Scientific journal
Fundamental research
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

Игонина Л.,Л.

Макрорегиональные хозяйственные комплексы как масштабные интегральные структуры возникают на определенной ступени развития экономической интеграции. Исследованию процессов образования интегральных структур посвящено немало трудов ученых и специалистов в различных областях общественных наук, в том числе и в экономике[1]. Это обусловлено тем, что только через анализ теоретических моделей развития можно прогнозировать как непосредственно саму интеграционную динамику, так и результаты интеграционного процесса. Теоретические принципы пространственной экономической интеграции, главным содержанием которой являются межрегиональные экономические взаимодействия, базируются на экономических и математических теориях общего равновесия, международной торговли и экономических союзов, многоцелевой оптимизации, кооперативных игр, группового выбора.

Согласно господствующему в середине ХХ века рыночному подходу процесс интеграции состоит, главным образом, в устранении препятствий, которые мешают интеграции национальных рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Его методологические основания восходят к классической теории, ее положениям о свободе торговли (А. Смит, Дж. Ст. Милль), сравнительных преимуществах (Д. Рикардо), зависимости мирохозяйственных связей от соотношения факторов производства (Э. Хекшер, Б. Олин), а также неоклассической концепции, рассматривающей любое воздействие государства как вмешательство в «естественный» рыночный процесс и искажающий рыночную информацию для субъектов экономики. В данном случае в качестве таких искажений рассматриваются международные и межрегиональные границы. Сторонники раннего неолиберализма (В. Репке, М. Алле) представляли полную интеграцию как единое рыночное пространство в масштабе нескольких стран, где действуют стихийные рыночные силы независимо от политики государств и национальных и международных законодательных актов, позднего неолиберализма (Б. Баласса) большее внимание уделяли эволюции интеграции, базирующейся на развитии экономических и политических процессов в разных странах. Данный подход наиболее адекватен господствующей экономической системе первой половины ХХ века, когда основной моделью производства был массовый выпуск стандартизованной продукции, ограниченный спросом и возможностями привлечения основных ресурсов: капитала и труда.

Согласно институциональному подходу, процесс межрегиональной интеграции понимается как централизованный процесс перераспределения финансовых ресурсов, постепенная передача законодательных и административных полномочий к властным структурам интегрального образования, как основной инструмент снижения региональных различий. Он базируется на попытках синтеза неокейнсианской и институциональной теорий, а также науки об управлении, и основывается на неизбежности и принципиальной необходимости активной роли государства, государственных и негосударственных институтов в регулировании рыночных процессов. Так, по Г. Мюрдалю, экономическая интеграция - это процесс структурных преобразований в экономике стран с центрами развития интеграции - крупными фирмами и целыми отраслями промышленности, результатом этих преобразований становится качественно новое интегрированное пространство с более совершенным хозяйственным механизмом. Согласно взглядам представителя неокейнсианства Р. Купера, для использования многообразных выгод экономического взаимодействия с сохранением в то же время максимальной степени свободы для интегрирующихся сторон необходимо согласование их внутренней и внешней политики. Теоретики дирижизма Я. Тинберген, Р. Санвальд, И. Штолер, отрицая решающую роль в интеграционных процессах рыночного механизма, полагали, что функционирование международных интегрированных структур возможно на основе разработки их участниками общей экономической политики и согласованного социального законодательства с целью создания оптимальной структуры международного хозяйства, устраняющем искусственные преграды и сознательно вводящей желательные элементы координации и унификации.

Несмотря на различия указанных подходов, их объединяет понимание процесса интеграции как объективного процесса развития многообразных связей между государствами и переплетения национальных хозяйств. Такая трактовка интеграции, когда в качестве ее субъектов выступают суверенные государства, может быть названа узкой. Она отражает особую форму интернационализации хозяйственной жизни, которая возникла после второй мировой войны, когда доминирующим субъектом мирохозяйственных связей было суверенное государство, а господствующей идеологией - этатизм.

На рубеже ХХ - ХХI веков получает распространение широкая трактовка экономической интеграции[2], содержание которой можно определить следующим образом: объективный процесс сближения, функционального переплетения и структурного сращивания в системную целостность прежде обособленных хозяйствующих субъектов. Здесь круг участников экономической интеграции расширяется до всей совокупности хозяйствующих субъектов, а ее ареал - до глобального рыночного пространства. Широкая трактовка экономической интеграции неотделима от процесса расширения пространства экономических отношений и современного глобального процесса переплетения и сращивания форм интернационализации и форм обобществления хозяйственных отношений внутри национальных экономик.

В ее рамках можно выделить так называемый сетевой подход, представляющий экономическое пространство как систему пересекающихся транснациональных макрорегионов, характеризующихся сотрудничеством между различными административными единицами, включенными в этот макрорегион, и конкуренцией с регионами, принадлежащими другим макро-регионам. Он отражает сетевой характер новых интеграционных структур, широкое использование современных хозяйственных процессов, когда массовое стандартизированное производство заменяется системой персонифицированного производства, базирующейся на знаниях и высоких технологиях; возрождаются эффективные мелкие и средние предприятия, способные гибко взаимодействовать с крупными структурами, создавать и транслировать импульсы инноваций; интенсивное развитие получают финансовый рынок и третичный сектор экономики - сфера услуг, в которой, в свою очередь, выделяется сфера информационных услуг, что свидетельствует о радикальных изменениях в ресурсной базе современного хозяйственного процесса и обусловливает инновационный характер воспроизводства; в управлении хозяйственным процессом доминирующее место занимают финансовая и информационная компоненты.

Узкая и широкая трактовки процесса экономической интеграции, таким образом, являются теоретическим отражением особенностей объективного процесса взаимодействия интегрирующихся сторон на разных этапах общественно-экономического развития.

Начальный этап развития экономической интеграции относится к периоду после второй мировой войны, его закономерными результатами стали межгосударственные объединения политического и экономического характера, а также региональные экономические образования - зоны свободной торговли, таможенные союзы, валютные союзы и др. Основной проблемой данного этапа было формирование конкурентных преимуществ указанных субъектов мирохозяйственных отношений. Достижение нового уровня экономической эффективности предполагалось при сохранении баланса интересов всех участников, находившихся в неравных стартовых условиях. К 80-м годам XX века экономическая интеграция утвердилась как объективный процесс переплетения национальных хозяйств и проведения согласованной межгосударственной экономической политики.

Анализ развития межгосударственных экономических отношений, позволяет выделить две фундаментальные закономерности экономической интеграции:

  • основой устойчивости и эффективности интегральных структур являются глубокие воспроизводственные связи между хозяйствующими субъектами стран - участниц процесса экономической интеграции;
  • создание интегральных структур на основе незакрепленных процессом воспроизводства связей между интегрирующимися сторонами обусловливает неустойчивость их функционирования и ведет к угрозе распада.

Потребность в налаживании глубоких воспроизводственных связей между хозяйствующими субъектами стран, участвующих в экономической интеграции, возникает уже на начальном этапе ее развития. Практика экономической интеграции свидетельствует о наличии следующего алгоритма указанного процесса:

  • экономическое сближение национальных экономик на основе развития международной торговли с участием хозяйствующих субъектов этих стран, свидетельствующее о целесообразности намечающегося интеграционного процесса;
  • принятие на межгосударственном уровне согласованных политических решений группы заинтересованных государств о создании интеграционного образования, что дает начало формированию механизма управления созданным интеграционным образованием, выявлению специфики данного механизма и характера нуждающихся в решении первоочередных задач;
  • налаживание глубоких связей между воспроизводственными процессами хозяйствующих субъектов стран, участвующих в процессе экономической интеграции, при котором интеграция приобретает не формальный, а реальный характер.

Подчеркнем, что последний блок указанного алгоритма, по существу, образует транзитный пункт между узкой и широкой трактовками экономической интеграции. Именно здесь начинается переплетение воспроизводственных процессов, включение в ресурсную базу экономики интегральной структуры факторов производства стран - участниц. Начавшись во внешних, межгосударственных отношениях, процесс экономической интеграции проникает внутрь системы отношений, сложившейся в рамках национальной экономики.

Этот процесс подводит к глобализации, в свою очередь, последняя придает ему устойчивость и, что еще более значимо, новое качество. Объективно расширяя возможности экономической интеграции, глобализация определяет специфику последней на современном этапе ее развития (конец 80-х годов ХХ века - начало XXI века). При этом происходит смена лидирующего в процессе интеграции субъекта: суверенные государства вытесняются глобальным капиталом, представленным ТНК, надгосударственными интеграционными образованиями, международными финансово-экономическими организациями1.

Важный аспект развития интеграции в глобальном хозяйственном пространстве обусловлен взаимодействием глобализации с локализацией. В рамках общего процесса глобализации имеет место выделение особых экономических сфер и отдельных зон развития, поскольку глобальное хозяйственное пространство обладает качественно новой сегментацией - оно структурировано на отдельные региональные хозяйственные комплексы, обладающие определенной устойчивой совокупностью функций в глобальной экономике. Локализация, протекая внутри глобального пространства, обеспечивает необходимое равновесие между тенденциями к интернационализации хозяйственной жизни и противоположными им тенденциями к обособлению хозяйственных комплексов, развивающихся на основе определённых этносоциальных традиций, национальных культур и особой ментальности субъектов экономических отношений.

Взаимодействие глобализации и локализации создает новые формы интегральных субъектов хозяйствования, которые складываются не только в среде транснационального, межгосударственного взаимодействия, но и в рамках внутренней структуры национальных хозяйственных систем. Соответственно, можно выделить два адекватных условиям современной экономики вида интегральных структур, каждый из которых имеет собственную среду функционирования и развития:

  • транснациональные интегральные структуры, к которым относятся ТНК, интеграционные объединения суверенных государств, а также различные формы интеграции элементов распавшихся колониальных империй и постсоветских государств;
  • внутренние интегральные структуры, к которым относятся национальные корпорации, действующие в масштабах всей национальной экономики, а также макрорегиональные хозяйственные комплексы, складывающиеся в процессе соединения, переплетения и комбинирования региональных комплексов, образовавшихся на этапе индустриального развития.

В этом контексте интеграция региональных хозяйственных комплексов, происходящая во внутренней среде национальной экономики России, выступает как ответ на глобальный вызов наиболее развитых стран. В условиях постиндустриальной трансформации и глобализации экономических отношений границы прежних региональных комплексов становятся узкими для обеспечения потребностей точек инновационного роста; консолидация творческих сил и концентрация ранее разделенных региональными барьерами ресурсов необходимы в целях осуществления технологического прорыва, модернизации хозяйственной структуры и реального ускорения социально - экономического развития страны.

Макрорегиональные хозяйственные комплексы складываются на основе развития интеграционных процессов в едином экономическом пространстве России, объединяя в своем составе региональные рынки и различные элементы региональных хозяйственных систем. Исходным пунктом их формирования стало создание новых административных образований в структуре РФ - федеральных округов.

Образование макрорегиональных хозяйственных комплексов в рамках федеральных округов выступило инновационным для современной России процессом. Оно означает достижение определенной ступени обобществления производства в масштабах национальной экономической системы, модификацию формы территориальной локализации последней и соответствующие изменения способов регулирования и управления региональным развитием. Макрорегиональные хозяйственные комплексы формируют новую интегрированную единицу структурной организации хозяйственного пространства национальной экономики, преемственную по отношению к ранее сложившимся экономическим районам и регионам в границах субъектов Российской Федерации.

Отличительными чертами данной формы интеграционного образования являются:

  • наличие масштабного хозяйственного пространства, в рамках которого последовательно преодолевается прежняя региональная сегментация;
  • локализация на мезоуровне, опосредствующем взаимодействие базовых макро- и микроуровней хозяйственной системы;
  • формирование под мощным влиянием глобального мирового хозяйства в процессе интеграции внутри национальной экономики;
  • комбинирование ресурсных потенциалов объединенных региональных комплексов;
  • переплетение элементов различных хозяйственных укладов и форм собственности.

Расширение масштабов экономического пространства предоставляет складывающемуся интегральному хозяйственному комплексу качественно новые возможности для ускорения социально-экономического развития, поскольку:

  • происходит эффективное комбинирование и синергетическое умножение ресурсных потенциалов ранее обособленных региональных хозяйственных комплексов;
  • формируются масштабные макрорегиональные рынки, обладающие более высокой ёмкостью и новыми возможностями для снижения трансакционных издержек;
  • в масштабном экономическом пространстве макрорегиона складываются собственные локальные центры (зоны роста) и хозяйственная периферия, взаимодействие между которыми характеризуется, с одной стороны, последовательным развитием и транзитом высоких технологий от центров к периферии, а с другой стороны, притяжением необходимых ресурсов от периферии к центрам и концентрацией их в зонах роста;
  • благодаря взаимодействию между центрами и периферией единое экономическое пространство макрорегиона структурируется, в нём образуются отдельные слои и сегменты, различающиеся между собой по уровню развития, плотности насыщения ресурсами, преобладанию тех или иных форм организации хозяйства и структуре рынков.

Вместе с тем, потенциал развития макрорегиональных хозяйственных комплексов в национальной экономике России в значительной мере остаётся невостребованным. Создание новой формы административно-территориальной структуры РФ еще не означает, что в рамках данной формы сложился и начал функционировать единый хозяйственный территориальный комплекс. Следует согласиться с О. Иншаковым в том, что макрорегионы на старте своего формирования предстают скорее как конгломераты региональных экономик с общими предпосылками совершенствования условий воспроизводства на основе укрепления кооперационных связей хозяйствующих субъектов различных отраслей, сфер, сегментов, секторов и уровней. Необходим стратегический подход к процессу интеграции этих конгломератов в гармоничные территориальные системы хозяйства[3].

Образование федеральных округов лишь формально фиксирует административные границы новых межрегиональных структур, но не устраняет те барьеры, которые существовали между отдельными региональными рынками, потоками ресурсов, капитала и рабочей силы. Указанные барьеры, а также экономические разрывы, сложившиеся между регионами, обусловливают сегментацию хозяйственного пространства, препятствуют рыночным преобразованиям и инновационному процессу.

Существенной угрозой целостности макрегиональных хозяйственных комплексов, на наш взгляд, выступает усугубившаяся в ходе рыночных преобразований неравномерность социально - экономического развития отдельных территориальных образований. За годы реформы региональные диспропорции в России заметно усилились. Разрывы в размерах валового регионального продукта составляют в российских регионах составляют 38 раз, в уровне инвестирования - 180 раз.

По объему производства на душу населения соотношение между регионом с максимальным показателем (Тюменской областью) и с минимальным (Ингушетией) в 2003 году составило 144 раза. Минимальный разрыв в Центральном округе равен 3,3 раза (между Ярославской и Тамбовской областями), в других округах - Приволжском (между Самарской областью и Марий Эл) - четыре раза, Северо-Западном (между Вологодской и Псковской областями) - 4,7 раза, Дальневосточном (между Республикой Саха и Еврейской автономной областью) - 9 раз, Уральском (между Тюменской и Курганской областями) - 11,8 раза, Сибирском (между Красноярским краем и Тывой) - 13,7 раза. Самая большая разница в объеме произведенной продукции на одного жителя имела место в Южном округе - между Волгоградской областью и Ингушетией - 21,8 раза[4].

Разрыв между регионами по уровню привлеченных инвестиций на душу населения в 2003 году составил 219,5 раза (между Ямало-Ненецким автономным округом и Ингушетией). В округах разница колебалась от четырех раз (в Приволжском округе - между Татарстаном и Коми-Пермяцким автономным округом) до 21,6 раза (в Дальневосточном округе - между Чукотским автономным округом и Приморским краем). По показателю бюджетных доходов на душу населения соотношение составляет 26 раз - между Чукотским автономным округом и Кабардино-Балкарией. Более чем в 10 раз эта разница была зафиксирована Госкомстатом РФ в Сибирском округе - 13,6 раза (между Эвенкией и Алтайским краем), Дальневосточном - 13,1 раза (между Чукотским автономным округом и Приморским краем), Уральском - 12 раз (между Ямало-Ненецким автономным округом и Тюменской областью), менее чем в три раза разница между бюджетными доходами была в Южном округе (между Калмыкией и Кабардино-Балкарией) - 2,3 раза и Приволжском округе (между Татарстаном и Ульяновской областью) - 2,4 раза[5].

Существенно регионы отличаются по показателю прибыли предприятий, рассчитанной на душу населения. По данным Центробанка РФ, из 72 исследуемых регионов совокупный отрицательный финансовый результат был на предприятиях в 14 субъектах РФ (в том числе в Южном округе - в пяти, в Дальневосточном - в четырех, в Центральном - в трех), а разница между максимальным показателем (в Тюменской области) и минимальным (в Читинской области) составила в 2003 году 5427 раз[6]. Разрыв между российскими регионами по уровню средней зарплаты составлял в 2003 году 7,3 раза. Разница между показателем покупательской способности (количество минимальных наборов продуктов питания, приобретаемых на среднюю зарплату) в различных регионах в 2003 году составила 4,83 раза (между Ямало-Ненецким автономным округом - максимальное значение и Дагестаном - минимальное)[7].

Приведенные данные свидетельствуют о том, что наряду со стабильными зонами в складывающемся едином хозяйственном пространстве макрорегионов существуют зоны низкого уровня социально-экономического развития, для которых характерны бедность большинства населения, финансовая несостоятельность, бегство капиталов. Сосуществование разнонаправленно развивающихся анклавов в формально едином хозяйственном пространстве само по себе создает масштабные угрозы всему макрорегиону. В данной связи становление макрорегиональных хозяйственных комплексов объективно требует ликвидации существенных различий в уровнях социально-экономического развития регионов России.

Границы между отдельными региональными рынками преодолеваются только в процессе реальной интеграции ресурсных баз, элементов функционирующего капитала и систем управления региональными хозяйственными комплексами. Без углубления хозяйственных связей, переплетения воспроизводственных процессов в рамках макрорегиона существующее противоречие между административной надстройкой, созданной в федеральном округе, и базисом экономических отношений, функционирующих в хозяйстве макрорегиона, формирует ресурс дезинтеграции макрорегиональных образований.

Вышеизложенное позволяет обосновать вывод о том, что отечественные макрорегиональные комплексы ещё не вышли за рамки процесса своего становления: интеграционные процессы в них протекают замедленно, между региональными составляющими сохраняются высокие барьеры, препятствующие потокам товаров, рабочей силы, капитала; сохраняется масштабный разрыв между административной надстройкой, созданной в федеральном округе, и базисом экономических отношений, функционирующих в хозяйстве макрорегиона.

Работа представлена на VI научную конференцию с международным участием «Успехи современного естествознания», 27-29 сентября 2005г. ОК"Дагомыс"(Сочи). Поступила в редакцию 04.10.2005г.


[1] Богомолов О.Т. Социалистическая экономическая интеграция. М.: Экономика, 1965; Современные международные экономические отношения. М.: Международные отношения, 1985; Ивантер В., Клогвог Ф. Подходы к научному обоснованию интеграционных процессов. Проблемы теории и практики управления. 1997. №5; Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйственных связей. М.: Экономика, 1992; Портер М. Международная конкуренция. М.: ЮНИТИ, 1993; Тинберген Я. Пересмотр международного порядка. М., 1980 и др.

[2] См.: Валерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. М.: Прогресс, 2001; Бузгалин А.В., Колганов А.И. Глобальный капитал. М.: Изд-во УРСС, 2004 и др.

1 См.: Постиндустриальный мир и Россия. М.: Изд-во УРСС.-2001.-С.140-141.

[3] См.: Иншаков О.В. О стратегии развития Южного макрорегиона России. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. С.4.

[4] Рассчитано по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2004: Стат. Сб./ Росстат. М.,2004. С. 30-33; 42-43.

[5] Рассчитано по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2004: Стат. Сб./ Росстат. М., 2004. С.42-43; 852-854; 902- 903.

[6] Банк России. http://www.cbr.ru/statistics/bank_%20system/.

[7] Рассчитано по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2004: Стат. Сб./ Росстат. М., 2004. С. 146-147.