Научный журнал
Фундаментальные исследования
ISSN 1812-7339
"Перечень" ВАК
ИФ РИНЦ = 1,074

ВЛИЯНИЕ ВОЗРАСТА И СТАЖА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА УРОВЕНЬ ЗРЕЛОСТИ ПСИХОЗАЩИТНОГО ПОВЕДЕНИЯ У ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ

Корытова Г.С.

Наряду со специфическими задачами в рамках проводимого нами исследования по выявлению ряда закономерностей в формировании отдельных базисных психозащитных механизмов, высокого или низкого уровня степени напряженности психологической защиты в зависимости от стрессогенности на рабочем месте у различных категорий профессиональных педагогов (школьные учителя, педагоги-психологи, педагоги-управленцы, вузовские преподаватели, воспитатели дошкольных учреждений, студенты - будущие педагоги), в качестве общих мы определили ряд социально-психологических и формальных характеристик испытуемых. К их числу можно отнести возраст, национальность, пол, стаж педагогической деятельности и другие, усиливающие или ослабляющие защитное профессиональное поведение педагога. Некоторые авторы отмечают, что не только сам стрессор, стрессовая ситуация, но и возраст является такой же важной детерминантой защитного и совладающего поведения [2]. Исследователи защитного поведения в зарубежной психологии считают связь между взрослением и формированием механизмов психологической защиты чрезвычайно непростой. В настоящее время существует две равно принятые модели (ни одна из них не подтверждена эмпирически), объясняющие формирование защитного поведения в возрастном контексте. Согласно первой (Jung K.G., 1951; Erikson E.Н., 1963; Guttmann D., 1987) взросление, развитие личности («индивидуация» в терминологии K.G.Jung) делает защитные стратегии более успешными. Другая - феноменологическая концепция (Lazarus R., Folk-man S., 1984; McKrae R., Costa P., 1990) обращается к социоинвайронментальному контексту: она утверждает, что не бывает «зрелых» или «незрелых» защит, связанных с возрастом. Защитное поведение должно оцениваться исходя из контекста и требований ситуации; возраст может влиять лишь на оценку стресса личностью.

Оценка защитных паттернов поведения у испытуемых в нашем исследовании осуществлялась с помощью психодиагностической методики «Индекс жизненного стиля», представляющей адаптированный в 1999 году к отечественным условиям сотрудниками Лаборатории клинической психологии и психодиагностики Санкт-Петербургского Психоневрологического института им. В.М.Бехтерева (Л.И.Вассерман, Е.Б.Клубова, О.Ф.Ерышев и др.) вариант опросника LSI («Life Stile Index»), разработанного в 1979 году R.Plutchik и H.Kellerman [1]. Для сравнительного анализа особенностей психологических защит у педагогов (эмпирическая группа) и в контрольной группе, образованной представителями несоциономических профессий, чья деятельность напрямую не связана с взаимодействиями в системе «человек-человек»), были использованы методы описательной статистики (дескриптивные данные), корреляционный (по К.Пирсону) и дисперсионный (ANOVA) анализы. Общий объем психодиагностической выборки составил 350 человек. Психологическое тестирование педагогических работников и представителей несоциономических профессий проводилось в течение 1999 - 2003 г. на базе ряда образовательных, а также государственных, коммерческих и частных учреждений и предприятий г. Улан-Удэ и Республики Бурятия.

Исследования зависимости выраженности структуры психозащитного поведения от фактора возраста на выборке, включающей педагогов, принадлежащих разным возрастным когортам (педагоги-руководители и педагоги-студенты), показало неоднозначность первой модели. Так, в группе педагогов-управленцев, где средним является возраст 46,84 лет, была выявлена статистически достоверная созависимость защитного поведения с возрастом испытуемых. В частности, выраженные изменения в использовании механизмов психологической защиты, связанные с возрастом, у педагогов-управленцев соотносятся с более частым использованием зрелых механизмов психологической защиты. Об этом свидетельствуют сила и направление полученных корреляционных связей между переменными «возраст» и «механизмы психологической защиты» у зрелых механизмов «компенсация» (rxy = 0,84; р < 0,05), «рационализация», (rxy = 0,61; р < 0,05) и незрелых «отрицание» (rxy = 0,39; р < 0,05), «регрессия» (rxy = 0,31; р < 0,05), «проекция» (rxy = 0,22; р < 0,05). По механизму «вытеснение», относимому к разряду незрелых, хотя и получена сильная связь, но ее отрицательная направленность (rxy = - 0,83; р < 0,05) позволяет наблюдать обратное отношение между незрелыми механизмами и возрастом у педагогов-управленцев. Сходная зависимость защитного поведения от возраста по зрелым механизмам: «компенсация» (rxy = 0,58; р < 0,05), «рационализация» (rxy = 0,44; р < 0,05) и обратная связь с незрелыми «вытеснение» (rxy = - 0,53; р < 0,05), «проекция» (rxy = - 0,48; р < 0,05), «регрессия» (rxy = - 0,45; р < 0,05) выявлена и в студенческой выборке (средний возраст испытуемых составил 20,60 лет). В группе вузовских педагогов выявлена взаимосвязь возраста и зрелой защиты «рационализация» (rxy = - 0,74; р < 0,05), но отрицательный знак ее направления не позволяет однозначно свидетельствовать в пользу продуктивности защитного поведения с возрастом. В профессиональных подгруппах школьных учителей и педагогов-психологов наблюдаются статистически достоверные связи в пользу рассматриваемых отношений по механизму «рационализация» (rxy = 0,68; р < 0,05) и (rxy = 0,59; р < 0,05) соответственно. В то же время обнаружена высокая корреляция возраста с отдельными незрелыми механизмами: «регрессия» (rxy = 0,81; р < 0,05) у воспитателей дошкольных учреждений, «проекция» (rxy = 0,73; р < 0,05) - у школьных психологов.

Полученные результаты лишь частично соотносятся с данными G.Vаillant (1992), считающего, что первоначальные защитные стратегии развиваются на протяжении всей жизни в тандеме с другими - физическими и когнитивными процессами созревания. Механизмы защиты не остаются прежними и не регрессируют в течение взрослости (старения), как физические качества, но медленно развиваются (зреют) и в более пожилом возрасте [3]. Рассматриваемые в рамках выше упомянутой модели различия по уровню зрелости в использовании защитных механизмов в нашем исследовании у педагогов, принадлежащих разным возрастным когортам, не были отчетливо обнаружены. В то же время, можно констатировать, что выявлена определенная степень зависимости зрелости механизмов психологической защиты от возраста. Характер корреляционных связей степени напряженности психологической защиты в целом без разделения по отдельным защитным механизмам с переменной «возраст» отражает усиление защитного поведения с возрастом у школьных психологов (rxy = 0,59; р < 0,05), воспитателей дошкольных учреждений (rxy = 0,63; р < 0,05) и ослабление ее напряженности у педагогов-руководителей (rxy = - 0,72; р < 0,05), школьных учителей (rxy = - 0,57; р < 0,05). В целом, в эмпирической группе достоверные значимые умеренные связи возраста имеются с механизмами психологической защиты «компенсация» (rxy = 0,69; р < 0,05), «рационализация» (rxy = 0,73; р < 0,05), относящимися к разряду зрелых. Подобной зависимости в контрольной группе не наблюдается: «компенсация» (rxy = - 0,09; р < 0,05), «рационализация» (rxy = 0,27; р < 0,05). Таким образом, на основании всех выявленных созависимостей можно констатировать: в разных профессиональных подгруппах с возрастом отмечается выраженность защитного поведения в сторону более зрелых механизмов психологической защиты, хотя такие зависимости у различных категорий педагогических работников не всегда однозначны.

Взаимоотношения защитного поведения со стажем педагогической деятельности более однозначны. Однофакторный дисперсионный анализ показателей степени напряженности психологической защиты в зависимости от фактора «длительность стажа педагогической деятельности» по всем категориям педагогов, кроме воспитателей детских дошкольных учреждений (Fнабл.= 2,09; Fкрит. = 2,81; R2 = 0,12) показал влияние длительности стажа работы по специальности на суммарную степень напряженности психологической защиты. В группе школьных учителей значение Fнабл., вычисленное в результате процедуры однофакторного дисперсионного анализа для стажевых групп («до 5 лет», «от 5 до 15 лет», «от 15 до 25 лет», «более 25 лет»), получилось равным 6,57 (R2 = 0,30), табличный показатель Fкрит. при р = 0,05 имеет численное значение 2,81. Аналогичная зависимость при р = 0,05 и Fкрит.= 2,81 обнаружена в группах педагогов-управленцев (Fнабл.= 5,67; R2 = 0,27), школьных психологов (Fнабл.= 10,66; R2 = 0,41), преподавателей вузов (Fнабл. = 9,80; R2 = 0,39). Результаты психодиагностики студентов в данном анализе не брались во внимание, поскольку на момент прохождения педагогической практики все они не имели стажа работы по специальности. Поскольку у подавляющего большинства педагогических работников Fna6n> Fxpum., то это дает нам основание отвергнуть нулевую гипотезу о равенстве средних во всех четырех стажевых группах, и, соответственно, принять альтернативную гипотезу о том, что межгрупповая изменчивость выше внутригрупповой, т.е. о влиянии контролируемого фактора на зависимую переменную. Другими словами, обнаружено статистически достоверное влияние фактора «длительность педагогического стажа» на степень напряженности психологической защиты, а именно: средние значения показателя степени напряженности защиты значимо различаются у педагогических работников, имеющих разную продолжительность работы в средней общеобразовательной школе.

Сопоставление дескриптивных данных по продолжительности педагогического стажа и показателю защитного поведения в зависимости от принадлежности к той или иной категории педагогических работников продемонстрировало их отчетливое взаимовлияние. Так, в категории «школьные учителя» наибольшая выраженность защитного поведения наблюдается при стаже профессиональной деятельности «более 25 лет», наименьшая - «менее 5 лет». При этом в данной категории педагогов, среди механизмов психологической защиты максимальные проявления обнаруживаются у механизма «рационализация» (87,43‰) при стаже «более 25 лет», а минимальные -у «компенсации» (5,35‰) при стаже «менее 5 лет». В категории педагогов-руководителей наблюдается практически то же самое, что и в категории школьных учителей-предметников: наиболее напряжены защитные стратегии при большой длительности стажа («более 25 лет»), наименьшая напряженность психозащиты выявляется в рамках минимального для этой категории стажа («от 5 до 15 лет»). Так, самый высокий показатель у управленцев (95,39‰) зафиксирован по механизму «рационализация» в группе испытуемых, имеющих длительность стажа «более 25 лет», самый низкий (4,13‰) - по «замещению» и также в рамках минимального стажа. Близким к рассмотренным проявлениям явилось распределение анализируемых показателей в категориях «воспитатели дошкольных учреждений», «педагоги-психологи». Обратная картина проявилась у преподавателей, занятых профессиональной деятельностью в высших учебных заведениях: наибольшее психозащитное напряжение испытывают педагоги, проработавшие в вузе «менее 5 лет», наименьшее - «более 25 лет». Тем не менее, максимальный показатель в 81,01‰ получен по защитному механизму «отрицание» в группе специалистов, имеющих стаж преподавания «более 25 лет», а минимальный 9,84‰ при доминировании «замещения» в группе со стажем до 5 лет.

Сопоставление эмпирической и контрольной групп по стажевым группам позволяет увидеть различия в зависимости от степени «зрелости» - «незрелости» механизмов психологической защиты. В категории «педагоги» среди зрелых психозащит максимальное защитное напряжение выявляется при длительном педагогическом стаже («более 25 лет»), соответственно 79,83‰ у механизма «компенсация» и 44,00‰ в рамках рационального поведения, минимальное - по незрелым защитам при снижении стажевых показателей. В частности, это демонстрируют среднегрупповые показатели по механизмам «проекция» - 45,56‰ («стаж менее 5 лет»), «регрессия» - 48,41‰ («стаж менее 5 лет»). В контрольной группе, образованной специалистами несоциономических профессий, обнаружено преобладание противоположной зависимости. Незрелые защитные паттерны «отрицание» (81,98‰), «вытеснение» (56,60‰), «проекция» (65,86‰) у данных испытуемых максимально напряжены в рамках длительной профессиональной деятельности («стаж более 25 лет»); минимально - по зрелым защитам: «рационализация» (55,16‰), «компенсация» (43,50‰) при небольших стажевых показателях.

Таким образом, длительный педагогический стаж в целом способствует формированию напряженного защитного поведения. Сравнение дескриптивных данных в различных стажевых группах педагогов позволяет увидеть различия в зависимости от степени «зрелости» - «незрелости» механизмов психологической защиты: среди зрелых психозащит максимальное напряжение выявляется при длительном педагогическом стаже, минимальное - по незрелым защитам при снижении стажевых показателей. У представителей несоциономических профессий снижение защитного напряжения связано со зрелыми защитными паттернами в рамках минимальной категории стажа работы по специальности (до 5 лет); повышение - с незрелыми при увеличении продолжительности профессиональной деятельности.

Таким образом, подытоживая результаты исследования зависимости психо защитного поведения от фактора возраста на выборке, включающей педагогов, принадлежащих разным возрастным когортам («педагоги-руководители» и «педагоги-студенты»), можно констатировать статистически достоверную прямую связь выраженности защитного реагирования с возрастом по зрелым механизмам психологической защиты и обратную по незрелым. В других рассматриваемых профессиональных подгруппах педагогических работников выраженность продуктивного и непродуктивного защитного поведения в сторону более зрелых механизмов психологической защиты с возрастом изменяется неоднозначно. Сопоставление дескриптивных данных по продолжительности педагогического стажа и показателю защитного поведения в зависимости от принадлежности к той или иной категории педагогических работников продемонстрировало их отчетливое взаимовлияние. Сравнение показателей в различных стажевых группах позволяет увидеть различия в зависимости от степени «зрелости» - «незрелости» механизмов психологической защиты: среди зрелых психозащит максимальное напряжение выявляется при длительном педагогическом стаже, минимальное - по незрелым защитам при снижении стажевых показателей. Наряду с влиянием контекста и требований стрессогенной ситуации профессиональной деятельности, факторов возраста и стажа педагогической деятельности можно предполагать также влияние индивидуально-личностных личностных особенностей педагогов на характер их защитного поведения. Необходимы специальные исследования, которые показали бы природу этого феномена и позволили наметить перспективные направления в рамках изучаемой проблемы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Вассерман Л.И. Психологическая диагностика индекса жизненного стиля: методическое пособие / Л.И.Вассерман, О.Ф.Ерышев, Е.Б.Клубова. - СПб.: Изд-во Психоневрол. ин-та им. В.М.Бехтерева. - 1999. - 49 с.
  2. Крюкова Т.Л. Возрастные различия в стратегиях совладающего поведения / Т.Л.Крюкова // Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность: Материалы Сибирского психологического форума 16 - 18 сентября 2004 г. - Томск, 2004. - С. 165-171.
  3. Vaillant G.E. Ego mechanisms of defense /G.E.Vaillant. - Washington: American Psychiatric Asso
    ciation, 1992. - 338 p.

Работа представлена на заочную электронную конференцию «Проблемы качества образования», 15-20 мая, 2006г. Поступила в редакцию 05.09.2006г.


Библиографическая ссылка

Корытова Г.С. ВЛИЯНИЕ ВОЗРАСТА И СТАЖА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА УРОВЕНЬ ЗРЕЛОСТИ ПСИХОЗАЩИТНОГО ПОВЕДЕНИЯ У ПЕДАГОГИЧЕСКИХ РАБОТНИКОВ // Фундаментальные исследования. – 2006. – № 11. – С. 89-92;
URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=6559 (дата обращения: 23.01.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074