикской ССР», 12 человек получил звание «Заслуженный артист Таджикской ССР», среди них Р. Арсланова. Г. Валамат-заде, Б. Таджибаева и др. Главному режиссеру театра им. В. Маяковского В.Г. Ланге присвоено звание «Заслуженный деятель искусств» [5]. Таким образом, театральное искусство, созданное при содействии братских народов в годы строительства социализма, служило средством сближения народов, укреплении их дружбы.

В условиях Таджикистана наряду с театральным искусством чрезвычайное значение имело и кино. На первом Всесоюзном партийном киносовещании при ЦК ВКП(б) в марте 1928 г. указывалось, что важнейшее значение имеет кино… для восточных народностей, где при малограмотности громадного большинства населения, недостаточном его школьном обслуживании кино должно играть большую роль по усилению культурного развития трудящихся масс.

В 1929 г. Василий Кузин со своими друзьями – Артемом Шевичем и Николаем Гезулиным сняли первый киножурнал «Советский Таджикистана».

В 1930 г. были выпущены два короткометражных фильма: «Хроника посевной» (автор – оператор А. Шевич) и «На путях коллективизации» (авторы – оператор А. Шевич, режиссер Н. Гезулин).

Предусматривалась подготовка кадров путем направления молодежи в кинематографические учебные заведения. В августе 1930 г. ЦК ЛКСМ Таджикистана направил члена ВЛКСМ В.П. Хабура на учебу в г. Москву на режиссерский факультет Государственного института кинематографии.

В конце 1930 г. Наркомпрос Таджикской ССР направил в этот же институт режиссера, таджикской труппы ТРАМа Гуломризо Бахор, который учился сперва на рабфаке, затем на режиссерском отделении работников кинематографии.

В производстве кинофильмов и в повышении мастерства киноработников республики велика роль бескорыстной помощи киностудий Москвы, Ленинграда, Киева, Ташкента. Уже в 1931 г. в республике оформился небольшой отряд профессиональных русских киноработников. В этом же году он пополнился выпускниками ВГИК и работниками кинохроники Л. Печориной, А. Левингтоном, Л. Сазоновым. Был создан первый таджикский художественный фильм «Когда умирают эмиры».

В начале 30-х годов в «Таджикфильм» пришли на работу выпускники Всесоюзного государственного института кинематографии, режиссеры Камил Ярматов, Владимир Хабур, сценарист Николай Рожков и молодой режиссер Гуломризо Бахор. В 1932 г. студия «Таджикфильм» приступила к созданию второго художественного фильма «Эмигрант». Режиссером его был ученик знаменитых мастеров советского кино С.М. Эйзенштейна, В. Пудовкина и А. Кулешова, первый таджикский кинорежиссер К. Ярматов. Фильм «Эмигрант» по мнению Главного Управления кинофикации СССР считался «…ведущим кинофильмом в Средней Азии».

Молодые киноработники были прикреплены к ведущим кинодраматургам страны, направлялись в научные командировки на лучшие кинофабрики СССР. В 1935 г. экспериментальную мастерскую под руководством Л. Кулешова закончили 7 человек, 3 из них для повышения своей квалификации были направлены в г. Москву.

В 1935 г. в Таджикистане появилось звуковое кино и в феврале 1936 г. завершилась съемка звукового фильма из 2-х частей «Душанбе – Сталинабад», который снял молодой талантливый режиссер Гуломризо Бахор.

В 1939 г. в студии «Таджикфильм» был снят первый звуковой художественный фильм «Сад» по сценарию Л. Соловьева. Вместе с опытными московскими актерами – заслуженным артистом РСФСР С. Новолянским, артистами А. Чаргониным, Ю. Федоровским в главных ролях снимались молодые таджикские артисты драматического театра им. А. Лахути Х. Сакиджанова, С. Джураев, ассистент режиссера киностудии К. Алимов.

В том же году киностудия выпустила второй художественный фильм «Друзья встречаются вновь» в постановке Камила Ярматова. Для участия в кинофильме были приглашены такие известные советскому зрителю артисты, как О. Жаков, Г. Любимов. Одну из главных ролей успешно сыграл таджикский артист К. Мухитдинов. Режиссер дубляжной группы Коробочкин удачно перевел звукозапись картины «Ленин в 1918 году» с русского на таджикский. В этом дубляже роль Ленина озвучивал на таджикском языке молодой талантливый актер Асли Бурханов. Кроме своей основной режиссерской работы комсомольцы Зелеранский и Акубджанов писали сценарии.

В 1940 г. ассистент оператора Тиллоев самостоятельно закончил съемку новой картины «На дальней заставе», в которой успешно сыграли молодые артисты А. Бурханов А. Исматов, Х. Бабоханова. Этот фильм на Всесоюзном конкурсе был удостоен третьей премии. Артисты драматического театра А. Бурханов, С. Туйбоева, С. Джураев, А. Исматов сыграли в таджикских фильмах и способствовали развитию театра и кино.

Таким образом, в 30-е годы ХХ столетия при помощи братских народов были созданы новые для Таджикистана формы искусства – театральное и киноискусство, которые способствовали вхождению народов Таджикистана в мировое культурное пространство. В последующем это позволило продемонстрировать таджикские произведения театра и кино другим странам мира и получить признание.

Рецензенты:

Набиев В.М., д.и.н., профессор, заведующий кафедрой отечественной истории, Худжандский государственный университет им. академика Б. Гафурова, г. Худжанд;

Рахимов Н., д.и.н., профессор кафедры истории таджикского народа, Таджикский государственный университет права, бизнеса и политики, г. Худжанд.