Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,441

INSTITUTIONAL ANALYSIS OF ECONOMIC CRIME

Letaeva T.V. 1 Fedulov D.V. 1 Pobedin A.A. 2
1 South Ural State University (State scientific university)
2 Ural Institute of Management - branch of Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
Настоящая статья посвящена анализу экономической преступности через призму институционального анализа, а именно цены нелегальности. Так как нелегальная экономика приводит к искажению показателей валового продукта, используя действующую СНС России, в работе были определены счета, которые искажают конкретные преступления в сфере экономической деятельности. Если рассматривать цену нелегальности как издержки, которые несут субъекты нелегальной экономической деятельности, то с точки зрения правового воздействия размер ущерба, по которому возникает уголовно наказуемая ответственность, можно считать своеобразным показателем отнесения операций к нелегальным. Таким образом, приведённые в работе данные можно оценивать как систему сдерживания субъектов экономической деятельности от экономических правонарушений. Учитывая устойчиво высокий уровень нелегальной экономики в Российской Федерации, а также высокую степень латентности экономических преступлений, применение косвенных методов экономического анализа, в том числе институциональных, можно произвести коррекцию административно-деликтной статистики, которая является необходимой эмпирической базой организации системы национального счетоводства в целом и конкретных корригирующих мероприятий.
This article is devoted to the analysis of economic crime through the prizm of institutional analysis, namely the price of illegality. Since the illegal economy leads to a distortion of gross product indicators, using the current SNA of Russia, the work identified accounts that distort specific crimes in the sphere of economic activity. If we consider the price of illegality, as the costs incurred by the subjects of illegal economic activity, then from the point of view of the legal effect, the amount of damage on which the criminal liability arises is a peculiar indicator of the classification of operations as illegal. Thus, the data given in present article may be viewed as the system of deterrence of economic subjects from economic violations. Given the consistently high level of the illegal economy in the Russian Federation, as well as the high degree of latency of economic crimes, the use of indirect methods of economic analysis, including institutional ones, allows the correction of administrative and delictual statistics, which is a necessary empirical basis for organizing the national accounting system as a whole, and specific corrective actions.
illegal economy
economic crimes
system of national accounts (SNA)
economic damage
economic statistics
price of illegality

Экономический анализ в настоящее время все больше дополняется институциональными методами, где центральной категорией является термин «институт», который определяется как устойчивая форма поведения человека, формирующая всё многообразие экономической и социальной жизни.

Экономическая теория рассматривает транзакции не связанные с нарушениями закона, то есть сделки совершаемые в рамках существующего правового поля. Появление институционального анализа позволяет осуществить исследования специфических экономических отношений с использованием не только экономических методов, но также социологических и криминалистических, так как криминология изучает поведение субъектов, отклоняющееся от требований закона (девиантное).

Например, в 1945 г. криминологом Эдвином Сатерлендом был употреблён термин «беловоротничковая преступность» как вид преступности, выделение которого осуществляется по признаку принадлежности преступника к числу лиц, выступающих в роли представителей государства, бизнеса, должностных лиц и чиновников [1]. Термин «неформальная экономика» был введён английским антропологом Кейтом Хартом, когда он проводил исследования по заказу Международной организации труда в 1971 г. в Гане и в 1972 г. в Кении [2]. Перуанский экономист Эрнандо де Сото в 1995 г. в своей книге «Другой путь» использовал термин «нелегальность» и показал, как действия правительства вынуждали население игнорировать законы [3].

В российском научном поле, по данным Научной электронной библиотеки eLibrary.ru, только в 2016 г. опубликовано более трёхсот работ по различным аспектам теневой экономики. Из данных публикаций выделяются исследования теневого банкинга (В.М. Усоскин) [4], неучтённых доходов домашних хозяйств (Я.В. Мурашов, Т.А. Ратникова) [5], сущности теневых финансовых потоков (В.А. Слепов, В.Е. Чекмарев) [6], влияния теневой экономики на развитие предпринимательства в России (И.И. Юсупов) [7].

Несмотря на достаточный объём как научных публикаций, так и учебно-методических изданий, до сих пор не выработано однозначной классификации разных форм деятельности, вне рамок правовых институтов. Наиболее обобщающим можно считать понятие незаконной, или внезаконной, нелегальной экономики. Нелегальными признаются как криминальные сделки, так и деятельность в теневом секторе экономики, так как в основе и тех и других лежит не уважение закона, а иные принципы [8].

Для целей данного исследования определим нелегальную экономику как сферу деятельности субъекта экономической деятельности, осуществляемую с нарушением официального законодательства, которая приводит к искажению статистических показателей валового продукта и относится к сфере экономических правонарушений.

Институциональная теория предполагает наличие трансакционных издержек, связанных с наличием нелегальной экономики или, иначе, цены нелегальности. Цену нелегальности рассмотрим через призму совершаемых административных проступков и преступлений в сфере экономической деятельности.

Данная статья посвящена анализу экономической преступности через призму институционального анализа, а именно цены нелегальности.

Соотношение видов правонарушений в сфере экономической деятельности и системы национальных счетов (СНС)

Термин «ненаблюдаемая экономическая деятельность» появился в теории и методологии национальных счетов сравнительно недавно. Например, первые международные стандарты ООН по национальным счетам (СНС 1953 и СНС 1968) не содержали рекомендаций относительно включения в официальные оценки ВВП незаконной и теневой (подпольной) экономики. Такие рекомендации появились лишь в СНС-1993.

Федеральная служба государственной статистики (ФСГС) разграничивает понятия «незаконная экономическая деятельность» и «теневая (подпольная) экономика». К первому относится деятельность по производству товаров и услуг, которые запрещены законом. К ней причисляют производство и реализацию наркотиков, проституцию, контрабанду и т.д. Ко второму понятию относится деятельность, связанная с производством разрешённых законом товаров и услуг, но скрываемая от государства с целью неуплаты налогов или отчислений в фонды социального страхования или с целью уклонения от выполнения определённых юридически установленных стандартов, таких, например, как минимальная заработная плата, представление статистической отчётности и др.

С 2003 г. ФСГС публикует показатель скрытой оплаты труда наемных работников и смешанных доходов, которые определяются как разница между суммарными расходами на все нужды домашних хозяйств, в том числе прирост их финансовых активов, и официально зарегистрированными доходами. На основе представленных данных доля скрытой оплаты труда в оплате труда наемных работников по всем отраслям народного хозяйства РФ колеблется в диапазоне 27–28 процентов.

Начиная с 2009 г. ФСГС начала публиковать показатели корректировки валовой добавленной стоимости (ВДС), учитывающие операции ненаблюдаемой экономики. На основе представленных данных неучтенные рыночные транзакции могут составлять от 10 до 16 процентов от ВВП.

В табл. 1 представлены динамика показателей корректировки ВДС на теневые экономические операции (в процентах к ВВП) и динамика показателей теневой оплаты труда (в процентах к оплате труда наёмных работников) в период с 2007 по 2014 гг. рассчитанные по данным ФСГС [9].

Так как нелегальная экономика приводит к искажению показателей валового продукта, возможно, используя действующую Систему национальных счетов России, определить счета, которые искажают конкретные преступления в сфере экономической деятельности.

Уголовный кодекс РФ в разделе VIII «Преступления в сфере экономики» содержит три главы: «Преступления против собственности» (гл. 21), «Преступления в сфере экономической деятельности» (гл. 22), «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (гл. 23). Исходя из определения, к нелегальной экономике можно отнести преступления, содержащиеся в гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» (табл. 2).

Таблица 1

Показатели нелегальной экономики РФ

Показатели (проценты)

Год

2007

2008

2009

2010

2011

2012

2013

2014

Корректировка ВДС на экономические операции, не наблюдаемые прямыми статистическими методами, в процентах к ВВП

16,4

14,1

16,0

11,1

11,3

10,6

10,3

Доля скрытой оплаты труда в оплате труда наемных работников

28,7

26,6

28,4

28,8

28,3

27,9

27,3

27,4

 

Таблица 2

Классификация преступлений по УК РФ в сфере нелегальной экономики по счетам СНС 2008

Классификация операций

Статьи УК РФ

1

2

Рыночный выпуск

Ст. 171. Незаконное предпринимательство

Ст. 191.1. Приобретение, хранение, перевозка, переработка в целях сбыта или сбыт заведомо незаконно заготовленной древесины

Импорт товаров

Ст 200.2. Контрабанда алкогольной продукции и (или) табачных изделий

Налоги на производство и импорт. Текущие налоги на доходы, имущество и т.д.

Ст. 194. Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица

Ст. 199.2. Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов

Отчисления работодателей на социальное страхование

Ст. 198. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица

Ст. 199. Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации

Приобретение ценностей за вычетом выбытия

Ст. 191. Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга

Ст. 192. Нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней

Валовый смешанный доход.

Предпринимательский доход.

Валовой располагаемый доход

Ст. 171.2. Незаконные организация и проведение азартных игр

Ст. 174. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем

Ст. 174.1. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления

Ст. 175. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

Наличная валюта и депозиты

Ст. 186. Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг

Ст. 187. Неправомерный оборот средств платежей

Ст. 193. Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации

Ст. 193.1. Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов

Ст. 200.1. Контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов

Операции с финансовыми активами и обязательствами

Ст. 172. Незаконная банковская деятельность

Ст. 172.1. Фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации

Ст. 196. Преднамеренное банкротство

 

В отличие от уголовного законодательства, понятие «экономические правонарушения» не применяется в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Административные правонарушения, которые можно отнести к разделу экономических, содержатся в главе 14 «Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций», в главе 15 «Административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, страхования, рынка ценных бумаг» и в главе 16 «Административные правонарушения в области таможенного дела (нарушение таможенных правил)».

Цена нелегальности в уголовном и административном праве РФ

Если рассматривать цену нелегальности как издержки, которые несут субъекты нелегальной экономической деятельности, то с точки зрения правового воздействия размер ущерба, по которому возникает уголовно наказуемая ответственность можно считать своеобразным показателем отнесения операций к нелегальным.

В состав УК РФ и КоАП входят похожие по составу противоправные деяния. Основным критерием отнесения правонарушений к уголовным является сумма нанесённого ущерба.

Общие правила по преступлениям против собственности, перечисление сумм и определений, понятий «крупный ущерб», «значительный ущерб», «особо крупный» находятся в разделе VIII «Преступления в сфере экономики», а именно – в гл. 21 «Преступления против собственности» УК РФ.

Минимальным размером для возбуждения уголовного дела является сумма 5000 руб. Понятие значительного ущерба используется только в трёх статьях УК РФ (158, 159, 184) и соответствует суммам 5 тыс., 10 тыс., 26 тыс. руб. соответственно. Остальные статьи оперируют терминами «крупный» и «особо крупный» ущерб.

Суммы составляющие размер ущерба, по различным статьям существенно разнятся. Например, по статьям, где сторонами договора являются индивидуальные предприниматели или юридические лица, размер крупного ущерба может начинаться с 10 млн рублей (ст. 178 «Ограничение конкуренции»). Суммы составляющие размер крупного и особо крупного ущерба по отдельным статьям УК РФ, представлены в табл. 3.

Таким образом, данные суммы можно оценивать как систему сдерживания субъектов экономической деятельности от экономических правонарушений.

Ещё одним индикатором, показывающим масштаб распространённости нелегальной экономики, является размер материального ущерба от налоговых преступлений. Сокрытие выручки, имущества, фальсификация документов, участие в схемах по обналичиванию денежных средств, внесение в отчётность ложных сведений – все эти действия приводят к уклонению от налогов и искажению статистики ВВП.

На рисунке представлены данные МВД РФ о материальном ущербе от выявленных налоговых преступлений за последние восемь лет.

Несмотря на то что ущерб от налоговых преступлений имеет положительную динамику, введение поправок в УПК РФ позволило сократить число уголовных дел по основанию, предусмотренному ст. 28.1 УПК РФ, в связи с полным возмещением недоимки, сумм пени и штрафа.

Большинство стран мира (в том числе РФ) не включает в ВВП результаты нелегальной экономической деятельности. В основном это связано с проблемой получения статистической информации. В то же время доходы от такой деятельности легально учитываются в статье расходов домашних хозяйств, так как используются на приобретение обычных товаров и услуг, отражаемых в ВВП, что искажает счета производства и использования продукции.

Таблица 3

Суммы ущерба по статьям УК РФ

Статьи УК РФ

Крупный ущерб

Особо крупный

Ст. 158

От 250 тыс. руб.

От 1000 тыс. руб.

Ст. 159

От 3000 тыс. руб.

От 12000 тыс. руб

Ст. 169

1 500 тыс. руб.

 

Ст. 171.1 (ч. 3 и 4)

400 тыс. руб.

1500 тыс. руб.

Ст. 171.1 (ч. 5 и 6)

100 тыс. руб.

1000 тыс. руб.

Ст. 171.1

От 1500 тыс. руб.

От 60000 тыс. руб.

Ст.178

От 10 000 тыс. руб.

От 30 0000 тыс. руб.

Ст.180

От 250 тыс. руб.

 

Ст. 185, 185.1, 185.2, 185.4

От 1000 тыс. руб.

От 3750 тыс. руб.

Ст. 185.3

От 3750 тыс. руб.

От 15000 тыс. руб.

Ст. 185.6

От 3750 тыс. руб.

 

Ст. 193.1

От 9000 тыс. за год

От 45000 тыс. за год

Ст. 194

От 2000 тыс. руб.

От 6000 тыс. руб.

 

let1.wmf

Материальный ущерб от налоговых преступлений (тыс. руб.)

Таким образом, учитывая устойчиво высокий уровень нелегальной экономики в Российской Федерации, а также высокую степень латентности экономических преступлений, применение косвенных методов экономического анализа, в том числе институциональных, позволяет произвести коррекцию административно-деликтной статистики, которая является необходимой эмпирической базой организации системы национального счетоводства в целом и конкретных корригирующих мероприятий.

Статья выполнена при поддержке Правительства РФ (Постановление № 211 от 16.03.2013 г.), соглашение № 02.A03.21.0011.