Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,087

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРТИИ И ДВИЖЕНИЯ В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ДАГЕСТАНА. 1989–1992 ГГ.

¹Осмаев А.Д. 1 Лысенко Ю.М. 2 Халилова А.С. 2
1 Комплексный научно-исследовательский институт им. Х.И. Ибрагимова РАН
2 Институт истории археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН
В статье исследуется процесс создания, деятельности и выявления роли национальных партий и объединений в общественно-политической жизни Республики Дагестан в 1989–1992 гг. В работе показаны основные аспекты деятельности национальных партий и движений, определяется их роль в стабилизации общественно-политической обстановки, решении назревших экономических и социально-культурных проблем республики. Выявлено, что наибольшую активность в общественно-политической жизни республики в рассматриваемый период проявляли национальные движения. Отмечено, что особенностью общественно-политического развития Дагестана в 1989–1992 гг. являлось то, что в период обострения политической обстановки роль и значение национальных движений резко усиливались, а политические партии и объединения играли гораздо меньшую роль. Являясь разнородными политическими образованиями, национальные движения отражали весь спектр политических отношений и противоречий, проявляющихся в дагестанском обществе.
национальные партии
политические движения
социально-политическое развитие
Дагестан
кризис
проблемы
политическая система
1. История Дагестана с древнейших времен до наших дней. – Махачкала, 2005. – Т. 2. – С. 624–625.
2. История многовековых взаимоотношений и единения народов Дагестана с Россией. К 150-летию окончательного вхождения Дагестана в состав России / отв. ред. А.И. Османов. – Махачкала: ИИАЭ ДНЦ РАН, 2009. – С. 660.
3. Кисриев Э.Ф. Ислам и власть в Дагестане. – М., 2004. – С. 54–55.
4. Лысенко Ю.М. Место национальных движений в общественно-политической жизни Дагестана в конце ХХ – нач. ХХI в. // Роль и значение А.А. Кадырова в новейшей истории Чеченской Республики и Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. – Грозный, 2011. – С. 251.
5. Современное положение и перспектива развития ногайского народа в ХХ1 веке: материалы международной научно-практической конференции (2–4 ноября 2006, г. Санкт-Петербург). – СПб., 2007. – С. 65.
6. Социально-экономическое положение Республики Дагестан. 1999 г. – Махачкала, 2000. – С. 255.
7. Талибов А. Азербайджан и лезгинское движение «Садвал»: ожидание мнимых угроз и вероятные перспективы. [Электронный ресурс]. Сайт «Шах-Даг». http://shax-dag.ru/showtopic.php?num=175 (Дата обращения 11. 04. 2015).
8. Умалатова Т.Х. Политические партии, общественные объединения, организации, движения и их роль в общественно-политической жизни республики Дагестан в 90 гг. ХХ – начале ХХI вв.: автореф. дис. … канд. истор. наук. – Владикавказ, 2013.
9. Центральный государственный архив Республики Дагестан. Фонд. Р-1586. Министерство по национальной политике, информации и внешним связам РД. Оп. 1. Д. 1. Л. 3–5.

В конце 80-х гг. ХХ в. новым элементом социально-политической жизни Дагестана стала организация и деятельность национальных движений. Их появление и деятельность были обусловлены недовольством общественности расстановкой кадров высшего административно-государственного аппарата, проблемами в социально-экономическом и культурном развитии, как республики, так и отдельных народов, проживающих в республике [1]. Тревожные симптомы, несмотря на многолетнюю политику «дружбы народов», в сфере национальных отношений в республике были заметны уже с середины 80-х годов. К 1990 г. противоречия между отдельными народами Дагестана обозначились особенно ясно, а 1991 г. превратил Дагестан в весьма опасную конфликтную зону, где собственно этническое противостояние часто могло перейти в прямые межэтнические столкновения. Как показала динамика общественно-политических процессов, идеи интеграции и единства неоднократно провозглашавшиеся разными политическими силами, не всегда реализовывались на деле. Реальное развитие отразило несовпадение политических интересов дагестанских народов, выявило массу проблем, решение которых каждый дагестанский народ или его элита видели по-своему. Не случайно, видимо, что в целях проведения единой государственной политики в области национальных отношений с учетом специфических интересов каждой национальности и народности, их исторических традиций и национальных особенностей, экономических и духовных интересов постановлением Верховного Совета ДАССР от 22 ноября 1990 г. был образован Государственный комитет ДАССР по делам национальностей [9].

Основными выразителями национальных интересов в рассматриваемый период стали этнические организации, практически мононациональные по своему составу, превратившиеся по существу в национальные политические партии. Самым первым в республике было организовано движение чеченцев-аккинцев, требовавших восстановления Ауховского района, который после депортации чеченцев в 1944 г. был переименован в Новолакский и заселен лакцами. Данное движение было представлено Народным фронтом чеченцев-аккинцев и Исполкомом Съезда чеченцев Ауха, целью которых провозглашались восстановление Ауховского района и возвращение чеченцев-аккинцев в села района. Чеченцы также требовали прекращения дискриминации народа, поддерживали идею федерализации Дагестана, участвовали в деятельности оппозиционных организаций. В то же время вышеназванные организации вели совместную работу с проправительственным Оргкомитетом по восстановлению Ауховского района [2].

19 ноября 1989 г. в с. Эндирей состоялся Учредительный съезд Кумыкского народного движения «Тенглик» («Равенство»). Кумыкское движение выдвигало требования о необходимости решения земельных проблем в равнинных районах республики, равноправия в кадровой политике в правоохранительных органах республики. «Тенглик» требовал запрета миграции горцев на «Кумыкскую равнину», а также выступал за федерализацию Дагестана и создание национальных автономий для наиболее крупных народов республики [4].

23 декабря 1989 г. на съезде ногайского народа была создана общественная организация – ногайское общество «Бирлик» («Единство»), одним из инициаторов его создания являлся Б.А. Кельдасов. Основной целью декларировалось объединение ногайцев, живущих в Ставропольском крае, Дагестане, Астраханской области, Карачаево-Черкесской и Чеченской Республике. В уставе «Бирлика» отмечено: «ставит целью демократическими методами способствовать единению ногайского народа и созданию своего национального образования в составе РФ». Отделения «Бирлик» действуют на территории Дагестана, Чечни, Карачаево-Черкесии, Ставропольского края, Астраханской области и в других регионах России. В Дагестане «Бирлик», так же как и «Тенглик», добивался прекращения раздачи пастбищных земель Ногайской степи под кутаны, бахчевые и огородные культуры и возвращения ногайских пастбищ [5].

В конце июня 1990 г. было сформировано Лакское культурное общество, а несколько позднее было образовано Лакское народное движение «Кази-Кумух», возглавляемое с 1992 г. Магомедом Хачилаевым. В марте 1995 г. он был избран депутатом народного собрания Дагестана. После отставки и ареста М. Хачилаева в сентябре 1998 г. лакское движение находится в оппозиции к нынешнему руководству Дагестана. Особый интерес лакцев состоит в защите интересов соотечественников, живущих в Новолакском районе, который является основной частью исторической территории чеченцев-аккинцев (Ауха).

14 мая 1990 г. прошел учредительный съезд лезгинского народного движения «Садвал» («Единство»), который потребовал объединить лезгин, ставших разделенным народом, проживающим в Российской Федерации и Республике Азербайджан. В качестве представительного органа лезгинского народа выступает Лезгинский национальный совет (Национальный Совет лезгинского народа), возглавляемый М. Кахримановым. Умеренное течение лезгинского движения возглавляют бывший глава ЛНД Р. Ашуралиев и депутат Народного собрания РД Н. Рамазанов. Целями «Садвал» провозглашались: содействие развитию культуры, языка, возрождение традиций лезгинского народа. В числе приоритетных задач оговаривалось создание национально-государственного образования лезгин «Лезгистан» путем объединения лезгин, проживающих в Дагестане и Азербайджане, от которой впоследствии отказались. В качестве аргументов на право создания государства Лезгистан Лезгинское народное движение «Садвал» ссылалось на соответствующие исторические документы: Постановление ВЦИК от 20 января 1921 г. и резолюцию Вседагестанского Учредительного Съезда Советов, в которых отмечается факт разделения лезгинского народа и необходимость решения территориального вопроса и что вопрос о южных границах между Дагестаном (РСФСР) и Азербайджаном остается открытым.

7 сентября 1990 г. ЛНД «Садвал» обратилось в Совет Министров и Обком партии ДАССР с запиской о состоянии лезгиноязычных народов. В октябре-ноябре 1990 г. состоялись I и II съезды ЛНД «Садвал», на которых были приняты Устав движения, Декларация и Обращение к народам Дагестана. В обращении этих съездов содержалась просьба к народным депутатам республики подтвердить право лезгинского народа на самоопределение, создать комиссию по изучению вопроса о выработке механизма воссоединения лезгинского народа и уточнению границ двух республик; воздержаться от принятия Декларации о суверенитете до положительного решения Лезгинского вопроса, а также не согласиться с принятием Декларации о суверенитете Азербайджана, как нарушающей конституционные права лезгинского народа и узаконивающей разделение данного народа [7]. 2 марта 1991 г. в Махачкале прошла конференция ЛНД «Садвал», на которой говорилось о союзном договоре и месте малочисленных народов в обновленном государстве. В резолюции данной конференции вопрос о несправедливой территориальной разделенности народа уже не стоял столь остро, а указывалось на необходимость обеспечения равноправия народов, независимо от места жительства. ЛНД «Садвал» активно о со средствами массовой информации, его поддерживало также население районов, в которых компактно проживали лезгины.

Необходимо отметить, что многие проблемы, поднимаемые ЛНД «Садвал», были обоснованными, справедливыми и требовали более пристального внимания к ним со стороны руководства республики. Вместе с тем и со стороны самого движения «Садвал» отмечались призывы и даже действия, противоречащие нормам Конституции, ущемляющие гражданские права других народов, проживающих в регионе. 28 сентября 1991 г. в с. Касумкент состоялся III съезд лезгинского народа, который «выразил вековую волю и мечту народа к воссоединению и восстановлению единого государственного образования «Лезгистан». На съезде также была принята декларация «О восстановлении государственности лезгинского народа», в которой отмечалось, что в прошлом царская Россия по отношению к лезгинскому народу совершила глубоко антигуманный акт, расчленив в 1860 г. единый этнос на две части. Постановлением ВЦИК от 20 января 1921 г. и резолюцией Вседагестанского Учредительного съезда Советов от 5 декабря 1921 г. указывалось на необходимость решения жизненно важного для лезгинского народа вопроса воссоединения лезгинских земель Азербайджана и Дагестана [8]. Съезд выразил уверенность, что народы Азербайджана, Дагестана и других республик с пониманием отнесутся к волеизъявлению лезгинского народа и окажут содействие в решении данного вопроса в соответствии с принципами демократии и законности [7].

С распадом СССР и образованием суверенных государств из бывших союзных республик, а также осмыслением невозможности реализации своих требований о создании государства Лезгистан большая часть активистов ЛНД «Садвал» стали отходить от резких требований о государственном образовании. Кроме того, в этот период внимание населения всего южного Дагестана было приковано к устанавливающейся российско-азербайджанской государственной границе. В этих условиях ЛНД «Садвал» считало своей главной задачей добиться того, чтобы сделать эту границу «прозрачной», не допускать превращения территориальной разделенности лезгинского народа в государственную неразделенность. С этой целью ЛНД «Садвал» были организованы несколько массовых акций. Отвечая таким требованиям, а также для снижения напряженности на юге Дагестана 31 июля 1992 г. Верховный Совет Дагестана принял решение о нецелесообразности установления границы между Республикой Дагестан и Азербайджанской Республикой.[4]. В 1993–1994 гг. основная деятельность ЛНД «Садвал» была направлена на поиски реальных, конституционных путей решения проблем лезгинского народа, на поднятие экономики южного Дагестана [7].

В октябре 1990 г. было создано Аварское народное общество «Джамаат», следом в Казбековском районе был создан «Народный фронт имени имама Шамиля». 13 июня 1992 г. было организовано Аварское народное движение (АНД). Среди вышеназванных аварских национальных организаций наибольшую активность проявлял Народный фронт имени Шамиля, который возглавлял Г.Н. Махачев. Все аварские партии и движения выступали за сохранение единства и унитарного устройства Дагестана и укрепление республиканского суверенитета. Аварское национальное движение активно отстаивало права и интересы аварцев, переселившихся в равнинные районы. До середины 90-х гг. лидеры аварского движения также принимали участие в оппозиционных выступлениях, но после назначения Г. Махачева главой ОАО «Даггаз» и вице-премьером РД аварское движение стало оказывать поддержку верховной власти республики.

Помимо, наиболее крупных национальных партий и «движений» в Дагестане были созданы – Даргинское демократическое движение «Цадеш» («Единство»), даргинское общество «Маслихат» («Мир»), общественно-политическое движение «Табасаран», рутульское движение «Намус», агульское движение «Чайлах» («Долина») и др. Со второй половины 90-х гг. определенную активность стали проявлять национальные движения субэтнических групп дагестанских народов, которые требуют признания своих общин полноправными народами и представительства в республиканских органах власти Дагестана (например, Национальный Совет андийцев, каратлинский джамаат и др.) [3].

Руководствуясь в своей деятельности интересами конкретных этносов, национальные движения сыграли весьма активную роль в пробуждении национального самосознания и интереса к духовному наследию народов горного края в целом, творческому наследию и общественно-политической деятельности представителей национальной интеллигенции. Ими было проведено немало политических акций и мероприятий, получивших широкий общественно-политический резонанс в республике и далеко за ее пределами. Так, в связи с попыткой государственного переворота в республике, предпринятой 20–21 мая 1998 г., убийством муфтия Дагестана С. Абубакарова, взрывом на улице Пархоменко, взрывом жилого многоквартирного дома в г. Каспийске общественно-политические организации и национальные движения Дагестана выступили с совместными заявлениями, в которых осудили организаторов массовых беспорядков, действия которых имели цели дестабилизировать ситуацию в республике, разрушение единства Дагестана, и призвали властные структуры республики принять необходимые меры для обеспечения мирной жизни Дагестана [6].

Самыми массовыми общественно-политическими организациями Дагестана в рассматриваемый период являлись национальные движения. Пик политической активности национальных движений пришелся на 1991–1992 гг. С середины 90-х гг. наблюдается сильный спад активности и влияния национальных движений. Тем не менее в общественно-политической жизни Дагестана заметную роль продолжают играть аварское, лакское, кумыкское, лезгинское, чеченское, ногайское и другие национальные движения. К концу анализируемого периода общее улучшение общественно-политической ситуации в Дагестане способствовало падению роли и влияния национальных движений. Целый ряд из них заявили о самороспуске. Еще 17 декабря 1991 г. Верховный совет республики Дагестан принял специальное постановление «О национальных движениях», предлагающий всем национальным движениям республики самораспуститься. Единственным национальным движением, объявившим о приостановке, стало движение «Цадеш». В то же время в 1996 г. был создан оргкомитет по созданию Ассамблеи народных движений и политических партий Дагестана. А в 1999 г. начался процесс роспуска Аварского народного движения [4].

Особенностью общественно-политического и социально-политического развития Дагестана в рассматриваемый период стало усиление «национальной» карты, появление и усиление национальных движений. Являясь разнородными политическими образованиями, национальные движения отражали весь спектр политических отношений и противоречий, проявляющихся в дагестанском обществе. В их деятельности, наряду с позитивной, в ряде случаев проявились радикалистские, экстремистские тенденции [1]. Эти движения появились в сложный период развития нашей республики и страны в целом, сыграли определенную роль в жизни республики.

Статья подготовлена в рамках и при финансовой поддержке РГНФ проекта № 15-21-12001 «Общее и особенное в социально-политическом развитии Абхазии, Адыгеи, Дагестана и Чечни постсоветского периода: сравнительно-исторический и документально-правовой анализ».

Рецензенты:

Искендеров Г.А., д.и.н., профессор, главный научный сотрудник, ФГБУН «Институт истории, археологии и этнографии» Дагестанского научного центра РАН, г. Махачкала;

Кидирниязов Д.С., д.и.н., профессор, ведущий научный сотрудник, ФГБУН «Институт истории, археологии и этнографии» Дагестанского научного центра РАН, г. Махачкала.


Библиографическая ссылка

Осмаев А.Д., Лысенко Ю.М., Халилова А.С. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРТИИ И ДВИЖЕНИЯ В СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ДАГЕСТАНА. 1989–1992 ГГ. // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 2-27. – С. 6110-6114;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=38629 (дата обращения: 24.02.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074